Прочитайте онлайн Операция "Луна" | Глава 29

Читать книгу Операция
4216+924
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Громов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 29

Если у тебя есть деньги и связи, как у Барни Стурлусона, то ничего невозможного нет. Весь следующий месяц слился для меня в сплошном сияющем потоке событий. Были там и свои подводные камни, стремнины и омуты, но в памяти осталась яркая череда насыщенных дней, и ни один не был похож на предыдущий.

На следующий день к нам наведался Уилл. Он был уставшим и бледным и говорил преимущественно шепотом. Руки у него слегка дрожали.

— Что, тяжко пришлось? — не нашел ничего лучшего, что бы спросить, я.

— Ничего страшного, — ответил он, избегая глядеть мне в глаза. — Никаких пыток, никаких дыб и испанских сапог. Но это продолжалось так долго, и… и я все время боялся, что они что-то обнаружат…

— Ну, так ведь они выпустили тебя, правда? Что до обнаружения, я не сомневался, что ничего странного у тебя и быть не может. Разве что те лунные Создания, но ведь это слишком личное, верно? Да я бы сам никогда не доверился бы правительственным чинушам, они так же хранят тайну личности, как священники или доктора. Да заходи, посидишь, выпьешь чего-нибудь, познакомишься с одной незабываемой парочкой. И послушаешь о наших приключениях.

Фьялар и Фотервик-Боттс кого угодно могли отвлечь от насущных проблем, хотя это скорей походило на шокотерапию.

— Я создам заклятие, которое быстро обучит гнома английскому языку, сказала Джинни. — Это несложно, ведь он не хомо сапиенс.

Уилл слегка помрачнел. К нему возвращались его прежние принципы. Они с гномом раскочегарили свои трубки и быстро задымили всю комнату.

— А это всегда получается? — спросил он.

— С людьми нет, — ответила Джинни. — Они просто перенимают вербальные рефлексы и бессознательно повторяют усвоенное, как попугаи.

Эдгар встрепенулся.

— Кар! — возразил он. — Никогда!

— Я же не сказала: как вороны, — успокоила его Джинни. — Хотя, как и людям, Созданиям нужно врасти в язык, усвоить его и осознать. Потому в школах не применяют магию для изучения иностранных языков. Но Фьялар — дитя паранормальной природы и использует магию всю свою долгую жизнь. Если я найду правильный подход, он быстро усвоит английский… конечно, на своем уровне.

Потом Уилл слушал рассказ о наших похождениях и расцветал прямо на глазах.

— Значит, вы кое-что узнали о сущности нашего врага? — дрогнувшим голосом спросил он.

— Немного, — покачала головой Джинни. — Мне еще далеко не все понятно. Фу Чинг был прав — этому нужно посвятить всю жизнь, стать аскетом и духовно очищаться, чтобы достичь настоящего мастерства. А я просто нахваталась по верхам, что смогла понять. Так что буду часто советоваться с тобой.

— Но мы рассчитываем на тебя не только в этом, — добавь я. — Если все-таки наш проект выстоит — против демонов, политиканов, бюрократов и прессы, — нам понадобятся наши друзья, все, кому мы можем доверять. И, конечно, твои знания. И не просто твой спектроскоп, хотя мне кажется, что он откроет еще не одну тайну. Твои познания в астрономии, физике, практические навыки… Ты хочешь присоединиться к нам?

Он глядел на меня, словно Данте на свою Беатриче, Беатриче на Небесах.

— Да! О да!

На следующее утро кто-то позвонил в дверь. Джинни сидела с Фьяларом, запершись в мастерской, и старалась обучить его нормальному языку. Так что дверь открыла Вэл. Я был в своей комнате и пытался разобраться в чертежах аль-Банни и комментариях гнома, и услышал, как дочка тихо воскликнула:

— Вы, сэр? З-заходите, пожалуйста.

Почтение, и в ее голосе, что-то да значило. Я поспешил в гостиную.

Там уже ждал Балавадива. На нем была простая рубашка и джинсы, а взлохмаченные волосы поддерживала повязка. Резкое, словно высеченное из камня лицо ничем не отличалось от лиц других индейцев на улицах города. Но Вэл не сводила с него глаз, Свартальф оцепенело стоял за ее спиной, а Эдгар склонил голову и расправил крылья. Тут я ощутил то, что, должно быть, чувствовали и они. Словно распахнулось широкое небо, раскинулась древняя земля и надо всем этим воцарилось полное безмолвие.

— Добро пожаловать. — Тут я припомнил зунийский вариант. — Keshi. Какой неожиданный подарок.

Он улыбнулся и просто пожал мою руку, но в голосе его зазвучали колокола благовеста.

