Прочитайте онлайн Она была непредсказуема… | Часть 5

Читать книгу Она была непредсказуема…
2416+674
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

5

— Ради Полин, разумеется, — торопливо добавила она, и тут же почувствовала, что краснеет.

Только теперь, оказавшись в особняке Жерара де Вантомма, она поняла, как ничтожно было все, что она с превеликим трудом делала ради сестренки! Выходит, первые месяцы своей жизни малышка прожила, как последняя нищенка! А она, Чарити, еще позволяла себе гордо рассуждать о благе ребенка!

Чарити стиснула зубы и уставилась под ноги, словно пыталась рассмотреть что-то интересное в замысловатой арабеске, вытканной на ковре. Ну не молчи же! — мысленно заклинала она хозяина кабинета. Поинтересуйся, что заставило меня изменить свое мнение. Скажи что угодно, только не затягивай эту и без того мучительную паузу!

Однако Жерар, похоже, ничуть не удивился ее словам. Коротко кивнув, он галантно приподнялся со своего места.

— Тогда позвольте показать вам вашу комнату.

— Не беспокойтесь! — горячо запротестовала Чарити. — Изабелль обещала разместить меня, как только освободится! — Но, девушка слегка замялась, — мне нужно съездить домой… забрать кое-какие вещи.

Она чувствовала себя жалкой оборванкой, приведенной с улицы в богатый дом и разыгрывающей перед снисходительными хозяевами роль леди. Вещи! Как будто Жерар не видит, в какое тряпье она одета! Но тем не менее переодеться необходимо. В таком виде она похожа на пугало!

— Пусть Изабелль съездит и привезет ваши вещи. Пьер адрес знает, — невозмутимо предложил Жерар, в очередной раз демонстрируя безупречный такт хорошо воспитанного человека.

Странно, но вместо благодарности Чарити вдруг почувствовала себя окончательно униженной его великодушием.

Жерар вышел из-за стола и направился к ней. И вновь с Чарити произошло что-то невероятное. Ноги сразу стали ватными, голова слегка закружилась, сердце заколотилось в сладком испуге. Но самое страшное заключалось в том, что ей, похоже, стала ясна природа этих странных метаморфоз. К стыду и отчаянию девушки, причина оказалась до неприличия банальной. Вопреки здравому смыслу, гордости и самолюбию, глупое ее тело жаждало одного — прижаться к Жерару, еще раз оказаться в надежном кольце его рук, вдохнуть дурманящий запах его кожи, смешанный с ароматом незнакомого дорогого парфюма.

Жерар подошел вплотную, бесцеремонно подцепил пальцем подбородок Чарити, внимательно заглянул в испуганные голубые глаза и негромко попросил:

— Не бойтесь меня.

— А я и не боюсь! — храбро отрезала девушка, невольно отстраняясь. — Очень надо!

— И на том спасибо! — С еле заметным раздражением Жерар пожал плечами и отвернулся. — Кстати, ключи от вашей квартиры у меня, — холодно сообщил он, возвращаясь к столу. — Я запирал дверь, перед тем как ехать в больницу.

— Зачем же вы тогда тратились на одежду для Полин? Могли бы забрать все необходимое из моего дома!

Одна мысль о том, что этот холеный господин побрезговал их нищенскими тряпками и закупил все самое лучшее в дорогом магазине, привела ее в ярость. Неужели Жерар не понимает, как оскорбительно принимать милостыню?!

— Надеюсь, вы не считаете, что я настолько дурно воспитан, что посмею тронуть чужие вещи без позволения хозяина? — ледяным тоном осведомился Жерар, и Чарити с удивлением поняла, что он, всегда невозмутимый, сейчас едва сдерживает гнев. — Или я похож на вора?

— Ну да, — ехидно огрызнулась Чарити, довольная, что сумела задеть этого надменного аристократа. — Меня-то вы украли — и не поморщились!

— Ошибаетесь! — бросил Жерар, не скрывая раздражения. — Во-первых, я украл не только вас, но и вашу сестру. Во-вторых, сделал это исключительно ради вашего блага, поскольку грудной ребенок не может оставаться на попечении инвалида! А в-третьих, — сделав вид, что не замечает возмущенного взгляда Чарити, он демонстративно покосился на часы, — если не возражаете, мне хотелось бы поскорее закончить этот бессодержательный разговор. У меня мало времени.

