Прочитайте онлайн Операция "Луна" | Глава 44

Читать книгу Операция
4216+828
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Громов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 44

В ушах свистел ветер. Внизу проносились дороги, холмы и поросшие травой долинки. Эдгар сидел на плече Джинни, клюв — вперед, как носовая фигура корабля. Мы с Балавадивой разместились на заднем сиденье „Ягуара“. Он безотчетно стискивал в руках походную сумку, которую принес из селения.

Когда метла набрала высоту, Джинни повернулась к нам. Ее вид меня даже напугал.

— Я виновата, — каменным голосом промолвила она. — Обо всем можно было догадаться с самого начала. Но я предпочитала не думать о нем.

— Как и я, — прошептал я, усиленно моргая. И слизнул капельку соленой влаги, закатившейся в уголок губ. — Мне казалось, что Уилл не мог этого сделать.

— Все было против него.

— Нет, но… нас хотели убить… Это не мог быть он! Незаметно выйти из дома и вернуться, украсть ковер, стрелять в нас… Помнишь, я когда-то взял его с собой пострелять по мишеням? Все чуть со смеху не лопнули.

— Очевидно…

— Это не он.

— Очевидно, это сделал не он. А тот, кто захватил над ним власть.

— Он же прошел психоскопию.

— Это не простой демон. Теперь я считаю, что это вообще не демон. Он прячется слишком глубоко, действуя на Уилла как скрытый вирус. Когда он активируется, то захватывает брата полностью — тело и сознание. Уилл не знает, что происходит, а потом просто не помнит ничего.

— Верно, — кивнул Балавадива. — Иначе давно бы все рассказал или просто бы покончил с собой, если бы не нашел другого выхода. Только его душа все понимает. И исполняется ужасом и тоской.

— А-а, эта депрессия, — вспомнил я. — Но когда эта тварь овладевает им, ей приходится здорово потрудиться, чтобы скрыть свою сущность.

— Ни один демон не сумел бы управлять им так виртуозно, — заметила Джинни. — Эта зараза точит саму душу.

„Чем бы эта дрянь ни оказалась, — подумал я, — она наверняка неплохо попрактиковалась, прежде чем добраться до Уилла. Когда она заполонила его и начала использовать, то проявилась только в виде ночных кошмаров. И все“.

— Ей пришлось подсадить ему ложные воспоминания, — печально сказал я.

— Наверняка. Сейчас я понимаю, как сильно он волновался. Для его деятельного ума те моменты, когда им владела тварь, должны представляться чем-то вроде лакун, пробелов. Одно это способно свести с ума кого угодно. Джинни покачала головой. — Но Уилл не из тех, кто сваливает на своих ближних собственные тревоги.

Моя горечь постепенно растворилась в жажде мести. Словно из ножен со свистом вылетел воображаемый меч и изготовился к бою.

— Эта гадость… теперь я вспоминаю… она заставила Уилла подменить камни в метле. Когда он вернулся в кузницу. А потом…

— Я думаю, что он собирался вернуться. Этот паразит умеет стрелять и прятаться так, как другим демонам и не снилось. А те ему помогали. Но они не из Америки. И, в принципе, эту страну не знали, а постепенно вынюхивали через сознание Уилла, который и сам человек непрактичный. И наблюдали. Ясно, что, если „Сова“ улетит черт знает куда и убьет пилота, расследование установит причастность Уилла. Едва ли демон решился бы его покинуть — только в случае крайней нужды. Где он найдет такого знающего и восприимчивого носителя? Есть еще один момент. Я не стала ничего говорить Снипу, но когда Валерия застала Уилла… вернее, его тело… за разговором по телефону, то не налоговая позвонила ему, а скорее наоборот. Он связался с ними и предложил арестовать корабль.

Джинни оставила свой кулон Куртис. Из моего донесся голос Вэл:

— Да, он… оно предупреждало мистера Снипа, чтобы никто не пытался лететь на „Сове“.

— Ага, — по-волчьи осклабился я. — Естественно, он хотел разорить нас и „Норны“, чтобы корабль пылился в запасниках.

— Но почему дядя Уилл, прежний дядя Уилл, позволил какой-то нечисти забраться в себя?

— Потому что он был — и остается — таким наивным и чистым, — ответил Балавадива. — Его разработки и прежняя связь с Волшебным народом привлекли внимание врага. Они решили заполучить его на свою сторону, потому что доктор Гренок имел прямое отношение к космической программе. Одержимый демоном, он превратился в их главное оружие. Мы полностью доверяли ему, а его работа значила слишком много для всех.

