Прочитайте онлайн Операция "Луна" | Глава 19

Читать книгу Операция
4216+932
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Громов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 19

Время снова пошло вперед.

— Если бы я не был таким чертовски беспомощным! — вырвалось у меня.

— Ты и не был, — сказала Джинни, взяв мою руку. — Вспомни сегодняшнее утро.

— Спасибо, солнышко. Вы-то с Балавадивой знали, что делать. Но ведь впервые враг выступил открыто… по крайней мере, с тех пор, как… О, черт, все равно, что блуждать в тумане! Ничего не видно, направление неизвестно, и эту безликую серую сырость даже невозможно ухватить за шиворот! — „Чтобы рвать зубами и когтями, упиваясь горячей кровью“.

— Почему же, мы помогли агентам выяснить, что замешаны иностранные демоны, мы взяли в союзники Балавадиву, аль-Банни отдал тебе свои разработки, прошлой ночью мы встретились не с кем иным, как с Кокопелли… Если бы ты знал, какая это уступка белокожему человеку, сколько магов и антропологов отдали бы руку на отсечение ради такого случая! Ты даже особо не интересовался этой страной. А потом мы спровоцировали открытое нападение и снабдили ФБР целой кучей важных улик.

Джинни выпалила все это на одном дыхании, но для меня ее слова звучали праздничными колоколами.

— Оно-то так, — согласился я. — Если не считать, что мы слишком далеко зашли в этом расследовании, и едва ли нам позволят заниматься им дальше. Мы гражданские лица, мы — родственники Уилла Грейлока, и в прошлом мы никогда не сидели сложа руки, как послушные и пассивные граждане. У нас есть чертежи, но, если мы не разыщем где-нибудь необходимые материалы, они так и останутся чертежами. Притом навсегда. Кокопелли не воспринял нас достаточно серьезно, чтобы замолвить словечко перед высшими богами, и едва ли Балавадива сможет связаться с ними сам. Мы выжили в покушении, но теперь враг тщательно подготовится. Он снова примется строить козни, но на этот раз исподтишка, пока мы с тобой сидим без дела, а ребята из Бюро… Конечно, они далеко не дураки, но враг знает их методы и наверняка нашел обходные пути.

Моя ведьмочка скрестила пальцы под подбородком и устремила взгляд в окно.

— Да, может статься и так, — пробормотала она. — Койот действовал импульсивно, но те, кто стоял за ним, кто понукал его, открыл проход и помог свести на нет наши труды… Да, наверняка они продумали все заранее.

Джинни перевела взгляд на меня. Они полыхнули зеленым огнем, а голос зазвенел, как отточенная сталь:

— Если это задумал Фу Чинг, чтобы погубить американскую космическую программу и потом взяться за остальные достижения Запада… Вряд ли. Но нам почти ничего не известно. Я так и представляю его в каком-то тихом местечке, затаившимся, как паук в центре паутины. Мы должны знать все!

Я помолчал, не зная, что ответить.

— Англичане сбились с ног, разыскивая его, а ведь они тоже не дураки.

— Не дураки, но… Стив, я вот все думаю… То, что они потерпели неудачу, подтверждает твои слова: он хорошо изучил их методы. И конечно, методы магов, к которым они обращались, будь то правительственные агенты или независимые оперативники. И все-таки Фу Чинг — смертный. А у демонов есть свои ограничения — где-то даже более тесные, чем у людей. Никто не может предусмотреть абсолютно все.

Я восхитился. В воздухе запахло грозой!

— Эй, не думаешь ли ты…

— Твердыня была — и пока остается — хорошо защищенной от любого магического вмешательства — будь то американские, европейские или индейские Создания. Никто и подумать не мог о силах Дальнего Востока. Они тоже мало в чем разбираются здесь, на Западе. А я кое-что переняла от зуни. Могли ли наши враги учесть такой фактор, а?

— Боже мой! — воскликнул я, вскакивая и дрожа от волнения. — Да мы сами по себе — настоящий фактор неожиданности. Если правильно рассчитать… Вместе, как и прежде! — Я радостно завыл. — Фирма „Матучек и Матучек“ — обезвреживание злых сил, спасение околдованных и снятие порчи. А еще мы выгуливаем собак! Bay!

