Прочитайте онлайн Опасное счастье | Часть 15

Читать книгу Опасное счастье
3016+1162
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

15

Джейн не вернулась на работу. Вместо этого прошлась по берегу залива, глядя на огромные суда, суетящихся людей, безбрежную океанскую гладь — и не видя ничего. Проголодавшись, купила банку колы и пакет чипсов, который почти целиком скормила чайкам. Потом снова бесцельно бродила по улицам.

Очутившись наконец дома, она приняла душ, залезла в постель и долго лежала, уставившись невидящими глазами в потолок. В десять часов вечера раздался звонок в дверь, который вывел ее из забытья.

Нет ее дома! Только не сегодня…

Звонок снова зазвенел — четыре долгих надоедливых трели. Она зарылась головой в подушку — и внезапно замерла, услышав раздавшийся из-за двери голос.

— Джейн, соседка сказала, что ты вернулась полчаса назад. Я знаю, что ты здесь. Откроешь, или мне ломать дверь?

Дэвид!

Что ж, даже если это Дэвид Кроуз, ее все равно нет дома. Она еще глубже зарылась в подушки.

— Предупреждаю тебя! — не унимался голос за дверью, и раздавшийся стук сообщил ей, что миссис Бентли из квартиры наверху не любит, чтобы ее беспокоили.

Вот черт!..

— Считаю до десяти…

— Ладно!

Накинув на плечи халатик, Джейн босиком дошла до двери и взялась за ручку.

— Чего ты хочешь?

— Войти.

— Это невозможно.

— Нет, возможно. И я войду, Джейн, чего бы мне это ни стоило. Я хочу поговорить с тобой.

— А я не хочу говорить с тобой…

— Заткнетесь вы когда-нибудь там, внизу! — разнесся по дому громоподобный голос миссис Бентли, и вслед за ним раздались еще два или три недовольных голоса.

О господи! Тяжело вздохнув, Джейн приоткрыла дверь на несколько сантиметров, и в образовавшуюся щель тотчас же просунулся сверкающий носок ботинка.

— Вот так-то лучше.

Противостоять его силе было бесполезно. Распахнув дверь, Дэвид Кроуз вошел внутрь. И замер как вкопанный.

— Тебя никто сюда не звал! — зло бросила Джейн.

— Какого черта ты красишь стены в черный цвет? — не обращая внимания на ее недовольство, спросил он.

Три из четырех стен были уже готовы, у четвертой стояли банки с краской.

— Не твое дело.

Дэвид взглянул на стены, потом на Джейн, потом обратно на стены.

— Откуда ты узнал, где я живу, — сердито поинтересовалась Джейн.

По сравнению с Дэвидом, как всегда одетым в элегантный деловой костюм, она чувствовала себя в наспех наброшенном на плечи халатике чуть ли не раздетой.

— От Гарри.

— Он не мог этого сделать.

— Однако сделал.

— Но… — Это противоречило всем правилам конторы, запрещающим сообщать клиентам сведения личного характера, касающиеся персонала. — Как тебе удалось заставить его? — ошеломленно спросила она.

— Довольно легко. — Дэвид улыбнулся, но улыбка его была несколько натянутой. Присущая ему самоуверенность куда-то исчезла. — Я сказал Гарри, что близок к помешательству. Что ты женщина моей мечты и единственным препятствием между нами является он, Гарри Куэйд. И что с его стороны неправильно, если не сказать жестоко, скрывать адрес Джейн Сандер от ее мужа.

— Но ты вовсе… вовсе не мой муж.

Отойдя от него как можно дальше, она прислонилась спиной к стене. Дэвид остался стоять у двери.

— Гарри тоже упомянул об этой маленькой терминологической неувязке, — согласился Дэвид. — Но тогда я рассказал, почему именно считаю себя твоим мужем, и что не могу представить свою жизнь в каком-либо другом качестве, он наконец согласился.

— Ты… ты его шантажировал.

— Конечно, нет. Это не мой стиль. В этом мире шантажистов и так хватает. Сначала Сара, мать моего сына. Потом женщина, которую я намереваюсь любить ближайшие сто лет.

— Ты… — Разобраться во всем этом было нелегко, особенно когда у тебя голова идет кругом. Поэтому изнемогающий рассудок Джейн уцепился за первое броское слово. — Ты обвиняешь меня в шантаже. Выходит, ты знаешь о том, что я сделала?

— Догадался.

— Как?

