Прочитайте онлайн Опасная близость | Глава 4

Читать книгу Опасная близость
3416+460
  • Автор:
  • Перевёл: А. Д. Осипова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 4

Иона повязала вокруг головы шелковый шарф, и винтажный кабриолет рванул вперед по тянущемуся вдоль побережья шоссе. Иона любовалась темно-синими водами Тихого океана. Плавно накатывающие волны в сочетании с нежно-оранжевым сиянием заката над низкими скалами создавали величественное впечатление. Сердце Ионы забилось от восторга – еще бы, быть окруженной такой красотой! Причем она имела в виду не только природу.

– Сколько у вас машин? – спросила Иона, перекрикивая шум ветра, и решилась взглянуть на спутника.

Зейн закатал рукава рубашки, демонстрируя покрытые темными волосками загорелые предплечья. Он так умело вписывался в узкие повороты! Черные волосы взъерошил ветер, Зейн выглядел расслабленно и непринужденно, и это ему удивительно шло. Даже слишком. Устоять было невозможно.

«Прекрати, – приказала себе Иона. – Помни: это свидание из жалости».

Губы Зейна растянулись в ослепительной белозубой улыбке. К счастью, неотразимые глаза скрывались за темными стеклами дизайнерских очков, но Иона и так догадалась: вопрос его позабавил.

– Несколько, – ответил Зейн, искоса взглянув на нее. – Ваша страсть – рисование, а моя – автомобили.

Иона погладила блестящий красный бок машины. Упоминание о страсти заставило ее улыбнуться. Зейн определенно с ней заигрывал, и это было до смешного приятно.

– Кстати, с чего началось ваше увлечение? И почему именно растения и животные? – спросил Зейн.

– Просто в Келросс-Глен много и того и другого, так что выбор был очевиден, – ответила Иона.

– Это ваш родной город? Какой он?

– Маленький, – произнесла Иона, решив не распространяться на эту тему. Ни к чему Зейну знать подробности.

Однако полчаса дороги он потратил на то, чтобы с помощью многозначительных взглядов и неотразимых улыбок вытянуть из Ионы информацию. Расспрашивал о детстве, школе, переживаниях отца после ухода матери, работе в сувенирном магазинчике. Но сам от ответных вопросов уклонялся. Неудивительно, что из него получился такой успешный частный детектив.

Однако теперь Иона раскусила Зейна. Она не собиралась ничего ему рассказывать. Только в обмен на его собственные откровения. Скрытность Зейна пробудила у Ионы любопытство.

Когда они приблизились к Санта-Крузу, машина поехала медленнее, двигатель затих. Широкое шоссе уступило место улицам, вдоль которых выстроились разноцветные деревянные домики, все как один окруженные оградами из белого штакетника. Здесь царила мирная, спокойная атмосфера. Оказывается, в Америке бывают не только злачные места.

Скоро перед ними открылся вид на прекрасную песчаную бухту.

Ресторан располагался на краю скалы. Широкая деревянная терраса, по случаю вечера пятницы заполненная посетителями, нависала прямо над океаном. Узкую дорогу, ведущую вверх, к ресторану, сплошь запрудили машины. Иона уже гадала, где они будут парковаться. Но Зейн ловко въехал на заднюю парковку и занял единственное свободное место, прямо под большой желтой табличкой, зловещие черные буквы на которой гласили: «Парковка только по специальному разрешению, все остальные машины будут эвакуированы». Внизу кто-то приписал красным маркером: «Только попробуй, амиго».

– Что, совсем не боитесь, амиго? – шутливо спросила Иона, указав на табличку, когда Зейн открыл пассажирскую дверцу. Тот лишь беззаботно улыбнулся.

– Беспокоитесь за меня? – Зейн протянул ей руку, помогая выйти из машины. – Я тронут.

– Скорее за вашу замечательную машину, – ответила Иона.

Сердце забилось быстрее, когда рука Зейна коснулась ее бедра. Пальцы задели льняную ткань короткого платья-сорочки, и вот Зейн повел Иону к входу в ресторан.

Иона не могла подавить приятного волнения.

– Как же мы обратно поедем, если машину эвакуируют? – спросила она, стараясь не обращать внимания на прикосновения Зейна. Ведь на самом деле он и не догадывается, что оказывает на нее настолько сильное воздействие.

