Прочитайте онлайн Опасная притягательность | Глава 1

Читать книгу Опасная притягательность
5918+926
  • Автор:
  • Перевёл: О В Фролова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 1

Беда не приходит одна…

В дверях ветхого пляжного бара «Крэб Шэк» стоял мужчина. Он занимал собой весь проем, ноги его были широко расставлены, могучие плечи расправлены, а волевой подбородок смотрел вверх.

– Это шутка? – прогремел он низким звучным голосом, так что стены обветшалого бара затряслись.

Джули Паркер узнала его. Она знала, что их пути когда-нибудь пересекутся, но не ожидала открытой враждебности с его стороны. Спрыгнув с барной стойки, она сняла резиновые перчатки и ответила:

– Не знаю, Калеб, есть ли что-то веселое в демонтаже полок?

Он покосился на нее.

– Джульет Паркер?

– Ты меня не узнал?

– Я видел тебя, когда ты была… – Он показал рукой, какой она была. – Маленькой и с веснушками.

– Да, мне было пятнадцать.

Джули не могла не улыбнуться. Это было мило. Прошло девять лет. Неужели он думал, что она не изменится за столько лет?

Калеб нахмурился.

– Что ты делаешь?

Джули указала на полки позади барной стойки.

– Как я и сказала, демонтирую полки.

– Нет, что ты делаешь в баре?

Они с сестрой Мелиссой только вчера приехали.

– Я тут хозяйка, – ответила Джули.

Половина бара была ее, второй половиной владела Мелисса.

Калеб вытащил листок бумаги из заднего кармана и потряс им у нее перед глазами.

– Уф-ф… – вздохнула Джули.

Она знала, что между Паркерами и Уотфордами существует соглашение о неконкуренции.

Калеб сделал шаг вперед, нависая над ней, как огромная скала. Джули влюбилась в него, когда была подростком. Тогда он был таким красивым и мужественным… Впрочем, как и сейчас. В нем все говорило о его мужской сущности. Джули чувствовала это в каждом его движении, в каждом слове. Калеб был мужчиной с большой буквы – горячий, сексуальный и очень привлекательный.

– Чего ты хочешь? – спросил он низким голосом.

Джули не поняла, что Калеб имеет в виду, но отступать не хотела.

– Что именно? – расправив плечи, спросила она.

– Не прикидывайся дурочкой.

– Я не прикидываюсь. Это ты затеваешь со мной какую-то игру, Калеб Уотфорд. У меня много дел.

Он с ненавистью посмотрел на нее.

– Ты хочешь денег? Я заплачу.

Джули было неприятно, но она не сдавалась.

– Бар не продается. Мы открываемся.

«Крэб Шэк» достался им в наследство от дедушки. Джули обещала возродить его, когда дед был при смерти. Хотя их отец не одобрял эту идею, Джули очень хотела открыть бар, потому что для них с сестрой «Крэб Шэк» был не только наследством, но и мечтой всей жизни.

Калеб окинул взглядом полуразрушенное строение.

– Мы ведь оба знаем, что у вас ничего не получится.

– Правда?

– Ты начинаешь меня раздражать, Джульет.

– Меня зовут Джули, и это ты начинаешь меня раздражать.

– И ты утверждаешь, что это все не из-за этого. – Калеб повысил голос и указал пальцем в окно.

Джули посмотрела, куда он показывал, но ничего не увидела.

– Что? – спросила она.

– Это, – повторил он и направился к двери.

Из любопытства Джули последовала за ним. То, что она увидела, больше напоминало стройплощадку с бульдозерами и экскаваторами, роющими землю у причала. Сейчас еще не было ясно, что именно там будет, но было понятно, что строится причал для шикарных яхт. Стройка была достаточно далеко, так что не должна была навредить ее бару. К югу от бара простирался пляж, его естественную красоту ничто не нарушало, что еще нужно? Никто не будет строить с этой стороны. Волноваться было нечего.