— Тише, волчик, тише, — предупредила она. — Пока это только идея. Но стоящая. Конечно, нужно все обдумать и подготовиться. К тому же нам нужен помощник — сильный, не замешанный во всю эту историю… — Она осеклась. — Пока достаточно. Улыбайся, мы не одни.

Я взял себя в руки, вернее, попытался. В кухню ворвался Бен — услышал, что мы здесь, — и остановился на пороге. Ноги сбиты, волосы спутаны.

— Привет, герой, — улыбнулся я. — Как прошла игра?

— Нормально, — буркнул он.

— Что, проиграли?

— Не-а. Выиграли.

— Тогда поздравляю.

— Не с чем. Я все время мазал. А когда поставили на ворота, пропустил два мяча. Спокойно же мог поймать.

— Не дело. Ну, значит, просто день не задался, — примирительно сказал я. Вряд ли ребята из команды злятся на тебя.

Он отвел глаза.

— Я ни о чем не мог думать, — нехотя выдавил он. — Я боялся. За вас с мамой.

— Что? — переспросила Джинни. — Мой хороший! Мы же вчера предупредили, что уедем и вернемся под утро. — Она потрепала сына по лохматой голове. — Вот они мы. Чего тут бояться?

— Н-ничего. Раз ты так говоришь. — Он облизнул губы. — Пойду искупаюсь и переоденусь.

Бен убежал.

— Что за чертовщина? — нахмурился я. — Может, Вэл чего наболтала? Что именно? И зачем?

— Нет, я в ней уверена. Просто дети наблюдательнее и умнее, чем привыкли считать их родители, — ответила Джинни. — Они услышали что-то о наших прежних похождениях. Естественно, что они ожидают, когда мы ввяжемся в следующее приключение. Крах „Селены“ сам по себе — большой удар. А теперь мы постоянно разъезжаем по каким-то таинственным делам, мы и дядя Уилл отчего-то встревожены и ничего не хотим объяснять.

— М-м-м, да… Но что нам делать?

— Думать.

Подумав минутку, я сказал:

— Знаешь, по-моему, Бен больше боится за нас, чем за себя.

— Можно было ожидать. Он ведь твой сын. — „И твой“, — подумал я. Голос Джинни на мгновение стал тверже. — Это ужасный страх. Я знаю.

Машинально закончив обед, мы пошли в гостиную. Сидели мы там недолго, пока не вернулась Валерия, ведя за руку Криссу. Крошка сразу же бросилась к Джинни и спрятала курчавую головку у матери на коленях. Она не плакала, но всхлипывала. Джинни прижала ее к себе и что-то заворковала.

Вэл заметила меня.

— Ну, как слетали? — спросила она, даже не улыбнувшись. — У вас такой вид, словно на пикнике на вас налетели муравьи с автоматами и в касках.

— Если бы на пикнике, — отозвался я. — Я говорил, что мы собирались на ночное исследование. Оно заняло всю ночь, мы зверски устали, а потом пришлось тащиться на совещание по этому поводу. А как у тебя день прошел?

— День как день, — пожала она плечами. — Если я вам не нужна, пойду отдохну.

И ушла к себе. И почему-то хлопнула дверью. Я почувствовал себя обманутым.

Все потому, что обманутой чувствовала себя Вэл. Что тут сделаешь? Это тебе не с муравьями сражаться.

Джинни более-менее успокоила Криссу и отвела ее в игровую комнату. Бен ушел туда же. Джинни вернулась.

— Я сказала им, что мы навестим дядю Уилла, но скоро вернемся.

— Мы что, полетим к нему? — тупо спросил я.

— Если получится. — Она набрала его телефонный номер. Ее брат, на удивление, выглядел гораздо лучше, чем в прошлый раз.

— Конечно, прилетайте, — заверил он нас. — Буду рад.

Джинни захватила волшебную палочку и сгребла с жердочки Эдгара. Я даже удивился — зачем? Я вывел „Ягуара“, и мы полетели над городом. Прохожие скользили по нам равнодушными взглядами, некоторые махали рукой. Они уже начинали привыкать к нам. И хорошо, что мы летели сравнительно высоко и они не видели наших лиц. Меня переполняли радость, яростное злорадство и пронзительная грусть. Джинни, которая управляла метлой, сильно смахивала на валькирию, спешащую на поживу.

