Прочитайте онлайн Операция "Луна" | Глава 42

Читать книгу Операция
4216+930
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Громов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 42

— Вэл! — заорал я. — Это ты? Что случилось? Ты где?

— Я не з-знаю… Метла улетает.

— Что? — Я наконец отбился от своего спального мешка. — Какого дьявола? „Именно что Дьявола!“ — О, я хотел сказать…

Балавадива уже вскочил. Схватил меня за руку, и я сразу же успокоился. И мир вокруг встал на свое место. В ночном небе блестели звезды, но восток понемногу светлел. Холодный воздух проник в самую душу, вытеснив панику и суету.

— Все хорошо, лапочка. Успокойся. Я здесь. Тебе грозит какая-нибудь непосредственная опасность? Ты ранена? Ты в плену?

Последняя фраза всколыхнула во мне гнев. Если только какая-нибудь паскудная тварь…

— Расскажи мне все, и мы поможем.

— Нет, я… мы… мы живые и здоровые. Мы со Свартальфом и… и меч.

Я услышал, как она гулко сглотнула. На одну бесконечную минуту наступила тишина. Потом Вэл заговорила ровным, спокойным, почти монотонным голосом:

— Земля большая, огромная, но быстро уменьшается. Почти вся лежит в темноте. Я вижу скопления огней. Наверное, это города. Некоторые похожи на жемчужные бусы… Тонкая яркая округлость, вся бело-голубая. Над ней солнце… теперь выше… Я могу смотреть прямо на солнце и не отводить глаз. Как будто сквозь фильтр. Это тоже способность амулета, а? Везде полным полно звезд. Никогда не видела их так много. Они вокруг меня! А по всему небу протянулся Млечный Путь.

— Господи! — подпрыгнул я. — Ты в космосе?

— Д-да. И лечу все быстрее.

— Ты на борту „Совы“? И летишь к Луне?

— Нет, мы летим куда-то в сторону, Земля, Солнце и Луна остались сзади, уже не таким уверенным голосом отозвалась дочь. — Вот мне приходится поворачивать голову, чтобы посмотреть на них.

Мои мысли полетели вскачь. Я постарался отрешиться от горя и страха, которые заполнили мою душу. Заговорил спокойней:

— Тогда тебя действительно несет в глубокий космос. Вероятно, вектор ускорения направлен строго вверх. И скорость возрастает с каждой секундой. Без паники. Думай! Что привело к такому положению вещей и что ты сделала не так?

Она начала отвечать сразу по сути дела. „Моя девочка“, — с нежностью подумал я.

— Налоговая служба собиралась наложить арест на метлу и все наше имущество, пока вы с мамой не вернулись. Но это же все испортило бы! Я решила отвести „Сову“ подальше и спрятать. Тогда у вас будет время, чтобы придумать что-нибудь. Но как только я взлетела, она понеслась прямо вверх. Панель управления пустая. Ничего не работает, кроме связи.

У меня сердце сжалось. Захотелось защитить ее, прижать к груди. Только не Вэл, только не она! Но время дорого.

— Такого, конечно, быть не должно. По идее, ты полетела бы, куда намеревалась. Или, если бы метла и правду вышла из-под контроля, она понеслась бы сразу к Луне. Что-то не так. Ладно, давай попробуем справиться. Слушай и повторяй за мной.

Я начал диктовать ей заклинания контроля, для которых не нужно было специального оборудования. Тщетно, они не сработали. Взошло солнце. За спиной Валерии Земля начала просыпаться. Она сказала мне, в каком созвездии сейчас находится Луна, и я вычислил, что корабль мчится уже с двойным „g“. Да, не так мы представляли себе первый полет на Луну!

По крайней мере, часть оборудования работала, поддерживая функционирование метлы. В противном случае… Нет, лучше об этом не думать.

— Хорошо, — сказал я. — Значит, изменились один-два основных параметра. Отсюда я не смогу установить, какие именно. Мы с Балавадивой в горах зуни. И наша единственная связь с внешним миром — ты. Мама еще не вернулась, иначе она уже дала бы о себе знать. Наша метла осталась в нескольких милях отсюда. Я по-быстрому доберусь до нее, если стану волком. На это уйдет примерно час. — А метла уже будет подлетать к Луне! — Ты же захватила с собой амулеты? Придется потерпеть, лапочка. Я не смогу отвечать тебе во время бега, разве что рычать иногда. Но рассказывай все, что происходит, я запомню. Чем больше мы будем знать, тем быстрее мы вернем тебя домой.

