Прочитайте онлайн Операция "Луна" | Глава 36

Читать книгу Операция
4216+935
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Громов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 36

— Добро пожаловать, сэр, — поздоровался я, когда справился с удивлением. Конечно, ради такого гостя Джинни отложила исследования. Мы провели священника в гостиную и заварили кофе. Эдгар пощелкал клювом, потом почтительно склонил голову. В комнату влетел Свартальф, затормозил, на мгновение вздернул хвост, а потом сел на задние лапы, стараясь выглядеть настоящим сфинксом. Фьялар растянулся рядом с ним на ковре. Вэл с Беном хранили почтительное молчание. Только Крисса подскакала к священнику и залезла ему на колени. Он улыбнулся и потрепал ее рыжие кудряшки. Малышка засмеялась и сползла к его ногам, хотя обычно терпеть не могла, когда ее гладили по голове.

Я растерялся — как начать разговор? „Чем обязаны столь почетным визитом?“ — звучит слишком напыщенно и фальшиво. Балавадива, как всегда растрепанный, был одет в легкую рубашку, вытертые джинсы и затасканные до полной неузнаваемости туфли. Он прилетел на стареньком запыленном „Форде“. Но он явился без предупреждения, значит, причина была серьезной.

— Надеюсь, в пуэбло все в порядке? — наконец нашелся я.

— Пока да, — кивнул Балавалива. — Зато не в порядке у вас.

— Ну, рыдать в жилет мы не собираемся.

— Он и так мокрый, — пошутил он. — Беда не приходит одна. — Он посмотрел на детей. — Не хотелось бы пугать вас. Но незнание зачастую еще хуже. Решайте.

— Лучше все знать, — стиснула кулачки Вэл. Голос ее прозвучал тонко, но уверенно. — Сэр.

— Да, лучше знать, — согласился Бен. — Сэр.

— И мне, и мне, — залепетала Крисса. Едва ли она что понимала, но наверняка предпочла бы остаться с нами, чем отправляться в детскую, к игрушкам. Или она уже начинала соображать? Малышка обхватила колени священника.

— Тогда подождем вашу маму, — сказал он. И сменил тему: — Как повеселились вчера вечером?

Вэл не сдержалась и хихикнула.

— Мистер Фьялар напился, — наябедничал Бен. — Это было весело.

— Ниче подобного, — возмутился гном. — Чуток выпил. Когда напиваются, то воют, как вы иногда, плывут в Италию, берут папу за бороду, остальных убивают, все рушат и палят, насилую…

— Неважно, — перебил его я. — Вволю наелись и поболтали. А как праздновали зуни?

— Превосходно. — Балавадива пустился в красочные описания. Я заметил, что дети увлеклись и думать забыли о своих страхах.

В соответствии с обычаями пуэбло Джинни готовила на кухне закуски. Она вернулась, поставила еду на стол и присела рядом со мной. И сразу же подобралась и превратилась из жены и хозяйки в специалиста.

Балавадива быстро закончил рассказ. Закаменел и обвел нас тяжелым взглядом.

— Этой ночью мне приснился сон, — медленно произнес он. — Потому я здесь.

Вероятно, он заметил сомнение на моей физиономии, потому что добавил:

— Есть сны и сны. Большинство — ничего не значат. Но иногда приходят сны, которые вы зовете вещими.

— Их сразу отличаешь, — согласилась Джинни.

С полминуты Балавадива молчал. Казалось, что тепло и свет больше не льются в наш дом вместе с солнечными лучами.

— Я не могу пересказать вам все, — продолжил он. — И не должен. Пока. Но обязан предупредить, что наше время истекает. Враг уже знает о наших планах и собирает силы. Он уже пошел в наступление.

— Иа, эт' точно, мать их так! — вырвалось у Фьялара.

И где это он успел набраться местной ругани? Может, во время строительства кузницы?

— На данный момент мы и вправду сидим в глубокой за… яме, — поспешил добавить я. — Хотя вряд ли наши противники связаны с демонами.

