Прочитайте онлайн Операция "Луна" | Глава 33

Читать книгу Операция
4216+992
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Громов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 33

Зуни вежливо отказались. Они собирались праздновать вместе со своим племенем. Оно и к лучшему. Индейцы справляют свои праздники слишком торжественно.

— Извините, но я лучше лягу спать, — сказал Уилл.

— Жаль, — честно признался я. — Что, снова прихватило?

— Просто устал. — Он скрипел, как несмазанная машина. — Сам виноват. Загнал себя до полусмерти. Отправлюсь домой и отдохну.

— Правильно, — согласилась Джинни. — По меньшей мере, неделю. А потом поищем тебе хорошего доктора — невропатолога или еще кого.

Он передернул плечами.

— Посмотрим. А пока соберу инструменты и сложу тент.

— Я помогу, — предложил Джим.

— И я, — добавила Куртис. Вот такие они у нас.

Я было дернулся, но Джим покачал головой:

— Спасибо, мы и сами управимся.

Да, загрузить вещи Уилла на старенькое „Вольво“ будет нетрудно. А еще мне показалось, что Джим хочет побыть вместе с нашей астронавткой. Бедняга Уилл в расчет не шел. Они направились к тенту.

— А-хой! Наконец я попаду в город! — взревел Фьялар. — Клянуся щечками Фреи, давненько я уже сижу на голодном пайке. Там виски есть? А пиво, шоб хорошенько промочить глотку?

— Э-э, погоди-ка, — испугался я. — Наша операция слишком секретная. Если тебя увидят…

Гном взорвался от негодования:

— Шо, я для вас плохой? Как работать — так пожалуйста, а как сидеть рядом с вами на пиру — так пошел вон?! — Фьялар взмахнул кулаками. — Локи меня побери, если я не вел себя как жентльмен! Шо, не веришь? Так я сейчас тебе докажу. Эйнвиги!

— Эй, я вообще ничего не имел в виду… Я просто… Чего-чего?

— Ниче! Не боись, не хольмганг. Выбирай оружие. Я возьму молот и клещи, шоб вырвать твой длинный нос перед тем, как размозжу твою башку!

Дети оцепенели. Потом Вэл завизжала:

— Только попробуй!

Не успела она вклиниться между нами, как появилась Джинни.

— Фьялар, милый, ну пожалуйста, — замурлыкала ведьма. — Ты не понял, что хотел сказать Стив. Мы прекрасно понимаем, как напряженно ты трудился и что тебе необходимо хорошенько отдохнуть. Придет день, когда мы… когда все наше королевство засыпет тебя дарами и воздаст по заслугам. Но пока лучше не привлекать к себе внимания.

Ярость гнома улеглась. Зато нахлынула обида.

— Я выгляжу по-дурацки, да? — Мне сразу же стало его жаль. — Не волнуйся, милая леди. Любого, хто попробует насмехаться надо мной, я раздавлю, как жука.

Естественно, оставлять его было никак нельзя.

— Все в порядке, — заверила гнома моя жена. — Ты едешь с нами. Стив просто хотел сказать, что после трудов ты измазался и пропитался дымом. Так выглядит настоящий труженик, но мы будем восседать в… пиршественной зале, самой лучшей в городе. Почему бы тебе не вымыться и не сменить одежду? Тогда городские девушки сразу увидят, какой ты красивый и мужественный.

Ее улыбка довершила дело.

— Иа-йа! Прости, Стив, я просто сбрендил! Ты должен выражаться понятно, вот как я. Подождите минуту, я скоро управлюсь.

И рванул в кузницу.

— Великолепно! — воскликнул Фотервик-Боттс. — Подкрепиться, а? Осмелюсь заметить, что вы не запланировали никаких увеселений. Но ничего страшного. Я буду рассказывать вам разные истории. Или петь песни. Мрачные баллады, как и приличествует героям. Или марши. „День-ночь, день-ночь, мы идем по Северу!“ Или праздничные гимны.

Я так и сел, где стоял.

