Прочитайте онлайн Операция "Луна" | Глава 41

Читать книгу Операция
4216+944
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Громов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 41

Вэл провела ужасный день в школе. Все ее мысли были заняты родителями, то есть нами. Со мною отправился могучий и знающий маг, но вдруг случится что-то непредвиденное: например, за нами движутся полчища злых Созданий? Мама сказала, что с ней все будет в порядке, но ни словом не обмолвилась, чем она будет заниматься… Эти гадкие боги такие коварные! Каждый день они нажираются в своей Валгалле и устраивают драку. И почему родители нарываются на опасности — демоны, да еще и налоговая служба! А она сама, Валерия Матучек, должна сидеть и слушать мисс Прикетт, которая препарирует „Дэвида Копперфильда“, словно эта книга — лягушка под скальпелем. Невыносимо!

Потому, когда на уроке истории мистер Накамура спросил ее, кто из испанских конкистадоров завоевал Мексику, Вэл ляпнула: „Койот“. На грамматике миссис Кальтфус отпустила какую-то шутку, и у Вэл вылетело из головы спряжение „venefacio“. Магия была ее любимым предметом, но в магической лаборатории они занимались пиромантией — в основном, чтобы научиться безопасно пользоваться огненными заклятиями. И пламя Вэл выбросило зеленые искры. Девочка подула на него и произнесла заклятие контроля, но перепутала слова. Огонь разросся, принял форму большой руки, показал ей средний палец и погас.

Это доконало Вэл. Она не сдержалась и зарыдала. Все уставились на нее. Ларри Веллер двинулся к Вэл. Она замахнулась, словно хотела ударить его. Бедняжку разобрало не только горе, но и гнев.

Мистер Эскобедо отвел ее в сторонку.

— Ты заболела, Валерия? — мягко спросил он. — Ты никогда раньше не допускала ошибок в работе.

— Я… простите; — шмыгнула она носом, вытирая глаза. — Нет, я не заболела, но…

Голос изменил ей.

Поскольку учитель был человеком мудрым и душевным, то не стал ее расспрашивать.

— Думаю, что тебе нужно отдохнуть сегодня, — сказал он. — Ничего страшного. Каждый может перетрудиться. Я сообщу остальным учителям. — Он улыбнулся. — Надеюсь, что завтра с тобой все будет в порядке.

— С-спасибо.

И вышла — с мокрыми щеками, но гордо поднятой головой.

Пока Вэл ехала на велосипеде домой по залитым солнцем улицам, она немного пришла в себя. Нехорошо пропускать геометрию. Они как раз проходили теоремы Пифагора — замечательная штука. Но, может, она и тут что-нибудь испортила бы. По крайней мере, она спокойно прогуляет урок полового воспитания. Этот вопрос становится ужасно нудным, когда за него берется мистер Туппер.

Нытье и ворчание еще никому пользы не принесло. Даже может навредить тем, кого она любит, — всякая там зловредная симпатика… Неизвестно. Они еще это не проходили. И эта мысль, что это возможно, привела ее в ужас.

Так, она запрется в своей комнате и успокоится. Может, перечитать о приключениях магистра Лазара? А после ужина поставить какую-нибудь музыку, чтобы поскорее заснуть? Глядишь, папа и мама вернутся, когда она проснется, и принесут груду сокровищ, за которыми отправлялись?

Ветерок колыхал головки цветов на клумбе у соседей. Они еще не увяли, и листья пока не начали опадать. Тут ее коснулось легкое дыхание зимы. Оно сулило белоснежные снега, снеговиков, снежных ангелов, игру в снежки, лыжи, санки, огонь в камине, где жарятся каштаны… И если они с Ларри отправятся в горы и он украдет один поцелуй — нужно устроить так, чтобы это казалось его собственной идеей, — то она поднимет шум, но сердиться не будет.

Еще до конца не успокоившись, но все же приободрившись, она доехала до дома. Завела велосипед в гараж, свистнула двери — та открылась — и зашла в кладовую. Ее мокасины позволяли ходить практически бесшумно.