— Он никогда не считал нужным наложить на себя защиту, — горестно добавила Джинни. — А я сама не догадалась!

— Бога ради, хватит самобичевания, — взмолился я. — Кто мог предугадать такое? Главное теперь — вылечить его! Ее голос снова закаменел.

— Это я и собираюсь сделать с вашей помощью.

Балавадива наклонился над моим кулоном.

— Валерия, — мягко попросил он, — тебе лучше не слушать остальное.

— Я никому не расскажу, — возразила девочка.

— Я знаю, но тебе будет тяжело это слушать. Тем более что пора связаться с капитаном Ньютон.

— Действительно, — согласился я. — Вешай трубку, лапочка. Мы позвоним тебе, как только сможем.

На мгновение Джинни смягчилась и нежно пропела:

— Пока, милая. Удачи! Мы любим тебя.

Я щелкнул выключателем. И мне показалось, что это хрустнула чья-то шея.

— Вы считаете, что мы сумеем изгнать эту штуку? — спросил Балавадива. Сперва его вопрос показался мне дурацким, потом я сообразил, что выполнить задуманное не так-то просто.

— Я думаю, что у нас есть шанс, — ответила Джинни. — Но сперва Уилла необходимо защитить.

Впереди, в разрывах облаков, показался Галап. Джинни снизила скорость до разрешенной в пределах города. Трасса была забита транспортом — приближалось время обеда.

„Без сомнения, демон сейчас контролирует Уилла, — подумал я. — И постоянно держал его в узде последние два дня. А мы оставили детей с ним!“ Закололо в сердце.

„Но зачем ему вредить детям, тем более что это может выдать его с головой?“ Сейчас Бен и Крисса в безопасности. Вэл находится в паре миллионов миль отсюда и мчится домой. Домой! Она увела его метлу. Тем более что на хвосте Уилла висит ФБР. Да, демон уже околдовал их один раз и вырвался из-под надзора. Но это — в доме Уилла. Я надеялся, что чары, опутывающие наше жилище, настолько сложные, что помешают выкинуть подобный номер. И эта тварь не подозревает, что мы — особенно Джинни — задумали. А когда я забрал детей, то сделал вид, будто до сих пор доверяю Уиллу. Собственно, тогда я действительно верил ему. Видимо, гад решил просто залечь на дно и ждать подходящего случая.

В черных тучах сверкнула молния. Мы опустились возле дома и сошли.

— Я пойду вперед и отвлеку его, — сказала Джинни. — Ты, Стив, войдешь через минуту и схватишь его. Уилл наверняка будет сопротивляться. Постарайся не поранить его.

И вот перед нами уже не Медуза Горгона, а прежняя милая Джинни. Она тряхнула рыжими кудрями, словно сбрасывая с плеч тяжкое бремя. Расцветилась улыбкой. Даже не знаю, как это ей удалось — с помощью магии или просто невероятным самообладанием. Балавадива молча ждал. Я сжал в кулак всю свою волю, чтобы не завыть и не броситься в атаку сломя голову.

Почти вприпрыжку Джинни подошла к дому и распахнула дверь.

— Привет, Уилл! — позвала она. — У меня для тебя новости!

Я не стал тупо пялиться на часы, а принялся отсчитывать секунды про себя. Один слонопотам, два слонопотама, три слонопотама…

Дверь осталась открытой. Краем уха я ловил обрывки разговора.

— …мы развернули налоговиков. И связались с Вэл…

„Шестьдесят!“ Я двинулся вперед. „Спокойнее, спокойнее. Не спугнуть бы“.

Уилл и Джинни стояли друг против друга. Он заметил меня и отрешенно кивнул, продолжая внимать ее рассказу.

— …не можем понять, в чем дело. Но у меня есть идея. Так что ты нам очень нужен.

Мне показалось, что его седой ежик чуть встопорщился, а зеленые глаза настороженно вспыхнули за оправой очков. Подойдя поближе, я уловил слабый запах тревоги и… неужели злобы? Он кивнул.

— Конечно. Все, что в моих силах.

„Все, что в силах демона, чтобы предотвратить возвращение метлы и погубить нашу дочь!“

Тихо, как кошка, вошел Балавадива и закрыл дверь. Я прыгнул Уиллу на спину.

