Прочитайте онлайн Опер против маньяка | Глава 5

Читать книгу Опер против маньяка
2916+1318
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 5

Оттягивались Дух и Вадик в павильоне Вахтанга с большим интересом.

Нюся «делала стриптиз». Когда осталась в одних трусиках-бикини, долго пленяла развратными движениями бедер и пляской дынек грудей. Соски она выкручивала тонкими пальцами в перламутровом маникюре, плеща бюстом, приглашая над ним надругаться.

Финальной была сцена с бананом, когда Нюся осталась полностью голой, но на высоких каблуках лакированных черных туфель. Она раздвинула ляжки и стала водить желтым налитым плодом по выступающим губам своей щели. Потом ввела банан себе туда до отказа.

Нюся выламывалась, распутно вытягивала розовые губки лона поверх основания торчащего банана, маня выбритой полоской золотистых кудрей, идущих к пупку, и взмахами ягодиц. Колокольцы ее грудей призывно подскакивали при круговом движении молочных бедер.

Потом она извлекла банан, кожура которого блестела, любовно очистила плод до нежной палевой мякоти. Под стонущую музыку легла на спину, подняв и согнув ноги в коленях и раздвинув их перед зрителями. Стала водить по своему прекрасному лицу с огромными глазами бананом без кожуры, опускать его уже в эти накрашенные губы, пачкая помадой.

Медленно поглощала банан, облизывая его языком, как при минете, томила и приподнятыми ляжками, лавой ягодиц…

Зрители ей долго аплодировали. Потом Вах повел гостей в комнату без окон.

Это помещение было стилизовано под камеру пыток. Обои — как старая кирпичная кладка, тусклый свет свечей в канделябрах, на дощатом столе — секс-пыточные орудия: резиновые, пластмассовые цветные пенисы, плетки, разнообразные приспособления для садомазохизма.

К стенам тяжелыми цепями были прикованы двое недавно завлеченных в студию девушек. Их голые тела эротически разукрасили полосками черной кожи в блестящих кнопках. Получившие большую дозу наркотических «колес», они бессмысленно улыбались, выпячивая груди и бедра. На эту реакцию при появлении мужчин тренировал их Вах, обрабатывая в таком состоянии.

Он гостеприимно указал Грине на своих узниц.

— С любой можешь начинать. Ты сегодня главный гость.

Гриня присмотрелся к товару, мотнул головой.

— Не, дохлые они какие-то.

— Прошу далее, — пригласил посетителей Вахтанг, отодвигая тяжелую малиновую портьеру.

Открывшаяся им комната была в двух интерьерах. В одном углу — спортзал с мягкими матами, креслами, гимнастическими конями. Здесь на шведской стенке пристроилась Нюська, уже переодевшаяся в темный лифчик и черный пояс-чулки с вырезами между ног. Выставив с перекладин бедро, она звала пухом своих промежностей.

В другом углу — будуар. Там на огромной кровати под балдахином лежала поверх кружевного одеяла Сонька в одном белом лифчике, лишь поддерживающим мячи ее грудей.

Гринин взгляд приковался к знойному рельефу Сонькиной фигуры.

— Дайкось эту проверю, — произнес, облизнувшись, Дух и стал раздеваться.

Вадик с неприметной угрюмостью взглянул на него.

Вадик действительно был очарован Сонькой Медью. Ей было тридцать пять, Вадику — двадцать лет. Он, не понимавший по детдомовству, что такое мать, ощущал к Соньке страстную тягу.

Вадик был почти импотентом, сильную эрекцию он чувствовал, лишь когда убивал женщин. К Соньке он не испытывал такого кровожадного чувства. Ему было достаточно обладать ею, как Вахтангу своими секс-узницами. Только Сонька, вылизывая ему между ног, могла иногда возбудить Вадика на подобие полового сношения.

Соня была доступна любому высокому гостю в павильоне, это были издержки ее профессии. Но Вадик всякий раз наливался ревностью, стальной ненавистью к будущему партнеру Соньки.

Чтобы не видеть подвигов Грини, Вадик позвал Нюську и увел ее в гостиную, чтобы она еще потанцевала перед ним…

Оргия тянулась до утра. Участники перемешались. Дух испытал спорт-таланты Нюськи, пристроив ее, по своей конокрадской страсти, на гимнастическом коне. Прошелся Гриня и по прикованным девицам. Его раздухарил на это Вах, показавший на узницах свои способности.

Перед рассветом главные бойцы, Дух и Вах, засели голыми отпиваться холодным шампанским.

Соньке пришлось еще долго работать языком над членом Вадика, пока тот не полуокреп. Тогда Вадик смог более-менее самостоятельно вводить его Соньке в рот и наконец извергнулся туда с тягучими всхлипами. На нижнее женское отверстие Вадик по неустойчивости никогда не отваживался.

После такого редкого грандиозного события с «мамой» Соней Вадик не забыл разыскать по квартире Духа, уже спящего в обнимку с кейсом от Маэстро. Он учтиво, но настоятельно добудился пьяного Гриню. Напомнил об их договоренности — помочь с покупкой машины — и аккуратно записал телефоны, по которым Духа можно разыскать.

