Прочитайте онлайн Операция "Луна" | Глава 34

Читать книгу Операция
4216+936
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Громов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 34

Мы опустились на небольшую стоянку позади „Буффало“. Солнце стояло в зените, и нам не терпелось спрятаться в тень.

Это было обширное и приземистое здание, стойка бара сделана в старинном стиле, а вдоль стен расположены столы и лавки. Скатерти в красную клетку, дешевые столовые приборы, солома на полу и всего два дальновизора, которые работали тихо, если только не транслировалось какое-нибудь важное событие или матч, — вот вам „Буффало“. Над стойкой висела пара чучел — звериных голов, по стенам — картины с мирными ранчо, а на потолке красовались сотни желтеющих визиток. В этом заведении всегда была прекрасная кухня и доброжелательное обслуживание. По обыкновению на обед сюда набились как семьи, так и служащие, забежавшие на перерыв. „Буффало“ открыли, когда начала строиться Твердыня, и здесь обычно бывало много рабочих. Сейчас в Твердыне настали тяжелые времена, потому никого из знакомых мы не заметили. Поскольку нас было семеро, мы сдвинули два стола вместе.

Разговоры вокруг перешли в недовольный гул, когда Фьялар развернул свой флаг и установил во главе стола. Может, в Миннесоте или Сиэтле публика восприняла бы подобную выходку с восторгом, но в Нью-Мехико контингент иной. Мы с Джинни обменялись понимающими взглядами. Я сел по одну сторону от Фьялара, она — по другую. Может, таким образом мы сумеем держать его в рамках. Возле меня устроился Бен, возле Джинни — Вэл. Джим и Куртис сели друг напротив друга.

Когда официант принес воду в графине, тарелки и прочее, шум вокруг нас затих. Я приободрился. Может, слух о нашем появлении и не достигнет ушей полиции. Хотя туристический сезон закончился, в этом штате гости бывали круглый год, и местные жители привыкли не обращать внимания на чужаков.

Фьялар тотчас же разбушевался:

— Простая вода? Да за кого они нас принимают?

— Это знак вежливости, — шикнула Джинни. — Чтобы ты утолил жажду. Подожди минутку. Разве ваш народ не считается бесстрастным и терпеливым, как горы?

Обычное заблуждение: точно так думают, что все индусы — святые, а все итальянцы — темпераментные любовники. Но гнома проняло, и он утихомирился.

Симпатичная темноволосая девушка принесла меню.

— Привет, — улыбнулась она. — Выпьете что-нибудь, пока будут готовить заказ?

— Привет, Кончита… — начал я. Мы познакомились с официанткой во время прошлых визитов. Место было приятным, и мы бывали здесь часто.

— Йа, скотч! — вмешался Фьялар. — Двойной. Два двойных. Хозяева таверн сейчас страшно прижимистые.

— Он приехал из северной Миннесоты, — быстро забубнил я. — Немного, гм, грубоват. Но честный hombre. — Прежде чем гном потребовал объяснений, я обратился к остальным: — Пиво? — Все кивнули. Хорошо, кувшин пива. А детям…

— Пусть не стесняются, — снова встрял Фьялар. — Я плачу. Мед, ром, все на свете, для юной леди и отрока.

— Кока-колу, — хором ответили они.

— Хаа? Никогда не слыхал. Ну, смотрите не нажирайтесь и не лезьте в драку.

Мы принялись разглядывать меню.

— Это че такое? — рыкнул Фьялар. — Какая-то белиберда.

Мы объяснили, для чего меню и что там написано. Свиную отбивную котлету он одобрил.

— Эт' я понимаю. Такое, наверно, в Валгалле едят.

Жареная говядина пошла хуже — не сама по себе, а ее количество. В Норвегии слишком мало пастбищ, и коров в основном держат ради молока, питаясь их мясом лишь изредка. Потом говядину стали завозить из других стран.

— Эх, чей это набег был так удачен, что он перебил целое стадо? Почему ты мне раньше не сказал?

Такая снедь, как картофель во фритюре, салаты и консервированная кукуруза, оказалась выше его разумения. Тогда мы предложили гному попробовать все самому и выбрать по вкусу.