— Elahkwa.

Это значило „спасибо“. Я сообразил, что священник не рисуется, а действительно благодарен. Он перешел на английский.

— Рад, что вы снова дома. Ваша жена заходила ко мне, пока вас не было, и рассказала, что знала. Но с тех пор многое изменилось.

— Вы хотите послушать? Конечно. Присаживайтесь. Я сейчас позову Джинни, приготовлю кофе…

— И, надеюсь, представите мне ваших друзей, — добавил он. опускаясь в кресло.

— Конечно. Само собой. Кстати, Вэл, приготовь, пожалуйста кофе. Подождите минуточку.

Немного придя в себя, я подошел к двери мастерской и позвал жену. Джинни ответила, что они с Фьяларом скоро закончат. Лучше не перебивать заклятие, пока оно действует.

На обратном пути я прихватил Фотервик-Боттса. Мы держали его в моем шкафу, в ножнах, объяснив, что если его кто случайно увидит, то растрезвонит по всей округе. Для развлечения оставили ему книгу. Джинни заколдовала ее, и книга тихонько читала вслух сама себя. Это были стихи Киплинга. Меч был на седьмом небе от счастья.

Я немного волновался за тактичность Фотервик-Боттса, пока нес его в зал. Оказалось, зря. Меч сразу распознавал волшебников, воинов и мудрецов, когда сталкивался с ними.

— Приветствую вас, сэр! — пролаял он. Когда я представил их, он добавил: Большая честь для меня.

И ни слова о битвах или аборигенах.

Священник быстро разговорил нас. Он легко сходился с людьми, если того хотел, неважно, был ли разговор серьезным или нет. Я ответил на несколько вопросов о наших приключениях в Англии и приступил к пересказу норвежской части, когда вошла Вэл. Она принесла на подносе кофе и печенье. За ней семенил Бен, открыв рот. Он играл в своих динозавров, но, в отличие от многих детей, предпочитал играм реальность. Крисса была в яслях, где дважды в неделю встречалась с детьми своего возраста.

— Благодарю, — сказал Балавадива, когда девочка поставила перед ним поднос. Его взгляд просто завораживал нашу дочь. Мне показалось, что он проникал в самую душу Вэл. Она шагнула назад, тяжело и немного испуганно дыша, но глаз не отвела. Обычно Свартальф нападал на любого, кто осмеливался побеспокоить ее. Но сейчас он сидел на месте, выпрямив спину и подняв хвост.

— Простите, — через минуту произнес Балавадива. — Я не хотел быть грубым. У тебя необычное будущее, юная леди. Я не знаю, какое именно, но я чувствую это, как порыв ветра перед бурей. — Он перевел взгляд на меня, потом снова на нее. — Не пугайся. Это будущее может быть великим. Мы присмотрим за тобой с заботой и любовью.

И его слова не звучали напыщенно или льстиво. Я встал и обнял дочь. Она улыбнулась мне, на мгновение прижалась, а потом отстранилась. На щеках вспыхнул румянец. Бен завистливо посмотрел на сестру, но промолчал. Славный парень.

— Черт побери! — взревел Фотервик-Боттс. — Разрази меня Тор, если я позволю какому-нибудь сукиному сыну коснуться хоть волоска с твоей головы. Я разрублю его от макушки до немытой жопы! Простите за солдатскую прямолинейность, мисс.

— Я думал о других защитниках, — заметил Балавадива.

— Чушь! Что может быть лучше стали и прямее клинка!

— Но мы ценим вашу помощь.

— Да против меня не устоит ни одно из этих вшивых восточных оружий, ни сабля там, ни ятаган. Или как там называются эти побрякушки. Когда я воевал с Варяжской…

— Я с радостью послушаю твою историю, — мягко прервал его Балавадива. Давай начнем с самого начала, с тех заклинаний, которые наложили на тебя при рождении. Вероятно, устойчивость против ржавчины? Непобедимость? А как ты сохраняешь заточку, если мои вопросы тебя не смущают?

— Вовсе нет, сэр. Счастлив все пояснить для вас. Гр-рмп! Вы прямо в точку попали. Такое имечко, как Кусачий Бурни, просто так не дают. Могу разрубить цепь с одного удара. Или железную чурку, если не слишком толстая. Иначе придется рубить два-три раза. Лезвие почти не замечает сопротивления. Должен признаться, когда мне нужно было заточиться, это была та еще работка. Если бы мои хозяева к тому времени не стали христианами, они бы вернули меня к мастеру. А так, целый месяц меня точили, полировали…

Я поразился, как быстро Балавадива вытянул нужные подробности из этого старого паразита. Когда он закончил, появились Джинни и Фьялар.

