Прочитайте онлайн Опасная близость | Глава 10

Читать книгу Опасная близость
3416+633
  • Автор:
  • Перевёл: А. Д. Осипова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 10

Проснувшись от яркого солнечного света, Иона зарылась головой в подушки. Зевнув, села и не сразу сообразила, где находится. За стеной из толстого стекла открывался захватывающий дух вид на скалы, песок и океан. В уме пронеслись вчерашние события. Ошарашенное выражение на лице у Зейна, когда Иона устроила сцену на танцплощадке. Обида в глазах его матери, когда они уезжали. Задушевный разговор о школьных годах – оказалось, у них с Зейном столько общего! И наконец – жаркий, страстный поцелуй, оставивший Иону желать большего. Она глубоко вздохнула. Ну и денек выдался.

Откинув одеяло, Иона встала с кровати и пересекла комнату. Положила ладонь на нагретое солнцем стекло и принялась любоваться пейзажем. Вдалеке виднелись подстриженные лужайки гольф-клуба. Этот классический пейзаж особенно подчеркивал элегантный модернизм жилища Зейна. Солнце стояло высоко. Несмотря на уверенность, что не уснет, Иона проспала даже слишком долго. Разминая плечи, направилась в ванную. Под теплым душем Иона радостно улыбалась, предвкушая приятный воскресный денек – и не только в смысле погоды.

Но, одевшись и спустившись на первый этаж, Иона не обнаружила ни Зейна, ни Печеньки. Видимо, ушел гулять с собакой. Иона вышла на террасу, сама удивляясь, как легко и непринужденно чувствует себя в доме Зейна.

Несмотря на ясное безоблачное небо, на берегу было прохладно – дул свежий морской ветер. Иона порадовалась, что накинула джинсовую куртку. Спустившись по узким каменным ступеням в скале, Иона оказалась на уединенном пляже, который от соседей отгораживали посаженные рядком кипарисы.

Иона заметила бегущую по песку высокую фигуру, рядом с которой резвилась собака, и сердце забилось где-то в горле. Иона приветственно помахала рукой и попыталась хоть немного замедлить бешеный пульс.

Короткие волосы Зейна взлохматил ветер, шорты забрызгали морские волны. Порыв ветра заставил майку облепить грудь.

Весело несущаяся впереди ПЧ кинулась прямо к Ионе, поставила облепленные песком лапы прямо ей на живот и чуть не опрокинула гостью.

– Печенька, нельзя! – вмешался Зейн.

Собака послушно хлопнулась пушистой задницей на песок. Иона улыбнулась, глядя на этого приветливого большого щенка. На Зейна смотреть избегала.

– Извини, – сказал Зейн, подбирая с песка ветку. – Над хорошими манерами пока работаем.

– Ничего страшного, – ответила Иона, стряхивая с платья мокрый песок. Ей показалось или Зейн тоже немного смутился?..

Он бросил ветку, и та упала прямо в набегавшую волну.

– Ну-ка, принеси.

Печенька радостно взвизгнула и не колеблясь кинулась в воду. Иона рассмеялась:

– Какая смелая. Температура сегодня явно не для купания.

– Это не смелость, а безрассудство. Даже я вынужден признать, Печенька – не самая умная собака на свете.

Между тем Печенька принялась самозабвенно облаивать волны.

– Пожалуй, ты прав, – признала Иона.

– Хорошо выспалась?

Взгляды их встретились, и у Ионы замерло сердце.

– Отлично. – Посмотрев на его губы, она невольно покраснела. – Надеюсь, Печенька разбудила тебя не слишком рано.

– Зря надеешься, – улыбнулся Зейн. – Есть хочешь? – спросил он. – Как относишься к вафлям?

Иона изрядно проголодалась, но сейчас она думала вовсе не о еде. Но как прикажете кокетничать с мужчиной в десять часов утра на пляже? Есть на этот счет какие-нибудь правила? Если и есть, Иона про них не слышала.

Между тем прибежала Печенька и принялась отряхиваться, обдав обоих дождем брызг. Иона отскочила в сторону, но на этот раз ни она, ни Зейн не засмеялись.