Поймал его за руки, заломил за спину и придержал левой рукой. Правой я обхватил его за горло и сцепил руки вместе.

— Что… что такое? — беспомощно и растерянно промямлил Уилл. Да так похоже на прежнего Уилла, что я едва не выпустил его и не рассыпался в извинениях.

Но Джинни опередила меня:

— Держи его крепче, Стив! Горио, мы изгоним тебя. Уилл, если ты можешь меня слышать и понимать, то знай — мы собираемся освободить тебя.

Он завизжал сквозь оскаленные зубы. И принялся вырываться. Лягнул меня в голень. Попал.

„Постарайся не поранить его“. Демон разошелся не на шутку. Чуть не выломал себе кости из суставов. Я подставил ему подножку, толкнул в плечо и попытался смягчить падение. Упал сверху, придавив своим немаленьким весом.

Джинни метнулась в кладовую. Вернулась с мотком веревки. Слезы струились по ее щекам. Балавадива помог связать нашего пленника.

— Потише, — зарычал я. — Хочешь, чтобы февруны услыхали и прибежали на подмогу?

Он утихомирился. Разинул рот, тяжело дыша. Слюна стекала на бородку. Очки слетели. В нем ничего не осталось от прежнего Уилла. Ненависть плескалась в его глазах.

Джинни расправила плечи.

— Отлично. Теперь ведите его в мою мастерскую.

Мы с Балавадивой потащили несчастного. Эдгар, который сидел на своей жердочке, спустился вниз и запрыгал перед нами. Джинни, которая вошла первой, задернула шторы. Мы положили обмякшее тело на кушетку. От его ярости не осталось и следа. Его пробил холодный пот. Только ребра взлетали и опадали да жуткие глаза неотступно следили за нами.

Джинни разложила на столе книги и всякие приборы. Балавадива раскрыл свою сумку. Ворон уселся на край стола. Все трое казались нездешними странными тенями, творившими в сумерках какой-то зловещий обряд. Я стоял в сторонке, слушая, как колотится сердце. Во рту пересохло.

— Как ты думаешь, кто его захватил? — шепотом спросил Балавадива.

— Горио, — так же тихо ответила Джинни. — Я начала догадываться уже давно, еще когда Уилл рассказывал о своих кошмарах… Но попыталась отбросить свои подозрения. Не вышло. Тогда, больше ради успокоения, я прочитала некоторые японские книги. Многое сошлось. Я все равно колебалась. Но Мимир сделал больше, чем просто решил проблему с налогами… — Она умолкла.

— Я тоже встречался с Силами, — заметил Балавадива. — Ты вернулась изменившейся. Так что ты упомянула? Это… шень, куй или как там его зовут в Китае?

— Не совсем. Он мог стать ками, высшим духом, но его злобность не позволила ему возвыситься. Призрак, заблудшая душа — обычно женская, — которая старается отомстить живущим за свои прошлые страдания. Горио доводил людей до безумия и самоубийства. Как и остальная паранормальная природа, во время Долгого Сна они бездействовали, но старые сказания упоминают их. После Пробуждения некоторые снова вернулись… или возникли новые.

„И демоны вовлекли их в свой заговор“, — закончил про себя я.

Джинни твердо продолжала:

— Я подозреваю, что мы имеем дело с тем, что осталось от принцессы Тамако. Надеюсь, скоро мы будем знать наверняка.

Я никогда не видел прежде, чтобы Балавадива колебался.

— Но некромантия отвратительна.

— Некромантия — чушь, по крайней мере, так считают у нас. Но душа, дух… Да, я признаю, что о них мы ничего не знаем, кроме того, что это существует. Джинни говорила не за себя, и почему-то это меня успокаивало. — Я придерживаюсь мнения, что она формируется в живущем организме как часть энергетической вселенской сети и воспроизводит ее матрицу. Вы можете сказать, что это точка зрения материалистов. Но вы не можете не признать, что душа, как и все остальное, подчиняется общему закону. Называйте этот закон как хотите закон природы и логики или бога и высшей морали. Демонов необходимо изгонять. А нам предстоит изгнать призрак.

Балавадива кивнул. Он что-то пробормотал на зунийском и перекрестился. Они взялись за работу.