Гном преобразился. Он не отказался искупаться в ванне, правда, он так долго нежился под душем, что залил весь пол. Джинни подключила наших домовых, и они соорудили приемлемую одежду для гостя. Он тоже моментально оценил силу нашего священника и склонился так низко, что борода коснулась ковра.

— Иа радоваться встретить вас, — сказал он на ломаном английском, который успел пока усвоить.

Несколько дней спустя он уже свободно разговаривал с нами, но так и не избавился от акцента. И прекрасно справился с зубными „с“ и „з“. В современном скандинавском они исчезли, зато когда-то были в старонорвежском.

— Чему мы обязаны таким приятным визитом? — поинтересовалась Джинни.

— Мы думали над работой, за которую вы взялись, — сказал Балавадива. Под „мы“ он, видимо, подразумевал вождей племени зуни. Или еще каких-нибудь Созданий? — Мы молились, заклинали стихии и проводили обряды. Мы выяснили: действительно появились орды злых, могущественных Сил, и гнездятся они на Луне. Вы знаете о них больше, чем мы. А нам известно, как они сбивают с пути истинного наших местных Созданий. Мы должны работать вместе.

— Может, нам с Вэл уйти? — тоненьким голосом спросил Бен, чем несказанно меня удивил.

Балавадива улыбнулся ему:

— Позже, когда мы начнем обсуждать детали. Все равно то, что я собираюсь предложить, скрыть не удастся. Но я уверен, что вы и так не станете болтать об этом на всех углах. И… — его взгляд вернулся к Валерии, — тебе лучше знать обо всем.

Молодежь уселась на пол и принялась внимательно слушать. Время от времени они поглаживали Свартальфа, который растянулся между ними. Джинни потом объяснила мне, что в юном возрасте полезно хоть раз испытать чувство благоговейного страха. Я припомнил свою молодость и согласился.

— Вам нужно найти спокойное место, где вы сможете работать над лунным кораблем, — заметил Балавадива. — Оно не должно привлекать любопытных и случайных путников. Еще оно должно находиться поблизости, чтобы мы могли защитить его своими силами и магией. Зуни предлагают расположиться в нашей резервации, возле Дова Йаланне.

Гора-сердце, Громовая гора, священная гора зуни.

Плюнув на спасение мира, мы хотели сперва все бросить и провести остаток школьных каникул с детьми. Но Джинни решила, что это — непозволительная роскошь. Она не только обучала Фьялара языку, но и присматривала за ним. Хотя он был хитрым гномом и прекрасным мастером, но на чужой территории оказался совершенно беспомощным. Он запросто мог вляпаться в какую-нибудь историю, и тогда — прощай секретность! Кроме того, чем скорее Джинни и Балавадива возьмутся за дело, тем больше у нас шансов победить демонов. А ведь шансов у нас и так немного.

Мы ничего не знали о природе нашего противника — только обрывочные сведения — ни о численности, их приемах, работе на Земле и в космосе, ни об их организации. Да, они хотели держать людей в пределах Земли и остаться на Луне полноправными хозяевами, а потом? Имея за плечами такую прекрасную базу, да еще учитывая магическую силу Луны, они вполне могли устроить человечеству сладкую жизнь. О, в этом сомневаться не приходится. Но какими средствами? Начали ли они уже работать над этим?

Естественно, Враг уже начал, подумалось мне. Сам он не принимает, конечно, в этом участия, зато наверняка присматривает за ходом дел. Я легко мог представить, как демоны расчищают ему путь в наш мир.

Нет, представлять такое мне вовсе не хотелось. Враг всегда стремился склонить нас ко злу, а мы и так слишком часто впадали в грех. Вспомнить только о событиях в Конго. Или как в прошлом веке преследовали евреев, а ведь это было не так давно и легко может повториться… Например, в какой-нибудь сильной державе, которая проиграла войну и решила, например, сквитаться с миром, начав с евреев… Или в другой большой стране, где господствует идеология, поддерживаемая тайной полицией, концентрационными лагерями и массовыми репрессиями… Все может случиться. И если за дело возьмутся лунные демоны, пустив в ход искушения, ложь, иллюзии, разрушения и отчаяние, то человек снова пойдет войной против человека.

Но мы жили днем насущным, радуясь всему, что окружало нас. Благослови бог мою Джинни, она отправила меня с Вэл и Беном на отдых. А сама осталась дома, работая и приглядывая за Криссой. Боюсь, что спала она урывками.