Про себя Джули отметила, что выход и окна нужно сделать на южную сторону, а вслух сказала:

– Не думаю, что стройка нам повредит.

Их разговор прервала Мелисса. Она подъехала на минивэне, высунулась в окно и, одарив их лучезарной улыбкой, прокричала:

– Привет!

– Ты помнишь Калеба Уотфорда?

– Честно говоря, нет, – ответила она, вылезая из машины с двумя огромными сумками стройматериалов. – Единственное, что я помню, – это то, что Паркеры ненавидят Уотфордов.

Вражда между их дедами и отцами была известна всем. Вероятно, по этой причине Калеб был таким несносным. Он не хотел, чтобы Паркеры возвращались в Виски-Бэй. Это было очень плохо. Джули знала, что Уотфорды богаты и владеют третьей частью всех особняков в Виски-Бэй. Однако один дом все же не был их собственностью. Он принадлежал Паркерам. Это был обычный дом, где всю жизнь прожил дед Джули.

Калеб пожал Мелиссе руку.

– Ты видишь это? – обратился Калеб к Мелиссе.

– Кажется, это бульдозер, – ответила та.

– Да, это мой бульдозер.

– Поздравляю… – только и сказала Мелисса.

– Знаешь, что я делаю? – спросил Калеб.

– Водишь бульдозер? – предположила Мелисса.

– Ты серьезно? – не удержалась Джули.

Она не могла себе представить Калеба за рулем тяжелой техники.

– Это не мешает ему водить бульдозер, – настаивала Мелисса. – Может, ему нравится ездить на бульдозере.

Джули представила себе Калеба за большим столом в конференц-зале шикарного офиса. Нет, это было не для него. Руководить стройкой, да, возможно. Он мог быть архитектором.

– Вы когда-нибудь смотрели «Стройканикулы»? – спросила Мелисса.

– Это шоу по ТВ?

– Да, там ребята – бедные, богатые, всякие – участвуют в шоу, им дают поиграть с разной строительной техникой. Им нравится. В этом вся фишка, – пояснила Мелисса.

Калеб не выдержал:

– Хватит!

Мелисса подпрыгнула от неожиданности.

– Он ведет себя так с тех самых пор, как пришел в бар, – пояснила Джули.

– Злой как черт, – пробормотала Мелисса.

Калеб переводил взгляд с одной девушки на другую. Джули заметила, что он побагровел. Она решила, что лучше дать ему высказаться, пока он не лопнул от напряжения.

– Я владею новой сетью ресторанов. Здесь, – Калеб указал на стройплощадку, – будет ресторан моей сети.

Девушки переглянулись, и Джули осознала, почему он так раздражен.

– А, так мы тебе мешаем закончить строительство? – выдохнула Мелисса.

– Расстроен?! – вскричал Калеб, хватая на лету банку пива, которую Мэтт Эмерсон бросил ему из-за барной стойки. – Я вложил миллион долларов в этот проект.

– А разве нет? – спокойно заметил Ти Джей Байер.

Они сидели в офисе «Виски-Бэй Марина». Неполная луна всходила на небе, уже усыпанном яркими звездами. Из окна был виден пирс с пришвартованными белыми яхтами. Волны лениво набегали на песчаный берег.

Калеб в ярости посмотрел на Ти Джея.

– Может, это из-за твоего отца? – спросил Мэтт.

– Или деда? – добавил Ти Джей.

Калеб не думал, что Джули способна на столь изощренную месть.

– Ты думаешь, она как-то узнала, что я собираюсь построить новый ресторан «Нео» в Виски-Бэй, и ждала до последнего, чтобы вставлять мне палки в колеса? Думаешь, она хочет, чтобы я потерял добрую часть своего состояния на этом проекте? – недоумевал Калеб.

– Если так, то она – злой гений восьмидесятого уровня, – сказал Ти Джей.

