Прочитайте онлайн Операция "Луна" | Глава 30

Читать книгу Операция
4216+875
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Громов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 30

Фьялар родился в эпоху, когда чертежи еще не были придуманы. Иногда его изделие нуждалось в тщательной проработке, тогда он малевал планы и чертежи куском угля на стене, а попозже стал использовать карандаш и бумагу. Но потом, по мере совершенствования, необходимость в чертежах отпадала, и вещь сразу рождалась под его умными руками. Фьялар постоянно импровизировал, например, определяя степень готовности металла по цвету. И когда я привез ему переделанные разработки аль-Банни, то застал гнома за наковальней.

Войдя с яркого света в полумрак кузницы, я сначала ничего не увидел. И едва не задохнулся от дыма и жары. Стук молота по наковальне отдавался в ушах револьверной стрельбой. Мехи из драконьей шкуры раздували уголь, горящий в грубом каменном горниле. Металлические болванки над ним начинали превращаться в жидкое месиво. Гном снова переоделся в кожаный фартук, тунику, кожаные перчатки и деревянные башмаки. Обливаясь потом, он размахивал молотом, придавая куску железа определенную форму.

Когда он обучился английскому, а я изучил чертежи, мы с ним долго спорили. Я успел поднатаскаться в кузнечном деле настолько, чтобы понимать, какое это высокое искусство и как мало я об этом знаю. Опять же он умел колдовать накладывать чары песнями, рунами, особыми составами из крови и слюны гадюки и… кажется, медвежьего жира и сока лимонника, что ли? Одним словом, этот маленький смуглый человечек был настоящей находкой для нас. Меч оказал нам неоценимую услугу, посоветовав нанять его.

Тем не менее наш гном мог кого угодно довести до белого каления.

— Приветик, Матучек! — заорал Фотервик-Боттс со стены, на которой он висел, освобожденный от ножен. — Привез нам что-нибудь, а? — Фьялар повел на меня огромными красноватыми глазами. Плюнул. Заготовка зашипела. Он снова взялся за молот. — Он не может остановиться, сечешь? — зачем-то объяснил меч. — Это как траха… Э-э, совершать половой акт. Вы, люди, на этом совсем чокнутые, я заметил.

Видимо, меч решил заняться своим языком. Наверное, ради юных леди.

Я припомнил последний скандал в Вашингтоне и подумал, что правительство тоже совсем на этом чокнулось: то, что оно с нами делает, иначе и не назовешь. Но вслух ничего не сказал. Там сейчас кипели страсти по поводу новых реформ совместно с брюзжанием против наших космических программ.

— Располагайся, — гостеприимно предложил Фотервик-Боттс. — Возьми пиво, если хочешь. Я пока тебя займу. Я еще не рассказывал тебе о схватке перед Баттингтонской битвой?

Я взял бутылку пива, устроился на мешке с углем и покорно стал слушать.

Вскоре Фьялар отложил молот. Я заметил, над чем он трудился: три железных прута, перевитые и расплющенные. Гном потянулся к своей бутылке. Рядом стояло большое плоское блюдо, на котором высилось несколько еще не раскупоренных бутылок и горка копченой селедки, которую он подхватывал с блюда прямо зубами. Потом Фьялар тяжело сел на пол. Некоторое время слышалось только хриплое дыхание.

— Скаал! — возгласил он, поднимая бутылку.

— Ваше здоровье, — откликнулся я.

— Стойте, стойте, джентльмены! Сперва тост за здоровье Ее Величества Королевы! — встрял Фотервик-Боттс.

— Прошу прощения. — Я поднялся. — За королеву.

— Каку таку королеву? — нахмурился Фьялар. — Шведскую Сигрид Гордую? Да, то была великая леди. Терпеть не могла всяких мелких королишек, которые сватались к ней. Загоняла их в сарай и палила. Токо дым шел! Вышла замуж за датского Харальда Синезубого. Заставила его завалить на море короля Норвегии Олафа Тригвассона. Иа, за такую королеву как не выпить, черт ее дери!

Прежде чем Фотервик-Боттс успел возразить, я добавил:

— Я привез чертежи.