Чарити почувствовала себя надоедливым ребенком, которого бесцеремонно выставляют за дверь, чтобы не путался под ногами у взрослых. С достоинством повернувшись, она молча двинулась к дверям.

— Не надо… — догнал ее спокойный голос Жерара.

— Чего «не надо»? — осипшим от подступающих слез голосом, пробормотала Чарити.

Не хватало только по-детски разреветься прямо на пороге!

Жерар молча подошел к дверям и накрыл своей большой рукой узкую ладошку Чарити, вцепившуюся в медную ручку. Робко подняв голову, девушка уперлась взглядом в белоснежную сорочку. Она уже знала, что в глаза господину де Вантомму лучше не заглядывать — велик риск окончательно потерять рассудок. Впрочем, ей, кажется, уже нечего терять…

— Я должна идти! — почти умоляюще прошептала Чарити.

— Не принимайте наши с вами стычки так близко к сердцу, — мягко посоветовал Жерар, не убирая руки. — Вот увидите, мы прекрасно поладим! Просто мы с вами родственные души — оба вспыльчивы и весьма самолюбивы. И очень не любим проигрывать.

— Вы не самолюбивый, а ужасно надутый. И спесивый. И… — Чарити нервно высвободила ладошку. — Хотя я тоже очень надеюсь обойтись без кровопролития.

Она широко распахнула дверь, вышла и гордо последовала по коридору, ожидая, что Жерар крикнет ей вслед что-нибудь обидное. К ее разочарованию, за спиной послышался лишь резкий хлопок закрываемой двери. Грубиян! — решила Чарити и отправилась на поиски Изабелль.

Комната, приготовленная для Чарити, как и все в этом доме, поражала роскошью. Огромное окно наполняло помещение светом, изысканная серо-голубая обивка стен прекрасно гармонировала с пушистым жемчужным ковром на полу и шелковым покрывалом на широкой постели. К спальне прилегала просторная ванная, выполненная в той же дымчато-лазоревой гамме и ломящаяся от всевозможных губочек, баночек и тюбиков, необходимых каждой женщине. Еще одна дверь вела в просторную гардеробную, многочисленные стеллажи и вешалки которой, казалось, способны вместить ассортимент приличного магазина. Чарити представила, как сиротливо будут смотреться тут ее вещички, и, подавив горестный вздох, захлопнула дверь.

— А где же будет спать Полин? — растерянно спросила она, обводя глазами помещение в поисках еще одной двери, за которой могла бы находиться детская.

— Хозяин сказал, — после легкой заминки ответила Изабелль, — что девочку лучше поселить поближе ко мне.

Чарити оцепенела, поняв, что ее и Полин будут разделять не просто несколько комнат, а целый этаж. Как же она будет спускаться вниз, чтобы накормить и успокоить малышку, которая в последнее время почему-то отказывается спать по ночам? Впрочем, это не самое главное. В конце концов, она не хозяйка, чтобы заводить в этом доме свои порядки!

Быстренько продиктовав Изабелль короткий список необходимых вещей, Чарити прошла в ванную. Больше всего на свете ей хотелось погрузиться в горячую воду, полную душистой пены, и хорошенько отмокнуть, смыв с себя боль, грязь и усталость сегодняшнего дня. Увидев на двери белоснежный пушистый халат, Чарити решила, что вполне может походить в нем до прибытия своего скудного гардероба, и с отвращением стащила с себя несвежую одежду. Утопая босыми ногами в пушистом ковре, она подошла к большому зеркалу и испуганно отшатнулась.

Из серебристой глубины на нее смотрела тощая костлявая девица, явно побывавшая в какой-то жестокой переделке. Хороша, нечего сказать! Правый бок весь посинел от ушибов, лицо в грязи, рука в гипсе. Ключицы торчат, как у дистрофика, ребра едва не выпирают через кожу, даже грудь, и та потеряла былую полноту и округлость. Кто теперь поверит, что совсем недавно у Чарити была самая соблазнительная фигурка на всем курсе! А что стало с ее волосами! Некогда густые и золотистые пряди теперь свисали тусклыми безжизненными космами по обеим сторонам осунувшегося бледного личика с запавшими печальными глазами.

