Прочитайте онлайн Операция "Луна" | Глава 23

Читать книгу Операция
4216+846
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Громов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 23

И это были еще цветочки, ягодки появились не скоро. Проклятая железка разошлась вовсю. Мы сидели и вместе слушали его рассказ, а он время от времени проверял, не заснули ли мы. Позже мы пытались выбрать из его повести факты и отсортировать их, но они оказались слишком обрывочными. Кто бы сумел их связать между собой? Если бы мы… Эх, если бы да кабы. Если бы слон был маленьким, белым и круглым, он был бы аспирином.

Я сам воссоздаю события по памяти. И они не предназначаются для внимания публики. Слишком отрывочны и слишком субъективные. Притом они должны пролежать под замком сто лет. Может, тогда, в необозримом будущем, кому-то они и пригодятся. По крайней мере, как предостережение.

Все началось, когда в четверг позвонил Альгер Снип из налоговой и потребовал нас к телефону. Уилл, который уже расположился в доме, ответил, что мы уехали. Нет, он не знает куда и надолго ли.

— Xa! — обрадовался Снип. — Тогда нужно поторапливаться. Пожалуйста, встречайте меня завтра в десять утра.

— Но я ничего не знаю. — запротестовал Уилл. — Я просто присматриваю за детьми. Джи… Доктор и мистер Матучек должны вернуться где-то через неделю или две.

— У нас могут возникнуть вопросы и к вам, профессор Грейлок. В прошлый раз я наткнулся на стену возмутительного пренебрежения. Вы поможете нам на выгодных условиях, профессор.

Мы с Джинни заявили бы грозным голосом, что сперва хотели бы поговорить с начальником самого Снипа, пускай называет его фамилию и номер телефона. Потом мы связались бы с Барни, а тот прислал бы к нам одного из лучших адвокатов, которых всегда держал на примете. У американских налогоплательщиков тоже есть права. Немного, но есть. В обязанности федеральных налоговых инспекторов входит правило — время от времени пролистывать эти права. Уилла он просто взял на испуг.

Опять же, брату Джинни следовало проявить хоть крупицу твердости. Позже он признался, что сам не знает, почему уступил, разве только из-за какого-нибудь скрытого комплекса вины и уверенности, что если нечего скрывать, то и нечего бояться. В общем, он согласился.

Когда он сообщил об этом за обедом детям, Валерия театрально возвела руки и очи горе, уронила руки на колени, опустила глаза и скривилась. Именно что скривилась.

— Чего? Снова этот козел? Лучше бы эпидемия чумы, чем он!

— Нам, э-э, нужно быть вежливыми. — сказал Уилл. — Он представитель нашего правительства.

— Папа тоже так думает, — кивнула она.

— Не будем устраивать… розыгрышей или шуток. Хорошо? В прошлый раз ваши родители очень огорчились. Давайте не повторяться.

— Не-а, не будем. — Она уставилась в одну точку. — Пойду приготовлюсь. Уловив, как изменилось лицо дяди, Вэл ответила ему мрачной усмешкой: — Не, соли в кофе не будет. Я буду вести себя хорошо, так что без проблем.

Пообедав и вымыв посуду, она удалилась вместе со Свартальфом в свою комнату. Естественно, Уилл не нашел, что возразить, когда Вэл заявила, что желает позаниматься магией. Хотя знала она многое, но могла чуточку, в целях безопасности. Старый черный котяра к тому времени стал больше ее помощником, чем матери, но чаще сдерживал порывы девочки, чем поощрял. Именно Вэл открыла двери Снипу, когда тот прилетел.

— Доброе утро, — поздоровалась она. Холодная любезность, которую Вэл позаимствовала у Элизабет Бэтори, не вязалась с прической „конский хвост“, босыми ногами, вылинявшими голубыми джинсами и майкой с надписью: „Убивай фанатиков!“

Снип поджал губы.

— Доброе утро, мисс Матучек, — ответил Снип, прижимая к себе портфель.

— Все в порядке, мистер Снип. Я отправила младших к соседке, так что они в безопасности.

Он подозрительно зыркнул на нее.

— А что, здесь опасно?

