Прочитайте онлайн Операция "Луна" | Глава 38

Читать книгу Операция
4216+931
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Громов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 38

По совету Балавадивы я прихватил с собой только необходимый минимум вещей и спальный мешок. Само собой разумеется, что под одежду я надел вязаный костюмчик и прихватил поляризатор. Когда я спросил священника, не взять ли оружие, он ответил:

— Нет. Пользы от него никакой, зато можем кого-нибудь оскорбить.

Он ждал меня возле дома, рядом с тяжело нагруженной метлой. Запас еды и его личные вещи заняли немного места, но вот большие глиняные оллы с водой, переброшенные по обе стороны рукояти, были громоздкими и тяжелыми. Мы забрались на сиденья его помела, взлетели и взяли курс на восток.

Я сообщил ему о том, что мы оставили в кузнице Фотервик-Боттса.

— Хорошо, — одобрил Балавадива. — Мы не можем послать туда даже подростка — слишком много работы. Да и Танец Кукол на подходе, а потом — Шалако.

Хотя он произнес эти названия небрежным тоном, я знал, как это важно для него. Зуни жили своей религией. Не в первый раз я задумался, не следует ли и нашей семье стать такими же ревностными христианами? Может, этот человек святой, ниспосланный нам для просветления? Но вряд ли кто его… направил. Он просто услышал наш зов и пришел на помощь, такой уж он человек. А если бы мы были синтоистами, не явился ли бы к нам кто-то типа Сусаноо? Вот, к слову, в Кайзерской войне по обе стороны фронта воевали солдаты, одинаково верующие в Христа. И если он действительно желал, чтобы ему молились, почему допустил столько боли, горя и ужасов в этом мире? Эти вопросы волновали людей еще со времен пророков Израиля — три тысячи лет тяжких раздумий. А я на такие темы думать не привык. Вот сейчас, например, я доверился старому магу племени зуни.

— А куда мы направляемся? — решился спросить я.

— Приблизительно на то место, где мы встретились с Кокопелли.

У меня желудок подпрыгнул к горлу, когда я вспомнил, что последовало за нашей прошлой экскурсией.

— Те, кого я надеюсь вызвать, иные, — добавил Балавадива. — Мужайся.

Когда ветер потеплел и внизу начали расти склоны гор, он сказал:

— Нам можно спуститься на место и разгрузить метлу. Но потом придется отлететь обратно и вернуться уже пешком. — Он повернулся ко мне: — Не беспокойся, на этот раз на нас никто не нападет. Враги не станут повторять прежних ошибок. Да и Вирджинии с нами нет. Думаю, что прежде всего они хотели вывести из строя именно ее.

— И вас, — добавил я, проглотив вставший в горле ком.

— Обо мне речи не идет.

Об остальном я не могу рассказать, разве что самое незначительное. Но я попробую, придерживаясь обещания молчать об определенных деталях.

К тому времени, как мы дошли пешком до оставленных в горах вещей, солнце уже опустилось низко. Я распаковывал и раскладывал наше оборудование и припасы, а Балавадива собрал хворост, соорудил костер и благословил его. После того как он просветил меня насчет правильной манеры поведения и нужных молитв, мы поели. Я прошел обряд очищения как помощник священнослужителя. Пока солнце дотлевало на закате, мы отбивали поклоны. Потом мы сели и следили, как на небе загорались необыкновенно яркие звезды. Он многое мне поведал. Перед тем как ложиться спать, мы вознесли приветствие восходящей луне.

Понимаете, я вовсе не сменил религию. Мы верили в разных богов. Просто я пытался принести хоть какую-либо пользу.

Вторник стал тяжелым днем.

В среду я потихоньку начал применять полученные знания и, что важнее, начал кое-что ощущать.

То же самое продолжалось и в четверг. И в ночь на пятницу они пришли.

Луна была во второй четверти и взошла всего на час позже, чем вчера, поскольку в Урожае убывала, чтобы возродиться в Охотнике. Ее свет не полностью скрыл сияние Млечного Пути, озарив каждый кустик, травинку и камешек холодной белизной. За нашем лагерем горный склон резко обрывался в темноту, чтобы вознестись на той стороне глубокого ущелья. Пламя костерка окрасило все вокруг кровавым отблеском. Мы с Балавадивой переоделись в килты, широкие пояса и изукрасились ритуальной раскраской. Ветер холодил мою обнаженную кожу, качал перьями наших священных посохов. Мы проводили обряд в полном молчании, и окружающая тишина словно помогала мне войти в образ.

Невозможно описать, что случилось потом. Даже если бы я не обещал хранить молчание, я все равно не нашел бы ни слов, ни образов, ни чувств.

Шепот ли ветра, мелодия ли флейты неведомого горбуна? Был гром, который почудился мне с безоблачного неба, или это били барабаны?

Я почувствовал их приближение сам не знаю как. Балавадива разбросал священную пищу на то место, где они должны были появиться. И словно сама ночь спустилась к нам, темнота загустела и оформилась в две фигуры.

Они оказались невысокими, но необычайно мускулистыми и гибкими, как пумы. И уродливо-прекрасными. Одеты, как охотники, — в кожаные туники и штаны, за плечами у них висели луки и колчаны, но на поясах весело гремели тыквы-долбленки, и длинные перья на кожаных шапках кивали в такт. Каждый держал в правой руке копье, а в левой — щит. Рисунки на щитах оказались мне неизвестны, мой взгляд долго плутал в линиях, кольцах и символах, пока я с усилием не отвел глаза. Священник хорошо меня подготовил, так что я знал, кто встал перед нами, — Святая Двойня — Возлюбленные Близнецы, Боги войны.