Теперь понятно, почему красавчик де Вантомм привел ее в свой дом! Что, кроме жалости, может вызывать столь несчастное создание у красивого, богатого мужчины с добрым сердцем?

При этой мысли Чарити почувствовала такое отвращение к себе, что едва не разревелась. Если бы было возможно, она с наслаждением сбросила бы с себя это отвратительное тело и швырнула в груду грязной одежды!

Молча повернувшись спиной к зеркалу, Чарити прошествовала в душ и хорошенько вымылась, стараясь не мочить загипсованную руку. Горячая вода и душистое мыло сделали свое дело, настроение моментально улучшилось.

Довольная и распаренная, Чарити вытерлась насухо и завернулась в пушистый халат. Завязать пояс с первого раза не получилось, но ободренная успехом купания Чарити не расстроилась и решила для начала высушить волосы. Накинув на голову полотенце, она вышла в спальню и услышала чей-то испуганный возглас. Потом раздалось смущенное покашливание, и Чарити приросла к ковру.

Несколько мгновений она и Жерар молча смотрели друг на друга. Он опомнился первым.

— Мне всегда казалось, что моего присутствия трудно не заметить! — раздосадовано процедил Жерар, отворачиваясь от соблазнительного зрелища. — Да запахните же ради всего святого ваш халат! Стоите тут, как Афродита, вышедшая из пены…

— Нечего мне грубить! — возмущенно выпалила Чарити, затягивая халат так туго, что едва могла вздохнуть. — И Афродитой нечего обзывать! Приличные люди имеют обыкновение стучаться, прежде чем ворваться в чужую комнату!

— Я стучал! — оскорбился Жерар. — Два раза. Поскольку никто не ответил, я решил, что вы спите.

— Ах вот оно что! — сладко пропела Чарити. — Отвечайте, зачем же вы тогда прокрались в спальню к спящей женщине?

С тем же успехом можно было допрашивать статую! Жерар лишь надменно вздернул темную бровь, как будто это она, Чарити, должна была оправдываться перед ним за свое недостойное поведение.

Нет, все-таки деньги и власть очень портят людей! — сделала вывод девушка, не сводя потемневших глаз с незваного гостя.

— Какие глупости вы говорите! — наконец проговорил Жерар и сделал шаг к ней. Чарити отпрянула. Заметив неподдельный ужас в ее глазах, он переменился в лице. — Прекратите! — грубо рявкнул Жерар, подошел вплотную и крепко завязал пояс халата на тоненькой талии Чарити.

Девушка подняла голову, чтобы поблагодарить его, — и тогда Жерар закрыл ее рот поцелуем. Теплые настойчивые губы прижались к ее губам, по телу стремительно разлилась дурманящая слабость, и Чарити, с испугавшей ее готовностью, отдалась поцелую. Переполненные страхом голубые глаза встретились с загадочным темным взглядом, внезапно превратившимся в черный затягивающий омут. Словно издалека Чарити услышала свой тихий стон и с ужасом поняла, что пропадает.

В следующую секунду все закончилось. Жерар, как ни в чем не бывало, отпустил ее и невозмутимо направился к дверям.

— Не надо меня бояться, — напомнил он, оборачиваясь с порога.

Это было уже слишком! Так, значит, поцелуй был всего-навсего средством унизить меня, поставить на место! — возмущенно подумала Чарити. То, что я по глупости приняла за порыв нежности, было лишь иезуитским способом одержать надо мной очередную победу!

Кровь ударила в голову Чарити.

— Только попробуйте повторить этот трюк, я вам глаза выцарапаю! — крикнула она, с ненавистью глядя на широкую спину Жерара.

— Позвольте уточнить — вы намерены сделать это до или после очередного сеанса стриптиза? — обернувшись, с циничной ухмылкой парировал тот.

Чарити поискала глазами, чем бы запустить в обидчика, но ничего подходящего поблизости не оказалось. Оставался единственный выход — поразить врага ледяной холодностью и королевским спокойствием.