Кончита принесла полный поднос. Сразу же поставила перед Фьяларом виски и улыбнулась:

— Добро пожаловать на Запад.

— Спасибо, — порозовел гном. — Клянусь ляжками Фреи, ты штучка аппетитная!

И хлопнул ее по заду. Сдается мне, он просто желал выразить свое одобрение, но шлепок получился увесистым, так что по всему залу прокатилось эхо. Кончита вскрикнула.

Джинни успела подхватить поднос, прежде чем вся посуда ссыпалась на стол.

— Святые угодники! — завопил я. — Ты, осел, я сейчас выволоку тебя отсюда!

Куртис и Джим тоже выразились, но помягче, и мы вместе стали просить у Кончиты прощения.

— Ладно уж, простите, — проворчал гном. И опрокинул стакан в глотку. — Иа, нужно было сперва спросить твоего господина. Тогда уж пригласить тебя сесть со мной, а уж потом…

— Попустись, Христа ради! — заревел я.

Фьялар кивнул.

— Йа, здесь поклоняются Кристу, так? Я не хотел обижать никаких богов. Вот мне заплатят, я сразу куплю козленка и прирежу его на алтаре вашего Криста.

— Я жутко извиняюсь, Кончита, — проблеял я, беря ее под локоть. — Мы и не думали… Клянусь, это больше не повторится… Мы, гм, хотели бы возместить…

Последняя фраза оказала нужное воздействие. Кроме того, Кончита всегда умела держать марку.

— Хорошо, Стив, сочтемся. Это был своего рода комплимент, да? — Она понизила голос. — Знаешь, мне его отчего-то жаль. Он наверняка ужасно одинокий. И такие маленькие люди обычно долго не живут.

— Ты прощен, — холодно сообщила Фьялару Джинни. — Радуйся, что ты в христианской стране.

— Да ну? А че я не встретил ни одного монаха? Иа, ладно. Я тоже всех прощаю. Такой уж я отходчивый парень.

Мы снова сели. Кончита протерла бокалы и поставила кувшин с пивом на стол.

— Ага! — обрадовался Фьялар. — Вот чего мне не хватало! Он протянул длинную мослатую руку, сгреб кувшин и припал прямо к горлышку. Когда сосуд опустел наполовину — а заняло это не более тридцати секунд, — он поставил его на стол и удивленно спросил:

— А че, вы не хотите пива?

— Принеси нам еще один, — попросил я официантку. — Нет, лучше сразу два.

Она прихватила еще две вазочки с печеньем. Фьялар сразу же опустошил ближайшую. Дети забеспокоились и подтянули к себе оставшуюся. Гном покровительственно улыбнулся.

— Нравится ваше питье? — поинтересовался он.

— Очень, — ответил Бен. И предложил: — Хотите попробовать?

— Спасибо. Ты вправду благородный юноша.

Бокал почти исчез в его волосатой лапе.

Вероятно, древние норвежцы понятия не имели о маленьких глоточках. Гном опрокинул содержимое бокала — кока-колу, кубики льда и прочую ерунду — в глотку. Сразу же все это полетело через стол.

— Фу-у-у! Клянуся всеми жабами Хель, чем американцы прогневили богов, что пьют такую муть?

Мы вытерли стол, воздерживаясь от комментариев, и принялись обсуждать меню. Кончита принесла Бену другой бокал, а нам — два кувшина с пивом. Настроение сразу улучшилось. В конце концов, мы же отмечаем нашу маленькую победу. Фьялар разошелся. Он рассказал ужасно скабрезный анекдот про Одина и великаншу, зато потом, ударился в воспоминания о прежних веках, и это было по-настоящему интересно. Мы слушали о прошлом, удивительном, но теперь навсегда затерянном мире.

Поспел обед. Не ожидая ничего путного от застольных манер гнома, Джинни заказала для него еду, которую можно было брать руками, — ребрышки, курицу по-французски и тосты. Беседа текла своим чередом. Дети вносили вежливые, но разумные замечания. К сожалению, никто, даже я, не заметил, что гном все чаще заказывает себе пиво, потом виски, потом снова пиво, и так до бесконечности.

