Прочитайте онлайн Операция "Луна" | Глава 31

Читать книгу Операция
4216+861
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Громов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 31

Я позвонил Джннни и сказал, что вернусь к обеду или чуть позже.

Влетая в дом, я завопил:

— А у меня есть подарок… — и запнулся. В зале ко мне повернулись две рыжеволосые головки. — О, привет!

— Я решила, что Куртис тоже захочет присоединиться к нам и послушать о твоих успехах, — пояснила жена.

С тех пор, как Джинни помогла астронавтке, они с Куртис успели стать закадычными друзьями. Ничего удивительного, это сближает не хуже общего дела.

— Гм, а… — замялся я.

Молодая женщина поднялась, чтобы пожать мне руку.

— Не волнуйтесь, — сказала она. — Я знаю, что вы должны держать язык за зубами. Твердыня потихоньку сворачивается, пресса следит за нами неусыпным оком и время от времени каркает под руку. Кое-кто финансирует частные исследования, но они продвигаются еле-еле. Доктор аль-Банни решил, что мы должны быть готовы ко всему. И совсем немногим рассказал о вас.

— Ясно.

Понятное дело, что мы держали нашего шефа в курсе всех наших успехов, он даже навестил как-то гномью кузницу. Аль-Банни имел полное право знать обо всем, чтобы вовремя прикрыть нас или отстегнуть необходимую сумму. Более того, он уже приставил ко мне парочку надежных инженеров, с которыми мы потом работали над чертежами.

— Им можно доверять, — добавила Джинни. — Они чувствуют личную ответственность за это дело.

Куртис Ньютон грустно улыбнулась.

— И мне сказали, что вам понадобятся двое человек команды. Надеюсь стать одной из них.

— Лучше и не придумаешь, — облегченно выдохнул я.

— Меня готовили в одиночку. Так что пока я не могу никого порекомендовать.

— Другим пилотам мы ничего не рассказывали, — сказала Джинни. — Я первая подписалась за это. Нам не нужны ни законопослушные граждане, которые при первом случае побегут докладывать властям, ни радостные щенки, которые растреплют обо всем за кружкой пива.

Я помахал конвертом.

— Вот это может все изменить, — заметил я. — Фьялар рвал на себе бороду и слышать не желал о капсуле для команды, но тут пришел Балавадива и передал вот это.

Зеленые глаза моей жены засветились.

— Я знала, что он уходил в Поиск. — И добавила уже громче и тверже: Сперва пообедаем. Я накрою стол за пару минут. А вы пока поболтайте.

Она вышла.

Мы с Куртис замялись — болтуны из нас неважные.

— Как жизнь? — сделал я первый шаг.

— Серединка на половинку, — поморщилась она. — А если честно, то ужасно. Не хотелось ныть, но я так завидую вам с Джинни. Вы заняты делом.

— А ты отдыхала.

— А мечта всей моей жизни рушится. — Она ударила кулаком по колену. — Нет, не ныть! Я не одна, все еще будет… но, Стив, если бы все было иначе!

Поскольку она сама смутилась от такого взрыва чувств, я тоже смутился. И никак не мог придумать подходящего ответа. Начал водить глазами по комнате, пытаясь отыскать хоть какую-нибудь подсказку. И увидел две книги на краю стола, возле пустого кресла Джинни.

— А что это такое?

— Не знаю, — ответила Куртис, тоже страдая от долгого молчания. — Когда я пришла, Джинни как раз читала их.

— Обе из библиотеки. — Я потянулся к книгам, пока мой язык трепало на автопилоте. — Сперва я их не заметил. Сидел над чертежами все время, кроме субботы, тогда я водил Бена на футбол. Она тоже была занята, консультации… Так что последнее время мы почти и не разговаривали. — Чтобы не выглядеть последним идиотом, я раскрыл титульный лист. — Гм, сборник японских народных сказок, под редакцией Лафкадио Херн. Ну и имечко. А вот эта, потолще, „Повесть о Гендзи“, перевод…

Эдгар, который до того спокойно дремал на жердочке, встрепенулся, расправил и заорал:

— Кар-р-р!