– Да, ваши предки всегда враждовали, – добавил Мэтт.

Калеб не мог не согласиться. Его дед увел у Феликса Паркера, деда Джули, любимую женщину, а его отец сделал все, чтобы не дать Роланду Паркеру получить образование. Калеб не гордился этим.

– Но я-то ничего Паркерам не сделал.

– А Джули ты сказал об этом?

– Она утверждает, что и понятия не имела, что я собираюсь построить новый ресторан.

– Может, она и в самом деле ни при чем? – предположил Ти Джей. – Ты знаешь, что сейчас не самое плохое время найти инвесторов?

Калеб уже слышал это предложение от Ти Джея и был не согласен с ним.

– Всего один звонок моим клиентам, Калеб, и сеть, насчитывающая семнадцать ресторанов в США, разрастется до сорока ресторанов по всему миру. При таких масштабах потеря одного миллиона здесь все равно что капля в море.

– Слушай, – сказал Калеб отчетливо, – твое предложение мне неинтересно.

– Мое дело предложить, – пожал плечами Ти Джей.

– Тогда подыграй ей, – сказал Мэтт, подошел к камину и уселся напротив него. – Притворись, что поверил в ее версию происходящего, и посмотри, как она дальше себя поведет.

Ти Джей подошел к Мэтту, сел рядом и добавил:

– Я вижу, к чему он клонит. Объясни ей, как вы оба можете быть в плюсе от соседства твоего ресторана «Нео» и ее бара. Если она не намерена навредить тебе, то будет открыта для диалога.

– Но мы работаем на разного потребителя, у нас разные ниши на рынке, – возразил Калеб.

Он сел к друзьям и задумался. Что ж, они действительно могли бы стать полезны друг для друга.

– Перекрестная реклама, – озвучил Ти Джей.

– Но она захочет, чтобы я привел ей своих клиентов, – продолжал думать вслух Калеб.

– Только не надо это делать слишком высокомерно. Женщинам это не нравится, – заметил Мэтт.

– Ты же у нас знаток женщин, – добавил Ти Джей.

– Джульет – не женщина, – возразил Калеб, но когда он произносил это, он представил себе Джули с ее большими голубыми глазами, волосами цвета спелой пшеницы и пухлыми алыми губами.

Проблема была в том, что Джули как раз была женщиной на сто процентов, и это значительно осложняло дело.

– Я имею в виду, – продолжил Калеб, – что она не женщина в том смысле, какой вы в это вкладываете. Не то чтобы она была некрасива, наоборот… Хотя, это не важно. Я не собираюсь встречаться с ней, я пытаюсь построить бизнес-отношения.

– Так-так, – сказал Мэтт Ти Джею.

– У нас проблема, – ответил тот.

– Это не то, что вы подумали, – возразил Калеб.

Ти Джей расплылся в улыбке.

– Логично предположить, что…

– Она была ребенком и жила по соседству. А теперь она заноза в моей… Кстати, как ваши дела на любовном фронте?

Друзья хитро переглянулись. Мэтт шутливо пригрозил ему пальцем.

– Не думай, что так легко сможешь отвертеться от щекотливой темы.

– Когда вы в последний раз были на свидании? Я вот был на прошлой неделе.

У друзей Калеба с личной жизнью не складывалось. Мэтт недавно пережил тяжелый развод, а у Ти Джея два года назад умерла жена. В последний год они оба решили вернуться к прелестям холостяцкой жизни, и Калеб их всячески поддерживал в этом.

– Привет, Мэтт! – послышался женский голос с пирса.

– Кстати о женщинах… – произнес с намеком Ти Джей.

– О НЕ женщинах, – поправил его Мэтт и встал из-за стола.

– Кто она? – спросил Ти Джей, поднимаясь на ноги, чтобы увидеть обладательницу мелодичного голоса.