Зейн рассмеялся, заставив Иону затрепетать.

– Не бойтесь, у меня связи.

Слова Зейна ласкали так же, как и его касания. Рука скользнула под джинсовую куртку, которую Иона накинула, чтобы не замерзнуть.

– Хозяин – мой приятель, – пояснил Зейн. – Здесь «мустанг» в полной безопасности.

Иона поежилась от холода, и Зейн машинально погладил ее по спине. Сразу же стало жарко. Соски напряглись, но на этот раз их надежно скрывал бюстгальтер.

Иона пожалела, что это не настоящее свидание.

– Замерзли? – спросил Зейн, бросив взгляд на ее декольте и ведя в обход длинной очереди. – Тогда давайте сядем внутри, в кабинку.

Кабинки располагались у задней стены, в самой темной части ресторана. Высокие кожаные спинки сидений и мерцающие светильники на столах придавали кабинкам уютный вид, создавая романтическую, интимную обстановку. Даже слишком интимную.

– Не так уж и холодно. Давайте лучше на улице поужинаем, с видом на океан.

Уединяться в кабинке с сексуальным детективом и его феромонами опасно. Зейн ответил насмешливой улыбкой. Кажется, понял, что она побаивается.

– Уверены? Вечер прохладный…

– Абсолютно, – твердым, ничуть не кокетливым тоном отчеканила Иона.

В ресторане ей понравилось: интерьер очень милый, вкусно пахнет готовящимся мясом и мексиканскими специями. Зал наполнял оживленный гул дружеских разговоров. И никаких пьяных, непристойных выкриков, к которым Иона успела привыкнуть за время пребывания в Америке.

Здесь ей было хорошо и комфортно, а приязненный взгляд Монтойи весьма льстил. И все же голову терять нельзя.

Молодой официант с ярко-рыжими волосами и приветливой улыбкой встретил Зейна как старого друга и усадил их за столик в укромном углу террасы.

Иона слушала шум волн, накатывающих на берег, и любовалась сверкавшими вдалеке яркими огнями парка развлечений. Что ж, для свидания из жалости пока все идет очень и очень неплохо.

«Перестань пялиться на ее задницу».

Зейн отвел глаза от безупречных ягодиц Ионы и вместо этого стал наблюдать за отодвигавшим стулья Бенджи.

Впрочем, это не единственное достоинство Ионы Маккейб, отметил Зейн, когда порыв ветра заставил платье облепить великолепную грудь. Бенджи вручил обоим меню, и Зейн глубоко вдохнул свежего соленого воздуха, чтобы успокоиться. В конце концов, он приехал сюда приятно провести время, пофлиртовать, а заодно прояснить некоторые факты. Дальнейших действий Зейн предпринимать не собирался, пока не узнает об Ионе все. По дороге она слегка расслабилась и даже кое-что рассказала, но потом снова замкнулась, а ведь Зейн даже не успел завести разговор о ее связи с Демарестом.

А значит, сейчас задача Зейна – сконцентрироваться, включить обаяние на полную мощность и перестать любоваться женскими прелестями допрашиваемой, иначе ничего не выйдет.

Бенджи налил в стаканы воды:

– Добро пожаловать в «Кантина Мануэль». – Официант обратился к Зейну: – Пойду скажу Мани, что ты здесь.

– Ни к чему, Бенджи, он, наверное, занят, – напряженно ответил Зейн.

Сегодня он был не в настроении общаться с Мани – впрочем, как и всегда. Конечно, он хорошо относился к двоюродному брату, и еда в его ресторане просто фантастическая, но неохота было фальшиво изображать дружную семью.

– Ладно, – кивнул Бенджи, сообщил, какое сегодня блюдо дня, и убежал, предоставив клиентам думать над заказом.

– Какое тут все аппетитное. – Иона взяла меню, и Зейн снова поразился, какая же она на самом деле юная.

Теперь Зейн знал, что ей двадцать четыре, – посмотрел дату рождения в загранпаспорте. Но Иона выглядела намного моложе. Вспомнил, с какой мерзкой ухмылочкой рассказывал о ней Демарест, сидя за зеркальным стеклом, и по всему телу пробежала дрожь отвращения.

Впрочем, ни к чему об этом думать. Все в прошлом, теперь Иона в безопасности. Зейн опустил меню на стол.

