Прочитайте онлайн Она была непредсказуема… | Часть 17

Читать книгу Она была непредсказуема…
2416+691
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

17

Никому не дано постичь природу смерти, грустно думала Чарити, когда они с Жераром вернулись с похорон мадам де Вантомм. Порой она отдаляет людей друг от друга, безжалостно разрушая казавшуюся незыблемой привязанность, а временами совершенно неожиданно сближает непримиримых противников.

После смерти отца Чарити с матерью растеряли всех друзей, которых знали на протяжении многих лет. Зато сегодня, стоило Чарити увидеть, как холодная неприступная Жаклин отчаянно разрыдалась, упав на гроб Анны де Вантомм, от былой неприязни к коварной интриганке не осталось и следа. Не помня себя, Чарити подбежала к безутешной красавице, крепко обняла ее — и они дружно расплакались, не стыдясь своих слез.

— Ты была очень добра к Жаклин, — заметил Жерар, развязывая черный галстук. — Простила ее?

— Ну конечно! — горячо заверила Чарити. — Я и не знала, что она была так привязана к бабушке.

— Жаклин много лет была членом нашей семьи, — серьезно пояснил Жерар. — Мы все любили и любим ее, хотя порой это бывает непросто.

— А почему тебя хотели на ней женить? Чтобы ты продолжал заботиться о ней?

— После смерти моего брата она унаследовала большой капитал и солидную недвижимость. Было бы логично сохранить это имущество во владении семьи. Де Вантоммы не любят распылять свою империю, — объяснил Жерар, возясь с непослушными запонками.

— Ты невыносимо циничен! — Чарити поморщилась, с обожанием глядя на его смуглое лицо. Как все-таки хорошо, что он никогда не был влюблен в свою прекрасную невестку! — Но она-то наверняка думала не о капитале, а о тебе! Иначе зачем ей выходить за тебя замуж?

— Жаклин никогда не любила меня, — отрезал Жерар. — Сомневаюсь, что она вообще любила кого-нибудь, кроме себя. Даже своего мужа. Просто она хорошо умеет считать и знает, какие выгоды сулит брак со мной. Шутка ли, вновь получить доступ к богатствам де Вантоммов!

— Ты невозможен! Молчи, пока я не рассердилась, — пригрозила Чарити.

— У тебя еще есть время заняться моим воспитанием.

И Жерар поцеловал ее, давая понять, что разговор окончен.

Чарити со вздохом уступила. Единственным, что омрачало безмятежное счастье этих дней, было пугающее ощущение, что она стремительно теряет голову, все сильнее влюбляясь в Жерара. Ей становилось все труднее скрывать свои чувства. Попробуй держаться корректно, когда и минута, проведенная вдали от любимого, кажется вечностью!

Последующие несколько недель после похорон превратились для Чарити в непрекращающийся праздник. Теперь у них с Жераром была одна спальня на двоих. И одна на двоих жизнь. Они делили постель. Они проводили вместе ночи и почти не расставались днем. Все было так прекрасно, что Чарити порой с замиранием сердца думала о том, что их брак, пожалуй, самый что ни на есть настоящий. Впрочем, она суеверно гнала эти мысли, боясь сглазить свое счастье.

Когда ей, наконец, сняли гипс, она отпраздновала это событие грандиозным прыжком в бассейн. С разбегу и в одежде. С хохотом вынырнула, призывно помахала рукой снисходительно улыбавшемуся Жерару. Ну что поделать, если Чарити уже давно мечтала совершить на его глазах какое-нибудь маленькое безумство?

Жерар, как и обещал, подал документы на удочерение Полин, органы опеки не возражали.

Никогда еще Чарити не была так счастлива, как в эти дни. У нее был любовник. У нее был муж. У нее была сестра — и приемная дочь одновременно. Она была рядом с человеком, которого обожала. Все было так прекрасно, что казалось сном. И лишь память о пережитых несчастьях порой настойчиво предупреждала Чарити о том, что за любой радостью неизбежно следует беда.

Однажды вечером Жерар сообщил, что ему вскоре предстоит деловая поездка в Париж.

— Поедешь со мной? — предложил он.

— А можно? — не веря своим ушам, переспросила Чарити.