– Это мой механик, – ответил Мэтт и, помахав ей рукой, прокричал: – Привет, Таша! Что случилось?

– Мне не нравится звук мотора, хочу потестировать его пару дней, посмотрю, что не так.

Из окна Калеб увидел стройную девушку в футболке и брюках свободного покроя с кучей карманов. На ногах были кожаные рабочие сапоги. Волосы забраны в хвост, который торчал из-под бейсболки.

– Начиная с воскресенья яхта забронирована, – ответил Мэтт.

– Значит, у меня есть весь завтрашний день, – ответила Таша. – Отлично, яхта будет в порядке!

– Спасибо, Таша.

– Это твой механик? – спросил Ти Джей, провожая Ташу взглядом.

– Хочешь пригласить ее на свидание? – ответил Мэтт вопросом на вопрос.

– Она милая.

– Таша – крепкий орешек. – Мэтт засмеялся.

– Сам на нее претендуешь? – спросил Ти Джей.

– Попридержи коней, брат, она тебя с потрохами съест, – ответил Мэтт.

Калеб не мог не улыбнуться, слушая веселую перепалку друзей.

– Поедем завтра в город и раскачаем какой-нибудь клуб?

Виски-Бэй был в двух часах езды от центра ночной жизни Олимпии. Для Мэтта и Ти Джея было бы неплохо немного развеяться, да и Калеб не прочь был расслабиться.

Мэтту и Ти Джею идея понравилась.

– В таком случае я иду домой, чтобы поразмыслить, а утром отправлюсь к Джули.

– Удачи! – сказал Мэтт.

Калеб спустился на берег и пошел вдоль пирса к дому.

Малая доля земли вокруг Виски-Бэй была на уровне моря. Именно здесь Калеб хотел построить свой «Нео». Остальную площадь занимали отвесные утесы. «Крэб Шэк» располагался к югу от владений Калеба и уже десять лет пребывал в упадке, с тех пор, как Феликс Паркер стал слишком стар, чтобы управлять им.

На утесе было построено четыре дома. Дом Мэтта был прямо напротив залива, к югу стоял дом Ти Джея, далее шел маленький домик Паркеров и последним был особняк Калеба.

В пятидесятых дом Уотфордов выглядел также, как дом Паркеров, – он был маленьким и неприметным. В отличие от дома Паркеров, который оставался неизменным все эти годы, дом Уотфордов перестраивался много раз, расширялся, улучшался, пока Калеб не выкупил весь дом у других членов семьи и не перестроил его окончательно на свой вкус.

Дома Мэтта, Ти Джея и Калеба соединяла освещенная пешеходная дорожка, так как недавно они установили там фонари, работающие на солнечных батареях. Он сотни раз проходил мимо дома Парке-ров, но с тех пор, как Феликс Паркер переехал в дом престарелых, в окнах не горел свет.

Сегодня свет был. Подойдя ближе, Калеб увидел веранду и тут же вспомнил о Джули. Наверное, это она приезжала к Феликсу и танцевала на веранде. В шортах из обрезанных джинсов и майке, с забранными в небрежный пучок волосами, она танцевала так, будто ее никто не видит.

Джули была тогда слишком молода и слишком красива. Тогда ему было как-то неловко даже издали смотреть на нее. Ему было двадцать один, и он занимался строительством своего первого ресторана в Сан-Франциско.

– Следишь за нами?

Калеб услышал голос Джули и тут же очнулся от воспоминаний.

– Просто иду домой, – ответил он.

Сейчас на Джули были джинсы и свободная футболка, но от этого было не легче. Теперь она взрослая, а значит, ему нечего стыдиться.

– Ты стоишь неподвижно, – заметила Джули.

– Я не привык, что в окнах вашего дома горит свет, – признался Калеб.

– Какое-то время дом пустовал.

– Несколько лет, – отозвался Калеб.

Он посмотрел на фигуру Джули, она была великолепна. Никогда раньше он не встречал девушек, привлекательнее Джули.

