Прочитайте онлайн Операция "Луна" | Глава 43

Читать книгу Операция
4216+832
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Громов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 43

Солнце поднялось еще выше. Стало теплее, но ненамного, поскольку дул восточный ветер. На горизонте клубились облака, иногда белоснежные кипы проплывали прямо над головой. На Дова Йаланне попеременно играли свет и тени, так что казалось, будто гора тоже плывет по небу.

Но мы с Куртис по сторонам не глядели. Были заняты. В кузнице, кроме инструментов Фьялара и рунных камней, находилась целая лаборатория, с помощью которой мы проверяли готовность нашей лунной метлы. Здесь были лекало, вольтметр, карты Таро, лозоискатель, вычислительная машина, кусочки погребального покрова мумии и микроскоп. Я взялся за работу. Влетела Куртис. Сочувственно улыбнулась и спросила:

— Могу я поговорить с девочкой?

— Через это, — я протянул ей прибор, подкрутив звук.

— …косо, — услышали мы. — Щита-то у тебя нет… чуть в сторону… чтоб мой клинок мог не только ударить, но и прикрыть тебя. Я не какая-то тра-та-та рапира, но тоже кой-чего могу. Да, вот так. Нет, рубящим… Нет, впоперек. Слабо, но, если повезет, ты снесешь ему нос. Еще раз. Еще. Пошла-пошла, вот так…

— Что там происходит? — вытаращила глаза Куртис.

— Она взяла с собой говорящий меч, — объяснил я. — И нашего старого кота.

— Гм, я знала, что он болтун, но не до такой степени… — Куртис поднесла к губам коммуникатор и прошептала: — Здравствуй, Валерия Матучек. На связи Куртис Ньютон. Отложите тренировку и слушайте. — И добавила чуть мягче: — Как дела, милочка?

Фотервик-Боттс запнулся. Потом раздался дрожащий голос Вэл:

— Это вы, капитан Ньютон? М-мы живы. Только до сих пор летим. Земли почти не видно за Солнцем. Н-но вы…

Я представил, как по щеке девочки катятся слезы радости. Она была готова молиться своему кумиру.

— Хорошо. Мы с твоим отцом постараемся развернуть корабль и вернуть тебя домой. Для начала нам нужно понять, почему так случилось. Будем задавать тебе разные вопросы. А еще попросим провести несколько наблюдений, идет?

Голос Вэл слегка, но зазвенел:

— Так точно, мадам!

— Продолжай работу, Стив, — обратилась Куртис ко мне. — Я сама вникну в детали.

Я послушно вернулся за стол и принялся настраивать приборы. Краем уха я прислушивался к разговору.

— Отлично, — наконец сказала Куртис. И снова повернулась ко мне. — У меня есть пара предположений, но нужно все проверить. Ты лучше знаешь, как обращаться с этими штуками.

— А ты лучше знаешь, что нужно искать.

Я склонился над кулоном-коммуникатором, который до сих пор висел на шее пилота. Прекрасный вид, но наслаждаться им было некогда.

— Это техническая загвоздка, Вэл. Нужно над ней попотеть. Не думай, что мы тебя бросаем. У нас есть время, чтобы спасти… чтобы вернуть тебя домой.

— Конечно, папочка. Эй, генерал Фотервик-Боттс, прошу прощения, но я должна вернуть вас в ножны. Свартальф, если ты не прекратишь вонзать когти в мои колени, тебе придется вернуться в свое седло!

Не стану описывать следующие несколько часов. Для вас это предстало бы в виде длинного списка проверок и расчетов, а мне вспоминать об этом тяжко. Дважды мы просили Валерию провести наблюдения. Ей приходилось оставлять сиденье и тянуться сперва к корме, потом к носу корабля. Нет, я слишком живо вижу перед собой ее хрупкий силуэт на фоне безжалостных звезд. Одна ошибка — и моя дочь растворится в темной глубине космоса.

Конечно, Куртис успокаивала меня и клялась, что эта задача по силам любой девочке.

— Неужели ты думаешь, что я стала бы просить ее, если бы не была уверена? — возмутилась она. И все же…

— Я открываю колпак… Достаю… Камень… Ой, я падаю!