– Ну, выбирайте. Что вам тут нравится? – спросил он, пытаясь не перешагивать границу между дружелюбием и заигрыванием.

– Все, – пробормотала Иона, бросив на него пылкий взгляд.

– Хотите, помогу?

Зейн вытянул ноги, оперся локтями о стол и попытался игнорировать неадекватные реакции своего тела.

У него ни разу не было секса на первом свидании, даже с самыми привлекательными женщинами. Боялся, что навоображают себе лишнего. Зейн любил и уважал женщин, наслаждался их обществом, но к интимным отношениям переходил только на своих условиях, в удобное для себя время.

– Лично мне больше всего нравятся энчиладас с копченым филе зубатки и зеленым соусом сальса.

Иона улыбнулась.

– Правда? Почему?

– За остроту. Люблю все остренькое.

Иона склонила голову, оперлась локтем на стол и провела языком по нижней губе. Будто специально издевалась.

– Уговорили, Монтойя.

– Называйте меня просто Зейн. И давайте уже перейдем на «ты». То есть давай…

– Хорошо, Зейн. – Улыбка Ионы стала озорной, будто она задумала нечто каверзное. – В таком случае на правах друга хочу спросить: ты, наверное, женщин как перчатки меняешь?

– А почему ты спрашиваешь?

К такой прямоте Зейн не привык.

– Сразу видно. Действуешь с подходом. Но ты не ответил.

– Никогда не встречался с несколькими одновременно, – уклончиво ответил Зейн, желая поддержать репутацию Казановы. Не хотелось признаваться, что с последней девушкой расстался полгода назад, иначе сегодняшнее свидание приобретало слишком важное значение.

– Ты ужасно скрытный. Детективы все такие? Вам что, запрещают рассказывать о себе?

– Нет, – усмехнулся Зейн. Но вообще-то Иона попала в точку: ему действительно не хотелось говорить о себе, и теперь, когда угодил под град вопросов, он понятия не имел, как из-под него выйти. – Что ты, я открытая книга. Спрашивай что хочешь, я отвечу.

– Почему ты пригласил меня в ресторан?

– Разве не понятно? – попытался отвертеться Зейн. Это что, вопрос с подвохом? Ну, уж оду ее прекрасным ягодицам он точно петь не будет.

– Вообще-то не очень, – настаивала Иона.

Но тут Зейн понял, к чему она клонит, и вздохнул с облегчением. Просто хочет услышать комплимент. Неудивительно – от Демареста знаков внимания не дождешься. Зейн с радостью подался вперед.

– Ты такая милая… и храбрая… Восхищаюсь твоим упорством, хоть за тобой и нужен глаз да глаз. А еще хочу узнать тебя получше.

«Намного лучше. И ближе…»

Но вместо того чтобы порадоваться, Иона смущенно покраснела и опустила глаза. Некоторое время глядела на море, улыбаясь загадочной, печальной улыбкой. Интересно, о чем она думает?

– Какой ты хороший, – наконец произнесла Иона. – Извини, что вчера нагрубила, ты этого не заслуживаешь.

«Хороший? Что за черт?»

Зейна охватило бурное раздражение. Раньше его никто «хорошим» не называл. Разве такие комплименты положено говорить мужчине? Но прежде чем Зейн нашелся с ответом, на плечо ему опустилась чья-то тяжелая рука. Обернувшись, Зейн увидел возле столика двоюродного брата Мануэля. Ничего не скажешь, очень кстати.

– Рад тебя видеть, приятель, – громким, рокочущим басом провозгласил Мануэль. Приветливая улыбка кузена заставила смутиться еще сильнее. – Наконец-то снова зашел!

«Милая!»

Точно так же Иону однажды назвал Брэд. С тех пор она терпеть не могла это слово. Неужели трудно было сказать «привлекательная», а еще лучше – «неотразимая»?

Иона попыталась скрыть разочарование и сосредоточиться на похвалах, которые друг Зейна Мануэль расточал энчиладас с копченым филе зубатки. Но она уже и так знала, что Зейн это блюдо обожает. В животе заурчало, настроение было безнадежно испорчено.

Как неприятно, когда тебя жалеют. Не хотел идти – не надо было приглашать, никто не заставлял.

