Прочитайте онлайн Операция "Луна" | Глава 15

Читать книгу Операция
4216+910
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Громов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 15

Обсуждая, что и как мы будем рассказывать и кому именно, включая Барни, мы постарались снова дозвониться до Уилла. И дозвонились. Он был бледным, под глазами — круги, а сам высохший, как щепка. Я заметил, что у него нервно дергается правая щека. Джинни не позволила своим чувствам прорваться наружу.

— Привет, — сказала она. — Где тебя вчера носило весь день?

— Были дела в Альбукерке.

Голос тусклый, уставший. Больше он ничего не добавил, и мне показалось неразумным расспрашивать. Потому я сразу начал:

— Ты сегодня свободен? Может, заскочишь на обед или ужин? А то и на оба сразу, а?

— Спасибо. Извините, но не могу.

— Дела?

— Да. Я… кажется, обнаружил кое-что новое в моих исследованиях. Но говорить об этом еще рано, пока я не проверю.

— Ладно. Слушай, появился шанс для операции „Луна“. Большего пока сказать не можем. Мы бы хотели привлечь тебя. Ты уверен, что не сможешь прилететь? Если не сегодня, то, может, завтра?

— Мне очень жаль, — покачал он седой головой. — Позже подъеду обязательно, но не знаю, когда именно.

Перспектива, которую я развернул перед ним, не особо его обрадовала.

— Ты снова заболел? — спросила Джинни.

— А, прихватило. Все пройдет, не волнуйся.

— Не волнуйся?! Все эти доктора и маги, на которых ты выложил кучу денег, не сделали ничего хорошего! Если тут вмешались паранормальные силы, лучше тобой займусь я. Проверю и верну тебя в человеческий вид. Мы с тобой родня, наши ДНК…

— Нет! — резко и неприятно вскрикнул он. — Никакого сканирования! Ты ничего не понимаешь!

Чего же он так стыдится, если не желает, чтобы об этом узнала родная сестра? В голову ничего не приходило.

Он заговорил тише и выдавил кривую улыбку:

— Вас не должны видеть со мной рядом, пока все не прояснится. Я главный подозреваемый, вы же знаете.

— Ничего мы не знаем, — обозлилась Джинни. — С чего ты это взял? Да, несколько дней назад тебя допрашивали, так всех нас допрашивали. Ты все рассказал им, даже больше, чем отважилась бы я, не имея за спиной адвоката. Чего еще им надо?

— Когда я вчера вернулся домой, меня ждали двое, — сказал Уилл. — Они хотели войти и поговорить. Я устал и был не в настроении, да и вспомнил, что ты мне говорила. Мы постояли на крыльце. Я отказался отвечать на вопрос, что делал за городом. Сказал только, что работал. Они начали допытываться о моих связях с Китаем… можно подумать, они не спрашивали об этом раньше… и намекнули, что, когда я решу покинуть Галап в следующий раз, нужно их предупредить заранее. Из меня никудышный следопыт, но даже я заметил, что за мной следят и прослушивают все разговоры. Этот тоже.

— Может, они… они хотят узнать, не забыл ли ты чего… ищут ниточку, неуверенно проблеял я.

Джинни сжала губы.

— Мы сами проведем расследование, — пообещала она и мягко добавила: Крепись, старина! И подумай над моим предложением.

Попрощавшись, мы отключились и уставились друг на друга. Ее лицо со светлой кожей, что характерно для шатенок, стало белее мела.

— Быть не может, — выдохнула она. — Уилл никогда бы не сделал… ничего подобного. Скорее бы я тебя бросила!

— А ведь были возможности, — попытался пошутить я.

— Просто какое-то кошмарное совпадение, — продолжала жена, не слушая меня. — Может, я смогу что-либо выяснить с помощью чар, — не слишком обнадеживающе добавила она. — Терпеть не могу подглядывать, но…

— Лучше предоставим подглядывать профессионалу, — осенило меня.