— Держись обеими ногами за помело, как я тебе и говорила, — ответила Куртис. — Не отпускай его, что бы ни случилось.

— А что происходит?

— Свободное падение. Когда извлекают камень, ускорение падает. Тебя еще толкает магическим полем, но, если ты не будешь ни за что держаться, можешь вылететь. Собственно, теперь ты в невесомости. Голова не кружится? Не тошнит?

— Н-нет. Просто я удивилась. Такое ощущение… забавное.

„Что за девочка!“ — восхитился я.

— Я чуть не упустила камень, но вовремя сжала пальцы.

— Молодец! Посмотри на него. Опиши.

— Тут или яркий свет, или темнота. Но… Он черный, весь в буграх. Если поднести его поближе, видно… какие-то маленькие вкрапления.

Лицо Куртис застыло в белой маске.

— Хорошо. Положи его в карман и возвращайся в седло. Хорошенько пристегнись.

— Сначала пристегну Свартальфа.

Я ударился в панику.

— Эй! — заорал я. — Это тебе не…

Куртис нетерпеливо махнула мне рукой.

— Все, — ответила Вэл через минуту. Я чуть не помер от облегчения.

— Прекрасно, — продолжала астронавтка. — Я не стала пугать тебя, чтобы ты не разжала пальцы. Это хондрит. Он не земного и не лунного происхождения.

Я бросился к полке, отпер ее, распахнул дверцы и снова захлопнул. Точно, одного экземпляра не было. Наклейка над пустующим местом насмешливо сообщила мне: „…вероятно, попал на Землю в результате столкновения нескольких астероидов, по некоторым параметрам можно судить, что прибыл он из более отдаленных областей, где-то в районе пояса Киперы…“ Из-за орбиты Нептуна!

— Мы думали, что там до сих пор частичка Земли, — простонал я. — Значит, кто-то заменил их, чтобы… чтобы…

У меня перехватило горло.

— Чтобы корабль вышел из-под управления, — кивнула Куртис. — Можно, конечно, было сменить заклятие, но такого еще никто не делал. Следующий полет, как ты помнишь, планировалось провести на низкой высоте. Маневры. И скорее всего, пилот не взял бы с собой амулет. Смерть наступила бы в считанные секунды, а корабль умчался бы в космос. Вернуть его мы не смогли бы. Конец операции „Луна“, как и проекта „Селена“.

— Но кто…

— Потом. Валерия, ты меня слышишь? Ты жива и здорова. Мы сможем вернуть тебя!

— Знаю, — храбро ответила дочка. — Папа и мама вернули меня из Ада, помните? А уж это — пустяки.

— Не совсем, — признался я. — Мы еще не придумали, как это сделать. Но обязательно придумаем! Держись.

— По крайней мере, она больше не уносится на кошмарной скорости, пробормотала Куртис. — А разворот…

Из кулона раздался новый голос:

— Стив? Мы с Фьяларом вернулись. Что тут… Что случилось?

— Джинни! — возликовал я. — Ты в порядке?

— Разве что хочу есть. Что у вас стряслось?

Куртис, я и Валерия объяснили. Еще не дослушав до конца, они с Фьяларом ринулись к нам.

— Ах, если бы мы вернулись раньше! — с мукой в голосе воскликнула жена. Потом взяла себя в руки и твердо продолжала: — Наш поход был успешным, только очень утомительным. Мы решили сперва отдохнуть, прежде чем возвращаться, и проспали в корнях Иггдрасиля. Если бы я только знала, если бы могла догадаться…

— Откуда? — успокоила ее Вэл.

— И ты не знала, когда вернешься, — напомнил я.

— И чего тут натворят Рататеск, или кто тута был, — вставил гном. Пещерка выстояла, но жить тута уже нельзя.

Джинни оставила причитания на потом и сразу перешла к делу.

— Мы будем у вас через полчаса. Позвони Балавадиве и сообщи ему.

Я попытался, но жена сказала, что он только что вышел. На обряд отправился, решил я.

— Позвонить Уиллу? — поинтересовался я.

— Нет! — ледяным голосом ответила жена. Мои подозрения снова ожили.