Впрочем, «милая» – не самый плохой вариант. Иона уже начала опасаться, что Зейн позвал ее на свидание, чтобы усыпить бдительность и расспросить о Брэде. Пусть называет как хочет, лишь бы правду не узнал.

– От одних слов сразу попробовать захотелось, – улыбнулась Иона Мануэлю. Его добрые карие глаза сразу засияли. – Зейн мне очень рекомендовал это блюдо.

Мануэль с улыбкой повернулся к Зейну:

– Что, нравится? Не знал.

– Только не надо делать вид, будто удивлен. Я сюда постоянно хожу.

Сказано это было резким тоном – ни малейших признаков всегдашнего обаяния.

– Ценю твою преданность заведению, кузен, – ответил Мануэль.

У Ионы сразу разыгралось любопытство. Почему Зейн назвал Мануэля «знакомым» и не сказал, что он его родственник? К тому же, если они члены одной семьи, откуда такая неловкость и напряжение?

– Ладно, не буду вам мешать. Приятного аппетита. – Мануэль снова улыбнулся, пытаясь сгладить резкость Зейна. – Увидимся в субботу. У Марикруз кинсеаньера, не забыл?

– Конечно помню.

Но, судя по тому, какую гримасу состроил Зейн, когда кузен ушел, Иона поняла, что он вовсе не горит желанием с ним видеться. Интересно, почему?

– Кто такая Марикруз? И что это – кинсеаньера?

В этот момент Иона слизнула соль с края бокала «Маргариты», и Зейну не сразу удалось сосредоточиться на вопросе.

Они от души угостились энчиладас, и наблюдать за тем, как Иона ест, оказалось таким же завораживающим занятием, как и вчера. Многие женщины имеют привычку ковыряться в еде или вообще заказывают один салат, потому что они якобы «толстые».

Но Иона оказалась не из таких. Не скрывая удовольствия, зажмуривалась и одобрительно мычала, смакуя первый кусочек энчиладас. Так что сконцентрироваться на разговоре Зейну было трудно.

– Кинсеаньера – праздник совершеннолетия. А Марикруз – еще одна моя кузина, – пояснил Зейн. – Тут все мои кузены, почти весь Санта-Круз.

– Сколько же у тебя родственников?! – воскликнула Иона, опустив бокал на стол.

– Если не ошибаюсь, двадцать восемь.

Или двадцать девять? Тут не уследишь, у них же еще дети рождаются.

Иона округлила глаза.

– Классное у тебя, наверное, было детство, – с искренним пылом восхитилась она. – Большая семья – это здорово!

Не особенно, подумал Зейн, снова ощущая старую злость и горечь.

– А у меня, кроме папы, никого, – грустно прибавила Иона.

Ах да, у нее же мать сбежала.

– У тебя есть братья или сестры?

Нет. Я единственный ребенок, – отозвался Зейн.

Чарующий акцент Ионы звучал, как музыка.

– Десять лет назад мама вышла замуж за замечательного мужчину. Они хотели детей, но… – Зейн вовремя остановился, удивляясь, как мог зайти настолько далеко. Чуть не проболтался!.. – В общем, не получилось.

Мария никогда не винила Зейна, вообще не заговаривала на эту тему, но он знал: из-за него мама не смогла родить еще детей. Поэтому Зейн предпочитал не затрагивать больной вопрос.

– Жалко, – произнесла Иона с неподдельным сочувствием в голосе. Ее реакция была как бальзам на душу. Зейн так и не смог смириться. – Ну, зато у тебя были кузены.

– В детстве мы не очень часто виделись, – ответил Зейн, но на этот раз объяснять причины не стал. Он постарался забыть о своем гневе много лет назад, когда дед Эрнесто наконец вынужден был признать, что сын Марии, ребенок от презираемого америкашки, все же на что-то годится.

– А в каком возрасте у вас празднуют совершеннолетие? И как? – спросила Иона, поиграв соломинкой, затем зажав тонкую трубочку пухлыми губами.

– Это праздник для девочек. Отмечают в пятнадцать лет – считается, что в этом возрасте заканчивается детство и наступает юность. Мексиканская традиция.

– Значит, кинсеаньера Марикруз – в эту субботу?

– Да, вроде.

С чего вдруг они заговорили о празднике Марикруз? Зейн отвел глаза от прекрасных губ Ионы и попытался вернуться к интересующей его теме.

– Интересно, как твоего отца угораздило связаться с Демарестом?