— То есть?

— Бобу Сверкающий Нож, кому же еще? — Ее лицо радостно вспыхнуло. — Стой, я сам ему позвоню. Твой звонок может слишком встревожить его. Я же — простой глупый волколак.

Джинни улыбнулась, сверкнув полоской зубов:

— Да-а. Глупый, как Карел Чапек, и бессильный пред властями, как Ян Гус?

Мне больше понравилось бы сравнение с Томасом Мазариком, который освободил наш народ в Австро-Венгрии после кайзеровской войны, но саму идею я воспринял и был тронут.

— К тому же вы друзья. Тогда, на Среднем Западе, вы вместе охотились, рыбачили, играли в покер и вместе пили. Настоящая мужская дружба. Давай, проверь ее на прочность.

Когда я позвонил в грантский метлотель, оказалось, что Боб только что вернулся с десятимильной пробежки.

— Не поздновато ли для зарядки, а? — спросил я.

— Я поздно лег. Работал почти до полуночи. Да и погода позволяла. Сегодня не особенно жарко. — Он стянул промокшую от пота рубашку, открыв пеструю татуировку на теле. — Чем могу помочь, Стив?

— Мне нужно поговорить с тобой. С глазу на глаз.

— Ты же знаешь, я не могу рассказывать о деле, которое еще не закончено. Он осекся. — Если только ты не хочешь сообщить что-то новое.

— Может, да, а может, и нет. Тебе решать. Но тут замешаны личные мотивы.

Он заколебался.

— Если это о… Ты же знаешь, в делах чувства роли не играют. Я тут собирался заскочить в лабораторию и посмотреть, что там выжали из… наших находок.

— Ой, Боб, это подождет. Давай встретимся. Я закажу обед, если, конечно, твои начальники не посчитают это за взятку. „Дон Педро“. Чили, чтобы Люциферу стало жарко. И чуточку „Два креста“, чтоб подбавить святости.

— Э-э, спасибо. Я не сторонник плотного обеда, но… Ну, ладно, прилетай. Будем тут одни. Мой сосед по комнате уже отправился по делам. — Он заметил мою жену. — Привет, Джинни.

В голосе прозвучала нотка симпатии. А может, опасения?

Пока я летел, то приводил в порядок мысли и чувства, особенно совесть. Однажды мы уже обошли Боба, его агентство и все правительство Соединенных Штатов, когда отправились на поиски нашей Валерии-Виктрикс. И лишь счастливое возвращение спасло нас от репрессий: победителей, как известно, не судят. Но как мы рисковали! Ни я, ни Джинни не верили до конца, что неподготовленные, неорганизованные самоучки могут победить в битве со злом, словно дурацкие герои комиксов, разряженные в клоунские костюмы. Наши самовольные действия граничили с судом Линча. И все-таки я не собирался рассказывать Бобу о Балавадиве и аль-Банни, хотя эти сведения могли и пригодиться следствию. Бывают времена, когда человеку приходится самому принимать решения, верные или ошибочные, или свалить все на других и перестать называться свободным существом. Таким, как Джордж Вашингтон или Махатма Ганди.

Комната, где остановился Сверкающий Нож, была самой обычной и невыразительной. А сам он, сгрузивший одежду в шкаф, смотрелся здесь так же непривычно, как трубка мира на туалетном столике.

— Присаживайся, — сказал он, как только мы пожали друг другу руки. Я сел на стул. А Боб растянулся на одной из узких коек. Он пожирал меня черными глазищами, но не так, как Ромео Джульетту. — Ты хотел что-то рассказать?

— В основном спросить, — ответил я.

— Ты уже поморочил мне голову по телефону. Дело серьезное, и чем больше мы этим занимаемся, тем неприглядней оно становится. Так что не трать попусту свое и мое время, Стив.

— Хорошо, — холодно, в тон ему, согласился я. — Что вы имеете против Уилла Грейлока?