Прежде чем они прочно укрепились, Куртис произнесла:

— О-о! Да у нас гости.

Я выглянул в окно. Тени от облаков скользили по пустыне. Ветер клонил траву. Рядом с нашим транспортом приземлялись метла и грузовой ковер. Из-под них поднялись тучи пыли. В каждой машине сидело двое человек. Трое — крепкие ребята, одетые хорошо, но скорее смахивающие на подсобных рабочих. Четвертый худенький мозгляк с портфелем.

Я кое-что вспомнил.

— А-а! — И продекламировал надпись, которую когда-то видел на могиле какого-то англичанина: — Я ждал, что это случится, но не так скоро.

— Что? — спросила Куртис.

— Наше расчудесное правительство. Это щупальце налогового спрута. Только их нам и не хватало.

— Ну, их ждет сюрприз! — захохотала Вэл.

Злость прочистила мне голову. Я открыл дверь. Альгер Снип резко остановился. Его спутники еще сделали пару шагов. Они перли кувалду, лом и магическую отмычку. Вокруг них даже слегка похолодело.

— Мистер Матучек! — взвизгнул Снип. — Что вы туг делаете?

— Я бы хотел услышать это от вас, — парировал я.

Он расправил тощие плечи.

— У меня ордер на арест нелегального космического аппарата и других материалов.

Джинни спешила к нам. Она сказала, что их поход прошел успешно. Нужно выиграть время. Прислонившись к косяку, я вкрадчиво начал:

— Не могли бы вы назвать причину? Наверное, вам не покажется странным мое любопытство?

— Вы получили уведомление, что вы, ваши коллеги и ваша работа находится под расследованием…

— Да ну? — перебил его я. — Прошу прощения, но последние заботы несколько замутили мне память. Дайте вспомнить. — Я принялся закатывать глаза, загибать пальцы и чесать в затылке. — Гм, действительно, что-то припоминаю. Но ведь мы — честные, законопослушные граждане. Мы можем считать, что налоги, которые мы выплачиваем, непропорционально больше того, что мы получаем взамен от государства, а методы сбора налогов вообще выходят за все рамки. Но всегда честно и аккуратно платили.

— Это спорный вопрос, мистер Матучек. Пожалуйста, дайте нам пройти.

Обормоты, которых приволок Снип, пали было духом, сообразив, что силу применять не придется, но тут снова воспряли.

— Конечно, конечно. О справедливости можно только мечтать. Нужно еще разобраться, что такое эта справедливость. Естественно, мои претензии к системе в целом — полностью философские. Платон о таком и не думал. Но он был тоталитаристом, и по его „Республике“ это ясно видно. И идеалистом, ведь он объявил весь окружающий мир не более чем идеей, отражением истинного архетипа. Вы знаете, так часто бывает. Мысль, что наше восприятие реальности первично ведет к концепции человека как живого создания, но, скажем, не какой-то декартовской монады, а личности. С собственными правами. Например, Локк… разошелся я, припомнив уроки в колледже.

— Я не собираюсь обсуждать с вами философию! — почти кричал Снип.

Я кивнул.

— Или, как сказала Клеопатра Антонию: „Я не снизойду до спора“.

— Или вы, мистер Матучек, отойдете в сторону, или я прибегну к помощи закона!

Не успели его лоботрясы облизнуться, как я приглашающе махнул рукой.

— И в мыслях у меня не было мешать вам выполнять свой долг. Я же так и сказал. Проходите в наше логово. Чувствуйте себя… как дома. Но сперва, чтобы, так сказать, покончить с церемониями, позвольте представить вам одну даму. Куртис, выйди на минуточку.

Она вышла.

— Доброе утро, — безразлично произнесла пилот.

— Куртис Ньютон, познакомьтесь, пожалуйста, с мистером Альгером Снипом из Инквизиции Годового Дохода. К сожалению, я незнаком с остальными джентльменами. Если вы назоветесь, господа, я представлю и вас тоже.

— Неважно, — щелкнул зубами Снип. — Доброе утро, мисс Ньютон.