Она никак не могла привыкнуть к тому, с какой легкостью теперь решались все самые сложные вопросы. Париж! Столица любви. Сколько раз Чарити мечтала пройтись по его прекрасным улицам, прогуляться по бульварам, выпить кофе в каком-нибудь симпатичном открытом кафе под каштанами. Как чудесно будет поехать туда вместе с самым прекрасным в мире мужчиной — мужчиной ее жизни!

— А тетя? Она тоже поедет с нами? — беспечно спросила Чарити, прикидывая, какие наряды возьмет в столицу европейской моды.

— Я больше не желаю слышать о твоей тетке! — неожиданно грубо рявкнул Жерар.

Чарити так и застыла с разинутым ртом. За последние дни она успела отвыкнуть от его резкого тона.

— С какой стати?! — взвилась она, чувствуя себя незаслуженно оскорбленной. — Что вообще ты себе позволяешь?! Почему ты не разрешаешь мне видеться с тетей? Неужели не понимаешь, что для меня и Полин она единственная родственница? Ну да, Бренда, конечно, не сахар, но все равно…

— Вопрос закрыт, — угрожающе предупредил Жерар, утыкаясь в газету.

— Ах так! — Чарити задохнулась от злости. — Тогда… тогда я не поеду в Париж, вот! — пригрозила она и тут же раскаялась в своих поспешных словах.

В самом деле, взрослой замужней женщине не пристало вести себя как капризной девчонке! Однако слово, как говорится, не воробей…

Если Чарити и рассчитывала испугать Жерара своей глупой угрозой, то вскоре убедилась в том, что с ним такие номера не проходят. Он молча принял к сведению ее слова и до самого дня отъезда вел себя как ни в чем не бывало.

А потом просто собрал вещи, поцеловал Чарити на прощание, попросил быть умницей — и уехал. Вот тут-то она разозлилась по-настоящему. Неужели он не мог хоть раз уступить? — с горечью думала Чарити, как потерянная бродя по опустевшему дому. Назло Жерару она нарушила его строгий запрет и позвонила тете Бренде в Лондон. К телефону никто не подошел, и Чарити снова выругала себя за глупость. Как тетка могла быть в Лондоне, если Жерар в Париже? Она наверняка сопровождает его.

Несколько дней без Жерара показались ей вечностью. Когда он, наконец, вернулся, Чарити, позабыв все обиды, с визгом бросилась ему навстречу и повисла на шее. Весь день она прыгала вокруг своего кумира, с обожанием заглядывая ему в глаза, как истосковавшаяся по хозяину собачонка. Жерар, похоже, был растроган и тоже очень рад встрече.

Так проходили недели. Полин росла очень быстро, меняясь с каждым днем. Больше всего она полюбила лежать в саду на расстеленном одеяльце, рассеянно посасывая палец ноги и глядя в синее небо внимательными черными глазками. Жерар и Чарити не могли нарадоваться на свою любимицу. Как и предсказывал Жерар, средиземноморское солнце превратило Полин в настоящую южанку — смуглую, крепкую и веселую.

Получив из Лондона документы, удостоверяющие факт того, что Полин Уилкс окончательно и бесповоротно стала Полин де Вантомм, молодые родители решили отметить это событие настоящим банкетом. Жерар заказал столик в самом дорогом ресторане Ниццы.

Когда Чарити в длинном вечернем платье с оголенной спиной чинно входила в зал, опираясь на руку мужа, безукоризненно элегантного в черном смокинге, ей казалось, будто она ступает по облакам. Разве может человек быть так счастлив?

Они засиделись до поздней ночи. Еда была превосходной, белое вино слегка туманило голову, и Чарити едва не проговорилась Жерару о том, что занимало ее в последние несколько дней. В самый последний момент она все же заставила себя промолчать. Будет лучше, если Жерар узнает обо всем тогда, когда ее подозрения превратятся в твердую уверенность. Чарити зажмурилась и сладко вздохнула, представив, как поразится Жерар, когда узнает, что у Полин, возможно, скоро появится братик. Или сестренка.

Словом, жизнь была прекрасна, и ничто не предвещало беды. А она, как известно, всегда подкрадывается неожиданно.