Он погладил Печеньку, взял у нее палку и снова забросил туда же. Печенька стремительно унеслась.

– Так о чем мы? Ах да, о завтраке, – пробормотал Зейн.

Они снова замерли. Иона сунула руки в карманы куртки. Стоять на ветру было холодно. Глядя на профиль Зейна, она опять вспомнила вчерашний многообещающий поцелуй. Тут он повернулся к ней, и синие глаза с намеком прищурились.

– А может, хочешь заняться чем-то другим?

Зейн произнес эти слова почти шепотом, но, несмотря на шум ветра и прибоя, Иона расслышала. Покрытые песком пальцы погладили Иону по щеке, потом спустились к шее. У Ионы по спине пробежала сладкая дрожь.

– Вообще-то хочу…

Этого ответа Зейну оказалось достаточно, и они слились в поцелуе. Его прохладные ладони легли на щеки Ионы, а губы, наоборот, были обжигающе горячи.

Иону снова захлестнуло желание. Зейн поднял голову. Оба дышали тяжело и прерывисто. Его зрачки увеличились так, что глаза казались черными, а голос звучал сдавленно.

– Ты точно этого хочешь?

– Да, – без обиняков ответила Иона.

Руки Зейна обхватили ее талию, и они слились в объятии. Иона изнемогала от желания. Но вдруг Зейн отступил на шаг и серьезно спросил:

– Ты же понимаешь, что у нас с тобой ничего не получится?

Иона уперлась ладонями ему в грудь, удивляясь, почему он решил снова обсудить этот вопрос. Они ведь уже обо всем договорились.

– Да, конечно.

И тут Иона забеспокоилась. Неужели она уже наскучила Зейну? Поэтому они спали в разных комнатах? Ох уж эти мужчины. По-хорошему следовало бы злиться на него, но Иону снова начала мучить неуверенность в собственной привлекательности.

Печенька вернулась и шлепнулась на живот, устав воевать с волнами. Зейн присел на корточки, чтобы почесать ее за ухом и принять принесенную ветку. ПЧ жизнерадостно виляла хвостом. В отличие от Зейна с Ионой ни малейшей неловкости собака не ощущала.

Наклонившись, он долго гладил Печеньку по голове, будто боясь поднять глаза. Когда наконец Зейн выпрямился, сердце Ионы учащенно забилось.

– Зейн, если больше не хочешь продолжать отношения, так и скажи.

Иона повернулась, собираясь уйти, но он схватил ее за руку.

– Стой! – Зейн с досадой запустил пальцы в волосы. – Ты неправильно поняла. Просто я не хочу, чтобы у тебя сложилось неверное впечатление.

Зейн не сводил глаз с Ионы, продолжая рассеянно поглаживать собаку. Вид у него был скорее раздосадованный, чем виноватый, но это признание заставило сердце Ионы забиться быстрее.

– Я уже сказала: я все понимаю, и я не против. В чем проблема?

– В том, что я не должен был целовать тебя вчера. Потом полночи уснуть не мог, эрекция была размером с Гвадалахару.

Ощутив сильнейшее облегчение, Иона рассмеялась:

– С Гвадалахару, говоришь? Впечатляет.

– Между прочим, удовольствие маленькое, – усмехнулся Зейн. – Особенно когда на тебя с утра пораньше запрыгивает здоровенная собака.

Чтобы не рассмеяться, Иона прикрыла рот ладонью.

– По-твоему, это смешно?

Обхватив Иону за талию, Зейн поднял ее и перекинул через плечо.

– Ты что творишь?

Пока он нес ее к дому, она отчаянно сопротивлялась:

– Отпусти меня!

– Извини, но у нас осталось незавершенное дело.

– Да, по твоей вине! – взвизгнула Иона.

Между тем они уже очутились на террасе. Печенька с радостным лаем вприпрыжку устремилась за ними, радуясь новой игре. Иона продолжала в шутку сопротивляться, однако без особого пыла. Войдя в гостиную через стеклянные раздвижные двери, Зейн закрыл их перед самым носом у Печеньки и поставил Иону на ноги. Та попыталась ускользнуть, но Зейн оказался проворнее и прижал ее к стене. Его губы впились в ее губы, и обоих с новой силой захлестнула взаимная страсть. Руки Зейна очутились под курткой у Ионы, потом сбросили лишний предмет одежды. Они прижались друг к другу. Зейн начал целовать шею Ионы, и она, закинув голову, застонала.

