Прочитайте онлайн Операция "Луна" | Глава 18

Читать книгу Операция
4216+855
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Громов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 18

На обратном пути мы залетели в Грант. Сверкающий Нож отбыл куда-то по делам, но, на наше счастье, мы застали Джека Моу. Мы знали его не особенно хорошо, зато он был человеком разумным и настолько обаятельным, насколько ему позволяла такая работа. В забитом людьми офисе он отыскал крошечную комнату, где мы могли поговорить с глазу на глаз.

Я оставил это удовольствие Джинни и сосредоточился на том, чтобы сохранять каменное выражение лица. Нет, она не лгала. Будучи на короткой ноге с Балавадивой, мы попросили у мудрого мага помощи. Он отвел нас ночью в горы, чтобы помедитировать и поговорить. Индейские средства не похожи на безличную, мгновенно действующую магию людей Запада. Их магия непрямая и медлительная. Начинать нужно постепенно, подготавливая дух.

Моу кивнул.

— Да, я слышал об этом, когда приехал сюда, — сказал он. Думаю, что даосы с вами согласились бы.

— Это ваша вера, если не секрет?

— Ну, гражданский служащий с женой, двумя детьми и закладными — мне положено скорее удариться в конфуцианство. Пожалуйста, продолжайте.

Остальное Джинни описала, не отклоняясь от истины. Он начал спрашивать, пара вопросов досталась и мне. Потом он сказал:

— Вы настоящий герой, мистер Матучек.

— А, — отмахнулся я, — ерунда.

Я действительно так думал. Взгляд Джинни и легкое касание руки были большей наградой, чем все медали.

Под конец Моу тихо присвистнул:

— Это настоящее злодейство. Вы не знаете, кто и почему мог напасть на вас?

— Нет, — ответила Джинни. — Я только предполагаю, что он испугался того, что мы можем совершить. Значит, он прекрасно осведомлен.

Миндалевидные глаза Моу превратились в щелочки.

— Кто-то, кто близко знаком с вами? — очень тихо спросил он.

Джинни выпрямилась и резким голосом ответила:

— Не обязательно, сэр, совсем не обязательно. Служащих проекта „Селена“ нужно было проверять несколько лет назад. Что касается меня и моего мужа, то когда-то о нас знали многие. Любой мог заинтересоваться нашими приключениями. С тех пор я еще неплохо преуспела как профессионал. — Как достойный доверия профессионал, забыла она добавить. — Мы никому не говорили о том, что нашли в пустыне с вами и Сверкающим Ножом, но наши противники спокойно могли разузнать, что мы побывали там вчетвером. Тем более что ваши агенты бурно обсуждали эти находки, разве не так? Позвольте предположить, что вы сами искали совета у разных специалистов.

— Никаких претензий, доктор Матучек, — примирительно отозвался Моу.

— А вы дипломатично ходите вокруг да около и все ждете, когда заграничные агенты себя выдадут. Я не собираюсь делать за вас вашу работу! Мы рассказали все, что могли, — не имеет значения, что знали мы много больше, — может, что-нибудь вам и пригодится. Наш адрес и телефон вы знаете. А теперь, прошу прощения, мы устали и возвращаемся домой отдохнуть.

А вот это была святая правда! Не знаю, как удавалось Джинни держаться так, словно этот затрапезный грязный комбинезон был на самом деле стильным деловым костюмом. А говорила она тоном школьной учительницы, объясняющей предмет тугодумному ученику. У меня же все болело и пекло, глаза слезились, а голова словно ватой набита. Только непобедимые герои комиксов выходят из всех опасных переделок свеженькими и бодренькими, чтобы вляпаться в очередную смертельную потасовку. Нормальные люди долго отлеживаются после подобных ужасов.

— Конечно-конечно, — поддакнул Моу. Не знаю, действительно ли он решил отмахнуться от правил. — Уверен, что вы сообщили нам кое-что важное, — и он не удержался от ухмылки, — даже если и не собирались этого делать. От имени нашего Бюро и всей нации выношу благодарность. Не хотите ли, чтобы вас проводили до Галапа и несколько дней поохраняли? Нет? Ну, тогда до свидания, желаю хорошо отдохнуть.

Мы пожали руки и распрощались.