— Я принес договор Гарри. Он поразился не меньше меня. Мы подождали тебя, но ты не появилась, тогда Гарри взял на себя смелость просмотреть твои бумаги и нашел досье на Сару. Тогда мы догадались обо всем. Кроме денег.

— Денег?

— Мне позвонил адвокат Сары и обвинил в гнусном обмане его клиентки. Заявил, что ее надули, и что ста тысяч совершенно недостаточно. Грозил подать на меня в суд и вообще был вне себя. Но Гарри ответил, что к твоему документу подкопаться невозможно. Особенно принимая во внимание досье. Но, Джейн, откуда у тебя взялись деньги? Гарри сказал, что фирма не имеет к ним никакого отношения.

— Они… они мои.

— Твои?!

— Я же говорила тебе, что не нуждаюсь в деньгах, — прошептала она. — Два года назад умер мой отец. Он не узнал бы меня при встрече, однако оставил мне кое-что. Мне противно было даже думать об этих деньгах, но тут был особый случай.

— Решалась судьба моего сына?

— Да. Необходимо было заплатить Саре немедленно, — подтвердила Джейн. — Если бы она пошла к своему адвокату…

— И ты решила рискнуть своими деньгами. — Лицо Дэвида было непроницаемым. — А если я их тебе не верну?

— Я и не хочу, чтобы ты мне их возвращал.

— Что?.. — недоуменно взглянул на нее Дэвид. — Что ты сказала?

— Этими деньгами отец хотел загладить свою вину передо мной, — резко сказала она. — Знал бы ты, как тяжело приходилось моей матери, как упорно она работала, и никто не помогал ей воспитывать ребенка. — Взволнованная воспоминаниями, Джейн почти забыла, что стоит перед ним в легкомысленном полупрозрачном одеянии. — Мать потеряла ферму, которую так любила, — продолжила она сдавленным от переживаний голосом. — А четверти той суммы, что оставил мне отец, хватило бы, чтобы спасти ее. Он был богат! Разве могла я прикоснуться к этим деньгам? Слава богу, что им нашлось достойное применение.

Дэвид смотрел на Джейн так, будто видел ее впервые.

— Должно быть, ты очень любила свою мать, — наконец выговорил он.

— Да, — прошептала она.

— Призвание Джейн Сандер — любовь. И она предлагала ее мне!

— Я не…

— Только не говори, что теперь в твоем сердце нет места для меня. Я этого не вынесу. Джейн, каким я был дураком! Потратил всю жизнь на то, чтобы сколотить состояние, а когда мне предложили самую драгоценную вещь на свете, не сумел уберечь ее. Любовь женщины по имени Джейн Сандер!

— Дэвид, нет…

— Да!

Он привлек ее к себе. Их взгляды встретились. Глаза Джейн были огромными и влажными от еле сдерживаемых слез. Нельзя было позволять себе надеяться. Ни в коем случае.

— Джейн, я в третий раз прошу тебя выйти за меня замуж, — умоляюще проговорил он. — Но теперь… теперь все будет по-другому. Я хочу, чтобы ты была рядом со мной всегда. Ты, Уилли и я будем жить одной семьей. У меня никогда не было настоящей семьи, и я не знал, как это может быть прекрасно.

— И что… что на этот раз ты предложишь мне, Дэвид? — с трудом выговорила Джейн. — Шесть месяцев? Половину своего времени?

— Ты как будто не слышишь меня. Больше никаких предложений, — покачал он головой. — Помнишь, как ты сказала: двое, вступающие в брак, становятся чем-то единым. Тогда я не понимал этого, но теперь понял. И хочу этого. Хочу, чтобы мы с тобой были едины. Все, что нас разделяло, теперь ничего не значит.

— Но…

— Сегодня утром я кое-что уразумел. — На губах Дэвида появилась привычная лукавая усмешка. Руки его скользнули вдоль тела Джейн и остановились на талии, он крепко прижал ее к себе. — Я увидел моего ребенка, окруженного своими сотрудниками — людьми, с которыми работал многие годы, но которых почти не замечал. И они радовались Уилли. И тогда я понял, что был сумасшедшим. Эти люди с радостью поехали бы вместо меня в Европу и сделали бы все, чтобы снять с моих плеч массу забот. В то время как я мог бы заниматься моей семьей.

«Моей семьей»… Эти слова прозвучали для нее музыкой, заставив ликовать сердце. Неужели фантастическая мечта, ее радужный мыльный пузырь может стать реальностью?