— Эй! — позвала Вэл. Нужно объяснить дяде Уиллу, почему она дома. Хотя раскрывать, что у нее на душе, она не собиралась. Бедный дядя, ему и так плохо. Продумывая речь, она вышла из кухни в коридор.

Из зала долетел его голос:

— …и предупредите ваших агентов, чтобы не пролетали там. Заклятия известны только строителям, но магия там сильная. На данный момент я не знаю, где они прячут ключи от здания и корабля. Предположительно, они находятся у двух разных людей и они держат их…

Выл вошла в комнату. Уилл сидел за телефоном. На экране виднелось лицо Альгера Снипа.

— Ах! — вырвалось у Вэл.

Уилл резко обернулся. В его застывшем лице не было ни кровинки. Он дернулся было, чтобы прикрыть экран рукой.

— Закрываем вопрос, — быстро сказал он.

— Мы рассчитываем… — начал Снип.

— Простите, — перебил его Уилл. — У меня проблемы. Личного характера. Мы поговорим позже. — Он отключился и снова повернулся к Вэл.

Мир пошатнулся и рухнул.

— Что это значит? — закричала она.

— Почему ты так рано вернулась? — каменным голосом спросил он.

— Мне стало плохо… Меня отпустили… Но дядя Уилл…

— Да, не повезло, — сказал он в пространство. — Ты заболела?

— Нет, я просто боялась и волновалась… Ты с ним?

— Ясно. — Он некоторое время молча размышлял. Потом его лицо смягчилось, но так и не стало прежним — веселым, надежным и любящим.

Он поднялся, подошел, но остановился в ярде от нее, словно не желая нависать.

— Я не хотел рассказывать это ни тебе, ни Бену с Криссой, — глухо молвил дядя. — Зачем добавлять новые страхи к тем, что уже мучают вас? Когда вернутся ваши родители, они со всем разберутся. — Он вздохнул. — Что ж, ты уже услышала достаточно. Буду честен. Но пообещай, что ничего не расскажешь брату и сестре.

Выбора не оставалось.

— Обещаю, — сказала Вэл.

— Хорошо, — Уилл выдавил улыбку. А когда-то он говорил что-то типа „Отлично, солдат!“ и хлопал ее по плечу. — Звонили из налоговой инспекции. Инквизитор желал поговорить с твоими родителями. Когда я сказал, что они уехали из города, а куда — не знаю, он, естественно, исполнился подозрений. Их контора наложила арест на имущество операции „Луна“. И завтра они заберут корабль.

— И не могут подождать пару дней? — ужаснулась Вэл.

— Вероятно, нет. Так потребовало их начальство.

— Но откуда они узнали?

— Твои родители и их помощники не очень-то тщательно хранили тайну, пожал плечами Уилл. — Инквизиция могла сопоставить известную ей информацию и догадаться обо всем. Или попросту запросить ФБР. Не забывай, что я до сих пор у них под подозрением. В любом случае изничтожить такую маленькую группу, как наша, много легче, чем, например, „Норны“.

— Но вреда от этого даже больше! И почему ты взялся им помогать?

— А что было делать? Врать? Да, я пытался их остановить. Сказал, что не имею понятия, как работает корабль, но пробный полет показал, что он очень… гм, многообещающий. Так что лучше играть в открытую. Представь себе, что какой-то агент попытается взлететь на нашей метле и не справится с ней, может, даже убьется. Разве это поправит дело? Тем более что Снип — не демон, а простой государственный служащий. У него самого семья и дети, и он делает свое дело, как его понимает. Не будем такими злыми, Валерия.

— И предателями тоже!

Она развернулась и сбежала к себе.

Что было дальше, я могу только воображать — я мужчина, а не юная девушка. И бурная юность моя давно миновала. Без сомнения, Вэл долго рыдала у себя на кровати. Наверное, Свартальф муякал и терся у нее под дверью, пока она его не впустила. Он тоже залез на постель и терся о девочку своей большой черной головой, пока она не свернулась калачиком вокруг кота. Возможно, он даже прилизал ее встрепанные волосы. Нет, сентиментальным он никогда не был. Котам это вообще не свойственно. Но время успело обкатать этого старого сурового паразита.