– Иона, как ты прекрасна, – произнес Зейн.

Его горячее дыхание обжигало чувствительную кожу. Глубоко, удовлетворенно вздохнув, Иона открыла глаза и увидела перед собой его лицо.

– Да, я стараюсь.

– Вот и хорошо.

Довольная улыбка Зейна снова заставила Иону рассмеяться. Но при этом она ощутила нечто странное, непонятное. С Зейном Монтойей было хорошо, с ним она чувствовала себя желанной, и не только в физическом смысле.

– После такой ночки, – прибавил Зейн, – ты задолжала мне компенсацию.

– Не болтай глупостей, – изобразила праведный гнев Иона. – Этот поцелуй на ночь был полностью твоей идеей.

Горячие ладони обхватили ее талию.

– Не припомню, чтобы ты возражала.

– Ну-у… – протянула Иона. Теперь пальцы Зейна задели грудь. – Пожалуй, ты прав… – Иона подняла руки, обняла его за шею и прижалась к нему. – Ты это заслужил.

Зейн потерся носом о ее шею.

– Скажи спасибо, что я сегодня добрая.

Обрадованный, Зейн взял ее за руку и повел вперед по коридору.

По пути к лестнице он завернул на кухню и прихватил бутылку кленового сиропа, с которым собирался подавать вафли. Зейн не хотел показывать, до какой степени сгорает от страсти. Пусть все будет легко, весело и непринужденно, и привлечение дополнительных средств в этом поможет.

Зейн впустил собаку через заднюю дверь, и Печенька приветственно гавкнула перед тем, как устроиться в своей корзине.

– А сироп зачем? – спросила Иона сдавленным голосом, когда они поднялись по лестнице.

– Сейчас узнаешь, – ответил Зейн. Руки его дрожали от нетерпения.

Наконец они добрались до спальни. Зейн запер дверь на случай, если Печенька пожелает отменить свой ежедневный двухчасовой сон. Он, конечно, любил ПЧ, но сейчас компания им не нужна.

Зейн поставил бутылку с сиропом на тумбочку, потом быстрыми шагами приблизился к стеклянной стене, выходившей на пляж, и опустил жалюзи.

Зейн сжал кулаки и сам удивился, как сильно вспотели ладони.

«Возьми себя в руки, Монтойя. Нервничаешь, как девчонка перед первым разом». Впрочем, Зейну давненько не приходилось быть в деле.

Зейну невольно вспомнился собственный первый раз: торопливая, неловкая возня и недовольно сморщенный нос Мэри-Лу Сигроув. «Да, правду говорят, что мексикашки халтурить любят». Это небрежное и вдобавок расистское замечание глубоко задело Зейна, поэтому сейчас он предпочел выкинуть его из головы. Да, первая попытка закончилась неудачей, но с тех пор он многому научился. Самый важный урок: не следует встречаться с девушкой только потому, что она звезда команды чирлидеров.

Иона стояла посреди комнаты и тяжело дышала, отчего пышная грудь вздымалась и опускалась под тонкой тканью платья. Тени от жалюзи падали на ее лицо, но не могли скрыть, что Иона тоже сгорает от нетерпения.

«Забудь о Мэри-Лу. Ты больше не тот неуклюжий, торопливый парнишка».

Зейн сел на край кровати, раздвинул колени и притянул Иону к себе. Она шагнула к нему и положила руки Зейну на плечи. На этот раз Иона взяла инициативу на себя и первая поцеловала Зейна. Поцелуй был нежным и экзотическим, сладким и острым одновременно. Зейн приподнял подол платья Ионы и сжал ее ягодицы. Коснулся мягкого атласа трусиков, затем пальцы скользнули под него… Иона вздрогнула и приникла к Зейну. Ощущения были непередаваемые.

– Разденемся? – предложил он.