— Уилли сейчас у миссис Бреннан, моей секретарши, — продолжал Дэвид, ласково гладя Джейн по голове. — Она никак не хочет расставаться с ним. Миссис Бреннан очень расстроилась, когда увидела, что ты ушла. И сказала мне: «Если вы желаете себе хорошего, мистер Кроуз, то найдите и верните эту женщину». И мне стало ясно, что я никогда не знал, что для меня действительно хорошо, любовь моя, — нежно прибавил он. — До сегодняшнего дня.

— Дэвид… — удивленным шепотом промолвила она и замолчала, не в силах выразить словами то, что сейчас испытывала.

— Да, любовь моя… — Отстранив ее от себя, он посмотрел на Джейн с расстояния вытянутых рук. — Ты выйдешь за меня замуж? Пожалуйста, скажи «да», сердце мое. Ты должна. Просто должна.

Она взглянула в темные, любящие глаза, и судьба ее была решена, как, впрочем, была решена с того момента, когда она впервые увидела его. Своего ковбоя.

— О, Дэвид, конечно да!

Обняв любимого за шею, она привстала на цыпочки, чтобы поцеловать его.

— Конечно, я выйду за тебя.

Дэвид жестом триумфатора поднял ее на руки. Счастливо рассмеявшись, Джейн заглянула в его глаза, увидела в них отражение своей любви, и ей стало на удивление хорошо. Она наконец-то обрела свой дом.

Позднее, гораздо позднее, когда все нужные слова были уже сказаны, они лежали в объятиях друг друга.

— Ты понимаешь, что я должен вернуться домой? — Дэвид улыбнулся. — Мне еще надо уволить няню. Или ты отпустишь меня одного?

— Не надейся. Теперь тебе от меня никуда не деться. — Джейн ласковым собственническим жестом жены пригладила его волосы. — И никогда! Дай мне две минуты на то, чтобы одеться и упаковать сумку.

— Но это будет напрасной тратой времени.

— Что именно?

— Одевание. Ты и так божественна.

Джейн рассмеялась, ее сердце пело так громко, что, казалось, могло соперничать с целым симфоническим оркестром. Выскользнув из его объятий, она направилась к спальне, оставив Дэвида одного в гостиной.

— Всего две минуты…

— Джейн…

— Да? — откликнулась она из-за полуоткрытой двери.

— Скажи, пожалуйста… — Впервые в его голосе послышалась нотка беспокойства. — Почему ты красишь стены гостиной в такой мрачный цвет?

Джейн усмехнулась, застегнула молнию дорожной сумки и, в последний раз бросив на себе взгляд в зеркало, вернулась в гостиную, где Дэвид недоуменно рассматривал стены.

— Просто это соответствовало моему тогдашнему настроению, — пояснила она.

— Понимаю. И когда ты начала?

— В прошлый уик-энд. Но теперь передумала, — сияя счастьем, ответила Джейн. — Интересно, в магазине мне поменяют оставшиеся банки на новые? Как насчет того, чтобы вы с Уилли пришли завтра и помогли мне?

— Можем придти, — осторожно ответил Дэвид. — А в какой цвет на этот раз?

— Еще не решила, — Джейн задумалась. — Что если в небесно-голубой? И с радугами.

Губы Дэвида дрогнули, но ему удалось сохранить серьезность. Нагнувшись, он взял ее сумку.

— Джейн, надеюсь, я не найду стены своего дома, выкрашенными в черный цвет, правда?

В черный? Ни в коем случае! Для нее это был цвет вчерашнего дня.

— Конечно нет, — рассмеялась она. — Они будут… голубыми с радугами. Везде, где нам придется жить и куда бы мы ни поехали… Ты, Уилли, я и другие наши дети, если они родятся. Вся твоя жизнь отныне будет голубой с радугами. Как тебе это нравится?

Сумка была забыта. Как-то незаметно она скользнула на покрытый ковром пол…

— Я вижу тут только одну проблему, — сказал он с нежностью.

— Какую же?

Дэвид взглянул на смеющееся лицо любимой и окончательно понял, что она часть его самого. Он тоже обрел свой дом.

— Голубая с радугами жизнь? — нежно спросил Дэвид, лаская взглядом Джейн, свою Джейн. — Вся проблема в том, что одной жизни мне совсем не достаточно. — И с этими словами он заключил ее в объятия.

На этот раз. И навсегда.