Чарити величественно пересекла комнату, взяла со столика массажную щетку и, повернувшись к Жерару спиной, принялась расчесывать мокрые волосы. К ее досаде, противник не обратился в бегство, а, напротив, с самым вызывающим видом принялся наблюдать за ее манипуляциями.

— Что вам здесь нужно? — не выдержала Чарити, пристально разглядывая его отражение в зеркале.

К ее удивлению, вопрос застал Жерара врасплох. Чарити не поверила своим глазам, заметив, как порозовели его скулы. Несколько секунд он растерянно молчал, потом, видимо, перехватив в зеркале ее любопытный взгляд, взял себя в руки и резко откашлялся.

— Как ваши ребра? — Голос его почему-то звучал хрипло и прерывисто.

— Болят, — честно призналась Чарити.

— А рука?

— Еще хуже.

— Тогда, выходит, я правильно сделал, заглянув к вам. — Жерар улыбнулся и, вытянув руку, продемонстрировал пузырек с какими-то таблетками. — Это обезболивающее. Мне дали его в больнице, а я и забыл совсем…

В полной тишине Жерар пересек комнату, поставил пузырек на прикроватный столик и нерешительно застыл.

— Разве вам не велели держать руку на перевязи, чтобы она не отекала? — спросил он, исподлобья взглянув на Чарити.

— Кажется, я забыла перевязь в ванной, — выдавила девушка и поспешно бросилась из спальни.

В эту минуту она охотно обежала бы вокруг Лондона, лишь бы как-то разрядить возникшее между ними напряжение.

Жерар проводил ее хрупкую фигурку задумчивым взглядом. Когда Чарити вернулась, он молча подошел к ней и принялся аккуратно прилаживать перевязь.

— Смотри-ка, гипс совсем сухой! — удивился он, бережно устраивая больную руку Чарити в петле. — Как вам удалось не намочить повязку?

— Ну я же умная девочка! — похвасталась Чарити.

— Порой этого не скажешь! — хмыкнул Жерар. — Насколько я успел убедиться, иногда вы до неприличия наивны и беспомощны.

— Вы меня совершенно не знаете! — взвилась Чарити, резко вырывая руку, — и тут же взвыла во весь голос.

— Сильно болит? — Жерар поморщился, с состраданием глядя на нее.

Чарити хотела что-то сказать, но только жалобно всхлипнула и вдруг громко, по-детски расплакалась. Жерар испуганно бросился в ванную, вернулся со стаканом воды, усадил вздрагивающую от рыданий девушку в кресло, почти насильно впихнул ей в рот две таблетки из пузырька и заставил запить водой. Зубы Чарити стучали о край стакана, слезы ручьями текли по бледным щекам. Жерар молча встал, подхватил ее на руки и понес к кровати.

— Я… гадкая! — глотая слезы, прошептала Чарити. — Простите меня, я… я веду себя, как ребенок! Просто… очень больно…

— Ты глупенькая, — шепнул Жерар, бережно укладывая ее на огромное двуспальное ложе. — Молчи. Тебе больно. Ты устала. Выплачься всласть, а я посижу около тебя. Сейчас ты уснешь, а утром почувствуешь себя гораздо лучше. Закрывай глазки.

Чарити улыбнулась и с благодарностью посмотрела на Жерара. Неожиданно осмелев, она решилась задать ему вопрос, который целый день не давал ей покою.

— Сколько вам лет?

— Я стар, как мир. — Он скривился и резко поднялся, мигом позабыв об обещании посидеть у постели больной. — Спи. Ланч у нас в час. Не беспокойся, к этому времени Изабелль привезет твои вещи, так что можешь смело присоединяться к нашей маленькой компании. Увидимся.

Когда Жерар вышел, бесшумно прикрыв за собой дверь, Чарити натянула одеяло до подбородка и устало улыбнулась. Ей казалось, что она и Жерар только что потушили начавший разгораться костер и предотвратили большой пожар. Однако почему этот холодный замкнутый мужчина постоянно вызывает у нее ассоциации с горячим, обжигающим пламенем? Откуда взяться жару в средоточии льда?

Чарити не успела додумать эту мысль. Веки ее отяжелели, глаза сами собой закрылись, и девушка погрузилась в глубокий сон.