Вскоре она крикнула мне, перекрывая звонким голосом навязчивый гул летящего транспорта и свист теплого ветра:

— Дети расставили все по местам, правда? Нельзя больше пускать события на самотек, если уж мы решили взяться за них лично.

У меня радостно забилось сердце.

— Полетим в Англию и выщемим этого засранца?

— Мне нужно все изучить. Может оказаться, что это невозможно. Но надежды терять не будем.

— Уилла подключим?

— Зачем, если мы уедем? Так что не будем посвящать его во все планы.

— Ты не до конца доверяешь ему? — поднажал я.

Она сжала мое колено.

— Это к делу не относится. Главное — напасть на Фу Чинга внезапно. Если Уилл, или кто другой, не будет ничего знать о наших планах, то он… не успеет подготовиться. — Она помолчала. — Мы можем рассказать ему о чертежах аль-Банни. Все равно, если мы займемся ими, об этом узнают все.

Мы долетели до его улицы — старые дома, старые деревья, воспоминания о прошлом… Джинни подняла наше помело на самый верхний уровень движения, где никого не было, и вынула волшебную палочку.

— Лети, Эдгар, — приказала она ворону, сидевшему на ее плече. — Узнай, не следит ли кто за домом.

Потом произнесла какое-то заклятие и коснулась палочкой клюва ворона.

— Кар, — отозвался пернатый сторож, — каррамба!

И взлетел. Мы покружили поверху, пока он спустился к зеленым кронам деревьев.

Вскоре ворон вернулся, завис на одном месте, хлопая крыльями, и мотнул головой. Мы подлетели к нему. Когда он опустился Джинни на плечо, она направила палочку строго вниз. Звездочка на ее конце вспыхнула ярче. Джинни усмехнулась, как кот при виде мыши, провела метлу вдоль улицы, миновав опасное место. В паре кварталов от дома Уилла стояли два транспортных средства на подножках, так, чтобы их не было видно из окон дома Грейлока. Метла и маленький ковер с наглухо закрытым верхом и задернутыми шторками.

Мы пролетели мимо.

— В ковре двое, — кивнула Джинни, — наверняка оба из ФБР. У них сканер и детектор магии. Если Уилл куда-нибудь отправляется, один из них идет или летит за ним на метле.

— Они заметят, что мы летим, — зачем-то сказал я.

— А почему бы нам не навестить моего брата?

— Его подозревали, — воскликнул я, — но раз они за ним следили все время и убедились, что он сидел у себя, то он невиновен!

— Достаточно мощная Сила может отвести им глаза и застопорить приборы…

У меня отвисла челюсть.

— Неужели ты действительно веришь…

— Нет. Но Бюро принимает во внимание и такую возможность. Нам нужны факты — четкие сведения о нашем противнике: кто он, что он, что успел сделать и почему.

Мы приземлились перед небольшим домом. Он отбрасывал прохладную тень на дорожку и несколько запущенную лужайку перед входом. Радостно щебетали щеглы, порхая между деревьями. Уилл встретил нас на входе. Одежда свежая и глаженая, рукопожатие крепкое, а тон — приветливый.

— Хорошо, что прилетели. Что-то случилось?

— Нет, просто хотели повидаться и узнать, как у тебя дела, — ответил я. Здорово выглядишь!

— И чувствую себя уже лучше. Простите, что вчера был такой мрачный. „Неужели это было только вчера?“ — Расклеился. Но вот сегодня… Да вы заходите.

Джинни поигрывала своей палочкой, стоя чуть в стороне. Краем глаза я заметил, как она, словно случайно, взмахнула ею в сторону Уилла. Палочка чуть вспыхнула, а Джинни тотчас же погасила ее и спрятала в чехол. Эдгар сразу же подался вперед, растопырив перья и вытянув клюв.

— Что-то не так? — беспечно спросила она у ворона и добавила пару слов на незнакомом языке. Птица припала к ее уху. Джинни рассмеялась.

— Вот неугомонный!

Мы вошли.

Гостиную опоясывали забитые книгами полки. Книги громоздились на мягком ковре и даже на креслах. Там были „И-цзин“ и „Книга Песней“ в оригинале — Уилл когда-то хвастался ими, — научные труды, исторические трактаты и художественная литература от Шекспира до Шерлока Холмса, включая гору современных романов в мягких обложках, на разных языках. Несколько прекрасных китайских акварелей украшали стену. Тихая музыка создавала лирическое настроение, по-моему, это был Вивальди.