— Судя по всему, нет, — согласилась Джинни. — Хотя демоны наверняка приложили свою длинную руку.

— Потом расскажете, — молвил Балавадива. — Но пока ваши неприятности только начало. У демонов на Земле есть помощники, но луна скоро войдет в полную силу, так и их силы возрастут. Они объединятся, чтобы сокрушить нас всех, кто может им противостоять.

Я с ужасом посмотрел на Криссу, Вэл и Бена. Старшие сидели, широко открыв глаза и тяжело дыша. Нам, родителям, придется многое им объяснять, да так, чтобы не напугать их еще больше. И успокаивать — Бена даже дольше, чем Вэл.

Крисса бросилась ко мне. Я посадил ее на колени и крепко обнял.

— Ты говоришь именно о нападении?

— Наверняка это будет не война в прямом смысле, как Халифатская, заметила Джинни. — Демоны слишком хитрые. Скорее, они подавят нашу магию, сломят веру в Свет и поработят души…

— Тише-тише, крошка, — запричитал я над малышкой. — Никакая бяка не укусит тебя.

— Когда они воцарятся в наших душах, мы сами примемся уничтожать друг друга, — закончила Джинни невыразительным и тусклым голосом.

— Примерно так, — кивнул Балавадива. — Нам нужна помощь Сил, которые способны справиться с демонами. Чем скорее, тем лучше. Это было во сне. — Он посмотрел мне в глаза. — Мы с тобой должны найти их, Стивен.

— Чего?

Я вскочил, едва не уронив дочку на пол.

Пока я садился обратно, он пояснил:

— Нам придется пока отступить. Я обучу тебя некоторым вещам. Потом мы вместе воззовем к Силам.

— Но так-так-так, — затарахтел я, как старый драндулет. — Я ничего не соображаю… Жена…

— Ты — глава этого дома и ты — директор операции „Луна“. Мы отправимся Древним Путем.

— Но Джинни… Мы с ней… Мы хотели прорваться в другую вселенную. Я не могу бросить ее одну. — Я взял себя в руки. — И не брошу, черт возьми!

— А? — подскочила Вэл. — Другая вселенная? Как магистр Лазар… Как вы раньше… — Глазки девочки забегали, она что-то задумала. — А почему бы маме не подождать, пока ты вернешься, па?

Я заколебался.

— Вообще-то да. Ну, и долго мы будем… отступать? — Несколько дней. Балавадива нахмурился. — Может, это все время, какое нам отпущено. Сейчас, когда луна истаяла до половины, лучшее время для Поиска. Я не могу обещать, что Силы, на которые я рассчитываю, придут, но сейчас самое подходящее время для вызова. Такое повторится только через несколько месяцев. — Он замялся, отчего я испугался еще больше. — И не обещаю, что эти Силы смогут нас защитить или сломить Зло. Но враг скоро, очень скоро будет готов нанести удар. Нам нужна любая помощь. Так что молитесь своему христианскому богу.

Крисса подала голос из-под моей руки:

— Иисус любит нас.

В этом я не сомневался. И не сомневался в том, что Всемогущий может разрешить наши заботы одним словом. Но не станет этого делать. Однажды Бисмарк сказал, что бог помогает дуракам, пьяным и Соединенным Штатам Америки. Естественно, шутка. Рано или поздно удача изменяет. Мы, смертные, всегда должны справляться с невзгодами своими силами. Ведь эти силы дарованы нам свыше. И каждый ведет бой за свою душу в одиночку.

— Мы должны испробовать малейшую возможность, — хрипло промолвила Джинни. — А что, если я останусь ждать тебя, ничего не предпринимая, операция „Луна“ погибнет? Не лучше ли использовать все шансы? Мы ничего не знаем о нашем противнике. А если голова Мимира действительно может дать дельный совет? И мы сумеем отразить атаку?

— А если нет? Сперва надо добраться до этой головы и вернуться обратно живыми! — закричал я.