– Ты знаешь, что твоя семья прислала цветы на похороны деда?

– Да, – ответил Калеб.

Он же и организовал заказ цветов.

– Так это был ты? – внезапно догадалась Джули.

– Это что, допрос?

– Нет, просто интересно. Не важно, кто их отправил, ты или твой отец.

– Да, – отозвался он и вспомнил, что его отца однажды арестовали за перепалку с Роландом.

Калеб не знал всей правды, но он часто слышал от отца, что это Феликс Паркер виноват в том, что его забрали в участок.

– Он мог бы послать духовой оркестр, – сказала Джули.

– Я не знаю, что ответить. – Калеб пожал плечами.

– Это шутка.

– Хорошо. Она была немного…

– Боишься признаться, что твой отец мог желать смерти моему деду? – пожала плечами Джули и продолжила. – Мы можем притворяться, что все хорошо, если хочешь.

– Я имею в виду, нехорошо шутить о покойном.

– Прошу тебя, ему было девяносто. Дед был бы не против. Ему бы это даже понравилось. Ты все еще злишься на меня, не так ли? – неожиданно спросила Джули и склонила голову набок.

Да, Калеб был все еще зол, но чувствовал неимоверное притяжение к ней. Он смотрел на нее в тусклом свете фонарей, и гнев постепенно сменялся чем-то другим, чем-то сладостно-тягучим.

– Мы можем притвориться, что я не злюсь, – ответил Калеб.

Джули улыбнулась, и в груди его защемило.

– У тебя есть чувство юмора.

Калеб не ответил на ее улыбку. Он не шутил. Он был готов притвориться, что не зол на нее.

Неожиданно Джули сделала шаг вперед.

– Знаешь, раньше ты мне очень нравился.

Калеб замер.

– Не знаю почему, – продолжила она. – Я едва тебя знала, но ты был старше, а мне было всего шестнадцать. Наши семьи враждуют, словно Монтекки и Капулетти, а я Джульетта… Сейчас это кажется смешным. Калеб?

Он не может поцеловать ее, не может, не должен, мучительно размышлял Калеб.

– Калеб? – повторила Джули.

«Не может быть, чтобы она не осознавала, что делает. Она сущий дьявол», – подумал он и сказал наконец не без раздражения в голосе: – Ты точно знаешь, что делаешь, правда?

Джули непонимающе взглянула на него.

– А что я делаю?

– Выбиваешь меня из равновесия, – пояснил он. – Танцуешь в шортиках и облегающей майке у себя на веранде…

– Что?!

– Тебе двадцать четыре!

– Я знаю.

– И ты стоишь здесь в безлюдном месте и говоришь взрослому мужчине, что когда-то он тебе нравился.

Джули отступила на шаг назад.

– Я думала, это милая история.

– Милая? – прохрипел Калеб.

– Ну да, может быть, немного постыдная. Но я хотела открыться тебе.

Калеб закрыл глаза и глубоко вдохнул. Он не должен верить ей. Он не позволит ей проникнуть ему в душу.

– А я не собираюсь этого делать, – наконец ответил он.

– Но…

– Тебе лучше уйти, – сдавленным голосом сказал Калеб.

– Уйти? – Голос Джули звучал обиженно.

– Я думаю, мы слишком разные, – ответил Калеб, отворачиваясь.

Джули не ответила. Наступила тишина. Калеб обернулся и обнаружил, что она ушла. Вздохнул с облегчением. Но очень быстро облегчение сменилось разочарованием. Обычно в разговоре с женщинами он отличал флирт от невинной беседы. С Джули ему это не удавалось.

– Ты сказала ему, что он тебе нравился? – не поверила своим ушам Мелисса.

Джули сняла со стены очередной портрет кинозвезды пятидесятых.

– Я просто хотела…

Она всю ночь сожалела о том, что сказала.