Я не стал добавлять: „Если только вернем“.

— Конечно, — ответила девочка. — Мне ужасно жаль, что все так получилось. Спасибо, папа. Люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю.

— Я буду ждать, — тихо молвил Балавадива. — И молиться.

— Спасибо, — пробормотал я.

— Прежде чем ты обернешься, Стивен, выпей пару кварт воды. Даже оборотни могут страдать обезвоживанием.

— Отличная мысль! Спасибо еще раз.

Вылив в брюхо целое озеро, я снова заполз в спальный мешок, накрылся с головой и оборотился. Балавадива хлопнул меня по спине, благословляя. Я ринулся вперед.

Кусты, камни, земля быстро пролетали под лапами. В сторону брызнул кролик. Солнце поднималось все выше. Воздух потеплел и наполнился ароматами осеннего утра. Легкие работали, как кузнечные мехи, втягивая и выталкивая воздух. Я ничего не замечал вокруг.

Вэл продолжала рассказывать, что произошло. Мой волчий мозг не поспевал за деталями, но все запоминал. Глотка пересохла и горела. Волчье сердце изнывало, хотело завыть и позвать подругу. Но она была далеко. Да и дыхание нужно беречь.

Когда наконец я доскакал до метлы, то рухнул рядом, высунув язык. Сердце выпрыгивало из груди. Волки быстро исцеляются. Вскоре я сумел подняться, заползти в багажник и снова стать человеком.

— Как дела, Вэл? — прохрипел я.

— Так же, — ответила дочь. — Разве что Луна и Земля стали тоненькими дисками, а Солнце сейчас — между ними. Везде звезды. Знаешь, космос такой красивый! — Мне послышался легкий смешок. — Даже Свартальфа проняло. Кажется, он испугался. Запрыгнул мне на колени и таращит желтые глазищи. А как ты, па?

— Начинаю действовать.

— А мама?

— Еще нет. Мы сразу узнаем, когда она вернется.

— Не только мы! И Снип, и НАСА, и все-все. — И добавила дрогнувшим голосом: — Если только…

— Без всяких „если“! — перебил я. — Вернется. Сейчас я подберу Балавадиву, проанализируем твои сведения и начнем собирать народ. Если что изменится, сообщай. Понятно?

— Понятно.

— Я свяжусь с тобой, как только выпадет возможность. Не хочу надоедать, но…

— Что ты! Здесь так одиноко. — Помолчала. — Я в порядке. Честно, в порядке.

— Если захочется поболтать, вытащи Фотервик-Боттса.

Поскольку меч разговаривал не ртом, а магически порождал звуковые волны, он мог воздействовать на кристалл связи, который, в свою очередь, передавал звуки на коммуникатор на шее Вэл, а уж тот шептал ей в уши. Как и мне. Не слишком изящное решение с точки зрения инженера, но „Сова“ — лучшее наше творение. И работает оно исправно. Работало.

— Наверное, вытащу, — вздохнула Вэл. — Ему тоже одиноко.

— Ладно, малышка, — не придумал ничего лучшего я. — Я в пути. Держись.

Я быстро долетел до нашего лагеря, прокручивая все, что рассказала Вэл. Там выпил еще воды и съел предложенный Балавадивой хлеб. Оказывается, я успел зверски проголодаться. Священник уже собрал вещи. Мы не стали тратить время на погрузку, прихватив только священные предметы и самое ценное. Я оделся. Взлет.

— Ха! — прозвенело у меня в ушах. — Прочь от мира людей, а? Прямо в Небеса. Без обид, юная леди, но сомневаюсь, что ты успела причаститься. Да и как же мы с котом? Да, тут не обошлось без злых сил. Воняют, как дохлая лошадь. Видал я уже такое в зачумленном городе. Ну-ну, спокойствие, только спокойствие! Пока мы не разбились ни о какие хрустальные сферы. И что мы отрабатываем? Ты что-то говорила о засаде? Прекрасно, значит, это муштра, своеобразный урок, да? Сперва мы покажем им пару приемчиков…

Я сделал звук потише. Если Вэл захочет связаться со мной, то покричит.

Мои мысли вернулись к Фотервик-Боттсу, словно желая отсрочить неприятный момент решения проблемы. Сперва мы с Джинни хотели вернуть меч на место, в церковь Святого Освальда. Но, познакомившись с ним поближе, мы не могли обречь несчастного на одиночество и молчание еще на несколько десятков — или сотен? лет.

Мы решили потом признаться во всем и молить о прощении. Надеюсь, мы его полним, если с помощью верного меча сумеем победить куй. Если.