— Ты чего это? — удивился я. — Что-то учуял?

— Хаа, прроклятие, черт, черт! Кар-р-р!

Не успел я встревожиться, как вернулась Джинни.

— Кушать подано, — пригласила она. Мы с Куртис облегченно вздохнули и отправились вслед за ней на кухню.

Жаркое, салат и тосты, все это залитое белым вином, не оставило от нашего смущения камня на камне. Я рассмешил Куртис, пересказав похищение Фьялара из Норвегии. Она с нетерпением ждала возможности познакомиться с гномом. Нам пришлось предупредить, что он не любит гостей. Опять же, чем меньше его беспокоить, тем скорее он закончит работу. Лучше дождаться, пока все будет готово. Она согласилась.

— Мне приходилось общаться с разными шишками. Являются в самый разгар работы и заставляют трепаться о всякой ерунде. Позировала с ними перед камерами.

— И о чем вы разговаривали?

— Так, вежливо расшаркивались. Хотя некоторые пытались вести себя по-человечески.

Мы пообедали, а потом направились в мастерскую Джинни. Немного волновались, но это было приятное волнение. Жена разложила на столе несколько листов бумаги, которые вынула из конверта, и склонилась над ними. Мы присели рядом, едва дыша.

Это был рукописный английский текст с редкими вкраплениями зунийских слов и парой схем. Через минуту Джинни покачала головой и отодвинулась от стола. Я — чуть позже.

— Пока читаешь, вроде понятно, — задумчиво произнес я, — но как только пытаешься ухватить смысл — выходит полная ерунда. Как во сне.

— А это и есть сон, — медленно сказала Джинни. — Видение. Можешь считать его высокотехническим или глубокорелигиозным, как пожелаешь. Но Балавадива не стал бы посылать его мне, если бы не был уверен, что я… смогу понять, как это расшифровать.

Она откинулась на спинку стула и прикрыла глаза. Пошевелила губами, потом уставилась в противоположную стену пустым взглядом. Прошлась по комнате, заглянула в справочники, полистала блокноты, в которых она записывала свои уроки с зуни. Покружилась, размахивая руками. Мы с Куртис терпеливо ждали. Нам не было скучно, скорее страшно.

Наконец моя ведьма встряхнулась, сложила бумаги обратно в конверт и потянулась. Мы подскочили, словно ужаленные.

— Ну?! — не выдержал я.

Джинни одарила нас сияющим взглядом.

— Все ясно! — победно заявила она. — Священники зуни узнали, как делать, скажем, магические амулеты, которые заменят все системы жизнеобеспечения, кроме подачи пищи и воды. Так что нам не нужны ни скафандры, ни кабины!

— Как? — пораженно воскликнула Куртис. — Ты уверена?

— Если уверен Балавадива, то и я тоже. Сделать это просто, и всегда можно проверить заранее, разве не так?

— Ну, да, — склонила голову Куртис.

— Ну и как… Господи, как же это сделать? — спросил я.

— Чтоб тебе было понятней, милый, можно сказать, что эта система основывается на паранормальных законах стихий — как обычная метла использует ветер и воздушные потоки для полета. Но это заклятие более сильное. Оно создает поле, через которое не могут проникнуть ни давление многих атмосфер, ни холод или жар, ни вредное излучение или радиация. — Как инженер, я сразу представил себе тонюсенькую сеть, которая не пропускает заряженные частицы и протоны. Хорошо, в атмосфере еще можно извернуться… — Воздух восстанавливается, обновляется, нужен только источник воды и запас пищи. „А-а, — подумал я, — система химической очистки“.

— Едва ли ученые НАСА, даже самые одаренные из них, смогут создать что-либо подобное.