– Калеб мог решить, что ты флиртуешь с ним!

Джули передала портрет сестре, которая стояла внизу, придерживая стремянку.

– Но я не хотела флиртовать. Мне казалось, это мило. Я поделилась с ним сокровенной историей, думала, что стану немного человечнее в его глазах, – объяснила Джули.

– Однако прозвучало это именно так, – подтвердила Мелисса. – Он знает, какая ты.

– Получается, я унизила сама себя, – вздохнула Джули и спустила вниз портрет Элизабет Тейлор. – Я поняла, что он не намерен со мной флиртовать.

– Смотри, сестрица, ты изменилась, он изменился. Прошло время, и кто знает… – задумчиво протянула Мелисса.

Джули спустилась со стремянки и положила очередной портрет в коробку.

– А может он снова тебе нравится?

Джули сама это знала. Но она не хотела в этом признаваться даже сестре.

– Мне было всего шестнадцать. Я только окончила девятый класс и была под впечатлением от прочитанных романов сестер Бронте и пьес Шекспира. А он был старше, брился и жил в особняке на горе, – пояснила Джули.

– Я, например, его не помню, – сказала Мелисса.

– Конечно, тебе было всего двенадцать.

– Зато я хорошо помню бабушкин горячий шоколад. Было так классно приезжать сюда, проводить с ней время, особенно после смерти мамы…

– Да, я скучаю по ним.

Мелисса крепко сжала руку сестры.

– Я тоже, но я совсем не скучаю по белкам, которые будили нас рано утром.

Джули подала сестре портрет Одри Хэпберн.

– Я тоже ненавидела белок. Нам стоило хорошенько подумать, прежде чем переезжать сюда. Они снова начнут нас будить.

– Может, нам выследить их, изловить и отправить в заповедник? – предложила Мелисса. – Что бы нам использовать для наживки…

– Собираетесь на рыбалку? – раздался голос Калеба.

От неожиданности Джули так резко повернулась, что пошатнулась на стремянке и чуть не упала. В последний момент она схватилась за перекладину и удержалась.

– Осторожно! – неосознанно подался вперед Калеб.

– Смотри не свались, – отозвалась Мелисса.

– Я в порядке, – сказала Джули, обретая равновесие.

Она взглянула на Калеба, но смотреть ему в глаза было стыдно, поэтому она сосредоточилась на его лбе. Джули сделала вид, что прошлым вечером не произошло ничего предосудительного. Калеб, видимо, решил поступить также.

– Тебе обязательно стоять на стремянке? – спросил Калеб.

– Все было в порядке до тех пор, пока ты не напугал меня, – отозвалась Джули.

– Так вы говорили о рыбалке?

– Да? – удивилась Джули.

– Ты сказала про наживку, – вставила Мелисса.

– Мэтт может взять вас на рыбалку, – сказал Калеб, расхаживая вокруг Мелиссы, как будто ему было что-то от нее нужно. – Вам помочь?

– С чего вдруг ты стал таким милым? – спросила Джули.

Она предпочла бы, чтобы они были честны друг с другом. После вчерашней ссоры и неудобного разговора вечером она думала, Калеб будет избегать ее, а он пришел в бар и ведет себя так, будто они друзья.

– Я не стал милым, я всегда такой, – отозвался Калеб.

– А кто такой Мэтт? – спросила Мелисса.

– Он владеет пристанью, – ответил Калеб, взял у Мелиссы портрет Дорис Дэй и положил в коробку.

– Всеми этими яхтами? – не поверила своим ушам Мелисса.

– Да, он сдает их в аренду.

– Это нам не по карману, – серьезно сказала Джули.

Она даже боялась представить, сколько стоит арендовать шикарную яхту у Мэтта.

– Он не возьмет с вас денег, – сказал Калеб.

Джули начала спускаться со стремянки, ожидая, что Калеб отступит на шаг-два и даст ей необходимое пространство. Но он не отошел. Джули повернулась к нему лицом и поняла, что смотрит ему прямо в глаза.