По пути домой я спросил:

— У меня мозги не работают совсем. Почему мы не согласились на его предложение об охране? Дети…

— Нет! — Джинни прикусила губу. — Опасность не увеличилась и не ослабела с тех пор, как враг себя проявил. Так что незачем суетиться.

— Ну, враг как залез, так и слез. Но он может попробовать снова.

— Едва ли таким же образом. Мы, фибби, зуни — все мы уже настороже. А ведь он оставил след, который возьмут наши псы, — хрипло засмеялась она. — Господи, я уже начинаю заговариваться, вон какие метафоры выдаю. И все же, едва ли он нападет в ближайшем будущем. Что касается магической атаки, наш дом надежно защищен. Давай не подпускать к себе государственных агентов, а?

— В целом — идея неплохая. Думаешь, они уже раскусили, что мы ведем свою игру?

— Могли.

На этом силы мои иссякли, и я ни о чем больше не спрашивал. Мы еле-еле доползли до дома. Я забился в мастерскую, обернулся, но особого облегчения не испытал. Джинни разрешила Вэл пойти в отпуск, если та отведет Криссу к соседке, у которой тоже была маленькая девчушка. Валерия уже проводила Бена, предварительно накормив обедом. Он убежал играть с другими мальчишками. Эдгар тяжело опустился на свою жердочку и уснул. Потом мы с Джинни попадали в постели без задних ног.

Я заметил, что многие люди, избежавшие смертельной угрозы, по ночам маялись кошмарами. Едва ли я сильнее их духом. Но то ли оборотни по-своему залечивают раны тела и души, то ли мне просто повезло. Мой сон был эротичным.

Через четыре часа нас разбудило острое чувство голода. Пока никто из детей не вернулся, и дом был в полном нашем распоряжении. Приняв душ и переодевшись в чистую одежду, мы отправились на кухню.

— Я неплохо выспался, — пробормотал я и зевнул, — но все равно жду не дождусь ночи.

— Вот это пасть, Фенрир позавидует, — усмехнулась Джинни и добавила: — Я тоже лягу пораньше.

У нее были свои методы снятия стресса. Нужно постоянно повторять в уме мантру и представлять фрактальную мандалу. Я так не умею.

Я с удовольствием впился зубами в бутерброд с говядиной, щедро присыпанный кусочками лука, сладкого перца и помидоров. Кофе совершило чудо, взбодрив меня. Я призывно осклабился, пожирая жену взглядом через стол. Уписывая салат из редиски, она усмехнулась понимающе, но сухо.

— Наши отпрыски могут вернуться с минуты на минуту, — напомнила Джинни, проглотив порцию салата.

Зазвонил телефон.

— Вот дрянь какая, вечно не вовремя! — разозлился я.

Хотя мы просили фею отгонять назойливых торговцев, коммивояжеров и других паразитов, они все равно прорывались точно в обед.

— Включайся! — крикнула Джинни. Я впихнул в рот остатки еды, а по спине уже побежали знакомые мурашки, и весь скептицизм как рукой сняло, когда в кухню вплыл телефон.

На экране был Сверкающий Нож.

— Как дела? — поинтересовался он.

— Так себе, — ответила Джинни. — Чего тебе нужно?

— Думал, что вам захочется знать: как только я вернулся в офис, сразу же организовал поисковые партии.

„Партии, — отметил я. — Он… они восприняли наше злоключение более чем серьезно. И едва ли нам скажут, что именно эти парни ищут“.

— Я превратилась в одно большое ухо, — кивнула Джинни. Вероятно, она использовала это выражение, чтобы разрядить атмосферу, ведь если она и ухо, то просто великолепное ушко, лучше не бывает.

Точно, официальное выражение лица Боба несколько смягчилось. Он начал докладывать:

— Мы нашли ковер неподалеку от того места, которое вы назвали. Неизвестно, посадил ли его пилот или просто покинул, пересев на метлу, которую заметил Стив. В любом случае его и след простыл, не осталось ни одного отпечатка пальцев. Винтовка тоже пропала. Зато мы насобирали целый мешок пуль и можем начать розыски с них.

Я проснулся окончательно и вставил:

— Если бы это был я, то залетел куда-нибудь подальше в пустыню и прикопал бы винтовку там.