Это случилось жарким утром. Жерар поехал по делам в Ниццу, Чарити напросилась с ним. Ей нужно было заглянуть в аптеку и пройтись по магазинам, потом Пьер отвез бы ее домой, а позже вернулся за хозяином. У банка Жерар вышел, поцеловал жену и поручил ее попечению шофера.

— Ты сделала его таким счастливым, — доверительно заметил Пьер, когда машина тронулась в направлении торгового центра. — Я очень давно не видел его таким молодым и сияющим. Раньше он все больше грустил.

Чарити замерла, без труда прочитав в бесхитростном признании шофера намек на трагедию, пережитую Жераром после смерти Лоры. Как всегда при мысли об этой женщине, сердце ее заныло от бессильной ревности. Неужели Жерар никогда больше не сможет полюбить? Неужели его сердце навсегда принадлежит этой удивительной женщине, так рано ушедшей из жизни?

Прекрати себя жалеть! — приказала себе Чарити. Ты жива, ты вместе с Жераром, и с тобой он счастлив! У нас все еще впереди! Как ни странно, ей сразу стало легче. Солнце слепило глаза, в воздухе пахло морем, а в двадцать один год проще простого поверить в то, что вскоре все изменится к лучшему.

Чарити отпустила шофера, договорившись встретиться часа через три, и отправилась по магазинам. Когда через час она выходила из аптеки, бережно сжимая в руке пакетик с единственной покупкой, то лицом к лицу столкнулась с тетей Брендой.

— Тетя! — радостно воскликнула Чарити. Тетка медленно подняла голову, посмотрела куда-то мимо Чарити и снова отвернулась.

— Тетя Бренда! — повторила Чарити, хватая ее за рукав. — Вы меня не узнаете? Да это же я, Чарити!

Тетка неприязненно окинула ледяным взглядом легкий льняной костюм племянницы, задержалась на золотистом топике и скептически поджала губы, безошибочно оценив, в какую кругленькую сумму обошлась эта неброская простота.

— Незачем так орать, — нехотя разлепила она ярко накрашенные губы. — Я тебя сразу узнала.

Она даже не пыталась скрыть, что не рада встрече. Чарити изумленно захлопала глазами. Неужели тетка не хочет даже поздравить ее с замужеством? Что все это значит? И почему Жерар даже не сказал ей, что тетка в Ницце? Как он посмел скрыть от нее это?! Нет, в его отношении к тете Бренде поистине есть что-то загадочное!

— Ну что ты на меня уставилась? — холодно поинтересовалась тетка. — Не терпится похвастаться своими успехами? Что ж, прими поздравления! Только не надо изображать счастливую супругу! И я, и ты прекрасно знаем, что представляет собой твой так называемый брак! Что ж… На твоем месте любой выбрал бы сытую жизнь и богатенького покровителя. А что до небольшого обмана — то с кем, как говорится, не бывает!

— О чем ты? — непонимающе переспросила Чарити. — Да нет тут никакого обмана, тетя! Мы обвенчались, а совсем недавно удочерили Полин. Честное слово, я очень люблю Жерара, и, вовсе не из-за его денег! Неужели ты мне не веришь?

— И ты еще можешь говорить о любви, бедняжка?

Бренда сочувственно покачала головой. Глаза ее холодно блеснули. Видимо, она только что приняла какое-то важное решение и теперь собиралась во что бы то ни стало воплотить его в жизнь.

— Кажется, ты и в самом деле ничего не знаешь! Мне жаль тебя, дорогая. Такие люди, как Жерар де Вантомм, превосходно манипулируют чувствами других, оставаясь холодными как лед. Это бизнес, моя дорогая, и не надо примешивать сюда глупые сантименты.

— Прекрати! — резко попросила Чарити. Она не собиралась позволять этой чопорной, бессердечной женщине чернить Жерара. — Как ты можешь так говорить? Ведь, кроме меня и Полин, у тебя больше нет никаких родственников. Я думала, ты будешь рада за нас. Я хотела, чтобы ты приехала к нам погостить. Разве Жерар не пригласил тебя? Ты же работаешь на него, я думала…

— Я?! — визгливо воскликнула Бренда, меняясь в лице. — Что ты сказала? Я никогда не работала на этого мерзавца, заруби себе на носу! Это он сказал тебе такую глупость?