— Именно это я собираюсь сегодня выяснить.

— Да ниче страшного, — заговорил Фьялар. — Вряд ли мы наткнемся на троллей, разве что заблудимся среди корней. Главное — не напороться на дракона Нидхегга.

— Да постойте вы… — начал я, но тут тихо и размеренно заговорил Балавадива, и я заткнулся.

— Во сне я видел, как вы, Вирджиния, странствуете по необычным местам. Я таких никогда не встречал. Может, объяснишь, куда вы собираетесь?

На некоторое время разговор стал труден. Так всегда бывает, когда лоб в лоб сталкиваются три культуры. Большую часть я не запомнил, но это и неважно. Под конец Балавадива узнал пару моментов „Эдды“, а я обещался прибыть к нему завтра утром. От обеда он отказался:

— Спасибо, но вам, Стивен, нужно готовиться, а вам, Вирджиния, работать. Я лучше полечу домой и поговорю с собратьями. Может, их молитвы и заклинания помогут вам.

Если она отправится, подумал я. Втайне я надеялся, что Джинни поймет невыполнимость задачи. Ах, этот паскудный гном!

Но вряд ли. Я сам считал, что идея замечательная, пока не обнаружил, что должен отпустить ее одну.

В дверях Балавадива остановился и бросил взгляд на детей.

— Ради них. Всегда ради… До завтра, Стивен. Прощайте, Вирджиния.

Он взял обе ее руки и дохнул на них. Потом — на мои. Это был очень значимый жест, полный добра и любви. Священник развернулся, подошел к своей метле и отбыл.

Джинни сообщила, что обедать не собирается, и заперлась в мастерской. Мои сборы заняли не много времени. Дети стояли и наблюдали, как я складывал вещи. И молчали. Я предложил устроить пикник. К счастью, Фьялар сказал:

— Не, я лучше побуду здесь. Может, Джинни пригожусь.

— А тебе не скучно будет ждать? — спросил Бен, припомнив, видно, как гном хлестал виски и пиво.

— Не-а. Я погляжу ваш… дальновизор, правильно? — Фьялар поскреб бороду. — Но перед тем, как мы отправимся, я хочу, Стив, сделать для тебя еще одни ключи от кузницы и лунной метлы.

Я провел его в гараж, где лежали наши инструменты. Его сильным, опытным рукам не нужен был шлифовальный станок, а только плоскогубцы и напильник. А несколько заготовок под ключи лежали тут же. Естественно, он собирался еще заклясть их, но для этого вообще ничего не понадобилось. Гном что-то пробубнил над заготовками, я даже не расслышал, на каком языке он пел. Так что не то что грабитель, но и я сам не смог бы повторить заклинание. Я взял ключи и спрятал их в своей комнате.

Дети ходили за нами по пятам. Потом они помогли мне приготовить снедь для пикника. Крисса возилась с едой дольше всех, но никто не жаловался. Мы чувствовали себя единым целым.

Государственный парк „Красная скала“ был как раз подходящим местом для серьезного разговора. Мы сидели в тени дерева, наслаждаясь теплым и чистым воздухом и разглядывая песчаные красноватые горы вдали. Все вокруг дышало покоем и тишиной. Вспомнив о секретности, я рассказал детям о ситуации в целом, особо не вдаваясь в детали. И не стал углубляться в перечисление опасностей, которые нас ждут. Я сказал, что Балавадива — человек хороший, но пессимист. Зуни не представляют себе, насколько мы, американцы, сильны. Не забывайте, как мы разгромили Кайзера и Халифат, и даже побороли самого Врага! Что касается ближайшего будущего… ну, мама отправится в далекое, но не опасное путешествие. Если вообще отправится. Не в Ад же, в конце концов. Просто спросить совета. Что-то вроде визита к врачу… нет, к адвокату… нет. Все равно что зайти к дяде Уиллу и спросить про звезды.