— Не для вас, — таким же ледяным тоном заявила Вэл. — Проходите, прошу вас.

Когда он вошел, она отступила на шаг, держась на расстоянии вытянутой руки от инспектора.

Они прошли в зал. Эдгар захлопал крыльями на своем насесте.

— О, злодейство! — заорал он. — Хо! Держите двери на замке!

Уилл встал с кресла, откладывая научный журнал.

— Грубиян, — возмутился он. — Извините.

— Я учила вместе с ним Шекспира, — объяснила Вэл, мило улыбаясь. — Как вы считаете, мистер Снип, домашние любимцы должны ведь быть образованными?

— Какой кошмар, — плевался Уилл. — Горе вы мое. Приносим наши извинения, мистер Снип.

— Да, плохая птичка, — пожурила Эдгара Валерия, не переставая улыбаться.

— Гм, присаживайтесь, сэр, — булькнул Уилл. — Хотите кофе? Валерия, принеси чашечку.

— Спасибо, лучше перейти сразу к делу, — щелкнул зубами инспектор. Многое следует прояснить и уточнить. Надеюсь, вы поможете мне, профессор Грейлок?

— Э, собственно, я не совсем профессор. Ну, неважно. Не знаю, чем могу помочь вам, ведь моей сестры и ее мужа нет сейчас.

— Скажите, а почему это они так внезапно уехали? — начал Снип и многозначительно закончил: — Сразу после того, как на их счет пришла крупная сумма денег?

— Ну, это не совсем их деньги. То есть это деньги операции „Луна“…

У Вэл округлились глаза.

— А как вы об этом узнали, мистер Снип? — прищурилась она. — Настоящий специалист должен знать все, так?

Он сжал кулаки.

— Банки всегда отчитываются о подобных переводах, мисс Матучек.

— Ясно. Жутко извиняюсь. Я считаю, что заплатила за трусы, которые на мне, доллар и девяносто восемь центов. Но могу и ошибаться, ведь я потеряла чек. Можно уточнить в магазине и…

— Хватит, юная леди! — взревел дядюшка. — Мы все хотим поскорее закончить с этим. Признаться, я думал, что проверка может подождать до возвращения Матучеков, или ваш отдел на Среднем Западе попросту свяжется с „Норнами“. Тем более что в прошлый раз вы забрали отсюда кучу документации.

— Некоторые вопросы желательно разрешить прямо сейчас. — Произнес он это так, словно в прошлый раз мы тут же выставили его за дверь. — Для начала я хотел бы осмотреть мастерскую миссис… доктора Матучек.

— Ее лабораторию? — воскликнула Вэл. — Нельзя!

— Простите?

— Нельзя, пока мамы нет дома…

Вот здесь мы бы с Джинни крупно повздорили с Четвертым департаментом, причем выиграли бы. Уилл мог туда войти, поскольку он наш ближайший родственник, а Вэл — только маленькая девочка. Правда, слово „только“ едва ли уместно.

— Никому нельзя туда заходить, — возмущалась она. — Комната защищена. От грабителей, и бандитов, и… — Она увидела круглые глаза Уилла. — И непрофессионалов, которые могут сами себе повредить. Нужно подождать, пока она вернется и снимет чары.

— Не хватает некоторых официальных документов, — сказал Снип. — Возможно, они здесь. Конечно, я должен осмотреть весь дом, чтобы определить, не используется ли здесь больше свободного пространства, чем положено.

— Вы считаете, что моя мама врет? — вспыхнула Вэл.

— Вряд ли, — попытался вмешаться Уилл, — но и его можно понять. Но видите ли, сам я никогда не входил в мастерскую, но знаю, что сестра защищает ее… На вашем месте я бы не входил, честное слово.

— Если эта защита опасна для жизни, это нарушение закона, — напомнил ему Снип. — Я считаю, доктору Матучек это известно. Поглядим. Я тоже пришел не с пустыми руками.

Он полез в портфель и вынул коробочку. Опустившись на одно колено, он вытащил из коробочки записывающего червя. Тот заполз в приборную панель, списывая все, что было на компьютере. Снип встал.

— Так, теперь мастерская. Это дальше по коридору, так?