Но даже если победа будет за нами, разносить об этом весть мы погодим. Прошлый поход в Ад и так попортил нам жизнь. Теперь мы собирались вернуть Фотервик-Боттса на место. Потом Фрогмортон обратит на редкий экземпляр внимание ученых и предложит исследовать его. Естественно, тут откроются его способности. А мы дадим слово не упоминать друг о друге.

Что бы ни случилось, будущее Фотервик-Боттса предопределено. Он настоящее сокровище для историков. Я уже представлял, как наш меч читает лекции по всему миру — тем более что банкеты его вовсе не интересуют, — а потом получает степень профессора. Единственным неясным моментом оставался вопрос, что он изберет — какой-нибудь знаменитый университет или военную академию.

При условии, конечно, что останется в целости и что мы победим в этой войне.

Я обо всем забыл, когда мы сели у дома Балавадивы. Он опередил мою просьбу, молвив:

— Звони отсюда, Стивен. Нельзя терять ни минуты. А я пока все подготовлю.

Индейцы, которые уже возились на огородах, удивленно поглядывали на нас. Я бросился к двери.

— Прошу прощения, миссис… Адамс, — извинился я перед женой Балавадивы. Никогда не мог запомнить ее индейского имени. Стыд-то какой! Но сейчас не те обстоятельства. А может, английский вариант даже более уважительный? Ладно. Я подбежал к телефону и набрал номер нашего дома.

На экране появилось заспанное лицо Уилла.

— А… Стив. Что такое? Ты меня разбудил.

— Жаль, что не раньше! — рявкнул я. Он уже должен был встать, приготовить завтрак и поднять детей. Если только не доверил все это Вэл. Нет, он никогда не перекладывал заботы на чужие плечи. Но в последнее время Уилл сам на себя не похож.

Подозрения, которые мы с Джинни отрицали, возродились во мне с новой силой. Ну что с того, что психоскопия доказала, что Уилл чист? Половина меня застонала: не может быть! Вторая половина продолжала разговор:

— Срочно буди Бена и Криссу. Собери их вещи, зубные щетки и прочее. Я попрошу Голдштейнов приглядеть за ними.

Холодный голос рассудка подсказал мне: „Объясни!“

— Не обижайся, Уилл. Но мне не хотелось бы. чтобы за наши долги расплачивались дети.

— Неужели демон? Ты же говорил, что ваш дом под защитой? Здесь они в большей безопасности, чем где-нибудь еще. Тем более что он под наблюдением.

— Я знаю. Ни ты, ни февруны не знают, на что способны демоны. К тому же нам нужна твоя помощь.

Если он не предатель — Господи, пусть так и будет! — его знания могут нам пригодиться. В противном случае детей нужно держать от него подальше.

— А почему ты не упомянул Валерию?

— Потом расскажу. — Он может наткнуться на ее запись. Пусть считает, что она что-то натворила, и я испугался. Испугался ее, а не его. — Слишком долго объяснять. Собирай Бена и Криссу. Сэм и Марта Голдштейн зайдут через пару минут. Или кто другой, если я их не застану. Или полиция. Двигайся! А потом жди моего звонка. Задание ясно?

Он неуклюже кивнул.

Я сразу же позвонил Голдштейнам. Подошла Марта.

— Привет, Стив. Как дела? Честно говоря, ты выглядишь ужасно. Что-то случилось?

— Именно. Пока не могу рассказать. Но Джинни уехала, а нашим младшим нужно где-нибудь побыть некоторое время. И забрать их надо прямо сейчас.

— У вас пожар или… — Улыбка исчезла, уступив место спокойной готовности. — Хорошо. Свободная кровать у нас есть, а еще кроватка для Криссы — там спала Эстер, когда была маленькой. Я скажу Сэму, и он сразу отправится. Не беспокойся, Стив. Мы только будем рады. Особенно Дэнни, когда его друг Бен переселится к нему.

— Не отправляйте моих ни в школу, ни в ясли. Пусть сидят в доме. Это всего на пару дней, пока не вернется Джинни.

Она сразу все поняла.

— Они в опасности? Это все из-за того, что взялись за Темные силы?

— Не мы. Марта. Они сами нас нашли.

— Тихо, Стив, — подняла она руку. — Вы с Джинни никогда ничего плохого не делали. Если ты не против, я позову рабби Левингсона, и он наложит на наш дом новое благословение?

— Против? Б-благослови вас бог, — прохрипел я, смахивая слезы.