Чарити озадаченно уставилась на тетку. В самом деле, сейчас она отчетливо вспомнила, что ни Жерар, ни тетя Бренда никогда определенно не говорили ей о своей совместной работе. Были какие-то туманные фразы, которые можно понять так, а можно этак. Кажется, она сама почему-то приняла Жерара за теткиного босса, а он по каким-то причинам не стал возражать. Но почему? И откуда тогда он вообще ее знает?

— Теперь я вижу, что этот человек окончательно вскружил тебе голову, — сочувственно протянула Бренда, но в глазах ее промелькнуло плохо скрытое злорадство. — Я не могу позволить, чтобы этот негодяй безжалостно играл чувствами моей любимой племянницы. Пойдем выпьем по чашечке кофе, и я расскажу тебе всю правду. Вначале я хотела пощадить тебя, но это было бы слишком жестоко. Допускаю, что причиню тебе боль, но ради твоего же блага, Чарити! Ведь с самого начала ты была пешкой в игре этого расчетливого француза. Неужели ты не поняла, что ему нужна была только Полин, а не ты?

Чарити почувствовала, как земля уходит из-под ее ног. Она медленно, как загипнотизированная, двинулась вслед за тетей Брендой к столику уличного кафе.

Пьер появился в условленном месте в точно назначенное время. Увидев медленно бредущую к машине Чарити, он поразился произошедшей в ней перемене. Три часа назад из его машины выпорхнула веселая молодая женщина с искрящимися глазами и с ослепительной счастливой улыбкой. Сейчас к нему молча подошла незнакомка, которой можно было дать лет сорок. Не ответив на приветствие Пьера, Чарити как подкошенная рухнула на заднее сиденье и закрыла глаза. Лицо ее напоминало застывшую маску.

— Что случилось? — встревожился Пьер.

— Все в порядке, — еле слышно прошелестела Чарити, не поднимая век. — Немножко разболелась голова. Скоро пройдет.

Больше за всю дорогу она не произнесла ни слова. Пьер искоса поглядывал на нее в зеркальце, но Чарити так и не открыла глаз. Не на шутку встревоженный, он высадил ее возле виллы и немедленно связался с Жераром.

Очутившись в своей спальне, Чарити решительно прошла в ванную и с отвращением сняла с себя дорогой летний костюм. Потом сбросила туфли, босиком прошлепала в гардеробную и переоделась в свои старые вещи, которые сентиментально хранила на самой дальней полке в память о прежней жизни. Теперь, кажется, ей суждено вернуться туда, откуда она пришла. Захлопнув дверь гардеробной, Чарити вышла в спальню и принялась укладывать вещи.

Когда через полчаса Жерар вбежал в спальню, он увидел жену стоящей на коленях у кровати. На Чарити были старенькие джинсы и черная футболка, которые он помнил по Лондону. На покрывале лежала аккуратно сложенная кучка одежды. Жерар сразу увидел, что там нет ни одной вещи, приобретенной им.

— Я сложила драгоценности в шкатулку, — бесцветным голосом сообщила Чарити, не поднимая головы. — Можешь пересчитать, все на месте.

— В чем дело?! — резко спросил Жерар.

— Разве ты не видишь? — Чарити пожала плечами. — Я ухожу.

— Почему?

Хороший вопрос, скорбно подумала Чарити, стискивая зубы. Она не ответила, боясь, разрыдаться. Не хватало только, чтобы этот хладнокровный негодяй еще раз насладился зрелищем ее слез! Чарити смутно подозревала, что Жерару явно не поздоровится, если боль и обида, переполняющие ее сердце, вырвутся на свободу.

— Что-то случилось в Ницце? — продолжал допрашивать Жерар, теряясь в догадках. — Ты кого-то встретила?

Он нервно мерил шагами спальню. Чарити видела, как сжимаются и разжимаются его кулаки.

— Жаклин? — Жерар повернул к ней искаженное гневом лицо. — Отвечай, это опять Жаклин? Неужели она посмела расстроить тебя?

Попробуй еще разок! — саркастически подумала Чарити, молча снимая с каминной полки фотографию матери.

— Чарити. — Жерар осторожно коснулся ее плеча. — Пожалуйста, не мучай меня.