И всю свою жизнь он был помощником ведьмы. Он разбирался в магии, баталиях, различал сущность как тьмы, так и света. А однажды служил вместилищем для духа, который при жизни был так же неистов, как сам кот. И вместе они отправились в Ад и сумели выйти победителями. Как бы там ни было, но полностью отходить от дел наш Свартальф не собирался. Он помогал дочери ведьмы и волколака шаг за шагом овладевать собственным Искусством.

Возможно, кот что-то предвидел. Или он просто жаждал пуститься в еще одно, последнее, приключение. Его мурлыканье вряд ли было простым утешением расстроенной девочке. Может, именно он подсказал ей какую-то идею. Вэл только восприняла эту мысль, и постепенно в ней созрело — или мгновенно осенило? решение.

К ужину Вэл умылась, расчесалась и спокойно вышла к столу. Уилл, как всегда, приготовил что-то восхитительное. Но ужин прошел невесело. Бен и Крисса чувствовали напряженность между старшей сестрой и дядей. Это только усилило неловкость: Уилл пытался развеселить племянников, но безуспешно. Ему недоставало прежнего добродушия. Его шутки были тяжеловесны и плоски, как Фотервик-Боттс.

— Твоя сестра, Валерия, наверняка желает послушать сказку на ночь, наконец сказал он.

— Простите, — пробормотала Вэл, не отрывая глаз от тарелки. — Что-то сегодня у меня вдохновения нет.

На лобик Криссы набежало облачко, которое грозило пролиться дождем из глаз.

— Ну, пожалуйста, — взмолилась крошка.

— Ничего, я сам попробую, — предложил дядя.

Вэл подняла голову.

— Нет, я передумала. Сказка начиналась кошмарно — за Грязновлаской погнался вампир. Она бы спаслась, перейдя через текущую реку, но не хотела лезть в воду. Убегая, Грязновласка увидела итальянский ресторан и нырнула внутрь. Вампир не мог пройти под распятием, которое висело на входе. Он бегал снаружи и облизывался. Грязновласка заказала чесночный суп, вышла и дохнула вампиру прямо в лицо. Он кинулся наутек, по пути превратившись в летучую мышь. Но запутался в словах и по ошибке превратился в компьютерную мышку. Поскольку теперь он не мог ни двигаться, ни говорить, то остался таким навсегда. Грязновласка отдала его первому же программисту, которого встретила. И вернулась домой, потому что от чеснока у нее началась изжога.

Крисса заснула вполне удовлетворенная.

Вэл спустилась к дяде и Бену, которые смотрели дальновизор. Там шло довольно смешное шоу, но никто из них не засмеялся ни разу. Задолго до конца передачи Вэл пожелала родственникам спокойной ночи и ушла к себе.

Она завела часы на четыре утра, установила тихий подъем, переоделась в пижаму и юркнула в постель. Свартальф растянулся рядом. В полумраке его глаза светились желтым огнем. Вэл долго не могла уснуть, а потом провалилась в неприятную дремоту.

К ее огромному облегчению, будильник наконец протянул руку и потряс девочку за плечо. Хотя спала она отвратительно., но проснулась сразу настороженная, готовая к действию. Прокравшись вниз — если застукают, можно отговориться, что шла в туалет, — она обнаружила, что свет нигде не горит и все спят. Вернувшись, Вэл зажгла эдисонку — магию лучше пока не использовать.

— Кис-кис, Свартальф, — прошептала она. Кот выгнул спину и распушил хвост.

Вэл быстро оделась — белье, теплая рубашка и жакет, джинсы, шерстяные носки, мокасины и шляпа от солнца. В задний карман положила кошелек со всеми деньгами, что у нее были. Свартальф тихо бежал впереди, когда она пошла в мою мастерскую и достала ключи от кузницы и космического корабля. Дядя Уилл не знал, где они спрятаны, а она знала.

Все тихо. Бедный дядя так много спит. Лучше не будить его. Он может запретить эту вылазку. В таких вопросах на него, как и на родителей, лучше не полагаться.