— О нет! В „Буффало“, конечно, заглядывают ковбои, но носить в нем оружие запрещено, и… — Ладно, Фьялар еще сойдет нам с рук. Там, где мы будем праздновать, люди не любят совать нос в чужие компании и едва ли начнут звать полицию. Но меч, который безостановочно болтает и орет песни… — Боюсь, ничего не выйдет. Это противозаконно.

— Что? Холодное оружие запрещено? Что это за проявление материализма… вернее, живизма? Кровь господня! Я не потерплю, вы меня знаете. Вот вернется Фьялар, послушаем, что он скажет в ответ на подобную несправедливость.

— Хорошо, что Фьялар успокоился, — прошептал я Джинни. — Если он действительно разозлится, он бросит все к чертям и уедет, если не хуже.

— Приносим вам свои извинения, сэр, — снова бросилась в атаку Джинни. Без сомнения, это очень глупый закон. Но в таком случае, храбрый Бронегрыз, должен же кто-то остаться здесь и охранять корабль. Враги не дремлют.

К сожалению, это услышал Балавадива. Он подошел поближе и сказал:

— Это имело бы смысл, если бы мы оставляли корабль надолго. Но ведь гном завтра вернется. За ночь защитные заклинания не ослабеют. А чтобы не залезли грабители, достаточно просто запереть дверь. Я попрошу ребят последить за кузницей. Если что случится, они будут тут как тут.

— Да нет, — прошептал я, — вы не поняли, в чем тут дело.

Он укоризненно посмотрел мне в глаза.

— Да, ситуация щекотливая. Но Возлюбленные Близнецы отворачиваются от тех, кто лжет друзьям.

— Ладно, — вздохнула Джинни. — Устроим вечеринку у нас. Надеюсь, что мы не будем сильно шуметь и соседям не придется вызывать полицию. Девочек позвать не получится, но, думаю, бочонок пива поправит дело.

И все равно Фотервик-Боттса пришлось долго уговаривать. Он еще брюзжал, когда вернулись Джим и Куртис. Метла Уилла стояла уже загруженная под завязку, но он внезапно решил остаться. На наши удивленные взгляды он ответил:

— Знаете, мне резко полегчало. Я, конечно, еще отдохну дома, но сейчас лучше остаться и еще поработать. У меня есть несколько метеоритов, и я ими займусь.

— Вот и отлично, — обрадовалась вся наша семья.

Теперь пришла очередь известить остальных о перемене планов, да так, чтобы не травмировать и без того пострадавшие чувства Фотервик-Боттса. Все загалдели. Тут вернулся Фьялар. Он искупался и натянул новые джинсы, которые мы недавно подогнали под его фигуру. На ноги он нацепил плетеные сандалии, из которых торчали его волосатые пальцы. Наверняка он сшил эти сандалии сам. Еще когда мы летели из Норвегии, он заприметил в летном порту гавайские рубашки и потребовал пополнить ими гардероб. Эта была фиолетовой, в кошмарный розовый цветочек. На голову гном водрузил мексиканское сомбреро. Вместе с кузнечными инструментами он вывез из своей пещеры огромный, размером с него самого, норвежский флаг. Теперь гном грациозно перебросил флаг через левое плечо. На полотнище, конечно, был крест, но все-таки норвежский.

— Эге-ге-гей! — загремел Фьялар. — Двигаем, ребята! Девочки уже ждут не дождутся нас!

— А мы передумали, — сообщил я.

— Чего? — ощетинился гном. — Шо, застыдилися меня? Боитесь, шо вас увидят вместе со мной, да? Думаете, шо я — вшивый дверг, хотя я одет как король, а вы — как последние нищеброды?

— Нет-нет-нет, дорогой, — возразила Джинни. — Мы решили, что лучше посидеть дома. Ты славно поработал и заслужил хороший отдых.

— Отдых? — скривился гном. — Вы че, думаете, шо я замотался настоко, шоб сидеть в креслице и хлебать чаек? Черта с два! Я месяц махал молотом и теперь собираюсь повеселиться вволю…

В разговор вступил Уилл. Он заговорил мягко и вкрадчиво:

— Естественно, любая несправедливость по отношению к нашим благородным друзьям — просто ужасна. Но и вправду, генерал Фотервик-Боггс, едва ли вам понравится эта таверна. Я там бывал, сэр, и поверьте мне, это неподходящее место для высокопоставленных офицеров и настоящих джентльменов. Низкопробное общество, гам, шум, никакого почтения к старшим. Этот кабак может устроить только невежественных колонистов.