— Капитан Ньютон, — поправил я. — Знаменитая астронавтка. Вы должны были видеть ее по дальновизору. Она много летала еще до возникновения космической программы. Была испытателем „Боингов“ и установила личный рекорд…

— Да-да, позвольте пройти.

— Конечно. Куртис, зайди, пожалуйста, обратно. Теперь я. Дверь, знаете ли, такая узкая, но ведь и средств у нас не так уж много. Ну, вы в курсе. Я должен пояснить, что капитан Ньютон навестила меня, чтобы решить некоторые проблемы. Знаете, у нас и вправду возникло несколько проблем. — Я скривился. — Очень неприятных.

Валерия вздохнула, а Джинни зарычала.

Агенты вошли. С минуту они слепо моргали. Несмотря на облачность, на улице стоял яркий день по сравнению с кузницей. Фьялар обожал полумрак.

— Но… но где же корабль? — проблеял Снип.

— Вот это мы и пытаемся узнать, — мягко ответил я. Что было почти правдой — мы еще не установили его точное местоположение.

— Что, кто-то вломился и увел его? — поинтересовался один из здоровяков.

— Нет, ее увели специально, — заявил я, поскольку выдержка моя истощилась. — Ради благих целей. Но потеряли.

Снип пронизал меня взглядом. Его спутники нахмурились.

— Вы хотели предотвратить арест? — рявкнул он.

— Каким же образом? Вы же нас не предупреждали. И, кстати, кто предупредил вас?

— Не нужно усложнять дело, мистер Матучек. Я предупреждаю вас. И вас, капитан Ньютон. Мы выясним вашу причастность к похищению.

Я заметил, как Куртис сжалась. И разъярился. Но попытался пока решить все мирным путем.

— А как же Четвертая поправка, мистер Снип?

— Это решит суд. А пока прокурор был полностью на нашей стороне. — Снип повернулся к громилам. — Грузите все на ковер. А я пока начну допрос.

Он достал из кармана миниатюрный записывающий камень.

— Мистер Матучек, капитан Ньютон, рекомендую вам отвечать быстро и правдиво.

Мои глаза метнулись к шкафу в углу. Там можно прекрасно разместиться и обернуться…

— Нет, Стив! — воскликнула Куртис, хватая мня за руку.

— Я тут! — крикнула Джинни, появляясь как раз вовремя, чтобы предотвратить побоище.

Она проскочила в кузницу. Эдгар расправил черные, как ночь, крылья и зловеще нахохлился. Фьялар выпятил бороду и упер руки в бока. Его нос угрожающе пламенел.

— А… миссис… доктор Матучек, — вякнул Снип, пятясь назад. Его подручные замерли. — Добро пожаловать. Мы тут…

— Не нужно приглашать меня в мой же собственный дом. И я знаю, зачем вы тут. Слушайте, Снип и вы, остальные. Слушайте внимательно. Иначе крупно пожалеете.

Она бросила в его дрожащую руку записывающий камень.

— Я только что вернулась от очень мудрого советчика. Он проанализировал не только наш случай пункт за пунктом, но и весь налоговый кодекс США. Возьмите это в свой департамент и прослушайте. Копия — у мистера Стурлусона из „Норн“, и еще одна — у меня. Вам потребуется некоторое время, чтобы уследить за расчетами и логическими построениями, но, уверяю вас, они непробиваемые! Вы узнаете, что мы совершенно правы. Не стану утверждать, что мы поняли все до конца. Это не в человеческих силах. Более того, там есть много противоречий. Но оказывается, что никто из нас не владеет никаким имуществом. А компания „Норны“ переплатила государству за последние три года пятьдесят тысяч долларов. Сюда входит и операция „Луна“, которая вообще подлежит государственным субсидиям. Мы с мужем как частные лица переплатили в казну более девятисот долларов. Так что ждем возврата.

— В-вы их получите, — прохрипел он. — Но сперва нам нужно в-все проверить. Это только слова.

Он собрался.

— А пока…

— А пока, сэр, — рявкнула Джинни, — вы задерживаете спасение нашей дочери, ни в чем не повинного ребенка! — Кажется, Валерия хихикнула. — Ваше несвоевременное вмешательство может погубить ее. Она увела корабль. Пока закона об угоне кораблей не существует. Максимум, что ей могут вменить, это полет без прав. Но это уже не по вашей части. Это уже по части дорожной полиции. Вообще-то тоже спорно, ведь это не обычный транспорт. И если даже вы подадите в суд, мы выиграем!