— Пожалуйста, не ходите, — взмолилась Вэл. Снип даже не глянул в ее сторону. Девочка двинулась следом, на расстоянии ярда.

Пока они шли по коридору, вокруг становилось все темнее и темнее, пока не сгустился непроглядный мрак. Коридор растянулся в бесконечность. Шаги эхом отдавались от невидимых стен. Заметно похолодало. То там, то сям зловеще вспыхивали и гасли болотные огоньки, отсвечивая мертвенным синим светом. Вдалеке раздавался голодный вой, ближе — лязганье металла.

— Иллюзии.

Снип выставил палец, на котором было какое-то кольцо. Из него вырвался сноп огня.

— А, понятно, что за заклятие, — промолвил инспектор. — Нежеланные гости будут кружить тут до бесконечности.

— Назад вернуться просто, — встряла Вэл. Хотя Джинни и объясняла ей многие доступные вещи, но голос девочки дрожал. Казалось, что они попали в какой-то ночной кошмар.

Снип насторожился.

— Заклятие не превышает разрешенного уровня, — нехотя признал он.

Перед ним возникла светящаяся глазастая рожа, распахнула зубастую пасть и захохотала.

— Соответственно, — продолжил Снип, — я могу аннулировать его силами, которые есть у меня.

Он выудил из портфеля книжку. Придерживая ее одной рукой, второй он поискал нужную страницу и принялся зачитывать вслух:

— Подоходным налогом облагается совокупный годовой доход лиц, полученный ими как в денежной, так и в натуральной форме…

Не успел он дочитать эту ужасную страницу, как призраки отшатнулись и растаяли, темнота посветлела, пространство свернулось до обычного коридора, и Снип торжествующе оглядел наш дом. Дверь мастерской Джинни распахнулась сама собой.

Он заглянул внутрь. Его взгляд остановился на кушетке.

— Ага, кровать, — чуть не выкрикнул он. — Кабинет должен использоваться только как рабочее место, а не как место отдыха.

Вэл тоже вошла.

— Мама… моя мать говорит, что ей лучше думается в лежачем положении. А иногда она раскладывает здесь бумаги, чтобы выбрать нужные.

— Вы можете поклясться, что никто здесь не спит? Например, гости?

— У нас есть отдельная комната для гостей! — Вэл опустилась в кресло. Давайте. Делайте, что вам нужно, только поскорее.

Снип нахмурился.

— Мы не любим, когда вмешиваются в нашу работу, мисс Матучек.

— О, я буду сидеть тихо. Вдруг я вам понадоблюсь. — И даже Уилл не смог сдвинуть ее с места. Она молчала, но следила за Снипом крайне сердито. Подростки это умеют. А уж наша Вэл могла бы получить первый приз за сердитый вид.

Снип мужественно выдержал ее присутствие. Он закружил по комнате, правда, не стал открывать ящики стола и секретер. Он живо интересовался всем вокруг рисунками, книгами и украшениями.

Его отвлек шум из зала. Уилл вышел и вскоре вернулся.

— Так неловко, — начал он. — Боюсь, что кот увидел вашего червя и не смог удержаться. Я, э-э, отнял его, но кусочек, который кот уже успел отгрызть, подхватил ворон и вылетел в окно.

Снип ушел почти сразу. Он грозился неприятностями, если мы с Джинни в ближайшее время не дадим о себе знать. Мы были далеко и звонить домой не собирались.

Нам было не легче. Фотервик-Боттс болтал без роздыху, разве что на мгновение умолкая после вопроса: „Представляете?“ или когда мы клятвенно упрашивали его спрятаться ненадолго в ножны. Так продолжалось целую субботу в Йорке, всю дорогу до Лондона и весь следующий день, который мы провели в отеле.

Наконец он закашлялся и сказал:

— А потом было Тенчебрай! Веселенькая потеха! Железные ребята. Жалко, что больше нечего вам рассказать. Я же Уснул. Конечно, я прошел много не таких значительных сражений. Вы наверняка захотите послушать про них. Но пока нас ждет работа, да?

Голос его зазвенел от восторга.

— Снова в деле! Покажем им всем! Тор нам поможет… Ха-ха, сквозь медные трубы и чего там еще!