Уилл расчистил для нас кресла.

— Пиво? — предложил он. — Я тут открыл, что темное датское не зря раскупают так далеко от Дании.

Мы согласились, сели в кресла, а Эдгар устроился на полке, где были расставлены коллекционные японские нэцке. Уилл ушел на кухню. Джинни, просияв, наклонилась ко мне.

— Стив, — прошептала она, — он успокоился.

— Кажется, все в порядке.

Мне было трудно говорить шепотом, так сильно я обрадовался.

— Ничего дурного не обнаружилось. Ничего. А это неплохой сканер, я такими уже пользовалась. Конечно, нельзя быть уверенным ни в чем до конца, но не только его внешний вид и поведение изменились к лучшему.

— Ага. Делать выводы на основе минимальных сведений…

— Я знаю его! Он снова стал собой, стал прежним!

„Будем надеяться, что таким он и останется“, — подумал я и загнал эту мысль куда подальше.

Вернулся Уилл с подносом, на котором были крекеры, сыр, стаканы и три запотевшие бутылки „Вандердекена“. Водрузив все это перед нами, он поставил на полку перед Эдгаром блюдечко с лакомством.

— Ты изменился, — мягко заметила его сестра. — Я так рада.

— Я тоже, — фыркнул он.

— И как это произошло?

Уилл достал свою трубку и кисет.

— После того как мы поговорили по телефону, я разогрел себе суп. Едва держался на ногах, так что сразу завалился спать. Проспал весь день, а поднялся только к десяти утра. Голодный, как ворона зимой — прости, Эдгар. Уплел огромный бифштекс и сразу почувствовал себя лучше. Потом мне в голову пришла идея, я поработал над ней, успокоился, а тут и вы позвонили.

— Так в чем причина-то?

— Откуда мне знать? — пожал он плечами. — А что вызвало болезнь?

— Пока мы не узнаем, — настаивала Джинни, — мы не будем уверены, что ты здоров.

— А если здоров, то не заболеешь опять, — дополнил я.

Уилл кивнул.

— Я уже думал, — спокойно сказал он. — То я чувствую себя нормально, то меня просто выворачивает. Что за беда? Вот сегодня я просто заново родился, когда меня осенила та идея. — Он набил трубку и утрамбовал табак большим пальцем. — Конечно, Джинни, ты разбираешься в этом лучше моего. Я здесь полный профан. Но сдается мне, что мое недомогание — просто что-то вроде резонанса.

— Гм-м, — нахмурилась она. — Естественно, я сразу же об этом подумала, но ведь ты не хотел проверяться… Он помрачнел.

— Ты сама знаешь, почему. Я же рассказывал. Это моя жизнь. А на проверку столько нервов уходит. Только представь — позволишь ли ты мне копаться в твоей душе, пусть даже осторожно и внимательно? А ведь я люблю тебя и никому не выдам твоих тайн.

Я-то мог себе такое представить, по крайней мере, Джинни — моя жена. Тем более Уилл не постоянно впадал в депрессию. Так, временами. А в промежутках с ним было все в порядке.

— Резонанс? — вспомнил я.

Поскольку он в это время прикуривал от своего кольца, ответила мне Джинни:

— Магическая сила ударила по „Селене“ и отразилась, как морские волны от волнореза. А Уилл был вдохновителем и главой этого проекта. По закону подобия он мог воспринять эту… я бы сказала, отдачу. Отраженные волны могли породить депрессию, неуверенность в себе и психические расстройства.

— А почему другим хоть бы что?

— Его внутреннее я могло оказаться слишком восприимчивым. А прежние контакты с Волшебным народом обострили и без того повышенную чувствительность, так что от магической атаки у него возникло что-то вроде аллергии. В любом случае стена уже разрушена, вред нанесен, наступило равновесие, да и ситуация изменилась.

Она только не сказала, что опасность миновала.

— Думаю, что за последнюю неделю и сказывались эти последствия, — сказал Уилл. — Будем надеяться на лучшее до следующего нападения?

Он уселся напротив нас, налил пельзнерские стаканы до краев и поднял свой:

— За будущее! Kan bei! Или proost, если я правильно помню датский. А как это по-чешски, Стив?