Вэл и Бен немного успокоились. Можно не сомневаться, что болтать они не будут. Крисса и так все забудет, тем более кто особо прислушивается к ее лепету? Собственно, она ничего не поняла, кроме того, что мы волнуемся. И до сих пор дула губки. Вэл быстренько развеяла ее опасения, рассказав очередную историю про Грязновласку и поросенка.

Потом мы прекрасно пообедали, поиграли и попели песни. Сходили в музей и немного полазили по холмам. Три часа промелькнули незаметно. Жаль, что не больше. Но зато дети слишком устали, чтобы снова беспокоиться. Наконец, когда солнце уже садилось, мы вернулись домой.

Нас встретил взрыв поистине лошадиного ржания.

— Ха-ха-ха!

Фьялар катался по полу, бил себя кулаками по бокам и дрыгал ногами. По дальновизору показывали „Фауста“ Гуно на английском. Поскольку это моя любимая опера, я поинтересовался, чего смешного он там нашел.

— Этот мужик, про кого спектакль, он помирал и пел! — провыл гном, вытирая слезы. — Он пел и пел. Упал-встал, упал-встал, упал, подрыгался, как рыба на песке, и снова запел! Щас палят живьем его бедненькую девку, так она тоже поет!

Да, на вкус и цвет…

— Моя жена тебя звала? — спросил я.

— Иа, один раз. На пару вопросов. Она скоро выйдет и скажет, шо я был прав. А у вас больше нет комедий?

В нашей музыкальной коллекции было несколько видеокассет. Я подумал было о „Кольце Нибелунгов“ Вагнера, но решил, что у Фьялара живот треснет от хохота. От мучительного выбора меня спасла Джинни.

Лицо — белее мела, руки дрожат, но глаза полыхают зеленым огнем.

— Готово! — громко объявила она. — Отправляемся, Фьялар.

— Я знал, — ухмыльнулся гном.

Джинни взяла меня за руку. Ее пальцы были как лед.

— Все будет хорошо, любимый, — прошептала она. — Я убедилась, что переход вполне возможен. Обычно он закрыт. Не осталось носителей веры, и временные линии разошлись. Но вместе с Фьяларом, с его уверенностью и помощью, я пройду легче… чем в прошлый раз. И там не будет врагов.

„Неужели? — мысленно простонал я. — А тролли, драконы, великаны и прочая честная компания? Одноглазому тоже веры мало“. Но дети стояли рядом, и я сдержался. Наш мир тоже не совершенен. Пьяные гонки на метлах, может, еще и хуже.

Наступили сумерки. Тихо бормотал дальновизор. Джинни расправила плечи.

— Мы должны подготовиться. Сначала позаботимся о детях. Нужно позвонить Уиллу и узнать, не может ли он снова переехать к нам.

Лучшее лекарство против тревоги — чем-нибудь заняться. Мы позвонили ее брату и сказали, что сейчас залетим. Оставив Валерию за старшую, мы взяли с собой Эдгара и вылетели. Небо налилось чернотой, и окошки домов внизу засветились огоньками. Сигнальные огни встречных метел казались веселыми светлячками. Воздух был холоден, как нежеланный поцелуй.

Уилл провел нас в свой заваленный книгами кабинет, расставил на столе чашки и чайник и лишь потом сел рядом. Выглядел он неважно, даже улыбка была какой-то деревянной. Но он с готовностью согласился снова пожить у нас, добавив: „Если вас, конечно, не беспокоит постоянный надзор ФБР. А в чем дело?“

Мыс Балавадивой обсудили, что стоит рассказывать остальным. И я поведал о том, что отправляюсь с ним искать помощи против демонов. Может, он что-нибудь предложит? Но Уилл мигом заледенел.

— По-моему, это сущий бред, — процедил он.

— Почему? — удивился я. — Тебе что-то известно?

— Нет. Но вспомните, что было, когда вы попытались договориться с одним из этих Созданий.