— Я уже сказал, — безо всякого выражения ответил Боб, — что не могу распространяться на эту тему. По разным причинам, одна из которых — говорить об этом еще рано. Необязательно все, кого расспрашивали, находятся под подозрением. Он может быть, например, свидетелем, сам того не осознавая. Раз пришел, то что ты хотел мне сказать?

— Что мы с женой знаем Уилла! Он брат Джинни и заботился о ней с самого детства, когда они осиротели. Боб, ты же нас знаешь. Неужели мы стали бы прикрывать преступника, который едва не погубил нас и угробил два года работы? Я не хочу, чтобы между нами было какое-то непонимание. Я говорю тебе, и дело не в родственных чувствах: Уилл Грейлок не мог совершить это преступление!

Поскольку Сверкающий Нож молчал, я добавил:

— Для начала; он никакой не колдун. Здесь живет недавно и даже не особо интересовался индейцами и их культурой. Когда же он успел бы познакомиться с Койотом?

— А никто этого не утверждает, — ответил Сверкающий Нож. — Раз уж на то пошло, так никто не обвиняет Койота и других местных Созданий, что за провалом стояли именно они. Может, стояли, а может, и нет. Мы знаем — „мы“ включает и вас с Джинни, — что здесь замешаны азиатские Создания. Им помогал человек, бывавший в Твердыне. Уилл Грейлок ведет себя странновато, не находишь? Мы насторожились и начали проверять, насколько далеко заходит эта странность.

Боб помолчал, потом начал веско ронять слова:

— Не буду особо трепаться, потому что ты знаешь об этом больше моего, и я был бы рад, если бы ты поделился со мной. Но ведь Уилл довольно долго поддерживал связь с китайскими друзьями, коллегами и корреспондентами. Он несколько раз бывал в Китае и провел там немало времени. Он говорит по-китайски и хорошо подкован по истории, литературе и антропологии. А может, и демонологии?

Сверкающий Нож закончил разгромную речь более спокойным тоном:

— Я пересказываю тебе очевидные факты. Что ты можешь мне ответить?

— Да, он немного не в себе, и никто не может понять, что с ним такое. Но ведь он соглашается на всевозможные тесты, проверки и консультации. Ты считаешь, что больной человек попрется ночью в пустыню? Или что тихий, респектабельный ученый возьмется за какое-то кошмарное преступление? Для чего бы он понадобился преступникам, а? Великий боже, да в Твердыне полным-полно людей со связями с Китаем! Какие-то китайские журналисты, дипломаты и разные шишки сидели там целыми днями. Почему вы не следите за ними и их гидами?

— А кто сказал, что не следим? — парировал он.

Но я не собирался сдаваться.

— А что слышно о таинственном Фу Чинге? Твой паразит Моу давал ему весьма нелицеприятную характеристику. Почему бы вам не заняться им?

С минуту Боб молчал.

— Легко сказать, трудно сделать.

— Но вы считали, что он сейчас в Англии. У вас что, нет связей со Скотланд-Ярдом?

Сверкающий Нож криво усмехнулся и заговорил. Мне показалось, что он был рад сменить болезненную для меня тему. Хотя бы на несколько минут.

— Конечно, есть. На них работает несколько первоклассных магов, не говоря уже об оперативниках. Они узнали по своим каналам, что Фу засел в Англии, явно намереваясь попортить кровь европейцам. Вскоре они получили подтверждение его приезда. На том дело и закончилось. Как они ни старались, но так и не узнали, где он остановился.

Я поскреб подбородок, постепенно успокаиваясь.

— Забавно! Если он и вправду знаменитый колдун, как утверждает Моу, то, по-моему, довольно легко отследить силу такого уровня. Он наверняка должен был оставить следы.

— Правда. Только он опутал всю страну ложными следами. И Скотланд-Ярд, и разведка сбились с ног, отслеживая его передвижения, и в результате остались с носом. Последнее его местопребывание, о котором я слышал, был Букингемский дворец, — усмехнулся Боб. — Вполне возможно, что у Фу есть двойные агенты и в военной разведке Британии, и в сыске. Шустрый, черт, и хитрый. Никто не знает, сколько ему лет.