И начался разговор.

…Возлюбленным известны наши заботы и наши мольбы.

…Со слов Флейтиста. Мы знаем, что Койот сошелся с чужими Созданиями. И что с того? Мы снова и снова зажигали сердца наших людей. Снова и снова они терпели поражение. Их боевые кличи больше не звучат. Их земли пали под пятой тех, кто не любит Землю-Мать и оскверняет ее. Почему мы должны помогать захватчикам?

Близнецы были богами не только пуэблос. Им поклонялись по всему Западу и далеку к Югу. Майя рассказывали, как глубоко под землей они играли в мяч с Владыками Мертвых. Все знали, что именно Близнецы вывели праотцев человечества из царства тьмы на солнечный свет. Здесь заключалось зерно истины, нечто подобное можно встретить и в „Книге Бытия“.

…Не оставляйте нас, молю!

…Насколько крепка ваша вера теперь? После того как Флейтист донес до нас весть, мы отправились на поиски. Да, на Луне живет ужас, и он злобен. Но, может, он очистит мир, и те, кто свят душой, уцелеют и начнут новую жизнь?

…То, что они несут, — хуже, чем смерть, хуже, чем боль и утраты. Послушайте, что скажет мой друг.

Близнецы пронзили мою душу холодным взглядом.

И сам не знаю как, но я нашел в себе… нет, не мысли, они их сразу прочли… нашел в себе силы молвить хоть слово. Я заговорил неуверенно и неловко, но совершенно искренне.

…Господа, разве этот мир — худший из всех возможных миров? Неужели мой народ и правду такой ужасный? Задолго до нас по этой стране прокатывались волны иноземцев. Разве они всегда мирно уживались с теми, кто попадался им на пути? Кто истребил мамонтов, гигантских бизонов и медведей, и саблезубых тигров, американских лошадей и верблюдов, да любую крупную дичь, которая вовремя не успевала понять, кого нужно бояться? Кто в этой части страны истощил землю до такой степени, что пришлось кочевать в другие места? Неужели ни одно племя не старалось вытеснить соседнее с их земли, пустив в ход убийства, пытки, насилие и плен?

…А сейчас… Разве плохо иметь возможность носить очки, если у тебя испортится зрение? А книги для чтения, вставные зубы? Уже не нужно часами размалывать зерно в ступке. Женщины остаются в живых после очередных родов, а дети вырастают и заводят своих детей.

…Да. Мы, белые, творили страшные дела и совершали страшные ошибки. И совершаем до сих пор. Мы ведь тоже люди. Но все больше и больше белых стараются стать лучше. Мы выработали некоторые общечеловеческие законы, например. Билль о правах. И…

…И, черт возьми, мы не собираемся опускать руки и выходить из игры! Я сказал: мы — тоже люди. Хорошо, если вы и ваш народ встанут вместе с нами против общего врага. Это имеет смысл. Им тоже грозит опасность. Если мы вместе победим, победа будет общей. Если проиграем… то погибнем вместе, но избежим Ада!

Я расправил плечи.

…Простите, господа. Но, со всем уважением, я сказал, что думал, и останусь при своем!

…Он говорит правду, — молвил Балавадива.

…Мы видим… Да, чудовищное зло поднимается в нашей стране и на Луне, на священной Луне. Флейтист не поверил, но все равно рассказал об этом. Мы творили обряды, слушали, смотрели и узнавали. За эту встречу мы многое узнали. Мы поговорим с Другими.

Могут ли боги тревожиться или даже пугаться? Кто я такой, чтобы судить об этом? Я рассказываю то, что увидел, услышал и запомнил. А что было истиной, что воображением…

…Мы вызовем Койота и выслушаем его. Он коварный, порою глупый, но не злой в глубине души. Ион — один из Творцов.

…Но даже мы, все вместе, не сумеем изгнать демонов, живущих за границей. Они слишком чужие нам и слишком сильные. Люди снова должны принять участие в спасении мира… если вам и нам это удастся…

И Близнецы ушли. Потянуло морозом, звезды льдисто засияли над головой.

— Мы что, так и не узнаем, смогут ли они нам помочь? И как? Где? — нарушил я тишину. Изо рта вырвалось облачко пара.

— В зависимости от обстоятельств, которые они тоже не могут предугадать. Я надеюсь, что снова увижу вещий сон. — Балавадива положил руку мне на плечо. Давай спать, Стивен. У нас был тяжелый день и очень тяжелая половина ночи.

Внезапно я ощутил, как устал. Еле хватило сил заползти в свой спальный мешок.

Сон, который я увидел, был смутный, но вовсе не кошмарный, как я ожидал. Постепенно он сменился привычным, ничего не значащим сновидением. Я проснулся от неясного чувства страха. Открыл глаза. Светили звезды, повсюду стояла полная тишь. Щека замерзла. Я перевернулся на другой бок и снова уснул.

Хотя кулон с переговорным устройством, который мне дала Джинни, был магическим предметом, снимать его я не стал. Именно он разбудил меня окончательно.

— Папа! Мама! Помогите! — закричал тонкий, отчаянный девичий голосок. Пожалуйста! Вы слышите меня? Кто-нибудь, помогите!