Я повел детей к каньону, о котором им все уши прожужжали, и мы поднялись в горы, избегая обычных маршрутов. Это было прекрасно — красноватые стены каньона покрывали травы и заросли можжевельника. Внизу протекала речка, в которой резвилась рыба. В одном месте она разливалась в озерцо, где, в принципе, можно было купаться — если не боишься отморозить все выступающие части тела. Вокруг порхали птицы. Ночью на небе сияли крупные звезды. Мы разбили небольшой лагерь. Эти часы я запомнил навсегда и часто вспоминал их потом, когда жизнь брала меня за горло.

А дома работа кипела. Джинни связалась с Барни Стурлусоном, и тот развил бурную деятельность. Воскресенье там или нет, но он достал деньги, распотрошил склады, поднял в воздух тягачи и выплатил рабочим двойную зарплату. Когда я вернулся, для Фьялара достраивали кузницу и жилые помещения, а часть оставленного в Норвегии оборудования уже была в ПУТИ.

Но гном оставался у нас, пока все не было готово. Собственно, никого из белых людей не допустили на первый обряд очищения горы. Потом я видел одно из таких заклинательных шествий — индейцы танцевали с раскрашенными лицами, в головных уборах из перьев.

После накладывали защиту. Джинни использовала западную магию, а зуни собственные заклятия, похожие скорее на молитвы, чем на Искусство. Под конец мы убедились, что ни одно Создание не может сломать эту преграду. Против людей у нас также было средство — Фьялару выдали не только телефон, но и свисток, по сигналу которого к нему немедленно мчались на помощь. Гном пришел в восторг от его визга. Оставалось надеяться, что во время работы он не станет злоупотреблять этой свистулькой.

Но мы не знали, что может случиться, если наш корабль покинет защищенную зону.

С каждым днем конструкция росла и усложнялась. Чтобы сохранить строительство в тайне, к работе подключились местные жители. Я работал рука об руку с индейцами — плотниками, электриками, разнорабочими и прочими. После стольких лет за чертежной доской и лабораторным столом мне было приятно снова взяться за молоток и плоскогубцы. И трудиться в такой компании было сплошным удовольствием — шутки, байки, общая кухня и кружка пива после обеда. Совместный труд объединяет, это всем известно.

Фьялар заправлял всей работой и умудрялся находиться сразу в нескольких местах. Странно, но слова, которыми гном награждал рабочих, он выучил не у Джинни. Он подхватил их прямо на строительной площадке, а учитывая вздорный характер гнома, скоро стал специалистом в этой области.

Теперь мы редко виделись с зунийскими священниками, а Балавадива вообще куда-то исчез. Сперва мы гадали, куда он делся, а потом стало не до того.

Когда кузница была готова, она представляла собой приземистое здание из шлакоблоков, покрытое гофрированным железом. Оно стояло среди невысоких трав полыни, пижмы и прочей ерунды. С противоположной стороны Фьялар устроил себе жилище. Ему ничего не было нужно, кроме кровати и уборной. В работе заключалась вся его жизнь. Тем не менее, он обрадовался холодильнику, в котором можно хранить холодное пиво и свежую воду, и печке, которая намного облегчала приготовление пищи. К столу прилагалась самомоющаяся скатерть. Еще он пристрастился к современной кухне, особенно ему пришлись по вкусу колбаса и лимбургский сыр. Я уже молчу о табаке и шотландском виски. Мы постарались обеспечить нашего работника всем необходимым.

Едва ли Фьялар заметил, в каком прекрасном месте его расположили. Перед домом простиралась бурая равнина, поросшая кустарником и редкими деревцами. К резервации зуни, которую отсюда не было видно, уходила пыльная лента дороги. Над головой раскинулся синий небесный свод, на котором ночью горели яркие звезды. Позади возвышалась величественная Дова Йаланне высотой в две тысячи футов. Ее крутые склоны возносились ввысь почти отвесно, посередине сверкала белая меловая полоса, до тонкой линии леса. Отсюда хорошо была видна ее раздвоенная верхушка. По зунийской легенде, это были брат и сестра, которые пожертвовали жизнью, чтобы спасти свой народ от всемирного потопа. Естественно, на такой высоте можно найти убежище от любого наводнения. До вершины нужно было подниматься целый день. Мне сказали, что там остались только развалины… и святость, которая витает в воздухе. Подниматься туда позволено только посвященным, и те посещают вершину очень редко.

Фьялар наконец обустроился. Мы оставили с ним Фотервик-Боттса, за компанию. Телефон (мы надеялись, что достаточно защищенный) позволял ему связываться с нами в любой момент. Естественно, мы собирались частенько наведываться к нему. Джинни — как ведьма, и я — как инженер. Мы надеялись, что, пока дело делается, можно будет заняться личной жизнью. Как бы не так.