Конечно, они будут беспокоиться. Плотно закрыв дверь кухни, они наговорила на автоответчик: „Простите, но я должна спасти нашу лунную метлу. Она будет в мастерской. Со мной все в порядке. Позже позвоню. Я люблю вас. Вэл“. В глазах все поплыло. Вэл быстро заморгала. Нет, хватит! Больше реветь она не будет.

Еда. Она соорудила несколько бутербродов, завернула и спрятала в карман жакета. Сласти тоже пригодятся — для поддержания сил. Она ухмыльнулась. Самый лучший повод стащить коробочку „Батончиков Венеры“ или „Эльфийских холмов“. Прыщи, конечно, полезут, да ничего.

В кладовой она нашла огонек Святого Эльма и достала несколько фляг, наполнила их водой и подвесила к поясу. Выключив свет на кухне, Вэл тихо прокралась в гараж. Свартальф бесшумно, как призрак, шел следом.

Обе метлы семейства Матучек отсутствовали. Огонек высветил „Вольво“ дяди Уилла. Девочка подняла кота — ох и тяжелый же! — и посадила на переднее сиденье.

— Ладно, хитрюга, — проворчала она, — ты в курсе. Давай, делай свое дело.

Она наградила кота простым заклинанием, которое выучила в школе. Получилось не очень, особенно если учитывать, как ослабили ее сегодняшние неудачи на уроках. Свартальфу было плевать на моральные принципы. За время работы с Джинни он научился у нее кое-каким штукам. И для того чтобы завести метлу, ему понадобилась заклялка Вэл, простая песенка-мурлыканье и пара помахиваний хвостом.

Девочка подавила слабый писк совести и забралась на сиденье. Да, подложила я свинью дяде Уиллу! Она собиралась сперва отправиться на своем велосипеде, но тридцать миль в темноте — это вам не фунт изюма. Да и опоздать можно. А метлу она просто берет взаймы. Дядя Уилл запросто слетает туда с кем-нибудь и вернет свое имущество. Он простит, когда узнает, зачем Вэл понадобилась его метла. А вдруг нет? И полиция обязательно пронюхает, что у нее нет водительских прав. А вдруг нет?

У Вэл определенно был дар. Очень осторожно она приказала двери открыться. И направила метлу на улицу.

А как же февруны? Если они наблюдают… Но тогда их детекторы покажут, что из дома вылетел не дядя Уилл, а ведь мама наложила чары, чтобы никто не мог узнать, что происходит в доме. Едва ли они полетят За ней. Но сердце тревожно сжалось.

Город остался позади. Страхи и сомнения тоже. Все больше воодушевляясь, Вэл летела на юг. Половинка луны висела высоко и озаряла путь. Среди бессчетных звезд ярко выделялся Млечный Путь. Земля под ногами казалась сплошным темно-серым ковром. Холодный воздух перехватывал горло и заставлял кровь быстрее струиться по жилам.

Нет, она не позволит страшилам из Инквизиции наложить лапы на „Сову“ и обратить в прах все наши мечты. Она уведет ее в надежное место. Тот скрытый каньон, где мы так славно отдохнули… Можно спрятать метлу под деревьями и вернуться домой на автобусе. Или позвонить… Нет, лучше не надо. Нужно держать местонахождение корабля под большим секретом. Пока мама и папа, дядя Уилл и уважаемый дядя Барни не убедят закон в своей правоте. Никто не будет виноват в пропаже метлы, а кто взбодрит… нет, возбудит дело против ребенка, который просто пошутил? Главное, чтобы „Сова“ не попала им в руки. И пусть страшилы кусают себя за локти.

В юности все кажется таким простым и понятным!

Восток уже начинал сереть, когда она пролетела над пуэбло зуни. Впереди показалась Дова Иаланне. Вэл полетела медленнее. Дыхание паром вырывалось изо рта. Вот и кузница! Она начала снижаться.

Свартальф спрыгнул вниз и тут же окропил ближайший кустик. Вэл сошла с метлы и вытащила из кармана ключи. От волнения долго не могла попасть в замочную скважину.

Наконец дверь открылась, и девочка шагнула в непроглядный мрак. Огонек выхватил из тьмы стройное тело „Совы“. И отразился от висящего неподалёку меча.