— Едва ли, — прошептала Куртис.

— Понимаешь, их поддерживают сакральные силы, — тихо пояснила Джинни. Зуни сделали это открытие не научными методами, а путем молитв, постов, обрядов и жертвоприношений. И пошли на это даже не ради нас, а ради своей земли и своего народа, своих детей и внуков. Их боги редко отвечали на мольбы, но никогда не бросали свой народ в беде. Ведь они — тоже часть мира. И помочь людям — это восстановить равновесие. Но это уже и наша задача.

Снова все замолчали. Сквозь ставни пробивались тонкие солнечные лучи.

— И что? — отважился переспросить я.

— Ну, время у нас есть, — улыбнулась Джинни. — Для этих амулетов необходимы определенные составляющие. Кое-что предоставят зуни. Но нам нужно будет набрать воды из всех четырех океанов.

— Из каждого? — удивилась Куртис.

— На сегодняшний день они называются Атлантическим, Тихим, Северным Ледовитым и заливом Мехико. Подрядим людей Барни, пусть побегают. Я напишу инструкцию, как правильно набирать и перевозить воду. Зуни соберут тотемных животных, означающих семь направлений, включая орла — Вверх. А нам нужно добавить кротовьи шкуры — Вниз — мы ведь собираемся покинуть Землю… и вернуться. Я думаю, что это мы поручим тебе, Стив. Потом я объясню, что нужно сделать. Следующим шагом будет подготовка наших собственных душ.

— Подготовим, — деревянным голосом промолвила Куртис.

Джинни погладила ее по руке.

— Я знаю, что для тебя это самая трудная часть.

Вскоре астронавтка уехала, заявив, что не желает путаться под ногами. Мне показалось, что она измоталась сильнее, чем показывала. Такие совещания, как сегодняшнее, требуют полного напряжения сил. Я сам устал. И Джинни.

Закрыв дверь за нашей гостьей, мы вернулись в прохладный зал. Мой взгляд опять упал на книги, сложенные на столе.

— Эй, — вспомнил я, — откуда такой внезапный интерес к Японии?

— Что? — замялась она, что само по себе было необычно. Когда она заговорила, голос ее дрогнул. — Ну, просто интересно.

— Да ну?

Мы никогда не стыдились признаваться друг другу в собственном невежестве. Моя жена получила классическое образование, а я нахватался потом по верхам, зато бывало, что мне попадались книги, о которых она даже не слыхала. Жить с тупицей, вероятно, невыносимо скучно. Потому мы старались баловать друг друга новыми книгами.

— Ну, например, — немного фальшиво начала она, — Лафкадио Херн был американским журналистом, который жил в конце девятнадцатого века. Он полюбил Японию, поселился там, прижился и писал об этой стране и ее культуре, пытаясь объяснить ее прелесть западному читателю.

— Ладно. А вторая? Там японский автор.

— Да, Мурасаки. Она была придворной дамой при дворе Хэйан в одиннадцатом веке. Ее „Генджи Моногатари“ — первый роман, если несколько расширить рамки понятия „роман“.

— Значит, там рассказывается о неизвестном нам мире.

— Да, там все другое. И все-таки можно понять… — Она осеклась.

Я взял ее за локоть.

— Чего ты так зациклилась на этой теме? У нас ведь и так много работы.

Она глядела в сторону, сжав кулаки.

— Каприз. Конечно, это бесполезные книги. Мне не хочется спорить. Но они очаровательны сами по себе.

Тут Вэл и Бен вернулись из школы и спасли ее. А может, и меня.

Когда спустилась ночь, я стал волком и отправился на охоту. Вчера я навестил Фьялара, и мы обсудили с ним новшества. На обратном пути я заскочил в магазин „Корма для домашних любимцев“ и купил баночку ночных жуков. Потом выпустил их в нужном месте. Теперь я вернулся сюда.