– Нам некогда рыбачить, – заявила она.

– Сколько нам примерно нужно времени, чтобы совершить такую вылазку? – не унималась Мелисса.

– Разве это не подозрительно? – обратилась Джули к сестре. – Враг приходит с подарками? Это все равно что впустить троянского коня.

– Я вам не враг, – отчетливо произнес Калеб.

Его голос, казалось, звучал сквозь нее. Еще одна ступенька вниз – и она окажется в его руках. Но Джули не намерена была отступать. Она сделала последний шаг вниз.

– Так почему ты здесь?

– Я хотел поговорить с тобой, – отозвался Калеб.

– О чем? – спокойно спросила Джули, хотя чувствовала, что стоит к нему так близко, что по коже начинают бегать мурашки восторга.

Калеб – красивый, мужественный, и когда-то она была к нему неравнодушна. Но она справится с этим.

Калеб глубоко вздохнул, и они почти соприкоснулись телами. Джули замерла. Как она с этим справится?

– Подрядчик приехал, – сказала Мелисса, услышав звук мотора.

– Я тебе нужна? – спросила Джули, радуясь, что благодаря подрядчику ей, возможно, удастся избежать неловкой ситуации.

– Нет, я сама ему все покажу, – отозвалась сестра и направилась к двери.

– Нам не нужно враждовать, – твердо произнес Калеб, обращаясь к Джули.

– Ты не можешь построить свой неоресторан, пока у нас есть соглашение о неконкуренции.

– «Нео» вам не конкурент.

– Да, знаю, – отозвалась Джули. – Потому что его не существует.

– Как бы там ни было, у нас разная целевая аудитория.

– «Крэб Шэк» нацелен на людей, любящих морепродукты, это обычный бар, а «Нео» – высший класс.

Калеб не скрывал своего удивления ее словам. Он обвел взглядом помещение, останавливаясь на порванном линолеуме, выступающих из-под обшивки стен кирпичах, старых деревянных потолочных балках, а затем произнес:

– Это место убогое, старое и невзрачное. Не пойми меня неправильно…

Джули гордо вскинула подбородок и посмотрела Калебу прямо в глаза. Она собиралась высказать ему все, что она о нем думает.

– Если бы ты сделала что-то особенное из этого места, нечто первоклассное… – продолжил он.

Девушке не верилось, что Калеб так и не отодвинулся. Напротив, он подался вперед и приблизился к ней так, что его грудь соприкоснулась с ее скрещенными руками. Это была твердая, мускулистая, очень сексуальная грудь. Джули на секунду показалось, что она даже потеряла ход своих мыслей.

– Мы могли бы объединить наши усилия. Мы могли бы стать в Олимпии гастрономическим объединением для любителей морепродуктов, – закончил Калеб.

– Звучит заманчиво, но я скажу «нет».

– Почему?

– Понимаешь, Калеб, все это неправда, – ответила Джули.

Что-то блеснуло в его глазах, то ли восхищение, то ли раздражение, а может, и оба чувства сразу.

– Но такие примеры есть в мировой практике.

– «Нео» – известная сеть ресторанов. Ты просто уничтожишь «Крэб Шэк», – проговорила Джули.

– Значит, ты не согласна? – спросил Калеб.

– Нет.

– Хорошо, – произнес он серьезно и отступил, давая Джули пространство, чтобы слезть со стремянки. – Но прежде, чем уйти, – Калеб, провел ладонью по ее щеке, – раз уж ситуация и так хуже некуда, то я ничего не теряю… – Одним ловким движением он привлек Джули к себе и поцеловал.

Джули намеревалась сказать ему «нет», но не сделала этого. Вместо того чтобы отстраниться, она раскрыла губы и сдалась перед его напором.

Одна из ее сексуальных фантазий о нем наконец стала явью.