Наконец Кончита унесла грязную посуду и поинтересовалась, хотим ли мы что-нибудь на десерт. Взрослые сыто покачали головами, а Вэл и Бен затребовали мороженого. Фьялар тоже пожелал попробовать незнакомое лакомство.

— …сказания называют великанов самым древним народом, — вещал Фьялар, но мы, гномы…

Официантка поставила перед ним вазочку. Гном ткнул пальцем в мороженое и облизал его.

— Хо, хорошо, — одобрил он. — Чем кормили этих коров? Но тут нужна добавочка. — И опрокинул остатки виски в мороженое. — Мы, гномы, были владыками мира. Самыми лучшими кузнецами и магами. Сами боги покупали наши вещи. О нас знали все. В „Эдде“ есть список наших имен. Нет списка всех великанов, даже всех этих зачуханных богов, зато двергар…

Он сунул ложку в вазочку и поднес ко рту. Естественно, алкоголь растопил лакомство. Густая коричневая жижа полилась на бороду гнома.

— Что за троллиные шутки? — возопил Фьялар. — Кто наложил на меня заклинание? Да я вобью его по уши в землю! Я…

— Тише, тише! — На нас начали оборачиваться. Я схватил разбушевавшегося гнома за руку. Он не заметил. Тогда я ухватил его за усы и притянул его голову к своему лицу. — Никто не колдовал и никто не думал вредить тебе, балбес! Ты что, никогда не видел, как тает лед? Или не пил воды?

Гнев Фьялара уступил место сентиментальности. Но даже тогда я не обратил внимания на тревожный сигнал.

— Лед тает весною, — заныл он. — Весь мир скорбит о смерти Бальдра. И мороженое тоже? Оно такое сладкое. Я выпью его слезы. — Он поднял розетку и отхлебнул. — Отличный супчик! Еще!

Чтобы утихомирить гнома, я подал знак Кончите. Она осторожно подошла.

— Список гномов. Внимайте! — Он поднял указательный палец. — Первыми идут Мотсогнир и Дарин. Потом Нии, Ниди, Нордри, Судри, Аустри, Вестри, Альтиов, Двалин…

— Еще мороженого, — прошептал я. — И счет, пожалуйста.

— …Вейг, Гандальв, Виндальв, Трайн… — Ay de mi, кажется, у вас проблемы? — посочувствовала официантка. — Бармен уже ворчит, чтобы его выставили. Надеюсь, до этого не дойдет.

Я пожал плечами.

— Я тоже, иначе будет хуже. Мы сами все уладим. Мне очень жаль. Обещаю, что больше подобное не повторится.

„По крайней мере, не здесь“.

— …Фили, Кили, Фундин, Нали… — Фьялар поводил окосевшими глазами по сидящим за столом. — Я вам не наскучил? Не хочу никому наскучить. Друзья не должны скучать за одним столом. Я щас закончу.

И затараторил:

— Хефти, Вили, Ханар, Свнор, Фрар, Хорнбори…

Куртис наклонилась ко мне.

— Ну, он ведь постоил наш корабль, — снисходительно прошептала она.

— А работа еще не закончена, — добавил Джим.

— …Альв, Ингви, Эйкинскьяльди, Фьялар… Фьялар — это я. Я был там, я…

Кончита принесла новую вазочку и счет.

— Фрости, Финн, Гиннар! — Гном вырвал блюдце из рук официантки. — Вот и весь сказ.

Возбудившись сверх меры, он вспрыгнул на стол. Пустые кувшины только хрустнули под его сандалиями.

— Это гномы! — возгласил он. — Жертвую тебе, старина Тор!

И запустил блюдом в стену. Жирные брызги полетели во все стороны.

— Не кровь, но тебе понравится, владыка грома!

Я как раз отсчитывал Кончите деньги. Дал еще.

— Да что я болтаю! — заорал Фьялар и затянул было песнь: — Geyr nu Garm… Нет. Вы не знаете. Не понимаете. Никто не понимает. — Слезы хлынули из его глаз на бороду, запачканную мороженым и виски. Потом он добавил скрепя сердце: — Но люди продолжают сражаться! Людям нужно оружие! В Ногрв… Норвегии еще не перевелись славные воины!