Пусть Иона сама задает удобный для себя ритм. Зейн же буквально изнемогал от нетерпения. Иона хрипловато рассмеялась:

– Хорошая мысль.

Шотландский акцент придавал этим простым словам какую-то особую завлекательность.

– Вот и отлично, – выдавил Зейн, расстегивая молнию ее платья.

Иона повела плечами, и простое хлопковое платье соскользнуло на пол. Движение было быстрым, четким и невероятно сексуальным.

Затем Иона выпрямилась. Несмотря на полумрак, сквозь тонкое розовое кружево бюстгальтера отчетливо виднелись соски. Зейн снова обнял Иону и, нащупав застежку, попытался расстегнуть, но она вдруг остановила его.

– Ну уж нет, так нечестно. Между прочим, сам ты полностью одет, – с притворным негодованием проговорила Иона.

– Намек понял, – откликнулся Зейн. Быстро встал, стянул майку и отшвырнул в сторону. Но не успел расстегнуть брюки, как Иона придержала его руку.

– Позволь мне. Надеюсь, ты не против?

Против?! Зейн напряженно рассмеялся:

– На здоровье.

Иона медленно потянула за молнию, высвобождая его эрекцию.

– Вот это да, – прошептала она.

Снова рассмеявшись, Зейн разделся полностью. Иона залилась смущенным румянцем, но все же не удержалась и протянула к нему руку.

Почувствовав прикосновение пальцев Ионы, Зейн вздрогнул и резко втянул в себя воздух. Ему потребовалась вся сила воли, чтобы стоять неподвижно, пока Иона пробует, исследует…

– Ничего не скажешь, красота, – задорно рассмеялась она, и Зейн всерьез начал опасаться, что вот-вот лишится чувств.

«Спокойно, Монтойя, спокойно, иначе все испортишь».

Почувствовав, что вот-вот не выдержит, Зейн предупреждающе сжал плечи Ионы. Нельзя, чтобы она увидела, какое сильное воздействие оказывает на него.

Иона убрала руку и заглянула ему в глаза.

– Я что-то делаю не так? – обеспокоенно спросила она.

Какая же Иона все-таки милая.

– Нет, просто теперь моя очередь, – прохрипел Зейн.

Во рту было сухо, как в пустыне Сахара после пятидесяти лет засухи. Зейн развернул Иону спиной и, расстегнув бюстгальтер, вплотную прижался к ней и сжал в ладонях грудь. Иона тоже приникла к нему всем телом, и Зейн начал ласкать ее грудь и живот. Потом спустился ниже.

Зейн сам удивлялся, как может испытывать настолько сильное желание во второй раз. Но ощущения были остры и свежи, так же как и в первый.

Иона обхватила бедра Зейна и застонала, а тот, сдерживаясь из последних сил, продолжал ласки. Он зарылся лицом ей в волосы и обхватил талию. Наконец Иона выгнула спину и вскрикнула, возвещая о том, что достигла пика.

Потом прильнула к нему. Зейн уложил ее на кровать. От удовольствия взгляд Ионы казался расфокусированным.

– Спасибо, ты просто волшебник.

Зейн остался доволен похвалой. Слава богу, Иона не заметила, как дрожали его руки. Наконец она оглянулась на тумбочку и с озорной улыбкой спросила:

– Что теперь? Воспользуемся сиропом?

Вопрос дошел до Зейна не сразу. Наконец он рассеянно кивнул и на ощупь схватил бутылку. В голове все было как в тумане.

– Давай…

Весело и непринужденно, ничего серьезного, просто развлечение. Главное, чтобы было легко и приятно, никаких глубоких чувств.

Открутив крышку и сгорая от предвкушения, Зейн капнул сиропа на одну грудь Ионы, потом на другую. Иона рассмеялась, когда часть сиропа стекла в ложбинку между грудей.

– Осторожнее, простыни запачкаем.

– Плевать я хотел на простыни.

Зейн закрыл бутылку и поставил обратно на тумбочку. Потом привлек Иону к себе и наклонился, чтобы слизнуть обожаемую с детства густую янтарную жидкость. Однако единственное, на чем Зейн мог сосредоточиться, – блаженные Ионины стоны, поэтому вкуса он не почувствовал.