— Да, мы прочесываем всю местность по довольно большому периметру, сказал Боб. — И мы определили регистрационный номер ковра. Он принадлежит одной семье в старой части Галапа. Этим утром они заявили об угоне. У них обычная стоянка, а не гараж. Ковер был на виду, просто запертый. Квартал мирный, соседи дружелюбные. Кто-то пережег ночью талисман и угнал ковер.

— Есть какие-нибудь предположения? — спросила Джинни.

— Нет, разве что угонщик неплохо разбирается в магии или владеет какой-нибудь иной паранормальной силой. Не факт, что именно он (она или оно) напал на вас в горах. Сам-то я думаю, что это он и был, но угонщик мог работать в паре со стрелком. — Сверкающий Нож ненадолго умолк. — Мы бы хотели встретиться с вашим другом, джентльменом из племени зуни. Кстати, я так и не услышал, как его зовут.

— Мэттью Адамс, но обычно его называют Балавадивой.

Они с Джинни договорились, что нет причин утаивать информацию о его участии.

— Мы выслали туда команду, но, похоже, он куда-то ушел.

— Вполне мог.

— Но ведь он свидетель!

— В него тоже стреляли! — взорвалась Джинни. — Можете прочесать все село, если хотите, но ни один житель не выдаст вам его укрытия, а мы со Стивом даже не знаем, где он мог спрятаться.

Сверкающий Нож поднял раскрытую ладонь.

— Джинни, послушай…

— Если кто и способен докопаться до корня всех зол, так это Балавадива. Если только ваши бюрократы не загребут его.

— Хорошо-хорошо! Джинни, мы не собираемся его арестовывать. Просто хотели узнать, что он может выяснить, и предложили бы работать вместе.

— Ага, конечно, — буркнул я, хотя и мог поверить, что сейчас мой старый приятель говорил правду.

— Это будет решать уже сам священник, — холодно ответила Джинни.

Прежде чем Сверкающий Нож успел возразить, я вставил:

— А Уилла Грейлока можно снять с подозрения!

Прошло несколько секунд, прежде чем Боб произнес ровным голосом:

— Да ну?

— Сам подумай. Даже если отбросить в сторону его застенчивость и неприхотливость. Погляди, как он жил. Он никогда и близко не подходил к огнестрельному оружию. Во время войны был гражданским аналитиком. Ни охотой не увлекался, ни стрельбой по мишеням… Черт, он даже не любил смотреть вестерны!

Когда-то я был несколько задет тем, что он не видел меня в роли верного друга Тома Спурра. Зато Уилл потешил мое тщеславие, расхвалив меня в „Собаке Баскервилей“.

— А что касается колдовства, — гнул я дальше, — да, кое в чем он неплохо разбирается, например, как чинить и работать со спектроскопом. Но я как инженер заявляю — да ты и сам знаешь, — что раскодировка чужого талисмана и угон транспорта имеют такое отношение к его работе, как мандрагора к морской раковине.

Теперь Боб Сверкающий Нож молчал гораздо дольше. Я успел долить кофе в наши чашки. И хотя Боб был ни при чем, но кофе показался мне чересчур горьким.

— Так, — наконец медленно выдал он, — это все предположения. Я уже говорил, что склоняюсь к версии одержимости.

— Неужели ты думаешь, что я, его сестра, ведьма высокого уровня, ничего бы не заметила? — разъяренной пантерой взвилась Джинни. — Я-то знаю его всяко лучше твоего. Да, с ним не все в порядке, но я-то думала, что вы оставите его в покое и он потихоньку поправится!

Впервые я видел Сверкающего Ножа в смятении.

— Да, но… но если бы он согласился на тестирование… отсечь ложные следы…

— Не мог бы ты быть настолько любезен, чтобы объяснить, что ты имеешь в виду?

Естественно, он не мог. Это против правил. В принципе, правил разумных. Если кто-то находится под подозрением, не стоит предупреждать его родных и близких, чтобы подозреваемый не успел замести следы. Я понимал Боба, и это понимание комом встало у меня в горле.

— Его никто не обвиняет, — закончил Боб. — Ни в чем. Просто мы должны учитывать все варианты. Вы же все понимаете, правда? Сегодня вам здорово досталось. Отдыхайте, не волнуйтесь, я буду на связи. — И так далее и тому подобное. Попрощался и отключился.

Мы с Джинни переглянулись.