Гном разложил их на рабочем столе и прижал по краям деревяшками и кусками железа. Мои глаза уже привыкли к сумраку, а Фьялар прекрасно видел почти в полной темноте. В целом мне понравилась идея аль-Банни. Я неплохо разбираюсь в строительстве, к тому же мне помогали двое надежных ребят из Твердыни. Тем более план корабля сильно напоминал конструкцию обычной метлы. Разница заключалась в более мощных силах, которые мы собирались использовать, и нужно было сделать так, чтобы эти силы не разнесли такой маленький транспорт вдребезги и пополам. В этом мы рассчитывали на мастерство гнома.

Фьялар тут же растер мою гордость в прах.

— Че это за дурацкая коробка над двигателем? — прорычал он. Кстати, он сказал не „дурацкая“, а погрубее.

— Кабина, — ответил я. — Для команды.

— Кабина? — рявкнул он так, что во все стороны полетела слюна. И тут же сказались последние годы перед тем, как он Уснул: — Господи Иисусе, вы посылаете двоих человек, и ты собираешься выстроить им царские палаты? Может, еще шлюх засунем туда, чтобы носили им мед и укладывали баиньки? У тебя что, дырка в голове? Морякам не нужны были никакие кабины! Они же и до орбиты не дотянут! Клянусь Фреей, вы, люди, полные придурки!

Я поднял руки, успокаивая его.

— Потише, ладно? Мне самому это не слишком нравится. Эта штука здорово затруднит полет, но ведь это не роскошь. Ты не послал бы в битву невооруженных людей?

— Иа, берсеркеров.

— Это викингское словечко, — вставил Фотервик-Боттс. — Чистые тебе сумасшедшие. Никакой дисциплины. Никакой подготовки. Но как дерутся! Полное бесстрашие. Фузи-Вузи тех дней.

— Астронавты — не берсеркеры, — сказал я.

— Эх, если бы их можно было построить, — вздохнул Фотервик-Боттс. — Они бы выкосили всех перед собой, эти северные варвары. Конечно, поставить над ними нормальных командиров — и дело в шляпе.

— Они должны вернуться живыми и невредимыми, — простонал я. — Я думал, Фьялар, что ты все понимаешь. Мы же объясняли! Между Землей и Луной воздуха нет. Наши люди не смогут там дышать.

— Иа, но есть же жидкий кислород, — проявил он образованность. — Они будут пить воздух из рога, ладно?

— Не ладно! Там такое давление, что у них кровь польется из ушей. И ультрафи… и солнечные лучи их зажарят. — Я уж не стал говорить о радиации, абсолютном холоде и рентгеновских лучах. Даже Волшебный народец избегает солнечного света. Только демоны чувствуют себя в космосе, как дома. — Их нужно защитить металлическим панцирем.

— Так пусть они наденут шлемы и кольчуги, я видал такое в кино, — стоял на своем Фьялар. — Я сделаю такую небесную ладью, что она домчит до Луны за два-три часа.

Он не врал. Ускорение и сила тяжести — не проблема. Благодаря разработкам аль-Банни корабль будет находится в симпатической связи с самой структурой космического пространства. Все, что находится на борту, должно ускоряться равномерно, разве что придется встроить какой-нибудь „сбрасыватель скорости“, чтобы наши космонавты не повылетали из кресел на поворотах.

— Ездят же люди без седла, — продолжал Фьялар. — Если вы присобачите эту штуковину, они будут лететь в десять раз дольше. И управлять так труднее.

— Но мы не можем обойтись простыми скафандрами, — упирался я. — Ты что, не понимаешь, в чем смысл этой миссии?

Я едва удержался, чтобы не добавить „упрямый осел“. Это было бы несправедливо. Даже если бы я выучил столько же, сколько пришлось учить ему, я не смог бы справиться лучше.

— Они отправятся неизвестно на сколько. Опустятся на неизвестную территорию и встретятся с неизвестным врагом. Даже для простой разведки необходимо оружие, магическое оборудование и… место, где они могут укрыться, чтобы передохнуть, поесть и поспать.