Я недавно слышал, что Норвежский парламент получил Нобелевскую премию Мира.

— Будут звенеть мечи и выть волки! — кричал Фьялар. — Fram, fram, Norrmen!

Он схватил флаг и принялся размахивать полотнищем над головой, попутно смахнув с потолка целое облако пыли.

— Давайте убираться, пока никто не вызвал полицию, — предложил я Джиму. Он кивнул. Мы подхватили гнома под колени — он оказался тяжелее, чем я думал, — и понесли на выход. Вероятно, он воспринял наш маневр своего рода триумфальным шествием. Фьялар махал знаменем и скандировал кровожадные вирши.

Солнце уже заходило.

— Че? — икнул Фьялар. — Мир в огне? Уже наступил Рагнарек? Атлично!

И рухнул лицом вниз. Мы с Джимом даже не успели подхватить его.

Куртис подобрала флаг, проявив уважение к великой нации.

— И что теперь? — спросила она.

— Мы со Стивом заберем его домой, — ответила Джинни. — Уложим спать в комнате для гостей.

— Ну, ты больше всех знаешь о… Созданиях, — облегченно выдохнула Куртис. — Если что — звони.

— Мы могли бы пойти куда-нибудь сегодня вечером, — предложил ей Джим. Если, конечно, ты не устала.

— Прекрасно. Там и отдохну, — улыбнулась она. — Спасибо за предложение. Принимаю.

— Все будет в порядке, — заверил я их. — Разве что утром, когда он проснется, нам понадобится пиво. А может, и нет.

Мы дотащили гнома до нашей метлы, попрощались с друзьями и отчалили.

— Надеюсь, что вы не расстроились, — сказал я детям. — Он славный парень и великий кузнец.

— Ага, — с юношеской надменностью отозвался Бен. — Только организм у него слабоват.

— Ни капельки! — возразила Вэл. — Ты что, не видел, сколько он в себя залил? И ни разу не вышел в туалет.

„Охо-хо! — подумал я. — Лучше растолкать его и засунуть в сортир перед тем, как уложим его спать“.

То одно, то другое — прошло немало времени, прежде чем мы с Джинни сели в прохладной гостиной нашего дома и перевели дух. Няня уже ушла. Крисса спала, притом тише, чем Фьялар. Мы убедили Бена хранить в тайне все, что он видел и слышал, и не говорить никому, даже Дэнни Голдштейну. Сын удалился к себе с книгой под мышкой. Вэл вышла проверить почту.

Она вернулась, оглушительно хлопнув дверью.

— Счет за газ, — провозгласила дочка. — Что-то от „Корпорации Корн и Банион“… длинный список… наверное, за какую-то партию товара. Еще „Советы юношеству по уходу за собой“. Тут сказано, что можно выиграть пять миллионов долларов. А это… ой, это мне.

Она зарделась и быстро спрятала конверт за пазуху. От Ларри, догадался я. И забеспокоился, как любой отец юной девушки.

— Что еще, милая? — светло улыбнулась Джинни.

— А? А, да. Записка от ветеринара, нам пора проверить Свартальфа… Еще какой-то мусор… Эй, тут из И-Опаньки!

— Откуда?

— Из ИОПН, налоговой инспекции.

— Не груби.

— Я цитирую папу, — усмехнулась Вэл. — Он выразился еще круче.

— Ну, давай сюда, — сказал я. Пульс участился. Может, они извещают, что у нас все в порядке? Я вскрыл конверт и прочел уведомление.

Тишину нарушило пророческое карканье Эдгара.

— Так, что у нас плохого? — ровным голосом спросила Джинни.

Я протянул ей письмо.

— Они утверждают, что у нас долг на сумму свыше тридцати тысяч долларов плюс штраф. — Вэл была уже достаточно взрослой, чтобы спокойно воспринять это сообщение. — Подозревают какой-то криминал и заговор с „Норнами“. Подпись Альгер Снип.