— Понятия не имею. Мои родичи даже нашу фамилию начали писать неправильно, не то что тосты. — Мы чокнулись. Напиток был крепким и холодным. — Может, поужинаешь с нами сегодня? — предложил я.

— Спасибо, не могу. Я уже говорил, что кое-что придумал. Хочу заняться этим поскорее. Лягу пораньше, встану, когда выйдет луна, и поеду в пустыню на пару со спектроскопом. „И фибби на хвосте, — подумал я. — Ну и ладно!“ Надеюсь, им понравится. Мало что может сравниться со скучищей, когда стоишь столбом рядом с ученым, который увлеченно возится с аппаратурой.

— А что ты там придумал?

— Э-э, касательно технических деталей. Проверка гипотезы, действительно ли на Луне живет маленький народец. Тогда должны быть признаки того, что с солнечной стороны Луны постоянно что-то прячется в тень, чтобы не попасть под прямые солнечные лучи. По законам термодинамики их температура отличается от температуры окружающей среды. И в инфракрасном свете доплеровский эффект покажет, что их собственная поляризация немного, но заметно разли…

Джинни рассмеялась.

— Не обращай внимания. Просто ты действительно стал самим собой.

— Здорово, — сказал я. — Ведь действительно нужно проверить, что могут встретить на Луне те, кто туда отправится.

Уилл не был кабинетным червем. На Лонг-Айленде он слыл заядлым яхтсменом, а в наших местах частенько уходил в поход с рюкзаком. Да и в покере мне редко когда удавалось его обыграть. Потому он сразу уловил мой намек, опустил на стол бокал с пивом и, прищурившись, поглядел мне в глаза.

— Вы решили взяться за другой проект „Селена“, — тихо произнес он.

Мы рассказали ему, что нашли кое-какие многообещающие расчеты и чертежи. Расспрашивать он не стал. Плясать и прыгать от радости — тоже, но по его глазам мы видели, что мысленно он и пляшет и прыгает.

— Шанс, вы говорите? Но воплощение… — Он вздохнул. — Я-то тут ничем не смогу вам помочь.

— Сможешь, — заметила Джинни.

— Каким же образом? — быстро поинтересовался он.

— В этой связи мы со Стивом можем скоро улететь обратно на восток, заявила она так уверенно, что я даже испугался. Под „обратно на восток“ имелся в виду Средний Запад, фирма „Норны“, но уточнять она не стала. — Может, на неделю, а может, и дольше. Пока не хотелось бы вникать в детали, но если мы улетим, то звонить домой нужно будет очень осторожно. Враги не дремлют, сам знаешь.

Он задымил, как паровоз.

— Ты так беспокоишься из-за Койота и остальных? По-моему, они не решатся лететь за вами следом — местные Создание такие предсказуемые!

— У Койота и… — она сделала паузу, — остальных есть помощники.

Да, пресса уже успела обжевать эту возможность на все лады, каждая новая история — кошмарнее предыдущей. Мне особенно понравилась одна, где высказывали предположение, что на Луне развита свободная любовь, потому в катастрофе с кораблем виноваты заговорщики: папа римский и ку-клукс-клан.

— Давайте соблюдать осторожность, — закончила Джинни.

— Понятно, — кивнул Уилл.

Следующая ее фраза застала меня врасплох.

— Если нам придется уехать, не мог бы ты переехать к нам и присмотреть за детьми?

Он еле успел подхватить трубку, которая вывалилась у него изо рта и едва не подожгла брюки.

— Ты шутишь?

— Ты лучше всех справишься.

„Ага, а за ним потянутся фибби, — подумал я. — Что в данном случае вовсе неплохо“.

— Но я ничего не знаю о детях! — запротестовал Уилл.

— Больше, чем кажется, — настаивала Джинни. — Да ничего особенного от тебя и не требуется. Валерия уже достаточно взрослая. Бен — мальчик спокойный и воспитанный. Они сами сумеют помочь Криссе в том, что она еще не умеет… Разве что не будет отца, который сидит вечером у кроватки и рассказывает сказку на ночь. Так это несложно. А мы попросим горничную и ее мать помочь в случае чего. Что касается работы, можешь перетащить все к нам. Будешь ночевать у нас. И мы оставим все телефоны, чтобы можно было позвонить куда потребуется.

Уилл покусал губу.

— Такая ответственность, — вздохнул он.

— Мы верим в тебя, — серьезно ответила Джинни.