Джинни говорила, чтобы я охотился в облике человека. Я шел по парку, а вокруг лежал спящий город. Под деревьями лежали густые тени, фонари освещали только узкие аллеи. Над головой светили далекие звезды. На востоке начинало сереть — готовилась встать луна. Воздух был тих и прохладен.

Колдовское зрение позволило мне мгновенно заметить слабое движение в холмике земли. Я запустил туда прихватку. Из ямки, роняя комья земли, вылетел крот. Я подхватил его на середине пути. Теплое мягкое тельце извивалось у меня в руке.

— Прости, маленький братец, — прошептал я, как меня учила Джинни, — и благодарю тебя за твой дар.

Прижав нос к его мордочке, я быстро сломал зверьку шею, вдыхая его предсмертный выдох. Положил тушку у ног.

Потом принялся ждать. Остальные собратья покойного спрятались, но скоро они вернутся к наживке. Мне нужно было семь шкурок.

В середине недели мы отмечали пятнадцатилетие Валерии. Утром, когда она еще не ушла в школу, мы приготовили шикарный завтрак и решили отпраздновать ее день рождение скромно, по-домашнему. А в субботу устроим вечеринку для ее друзей, а сами уйдем.

Она была такой юной — хрупкой, неброско одетой тихоней (временами) — и такой прекрасной! На меня нахлынули воспоминания. Свартальф тоже расчувствовался. Он вспрыгнул к Вэл на колени и мурлыкал, пока ей не нужно было уходить. Мы с Джинни проводили дочку до дверей и долго махали вслед. Эдгар кричал: „Удачи!“, Бен улыбался, а Крисса радостно пищала.

Потом нас позвали дела. Я слетал к зуни и отдал Балавадиве кротов. Он благословил их и куда-то унес. Потом мы долго беседовали за кофе. Отчасти о деле, но в целом просто так. Он сказал, что будущее ему неизвестно. Нет, он, конечно, верит, что боги не допустят неудачи. (Вселенная так разнообразна, что уследить за всеми ее проявлениями под силу только Единому богу, Творцу Всего Сущего.) Боги наверняка знают о злых Созданиях в их собственной стране, но если вспомнить столь сомневавшегося в нас Кокопелли, то они едва ли осознают их опасность. Им может казаться, что это дела белых людей, ведь они боги индейцев, а не бледнолицых. Мы, люди всех народностей, должны рассчитывать только на себя. Жена была права — это наша забота. И дорогу в космос мы проложим только собственными руками. Тогда они могут послать нам помощника. Балавадива знал, что однажды нам уже помогал христианский святой. И все равно, исход дела не предопределен. Как бы все не закончилось катастрофой планетарного масштаба.

Я кивнул. Бывало, что силы зла захватывали Землю на целые века.

Но в основном мы вспоминали прошедшую войну, рассказывали случаи из жизни и смешные анекдоты. Что бы ни случилось, прошлого у нас не отнять, как и этих славных минут с другом.

Попрощавшись, я залетел в кузницу — узнать, как идут дела. Посреди пути в глаза сразу бросился натянутый тент — футов под сто, который белел среди зеленой травы и желтых цветов. Уилл Грейлок выбил разрешение устроить здесь мастерскую. Он стал очень скрытным после нашей последней встречи. Я опустился перед шатром.

Он вышел поздороваться. В легком, удобном для пустыни костюме. Под тентом я заметил разложенные инструменты и оборудование.

— Привет, Стив. Я надеялся, что или ты, или Джинни скоро будете здесь.

Я повертел головой, но не заметил ни следа агентов ФБР. Ну, их присутствие и не обязательно. Они могли прицепить на помело Уилла сканер и следить за всем прямо из Галапа. А метла у него наверняка есть. Никто, кроме индейцев или местных американцев, не дойдет сюда пешком.