— Кто здесь? — услыхала Вэл. — „Qui vive?“, если ты нормандец. Стой и назови себя!

— Это я, — дрожащим голосом ответила Вэл. — Не надо поднимать тревогу. Все а-а-атлично.

— А? Принцесса? Какого черта ты здесь делаешь в этот проклятый час? Должен сказать, что юным леди опасно, я повторяю — опасно выходить без эскорта по ночам. Я помню, как-то на Стромсей… вот уж заварушка была после этого…

— Тише, пожалуйста, тише! — Она подобралась к Фотервик-Боттсу поближе. Вы позже мне расскажете, сэр. А сейчас мы должны бежать.

— Чего? — возмутился меч. — Оставить мой пост? Дезертировать, как… как… как дезертиры? Не пойдет. Это не по-британски. И не по-норвежски. Вот!

— Вас ведь назначили охранять космический корабль, — заметила Вэл. — Нас предали. Скоро сюда придут враги и украдут его. Я хочу…

— Опередить их. Да, подходящее слово — „опередить“. Или лучше сказать: „обойти“? Как вы считаете, „опередить“ или „обойти“?

— Лучше поскорее отсюда траться.

— Ясно. Отступление на заранее подготовленные позиции. Стратегический маневр. Конечно, я должен вас сопровождать.

— Понятное дело. Они не захватят тебя, дорогой наш друг.

— А то можно встретить их в дверях, — предложил Фотервик-Боттс. — Твоя мать хорошо помахала мною, разве что никого не убила. Давай попрактикуемся, пока не нагрянули враги, и…

Вэл вложила меч в ножны.

Прицепив оружие к поясу, она поискала амулеты. На всякий случай. Конечно, она не собиралась переться прямо в стратосферу. Тем более что едва ли туда можно забраться, когда под приборной панелью лежит простой кусочек земли. Куртис, да и остальные говорили, что в низком полете „Сова“ ничем не отличается от простой метлы, разве что летает гораздо быстрее.

Папа часто говорил, что инженерам приходится много думать о… как же там?…о запасе прочности. Следовать его советам — все равно что лететь с ним рядом.

Она нашла амулеты и повесила один за спину. Постояла над вторым, поменьше. Да, Свартальфу тоже не помешает запас прочности. Внезапно она припомнила замечание Балавадивы о том, что малышам необходима защита. Было ли это предчувствие, предостережение, догадка или что-то еще? У нее мурашки пошли по спине.

Вэл еще чуть помешкала, отыскивая переговорный кристалл, и надела его на шею. Нужно быть готовой ко всему…

Свартальф не возражал, чтобы она нацепила амулет ему на спину. Он с готовностью вспрыгнул на свободное сиденье. Даже усом не повел. Может, у него тоже предчувствие? Она решила, что никакое ускорение не вышибет зверя из седла. Правда, скорее это была чужая мысль, скользнувшая по границе ее сознания.

Вэл взобралась на переднее сиденье. Фотервик-Боттс позвякивал о фляги. Девочка вставила ключ.

— Поднимайся, — скомандовала она, проглотив ком в горле. — И лети вперед.

„Сова“ выскользнула из кузницы.

— Стой.

Вэл соскочила, заперла дверь и снова села на место.

Ее рука направила метлу на северо-запад, на высоте ста футов. Поднявшись в воздух, она активировала карту в контрольном кристалле и задала цель. „Сова“ полетела вперед.

Потом начала подниматься все выше и выше.

— Эй, постой! — завизжала Вэл. — Стой! Назад!

Ускорение никак не ощущалось. От этого становилось еще страшнее. За защитным экраном гудел ветер. Гул перешел в свист, который становился все тоньше. Вокруг раскинулось звездное небо. Впереди возникла луна. Внезапно за спиной вспыхнуло солнце. Земля словно проваливалась в какую-то бездонную дыру.

Вэл схватилась за ключ. Он не поворачивался. Корабль не слушался ни жестов, ни приказов. Едва сдерживаясь, чтобы не впасть в панику, Вэл включила коммуникатор.

— Мама, папа, помогите! — закричала она. — Вы слышите меня? Кто-нибудь, помогите!