Испытывая совершенно невероятное наслаждение от этих изысканных ласк, Иона вскинула бедра и, коснувшись ладонями щек Зейна, заставила его остановиться и поднять голову.

– Прошу тебя, Зейн, войди в меня.

Глаза его светились такой страстью, что у Ионы голова закружилась от власти, которую она имела над Зейном.

Зейн достал из ящика тумбочки презерватив и быстро надел. Иона согнула колени, и Зейн наконец проник в нее. И вот, снова это восхитительное ощущение наполненности. Пальцы Ионы сжали широкие плечи Зейна. Вот он и задвигался внутри ее, и сладостное наслаждение становилось все сильнее и острее. Внутри словно бушевала пламенная буря. Иона блаженно прикрыла глаза.

– Посмотри на меня, – отрывисто выдохнул Зейн.

В голосе слышалась мольба, и Иона охотно ее исполнила. В глубине синих глаз было что-то страстное, необузданное. Зейн задвигался быстрее. Потом начал ласкать ее пальцами.

– Ну же, давай… – тихо выговорил Зейн, и Иона тут же достигла умопомрачительного оргазма.

Это было ни с чем не сравнимое удовольствие. Иона всхлипнула, потом вскрикнула, и вскоре к ней присоединился Зейн, потом бессильно упал на нее.

Постепенно Иона пришла в себя. Зейн тяжело дышал, лежа на ее груди. «Ничего особенного не произошло, – твердила она себе. – Подумаешь, хороший секс. Ну ладно, признаю – отличный. Но это же чисто физическое наслаждение, эмоции тут ни при чем».

И все равно упивалась блаженной негой, гладя Зейна по мускулистой спине. Конечно, их роман скоро закончится, но пока они вместе, Зейн полностью принадлежит ей. Эта мысль приводила Иону в восторг.

Она продолжала ласкать Зейна, тот глухо хмыкнул, показывая, что ему приятно. Иона ощущала некоторую гордость оттого, что сумела его утомить.

И вдруг замерла, нахмурив лоб. Неожиданно пальцы наткнулись на два заметно выступающих шрама.

– Что это? – спросила Иона.

Зейн поспешно скатился с нее и замер, приподнявшись на локтях.

– Это было потрясающе, – ласково произнес он, целуя Иону в нос. – Для новичка ты вытворяешь просто удивительные вещи.

Иона осталась довольна похвалой и предпочла не обращать внимания на то, что Зейн не ответил на ее вопрос. Ничего, узнает в другой раз. Как-нибудь потом. От занятий любовью тоже надо отдыхать. Вообще-то Ионе было хорошо с Зейном и в постели и, что еще более важно, вне ее.

Зейн провел пальцем по животу Ионы, и, как ни странно, она снова ощутила прилив желания. Иона откатилась в сторону.

– Даже не начинай, – категоричным тоном проговорила она. Села и потянулась за платьем.

– Почему?

Иона обернулась и наградила его хитрой улыбкой. Растерянное лицо Зейна выглядело очень комично.

– Мне надо принять душ. А еще – позавтракать. Одним сексом сыта не будешь, даже таким замечательным.

– Что правда, то правда, – ответил Зейн, тоже поднялся с кровати и отправился собирать с пола одежду. Иона между тем любовалась его подтянутыми ягодицами. Неудивительно, что Зейн совсем не стесняется раздеваться. Еще бы, с такой-то внешностью! Но почему-то Иона больше не переживала, что на его фоне смотрится не слишком эффектно. Искреннее восхищение и вожделение, которые Иона только что увидела в глазах Зейна, убедили ее в нелепости этих мыслей.

И тут проникший сквозь щель в жалюзи солнечный луч осветил те самые шрамы, которые нащупала Иона. Она сразу поняла, отчего они.

– Кто в тебя стрелял?

Зейн обернулся к ней:

– Что?..

Иона указала на круглые отметины:

– Вот здесь, на спине… Это же раны от пуль, верно?

– Да, – произнес Зейн притворно небрежным тоном, но распространяться на эту тему не стал.

– Как это случилось? – настаивала Иона. При одной мысли о том, что Зейн подвергался опасности и страдал от боли, всю негу как ветром сдуло.