Говорил он бесцветным тоном, а рука, которую я пожал, была вялой. Бледная, несмотря на яркое солнце, кожа обтянула скулы, глаза лихорадочно горели. „Проклятие, — подумал я. — Его снова прихватило“.

— Как поживаешь? — машинально спросил я.

— Потихоньку, — пожал он плечами. — Хочу вот понаблюдать за луной, тут не мешают городские огни.

Я подумал о демонах, которые могут предпринять неизвестно что.

— Надеешься, что удастся узнать побольше?

— Возможно.

Я посмотрел на бледно-желтый шар, который только появился на еще голубом небе.

— А чем занимаешься днем?

— А чем тут заниматься? Но я нашел себе занятие. Метеориты.

— Что?

— Те куски, которые выдало нам НАСА… вернее, аль-Банни. Мне кажется, что им не придали должного внимания. Если такой попадет в корабль — тому хана.

Я кивнул.

Многие люди обычно не задумываются, зачем к метле прилагаются крупинки песка. А они не позволяют помелу взлетать слишком высоко. Гонщики используют камешки с определенных мест, чтобы летать быстрее позволенного. Но разбираются в этом вопросе немногие. А ведь для космических полетов это тоже необходимо.

— Я хотел бы полностью убедиться, что эти камни залетели к нам с Луны, продолжал Уилл. — Да, я знаю о химическом анализе и магических тестах. Но только представь, что их неверно идентифицировали. Некоторые из этих обломков могли прибыть неизвестно откуда, некоторые — с пояса астероидов, или их принесла на своем хвосте комета. Им придадут силы поднять корабль, и куда они его понесут?

Я содрогнулся, вспомнив несчастные случаи на заре развития полетов на метлах.

— Тогда ты лучше всех сможешь разобраться и все проверить.

— Можешь организовать, чтобы их привезли ко мне?

— Думаю, да. Не уверен только, что мне дадут лунный камень. Потом, конечно, ты сможешь взглянуть на него…

— Под строгим контролем. Я все понимаю. Наверняка он действительно окажется лунным. Но нужно проверить и остальные, это пригодится для будущих путешествий.

— А почему бы тебе не вернуться в Галап? Там гораздо удобнее.

— Там слишком шумно, я предпочитаю тишину и одиночество.

— Как хочешь. Я поговорю с ребятами из Твердыни. Вряд ли они откажут. Кстати, сегодня у Вэл день рождения. А ты ее лучший в мире дядя. Будет ужин с мороженым и тортом со свечами. Приглашены только свои.

Он вскинул руки, словно защищаясь:

— Простите, но я не могу. Сегодня августовское равноденствие. Я могу получить… очень важные результаты.

Я не стал настаивать. Не ждать же Уиллу еще год. Пообещал передать его извинения и улетел. В кузницу. Там я с радостью убедился, что работа не стоит на месте.

Фьялар не знал усталости, работая с нечеловеческим напряжением. Кроме того, ему не пришлось делать абсолютно все самому. Например, мы выбили из НАСА титановый сплав для прутьев и двигателя. Достаточно грамотный профессионал легко может поставить туда кристалл с духом. И так далее.

— До полной луны я сделаю большую часть, — сообщил гном. — Можно будет проверить, летает ли метла и не сожрет ли ее Лунный Гарм. Ясное дело, это только остов. Мясо я наращу опосля. — Он потер руки. — Хаа, но это мясо влетит вам в копеечку!

Я сразу начал подсчитывать. Волколаки всегда хорошо ориентируются в фазах луны.

— Значит, полнолуние. В следующий вторник, так? Может, назначим первый испытательный полет на следующую субботу?

Фьялар расправил широкие плечи. Огонь в горне полыхнул и загорелся ярче.

— Никаких писак! — прорычал он.

— Ты имеешь в виду прессу? Естественно, нет. Будем только мы, наши помощники и их близкие.

Какой подарок для Валерии!

По крайней мере, мне тогда так казалось.