— Кого это он называет колонистами? — насторожился Фьялар.

— Не тебя, а нас, — театральным шепотом сообщил я.

— А вот дом Матучеков вы уже видели, — продолжал Уилл. — Вы знаете, какой он тихий и уютный. — „Да ну?“ — удивился я. — Вы посидите, расслабитесь, заведете умный разговор об искусстве, литературе и научных исследованиях. Если я не ошибаюсь, сегодня по дальновизору будут транслировать балетную постановку театра Санта-Фе.

Мы фыркнули, но Уилл вздохнул:

— Веселитесь, генерал. Я бы хотел принять вас у себя дома. Но, увы, в следующий раз. Я так много слышал о вас и давно мечтал познакомиться поближе.

— Да? — оживился Фотервик-Боттс. — Заинтересовались? Вы? А мне сказали, что вы всю жизнь просидели на гражданке. И это я еще мягко выразился.

— Но я очень интересуюсь историей. Я слышал, что вы… были очевидцем многих исторических событий. И вам известно то, чего нет в хрониках и что ускользнуло от внимания археологов. Я мечтаю как-нибудь расспросить вас.

— Э-э, что? Вы имеете в виду… битвы?

— Вот именно! Какая редкая возможность услышать рассказ от очевидца событий и настоящего специалиста в военном деле. Я готов слушать часами. И даже целыми днями, если вы, сэр, согласитесь погостить в моем скромном холостяцком доме.

— Да хоть сегодня, — выпалил Фотервик-Боттс с плохо скрываемой радостью.

— Клюнул, — прошептал Бен. Валерия захлопала в ладоши. Фьялар расцвел, радуясь и за свое детище, и за себя самого. Куртис и Джим взялись за руки. Мы с Джинни переглянулись. Я не знал, как мы сможем отблагодарить ее брата. А в глазах жены стояли слезы. Уилл снова стал прежним.

Уилл повернулся к гному.

— Я хотел бы продолжить исследования дома, — сказал он. Ничего, меч ему не помешает — Уилл умеет слушать, не слыша. — Можно мне взять два метеорита с собой?

— Йа, пожалуйста, — весело ответил Фьялар. Он провел Уилла в кузницу и подождал, пока тот выберет себе камни. Так было предписано правилами.

— Проклятые фебруны, — проворчал гном, когда они вернулись, — не доверять такому славному парню. Совсем свихнулись!

„Да-а, а ведь защита стоит на ящике, а не на метеоритах“, — подумал я и сам устыдился своих мыслей.

Уилл торжественно вложил Фотервик-Боттса в ножны. Насколько вообще можно торжественно засунуть кого-то в длинную узкую дыру. Фьялар захлопнул единственную дверь кузницы и запер ее. Закрыл ставни на окнах. Потом мы направились к нашей метле. Джим, Куртис и Уилл — к своим.

Неожиданно Уилл помчался обратно.

— Постойте! Подождите!

Мы остановились.

— Простите меня, — крикнул Уилл. — Я, старый дурак, забыл свои заметки. Можно я заберу их с собой?

Поскольку в правилах ничего не говорилось о записках, Фьялар спокойно отдал Уиллу ключ. Тот передал нам меч и отпер кузницу. Оставив дверь нараспашку, он нырнул внутрь. Минут пять мы стояли и болтали о своем. Потом Уилл вышел с папкой бумаг, замкнул дверь и вернул ключ Фьялару.

— Хорошо, что вовремя вспомнил о документах, — заметил он. — Сегодня я сам не свой. Вот, заставил вас жариться на солнце.

— Ага, — засмеялся гном, — пиво бы сейчас было в самый раз. И передал ключ Джинни. Мне показалось, что этим жестом он снимал с себя всяческую ответственность до конца дня.

Уилл и Фотервик-Боттс отбыли.

— Отважный парень, — сказал я. — Что ж, давайте повеселимся, раз уж Уилл пожертвовал собой ради нас.

И мы полетели в Галап.