Зейн пожал плечами:

– Сделал глупость.

– Какую?

Он бросил на нее пристальный взгляд:

– Ты правда хочешь знать?

– Конечно, – настаивала Иона, игнорируя явное нежелание Зейна обсуждать эту тему.

Тот вздохнул, но, к ее удивлению, уступил сразу, без уговоров.

– Мы были на посту. Подкарауливали одного мелкого наркоторговца. Рассчитывали, что он выведет нас на главного дилера района. Но когда этот тип появился, с ним была девочка. Явно под кайфом. Лет тринадцати – четырнадцати, не больше. И тут он… – Зейн запнулся и неловко пожал плечами.

У Ионы болезненно кольнуло сердце.

– Надо было оставаться в засаде, но я нарушил приказ. В результате меня подстрелили, и дилера мы так и не выследили.

– Ты ее защитил, – тихо произнесла растроганная Иона.

Зейн поднял на нее затуманенный от раздумий взгляд:

– Она была совсем ребенок. Не мог же я просто смотреть и ничего не делать.

Да, подумала Иона, такой порядочный человек, как Зейн, попросту не способен на подобный поступок. Неудивительно, что рядом с ним она чувствовала себя в безопасности.

– Ты все правильно сделал, – тихо произнесла Иона, растроганная этим эпизодом из его прошлого. Еще одна возможность лучше понять характер Зейна.

Он невесело рассмеялся.

– Начальство так не считает. Сказали, то, что происходило с девочкой, – неизбежное зло. Меня отстранили от работы, а через два месяца сам подал рапорт об увольнении.

– И все-таки ты поступил правильно.

Неужели Зейн сомневается? Он напряженно пожал плечами:

– Может быть.

Потом приблизился к кровати и, протянув руку, помог Ионе встать:

– Пошли примем душ.

Вдруг руки Зейна нащупали ее обнаженные ягодицы, но Иона высвободилась. Ее сейчас слишком захлестывали эмоции, чтобы рисковать, необходимо взять тайм-аут.

– По-моему, идея не совсем удачная, – наигранно легкомысленным, кокетливым тоном ответила Иона. – Если пойдем в душ вместе, будем постоянно отвлекать друг друга. Пока сядем завтракать, полдня пройдет.

– Первый раз встречаю девушку с таким хорошим аппетитом.

– Тебе это не нравится? – игриво спросила Иона, хотя могла предвидеть ответ по восхищенному взгляду.

– Очень нравится. Хороший аппетит – одно из твоих главных достоинств, – произнес Зейн.

Ионе показалось, что говорил он вовсе не о еде.

Зейн улыбнулся, и Иона покраснела до корней волос. Однако, когда она принялась натягивать через голову платье, возражать Зейн не стал. Может, он своей наготы и не стесняется, но Иона о себе того же сказать не могла.

Зейн вздохнул.

– Ладно, пойду в гостевую ванную, – произнес он. – А ты мойся здесь. Потом я тебя накормлю. Но при одном условии, – многозначительно прибавил Зейн. – После завтрака ты меня отблагодаришь.

Иона взяла с тумбочки бутылку с кленовым сиропом, радуясь, что задушевная атмосфера сменилась более привычным и понятным страстным накалом.

– Берегись, Монтойя, теперь сироп у меня.

Зейн застонал, когда Иона провела языком по горлышку бутылки, слизывая капли.

– И скоро я пущу его в ход, – прибавила Иона, прежде чем отправиться в ванную.

Зейн снова застонал, на этот раз от досады.

Иона захлопнула дверь. Ее переполняли радость и еще какое-то чувство, название которому подобрать было трудно.

Конечно, у них с Зейном нет ничего серьезного. Но почему бы не попытаться заглянуть под маску невозмутимости, тем более что под ней скрывается такая сложная, интересная личность? А скоро Иона узнает о нем еще больше. Не говоря уже о других удовольствиях… Иона рассмеялась. Никогда еще она не чувствовала себя настолько уверенной в собственной привлекательности.

Да, задача предстоит нелегкая, но Иона не из тех, кто боится трудностей.