— Зато он не пытался нас убить! — вспыхнул я и тут же пожалел. Он мог воспринять мои слова как намек. — Прости, Уилл. Ляпнул, не подумав. Тебя же обвиняли в содействии демонам, почему ты не хочешь, чтобы мы сняли подозрение?

— Можете считать, что у меня проснулась интуиция. Это сомнительное предприятие.

— Боюсь, что мы, инженеры, в интуиции не разбираемся, — попытался пошутить я. — Я все равно решился. Терять нам нечего.

Возможно.

Он повернулся к сестре.

— А ты?

Его вопрос прозвучал как „Et tu?“. Странно, но почему?

Джинни покачала головой.

— Нет, я буду разбираться с этой налоговой шумихой. Придется… уехать из города.

— А куда?

Фьялар открыл было пасть, но Джинни дернула его за плечо, так что у гнома щелкнули зубы.

— Лучше пока не говорить, а то, боюсь, не получится.

В ее голосе звучала боль. Нелегко было решиться утаить от Уилла правду. Все равно что дать понять, что мы не доверяем ему. Хотя и просим о помощи. Но что если несознательно, случайно он служит проводником для…

— Ясно, я ведь под подозрением, — пожал он плечами. — Агенты постоянно прослушивают мои разговоры. Надеюсь, они повеселились.

— Ничего противозаконного, — поспешил оправдаться я.

Неловкое молчание первым нарушил Фьялар.

— А и где Бринбитр?

— А, Фотервик-Боттс? Он… в лаборатории, — смущенно улыбнулся Уилл. Эта улыбка осияла его лицо, как солнечный луч, выглянувший из-за туч. — Хотите забрать его с собой?

— Лучше не надо, — поморщился Фьялар. — Он тама не бывал, может еще чего ляпнуть невпопад. Он же не такой тактичный, как я. И если мы вляпаемся во что-нибудь, оружие нам не поможет.

Вот это новость! Улыбка Уилла увяла. Он прищурился.

Я совсем уже было хотел предложить уходить, чтобы прекратить этот треп, как Джинни крикнула:

— Какая глупость, Фьялар!

К ее явному облегчению, гном добавил:

— Нужно повесить меч в кузне, чтоб приглядывал и в случае чего бил тревогу.

Уилл снова оживился.

— Чудесно! Так вы его сразу заберете?

— Что, много болтает? — понимающе спросил я.

Уилл потупил взор.

— Я и представить себе не мог, как много. У меня сил больше не было его слушать. А выражается, как последний йоркширский сапожник десятого столетия.

Джинни сочувственно улыбнулась.

— Бедный братик! Ты нас просто спас, спасибо!

— Не, сегодня не заберем, — встревожился Фьялар. — Он подумает, что вам надоели его рассказы, и обидится. Он такой чувствительный.

— Скажи ему, что устал и ляжешь спать рано, — предложила Джинни. Выглядел он действительно паршиво. — Мы с Фьяларом утром заберем его. А ты собери вещи, чтобы переехать сразу, как только я улечу.

Лицо Уилла снова застыло в знакомую маску.

— Конечно. Можете на меня рассчитывать.

Я забеспокоился, и Джинни потом призналась, что тоже насторожилась. Но пока Уилл вел себя вполне обычно. Психоскопия доказала, что улики против него подтасованы. ФБР тоже проверило все вдоль и поперек, пытаясь отыскать ниточки к настоящим преступникам.

Дети обожали дядю Уилла, в последний раз он все делал правильно… А в случае чего Вэл уже достаточно взрослая, чтобы знать, кого звать на помощь. Джинни призналась, что рассказала дочери о болезни дяди. Так, на всякий случай.

Так что мои слабые возражения против экспедиции к Мимиру были отметены как несостоятельные.

Уилл отклонил наше предложение пообедать вместе, сославшись на усталость. Мы вернулись домой и провели чудный семейный вечер. И радость наша не была поддельной или вымученной. Потом мы с Джинни остались наедине и попрощались по-своему.