— Что… что… что вы имеете в виду?

Джинни сказала только, что корабль вышел из-под контроля и улетел в космос. Снип поморщился. Его дуболомы заворчали и поиграли мускулами, но Фьялар достал из-под стола молот и вроде бы невзначай принялся помахивать им, бросая на чужаков хищные взгляды.

— И конгрессмены, и оба сенатора узнают об этом, — закончила Джинни. — Мы бы хотели утаить все от средств массовой информации. Но только представьте, что начнется, если у нас не получится ее вернуть. Вы торчите здесь и мешаете нам спасать дочь, с каждой минутой она улетает все дальше и дальше. И если уж нам придется пойти на крайние меры… — Джинни достала волшебную палочку. Звездочка на ее конце зловеще замерцала. Я оскалил зубы. — Суд оправдает нас. Вам лучше вернуться в департамент и изучить записи, которые я так любезно вам предоставила.

— Но… но я не знал, — заскулил Снип. — Прошу прощения! У меня у самого дети… Простите!

— До свидания, сэр, — сказала Джинни, указывая на дверь.

— Крах! — каркнул Эдгар.

Они убрались. Солнце выбило у Снипа слезу. Я почти проникся к нему симпатией. Я не сомневался, что Шестнадцатую поправку продиктовал сам Дьявол, но его исполнители были обычными людьми, даже неплохими. Просто не смогли нигде найти работу.

Метла и ковер улетели.

Джинни облегченно вздохнула. И оттаяла.

— Свалили. Ну, как ты, милая?

— Нормально, — откликнулась Вэл. — Мама, прости меня. Я втянула вас в неприятности.

— Ерунда. Главное — вызволить тебя. Мы сможем, но лучше не терять времени на сантименты. — Джинни повернулась к Куртис. — Передай кулон Стиву, пожалуйста. Я приглушу свой. Мы примемся за дело, а Стив составит компанию Вэл.

— И я, — прогудел Фьялар. — Я отдам ей сердце, песни, рассказы и мудрость.

— Нет, ты нужен нам как консультант. — Он минуту таращился на Джинни, потом сообразил. — Будешь объяснять то, что нам непонятно. Ты — мастер, Куртис — пилот, я — маг. Вместе мы найдем решение. Какое счастье, что с ней Фотервик-Боттс и Свартальф! Они оба послужат нам вместо камней — мы притянем их.

Эдгар перепорхнул на стул. Я забился в угол и заговорил с дочкой. Не стану описывать наш разговор. Она держалась молодцом. Я боролся с приступами оптимизма и черной тоски.

Джинни несколько раз прерывала нас, переспрашивая о положении планет. Когда Вэл убрала камень, чертова метла могла начать падать на Солнце.

В кузнице потемнело — в проеме двери показался чей-то силуэт. Я вскочил и столкнулся с Балавадивой. Он вернулся в селение и получил мое сообщение. Джинни объяснила, что его магия тут не пригодится, но умоляла быть рядом, поскольку вскоре могла понадобиться его помощь. Мы вышли с ним из кузницы и снова стали развлекать Вэл. Он рассказывал ей о чудесных тайных местах, которые покажет, как только все закончится. На востоке начали клубиться темные тучи. Выл ветер. Похолодало. Кузницу озарило сияние. Потом словно пропела труба.

— Эй! — воскликнула Вэл. — Метла… поворачивает… Солнце, Земля… Они впереди! Папа! Мама!

Подошла Куртис.

— Получилось, — выдохнула она. — Обратное ускорение… Она возвращается, Стив.

Потом из домика выскочила Джинни. Она не стала прыгать и кричать, как остальные. Ее лицо заставило нас онеметь.

— На это уйдет семь-восемь часов, если не больше. А пока нам нужно заняться одним очень важным делом. Куртис, Фьялар, посторожите здесь? Стив… Балавадива… Сэр, вы можете полететь со мной?