Потому я и обратился к этой семье. Не только из-за их гостеприимства и доброжелательности — они верующие, и активно верующие. Силы зла не могут проникнуть сквозь благую защиту, которая покрывает их дом.

Их могут взять в осаду. Но едва ли демоны пойдут на такое открытое выступление. Наш с Джинни дом — другое дело. Его защищает магия, то есть технология, которую может осилить другая технология. Тем более что именно на нем сосредоточено внимание врагов.

А может, его уже взяли изнутри.

Нет, будем считать, что пока не взяли. И не возьмут. Ну, пожалуйста! Что может стоить моя молитва, не обращенная ни к кому? Если бы мы могли верить так же искренне! Но мы такие, какие есть: для нас вера — могучая сила, если это настоящая вера. Она не знает сомнений и колебаний. Разум здесь ни при чем. Сэм, например, более образован, чем я, — много читает, лучше разбирается в математике и так далее. Все дело в психологии.

Хватит! Что дальше? Вернуть Вэл из космоса. Для этого нужно проверить все расчеты. Иначе и в истерику впасть недолго.

Я бросил взгляд на часы. Увы, в Твердыне пока еще никого нет. Хотя особой помощи оттуда ждать не приходится. Они, конечно, посочувствуют, но многие ли знают и понимают, что такое операция „Луна“? Нет. Они начнут спорить, мне придется поехать на совещание…

Аль-Банни скорее всего в Вашингтоне, и перерыв на обед еще не скоро. Я нашел в справочнике номер его офиса и попытался связаться. Его не было. Отчитавшись перед Конгрессом (в который раз!), он взял отпуск на выходные и улетел в неизвестном направлении. Понятно. Я бы и сам так поступил.

Но к понедельнику Вэл, как комета, улетит на биллион миль. И амулеты уже не смогут удерживать всю радиацию и космическую пыль. Но прежде у нее выйдет вся вода и еда.

А и чем может помочь аль-Банни? Он просто передал операции „Луна“ начальные разработки, которые уже сильно видоизменились. Я сам разбирался в них лучше, чем он. Экспериментальный путь всегда более точен, чем теоретические разработки. Джим Франклин работал с нами, но только по связи, которая как раз в порядке. Нам нужны Джинни и Фьялар. Когда я смогу связаться с ними?

Тут меня поразила новая мысль.

Сперва я позвонил Голдштейнам. Они уже забрали детей, которые вели себя тихо, но были очень напуганы. Потом связался с Уиллом.

Он уже нашел запись Вэл. И предстают передо мной бледным и дрожащим.

— Валерия и вправду это сделала? — прошептал он. — Да, моей метлы нет. Но она… Что слышно от нее?

Я начал выкручиваться.

— Корабль сошел с ума. Ее несет в открытый космос. Именно в открытый. Не знаешь, как ее вернуть?

— Нет… — замялся он. — Откуда? Это невероятно.

— Пока оставайся дома. Нам не нужны февруны, которые путаются под ногами и всюду суют нос, — не упустил я возможности напомнить Уиллу о его стражах. Думай. Или молись.

И отключился.

Вошел Балавадива. Он нависал надо мной, как дамоклов меч.

— Мы с коллегами отправимся искать знаний. Может, Возлюбленные ответят нам.

К чему лишние слова благодарности? Он и так понимал мое состояние.

— Хорошо, я буду в кузнице. Только там я могу хоть что-нибудь сделать планы, чертежи, инструменты. Может, найду причину поломки. И пойму, как вернуть корабль.

— Боюсь, что дело не только в технике, но твои труды тоже не будут напрасными. Иди и работай.

И успокой свои нервы.

— Я еще раз позвоню.

Я набрал номер Куртис Ньютон.

— Привет! — обрадовалась она. — Ты как раз вовремя. Я собиралась ехать в Твердыню и плевать там в потолок весь день. — Как и Марта, она быстро сообразила, что дело нечисто. Рыжая голова склонилась ближе к экрану. — Эй, что-то не так?

Я объяснил. Под конец нервы не выдержали, и я распустил сопли.

— Т-ты лучше всех знаешь „Сову“. И ты… ты хороший техник. Не можешь приехать и помочь мне все проверить?

— Господи, Стив! — воскликнула пилот. — Меня что, нужно упрашивать? Конечно! Ты в кузнице? Я скоро буду. Вот только заскочу на кухню.

— Чего?

— Бедняга, ты и поесть забыл бы. Я соберу для нас что-нибудь — кофе и бутерброды. Нужно работать на свежую голову и сытый желудок. Наверное, не помешает и пара бутылок пива.