Губы Ионы дрогнули, и улыбка исчезла.

– Не важно.

– Мне просто любопытно.

При виде того, как напряглась Иона, Зейн попытался сдержать угрызения совести. В их случае требовать ответа вполне справедливо. Он снова опустил взгляд на декольте. Да, с Ионой сосредоточиться на теме разговора непросто. Зейн отпил глоток пива.

«Надо держать себя в руках».

– Почему не хочешь отвечать? Что-то скрываешь? – спросил Зейн.

– Он зашел в наш сувенирный магазин, – произнесла Иона. Лицо застыло, точно маска.

– Ты ведь, кажется, там работала? – произнес Зейн.

Иона вспыхнула, видимо пожалев о недавней откровенности.

– Иона, почему ты не сказала правду о своих отношениях с Демарестом? Почему не рассказала, как он с тобой обошелся?

Иона застыла, от потрясения взгляд точно остекленел.

– Боялась, что буду тебя осуждать? – уже мягче прибавил Зейн.

И тут, к его полной растерянности, по щеке Ионы покатилась одинокая слезинка.

Черт, видимо, все еще хуже, чем он думал.

Иона смахнула слезу и резко встала.

– Да пошел ты знаешь куда, Монтойя? – прошептала она, дрожа от гнева.

Что ж, пусть лучше злится, чем плачет. Но обрадовался Зейн рано: Иона вдруг швырнула салфетку на стол и, лавируя между столиками, решительно направилась к выходу.

– Ты куда? Вернись! – крикнул Зейн.

На него стали оборачиваться, но Иона даже шаг не замедлила.

Достав из кармана кошелек, Зейн швырнул на стол пачку купюр и кинулся за ней.

Спрашивается, куда ей здесь идти?

Иона выбежала из ресторана, не обращая внимания ни на любопытные взгляды людей в очереди, ни на оклики Зейна.

Сейчас ей больше всего хотелось его придушить. Это она и сделает, если он только посмеет к ней прикоснуться…

– Да что ж за наказание такое?..

Не успела Иона услышать эту фразу, как ее талию обхватила крепкая рука, а к спине прижался мускулистый торс.

Иона развернулась, занеся руку для удара, но Зейн перехватил ее кулак на полпути к собственной челюсти.

– Да успокойся ты.

– Не успокоюсь! – прокричала Иона. Ярость помогала заглушить боль и унижение. – Не трогай меня, – прошипела она, высвободив руку.

Предательская, хотя и непроизвольная реакция собственного тела – напрягшиеся соски, возбуждение, нарастающее внизу живота, – только усиливала унижение.

– Мисс, помощь не нужна?

Вежливый вопрос заставил их с Зейном обернуться. Оказывается, на выручку Ионе пришел старичок.

– Этот мужчина к вам пристает? – спросил он уже более робко. Видимо, свирепый взгляд Зейна заставил спасителя пожалеть о благородном порыве.

– С ней все в порядке, – процедил Зейн и только потом сообразил, какую глупость ляпнул. Конечно, со стороны Зейна Монтойи Ионе не грозит никакой опасности… если не считать душевных ран. – Я полицейский.

– Хорошо, – поспешно кивнул «рыцарь». – Извините за беспокойство, офицер.

И старичок поспешил обратно в очередь, к своей жене. Наверняка пожалел, что связался.

– Зачем соврал? – выпалила Иона. Между тем Зейн тащил ее в сторону парковки, прочь от океанского берега и чужих взглядов. – Ты же не полицейский!

На этот раз кричать Иона не стала. Выпустила пар, успокоилась, а значит, можно приступать к серьезной схватке.

– Бывший полицейский, – резко возразил Зейн. Кажется, он был разгневан не меньше, чем Иона. – А теперь будь добра, замолчи и не устраивай сцен.

– Ах, значит, теперь я еще и молчать должна?

Сам расставил на нее ловушку, а теперь жалуется!

– Вот именно, – прорычал Зейн. – Напомню, это ты принялась кулаками махать, а не я.

Иона попыталась вырваться, но Зейн прижал ее спиной к кирпичной стене ресторана.

– Ты еще не такое заслужил! – выпалила Иона.

Больше всего ее злило то, что дрожь по телу пробежала не от свежего морского воздуха, а от близости Зейна. Иона попыталась оттолкнуть его, но Зейн с легкостью перехватил ее запястья.