* * *

Опер Кость и Гена Топков всю ночь слушали квартиру Вахтанга.

— Попадет нам, что взялись за подслушку без санкции, — говорил на следующий день в отделе Кострецову Топков.

— Оформлю задним числом, — успокаивал его Сергей. — Ты ж видел, некогда было. Зато сходу Духа зацепили! Я это как чуял, не зря скоростенки поддал.

Гена неодобрительно качал головой.

— Вот из-за таких накладок, Сергей, тебе в основном от начальства и достается. Делал бы как положено, со всех концов передовым бы выглядел.

Кострецов небрежно махнул рукой, взъерошил кудри.

— Не мелочись, лейтенант. Давай подробности, что вчера наслушал.

Топков изложил ход оргии и подытожил:

— Редко, но метко употреблялась кличка Маэстро. Это, очевидно, босс Вадика и, возможно, Грини. Похоже, что сейчас очень авторитетен в московской кримсреде.

— Никогда такой кликухи не слыхал. А Вадик что из себя представляет?

— Голос болезненный, тихий, вежливый, но не больно уступчивый. Очень правильная речь. Он и сам на постоянное чтение ссылался. Вадик — едва ли не правая рука Маэстро.

— Возможно, консультант его, вроде зама по общим вопросам, — прикинул Кострецов. — Вадик с Гриней случайно оказались там?

— Не думаю. В эту хату на оттяжки вход только для избранных. На этот раз направил гостей, видимо, Маэстро. Причем Вадик там часто бывает.

— Так почему они вчера гуляли на пару с Гриней? Оба эротоманы или знаменитые засадилы?

Гена усмехнулся.

— Ну, если красиво говорить, то эротоманы — возможно. А насчет траханья Вадик почти ноль. Ты ж вчера кусок разговора о нем сам прослушал. Скорее всего, Маэстро оказал почет Грине за какие-то его успешные услуги: деньги передал и предоставил спецразвлечение. А Вадика направил ему в пару, чтобы тот зачем-то к нему присмотрелся.

— Может, повышение Духа ждет? А мы его скорее повысим до персональной камеры. Пожалуй, Вадик не просто так там ошивался. Одному уголовнику от другого всегда что-то нужно или один другому желает подгадить. Ну, а Вахтанг?

— О, этого на одни нары с Духом надо кидать! Соня и Нюся его напарницы, но у него там и другие девушки томятся. Я начинаю думать, что именно Барадзе держал ту Марину-рабыню, о которой я тебе рассказывал.

— Если и так, нам это не доказать.

— Почему? — блеснул стеклами очков Гена. — А та женщина, что для грузина квартиру снимала? Если ее найдем, то квартирный хозяин опознает. А от женщины и на грузина-маньяка выйдем.

— Давай, Ген, поменьше будем мечтать. Что у нас на Вахтанга? «Пежо», угнанный Гриней и отданный Барадзе, — раз. Организация притона — два. И какие-то девицы, кроме Сони и Нюси, ты говоришь, еще имеются?

— Да. Правда, полностью не уверен, что они подневольные.

— Молодец, что свою любовь к фактам и к себе применяешь. Не будем гадать. Придется за омутом Вахтанга еще поглядывать да послушивать. А Соней выпадает мне заняться.

Топков деловито произнес:

— Я уже навел о ней справки. Кличка — Сонька Медь. С юных лет шаталась по малинам, блатхатам, но ни разу не сидела. Она больше по сексуальным удовольствиям.

— За такой притон пришло, видно, время и Соньке ответить, — проговорил Кострецов.

— Особенно она была близка в Москве с грузинскими ворами в законе. Одно время являлась чем-то вроде любовницы Нодара.

— А, эту кликуху слышал. Авторитетный ворюга.

— Нюся — Сонькина дочь, — продолжил Гена.

— Что?! — спросил капитан. — Вот так семейка! Все на продажу. Вахтанг, конечно же, живет с обоими?

— Да. Но Соньке он, похоже, осточертел. Ты же помнишь, она тебе хотела без денег дать, — Топков улыбнулся.

— Правильно захотела. Денег у меня нет. А если серьезно, то на этих Сонькиных чувствах можно сыграть. Так что свидание с ней я надолго не буду откладывать. Раскрутим их «хавиру» и все с ней связанное через Соньку Медную.

— Сонька Медь, — поправил дотошный Гена.

Кострецов округлил глаза.

— А все-таки, если буду ее арестовывать, то попрошу, чтобы в дальнейшем называлась Сонька Медная Ручка! Ладно. Чтобы решать с Гриней, не хватает нам информации от наших друзей из ФСБ. Сейчас Сане Хромину позвоню.

* * *

Капитан набрал номер Хромина.

— Здорово, Серега, — отозвался Саша. — Все в ажуре после того, как ты своим отрапортовал. По твоим наводкам решено начать совместную ра