— Значит, вам, ребята, надо держать нос по ветру, — пробормотал я. Насколько ты можешь быть уверен в ФБР?

— Мы осторожны. Кто бы ни стоял за катастрофой в Твердыне, им помогал человек, который был в курсе всего. Мы ищем его.

— Но я же говорю, что Уилл Грейлок…

— Есть такая штука, как одержимость дьяволом, — тихо произнес Сверкающий Нож.

Я покачнулся, словно мне заехали в челюсть.

— Я много думал над этим, Стив, — продолжал Боб. — Хорошо, что ты сегодня приехал, пусть даже ничего особенного не рассказал. Как считаешь, он согласится на психосканирование? Ты можешь его уговорить? В обход правилам я вот что могу сказать: если он окажется чист, снимется куча вопросов, которые сейчас повисли в воздухе. Пока все говорит о том, что доктор Грейлок виновен.

— Он не может быть одержимым, — пробулькал я. — Где бы он умудрился это подцепить, ради всего святого?

— Если окажется, что одержим, — неумолимо гнул свое Боб, — тогда, учитывая, что он не призывал демона, по закону он невиновен. И простого экзорцизма будет достаточно.

— Но… но это невозможно!

— Что именно? То, что он обуян бесом, или то, что он согласится на проверку?

„И то, и другое“, — подумал я. В горле встал ком. Уилл был таким застенчивым… Отслеживание демона займет несколько дней. И дело не в заклинаниях, хотя некоторые из них не особо приятны, и не в медицинских процедурах, хотя они могут быть весьма унизительны. Дело в том, что ему придется выложить психоаналитику всю подноготную — всю свою жизнь, переживания и чувства.

— Пятая поправка, — намекнул я. Никто еще не нарушал этого закона.

— Да. Она работает на него, Стив. А ты не знал? Верховный суд постановил, что все открывшееся под психосканированием не подлежит судебному разбирательству. Был случай, когда один мужик изо всех сил пытался убедить полицию, что ему необходимо сканирование. Не получилось. Оказалось, что он был убийцей. Что касается одержимости, то я уже сказал: если Уилл не призывал демона, то ему ничего не грозит. Что бы там демон ни заставил его совершить.

„Но интимные подробности, — думал я, — его жена, женщины до нее и после, волшебная красота, которая переменила его жизнь… Настолько прекрасная и чарующая, что он никому не решился рассказать, кроме родной сестры. А когда ему понадобилась помощь и поддержка, то и мне… Да у любого человека есть столько за душой, чего бы он не стал открывать никому!“

— Я бы отказался, — признался я.

— Но с ним ничего не случится, Стив! Отпустят домой, чем бы ни закончилось исследование. Если он околдован, его освободят. Разве ты не можешь хотя бы предложить ему? Лучше ты или Джинни, чем какой-то незнакомец.

Я вспомнил о высохшем лице Уилла и его дрожащем голосе:

— Только не сегодня. Нам нужно все обсудить. Ни о чем особенном мы больше не говорили. На обед так и не пошли.

Летя обратно, я сообразил, что улики против Уилла наверняка весомее, чем говорил Сверкающий Нож. Куда как весомее. Но что это могло быть? В пыли и песке обнаружились его следы?

Да, только гениальный злодей мог бы подставить невиновного… А разве Фу Чинга не называют Чингисханом среди преступников?..

Джинни встречала меня у входа. Подбежала и сразу же схватила меня за руки. Напряжение читалось во всем — в ее позе, глазах, голосе.

— Нужно передохнуть, милый. Я получила записку от Балавадивы. Ее принес их сын и сразу улетел. Там было два предложения: „Будьте после захода. Мы отправляемся в горы“. Когда я прочла, записка рассыпалась пеплом.