– Отпусти меня!

– Сначала успокойся, – произнес он твердым, повелительным тоном, будто обращался к расшалившемуся ребенку.

– Как ты мог? – дрогнувшим голосом выговорила Иона. Кровь мгновенно прилила к щекам.

– Ты о чем? Имеешь в виду – почему я спросил тебя о Демаресте? – ответил Зейн. В темноте выражение его лица было не разглядеть. – Потому что вчера ты сказала неправду.

– Ну и что? Так и знала, что это просто свидание из жалости! – продолжала бушевать Иона.

Не хватало, чтобы Зейн узнал, какое воздействие на нее оказывают его феромоны! Иона вырвалась из его хватки и уперлась Зейну руками в грудь.

– Свидание из жалости?! Что ты несешь?

– Да брось, Монтойя. Я с самого начала заметила, что ты поглядываешь на меня свысока. И догадалась, что у тебя явно есть какие-то скрытые мотивы. Где тебя обучили этим приемчикам, в полицейской академии? Да, полезный урок: как вскружить женщине голову, а потом вить из нее веревки!

– О чем ты говоришь?!

– О том, как ты играл со мной, словно кот с мышью.

И хватает же наглости прикидываться, будто не понимает!

– Все твои многозначительные взгляды, заигрывания, прикосновения… Как будто ты ко мне неравнодушен! Но мы оба знаем, что на самом деле тебе было нужно только одно: расспросить меня о Брэде.

– Что за ерунда? – В голосе Зейна звучало столько злости и досады, что Иона невольно притихла. – По-твоему, я притворялся?

– А как же иначе?! – выкрикнула Иона.

Он тихо выругался. Потом пробормотал:

– Ладно, будь что будет.

Взяв лицо Ионы в ладони, жадно приник к ее губам.

Иона была так ошеломлена, что не могла сопротивляться напору. Поцелуй становился все более глубоким, требовательным, жадным. По всему телу Ионы пробежала дрожь вожделения. Она приникла к его мускулистой груди. Его ладони опустились ниже и начали гладить шею, потом приподняли ее голову, и язык Зейна проник дальше.

Когда их языки соприкоснулись, Иона почувствовала, что прямо-таки сгорает от желания. Между тем поцелуй из яростного, исступленного стал более медленным, но от этого не менее настойчивым. Иона не подозревала, что поцелуй может дарить такое блаженство.

Наконец Зейн поднял голову. Дыхание его было таким же прерывистым, как и у нее.

Их бедра соприкоснулись, и Иона почувствовала бугор у Зейна под брюками.

– Скажешь, опять притворяюсь?

Глаза Зейна блеснули в свете фонаря. Утратившая дар речи Иона только головой покачала.

– Между прочим, я в таком состоянии провел почти весь вечер, – продолжил Зейн. – С тех пор, как ты слизнула соль с первого бокала «Маргариты».

Иона растерянно моргнула. Тем временем желание нарастало, становясь в буквальном смысле слова нестерпимым.

– Кажется, я ошиблась насчет твоих мотивов, – хриплым шепотом выговорила Иона.

От неожиданности Зейн вскинул брови и рассмеялся:

– Да уж, есть немного.

Он коснулся лбом ее лба, судорожно вздохнул и провел пальцем по ключице Ионы.

– Извини, не хотел, чтобы у тебя сложилось впечатление, будто я все затеял из-за Демареста. Это неправда, – пробормотал Зейн. – Признаю, вел себя как дурак. Прости.

– Извинения приняты, – выдохнула Иона. – Хорошо, я ошиблась. На жалость это не похоже, – выговорила она.

Зейн издал сдавленный смешок, подвел Иону к «мустангу» и открыл дверцу:

– Поехали домой.

Иона залезла в машину. Неужели он правда собрался везти ее обратно в пляжный домик? После всего, что между ними произошло?

Зейн сел за руль, включил двигатель и выехал с парковки.

– Можно спросить? – с нескрываемым возмущением начала онемевшая от такой наглости Иона, когда они покатили по дороге. – Почему ты везешь меня домой?

Зейн снова бросил на Иону один из своих фирменных пристальных взглядов, и синие глаза блеснули опасным огнем.

– А ты хотела, чтобы все на грязной парковке произошло? Ну уж нет!