Прошло два часа, которые я снова затруднился бы описать. Не только не могу, но и не должен. Пока я стоял, замерев на месте, они совещались, сверялись с книгами, строили планы и готовились. Иногда они вовлекали Эдгара, но в каком качестве — мне неизвестно… Все-таки он был частью природы, потомком птиц Одина и Творца, в которого верили северо-западные индейские племена. Один раз они возложили руки мне на голову, и я провалился в бездонную пропасть.

Обморок прошел. Я сидел на полу и ждал. В глубине души я чувствовал себя таким же одиноким, как и Валерия. Даже больше — она была там не одна.

Маги зажгли благовония и пучки сухих трав. По комнате поплыл горький дымок. Волшебная палочка Джинни разогнала сумрак. Балавадива шаманил. Он легонько постукивал правой рукой по маленькому барабанчику, а левой потрясал трещоткой с перьями. Мне послышался отдаленный голос флейты и топот танцующих ног. Маги встали по обе стороны Уилла, а помощник вернулся на плечо Джинни. Началось колдовство.

Из горла Уилла вырвался дикий крик. Лицо неузнаваемо исказилось. Он забился и наверняка перерезал бы себе веревками руки. Я едва сдержался, чтобы не броситься ему на помощь.

Слава богу, не понадобилось. Зазвучали две песни — одна на латыни, другая — на смеси зунийского и навахо. Взлетели вверх сплетенные руки, ворон расправил крылья, словно готовясь спуститься в самый Ад. Вспыхнуло голубое пламя, рассыпалось искрами и пропало. Завыл ветер — предвестник грозы. Пол задрожал под ногами. И призрак покинул тело Уилла.

Я увидел образ женщины, слабый и прозрачный, как туман на ветру, — одежда и волосы развевались, а рот был полон острых зубов. Мне почудилось, что она закричала, и в крике этом слились ярость, боль и отчаяние. А может, это всего лишь мое воображение. Не знаю. И знать не хочу. Достаточно того, что она убралась.

Уилл обмяк. Глаза закрыты, дыхание постепенно выравнивается, а лицо просто лицо спящего человека. Эдгар перелетел на книжную полку. Его чуть качало от усталости. Джинни прислонилась к дверному косяку и расплакалась. Я подскочил и обнял ее. Балавадива произнес завершающую молитву. Оглянувшись, я заметил, что он вовсе не успокоился.

Для нас минула вечность, на часах прошло несколько минут — мы с Джинни даже не успели разжать объятия, — и Уилл проснулся. Он вздохнул и близоруко захлопал глазами. Джинни бросилась к брату.

— Ну, ну как ты? — выпалила она.

— Свободен, — прошептал Уилл. — Страха… больше нет… как проснуться после кошмарного сна… наяву… Как я могу отблагодарить тебя…

Она поцеловала его в лоб.

— Не нужно, милый. Успокойся. Отдохни. Поспи. Может, ты чего-то хочешь?

— Наверное, сперва развязаться, — предположил я. Проза жизни, а что поделать? — Можешь повернуться на бок? Я распущу узел. Прости, что скрутили тебя. Надеюсь, я был осторожен?

— Вы спасли меня, вернули из Ада…

Я освободил его от пут.

Он зашевелился, поднял голову.

— Лежи спокойно, — приказала Джинни. — Ты только что выздоровел от напасти вроде рака. Тебе нужно время, чтобы окончательно поправиться. Может, выпьешь чего или съешь? Наверняка тебе нужно много пить.

— Постой-постой, — взмолился он. — Я помню… не все забыл… О чем она думала и что делала. Что говорила им и слышала в ответ.

— Потом, Уилл. Ты свободен. Вэл возвращается домой. Все хорошо. Ляг, отдохни.

— Не могу, — прошептал он. — Пока не… Вы должны знать. Они идут по вашему следу. Знают далеко не все. Не знают, где ты, Вирджиния, была и что делала, ни о связях шаманов с богами… Но им известно все остальное. И они уже начали действовать. Валерия…

Уилл осекся. Его голова поникла, он обессиленно растянулся на кушетке.

Балавадива подошел к нам.

— Это правда, — хрипло сказал он. — Этим утром, во время Поиска, я что-то почуял. Когда мы сейчас творили заклинания, Возлюбленные снова заговорили со мной. И я услышал их. Демоны не смогли погубить вашу дочь, но могут захватить ее.

„Изменив вектор сил“, — с ужасом понял я.

— Не знаю, что нам предпринять, — закончил маг. — Валерия опустится не на Землю, а на Луну. А там ее уже будут ждать.