— А я говорю, что строить эту вашу кабину — все равно шо громоздить высокую надстройку на винный корабль. Ветер цепляет ее, так что под днище надо приделывать противовес… Йа, противовес! Так мы добирались до Ирландии, Гренландии и Виноградной страны.

— Именно, — поддакнул Фотервик-Боттс. — Нужна простота. А как же? Один раз, когда мы шли по датскому взморью… Вот уж не помню, что это была за страна, то ли Фризия, то ли еще что… Мой хозяин Эйнар-Боров…

— К черту! — взорвался я. — Я ломал голову над этими чертежами бог знает сколько времени, и я докажу…

Дверь распахнулась, впуская в комнату веер солнечных лучей, которые тут же заслонил чей-то силуэт. Все разом замолчали.

В кузницу вошел Балавадива.

— Здравствуйте, джентльмены, — спокойно сказал он. — Я не помешал?

— Н-нет, что вы, — промямлил я. — Давно мы вас не видели.

— Добро пожаловать, — прогудел Фьялар, сорвал зубами крышечку с очередной бутылки и протянул ее гостю: — Садитеся.

— Салют! Я весь внимание, — вежливо звякнул Фотервик-Боттс.

Балавадива улыбнулся:

— Вольно, генерал.

Он взял бутылку и присел рядом со мной на мешок с углем. Никогда я еще не встречал человека, который так легко осваивался бы в незнакомой обстановке.

— Спасибо.

Он подхватил с подноса сельдь. Я решил, что, взяв еще одну, не объем нашего хозяина. Пиво пришлось в самый раз.

Фьялар сразу перешел к сути разговора.

— А че это вы пришли, когда так долго где-то были?

— Всего пару недель, — заметил Балавадива.

— А казалось, что дольше, — пробормотал я.

— Да, вы же были заняты, правда? Я прошу извинить меня за отлучку. Пришлось. Но, кажется, я вернулся вовремя. Я слышал, как вы спорили. По-моему, я могу решить вашу проблему.

— А? — выдохнул я.

— Хаа? — хрюкнул гном.

— Здорово, клянусь богом! — завопил Фотервик-Боттс.

Священник помрачнел. Мне показалось, что тени стали гуще, что огонь сжался в горне, а мехи глухо зашумели, как морской прибой.

— Эта история началась давно, — медленно произнес Балавадива. — Я могу поведать вам только небольшую ее часть. Много месяцев назад мы, зуни, ощутили присутствие злых сил. Они усиливались с каждым днем, но мы никак не могли определить, что это за силы и чего они хотят. Хотя в середине лета луна была слаба, мои ученики ничего не смогли обнаружить. Остальные тоже.

Я не разбирался в их сезонных обрядах. Знаю только, что инициируемый проходил испытание огнем, водой, священным дымом…

— Потом произошла катастрофа в Твердыне. Вы знаете, что мы не сидели сложа руки. Но этого было недостаточно. Боги не подали нам ни знака, ни прорицания. Помните, Стивен, что сказал нам Кокопелли? Остальные боги не забыли нас, но ничего не отвечали. Тогда я обратился к Гваделупской Богоматери.

Это была святая покровительница местной католической миссии. Эту церковь отреставрировали, вырезав в мраморе обычаи и деяния зуни. Эти люди умели видеть проявление богов — или бога — в разных формах.

— Я молился на вершине Дова Йаланне, — тихо произнес Балавадива. — Мне было ниспослано видение, а потом я нашел рядом орлиное яйцо, совсем свежее. А ведь в это время года орлы не кладут яиц. Это знак и талисман.

Он помолчал.

— Я вернулся к моим собратьям. После увиденного мы смогли провести новый, более сильный обряд.

Я сидел, не смея пошевелиться.

Балавадива улыбнулся. И заговорил уже обычным голосом:

— Короче, мы поняли, что нашей защиты недостаточно. Так что нужно снова собираться и проводить новый обряд. — Он протянул мне конверт, который все это время держал в руке: — Передай это твоей жене, Стивен. — И добавил, немного торжественно: — Это священно. Но ваша жена все объяснит.