Это оказалось последней каплей. Отпрянув, Чарити что было силы залепила ему пощечину.

— Не смей ко мне прикасаться! — в бешенстве крикнула она, занося руку для нового удара, — и осеклась, увидев, как Жерар изумленно прижимает ладонь к горящей щеке. Черт возьми, до каких пор этот мужчина будет иметь неодолимую власть над ее чувствами?! — Ты мне лгал! — заорала Чарити, заглушая слабый голос раскаяния. — Все было ложью — все, с самого первого дня! Ты…

Она махнула рукой, не в силах справиться с комом в горле. Молча отвернулась, подошла к постели и положила фотографию матери поверх сложенных вещей.

— Ты встретила свою тетку! — догадался Жерар. — Черт возьми, я должен был предположить, что у нее хватит наглости попытаться увидеть тебя!

Чарити не ответила — вспышка ярости угасла, уступив место тяжелому безразличию. Все кончено… Все навсегда кончено…

— Что она тебе сказала? — осторожно спросил Жерар.

Чарити невольно улыбнулась, уловив в его голосе боязливые нотки человека, рискующего навлечь на себя новые неприятности, по сравнению с которыми пощечина покажется детской шалостью.

— Правду! — холодно отрезала она и с болью спросила: — Как ты мог, Жерар? Зачем ты играл моими чувствами, использовал меня? Неужели не мог сразу сказать всю правду?

Жерар тяжело вздохнул, отнял ладонь от щеки, и Чарити невольно поёжилась, увидев на ней отпечаток своей пятерни.

— Я не мог рисковать, — признался он. — Слишком многое было поставлено на карту.

— Ты с самого начала решил отнять у меня Полин.

Чарити с горечью покачала головой.

— Тетка рассказала тебе о моем брате и твоей матери? Теперь ты знаешь, кто отец Полин? — устало спросил Жерар.

— А ты с самого начала знал про мою маму? — вопросом на вопрос ответила Чарити.

— Себастьян сказал мне, что влюбился, — Жерар не решался поднять на нее глаза, — но не называл имени. Я ничего не знал о ребенке до тех пор, пока не оказался в Лондоне. Твоя тетка явилась ко мне в офис и выложила всю правду.

— Опять врешь? — Чарити презрительно прищурилась. — Это ты разыскал тетю Бренду и предложил ей деньги за участие в твоем мерзком спектакле! Ты с самого начала хотел заполучить Полин, поэтому и прилетел в Лондон. А потом решил подкупить мою тетку…

— Это Бренда тебе наплела? — Жерар приподнял темные брови. — Очень на нее похоже. — В его голосе слышалось усталое равнодушие человека, считающего ниже своего достоинства опровергать грязный навет. — Ты вправе сама решать, кому верить, но для начала выслушай меня. Твоя тетка заявилась ко мне в офис и потребовала принять ее по очень важному вопросу. Оставшись со мной с глазу на глаз, она заявила, что у любовницы моего брата родилась дочь, и потребовала денег. Но вовсе не за Полин, нет. У твоей тетки и в мыслях не было предлагать мне ребенка! Она хотела денег за молчание.

— За ч-чье молчание? — Чарити непонимающе захлопала глазами.

— За твое, — коротко ответил Жерар. — Бренда заявила, что любовница моего брата требует большую сумму денег в обмен на свое молчание, а в противном случае, дескать, грозится раззвонить во всех газетах о любовных похождениях представителя клана де Вантомм.

— Что ты несешь! — негодующе одернула его Чарити, презирая себя за то, что едва не поверила ему. — Мог бы придумать что-нибудь поумнее! Моя мама умерла, как она могла чего-то требовать?

— А кто говорит о твоей маме? — Жерар пожал плечами. — Бренда имела в виду тебя. Она вызвалась стать посредницей между мною и своей жадной маленькой племянницей, требующей солидный куш.

— Я-я? — заикаясь от волнения выдавила Чарити. — Она сказала, что я была любовницей твоего брата?

— Так точно. — Жерар с жалостью посмотрел на нее. — И что ты твердо намерена устроить скандал в случае моего отказа.

— Да как же ты посмел подумать обо мне такие гадости?! — возмутилась Чарити. Лицо ее покрылось красными пятнами.

— Но я же совсем не знал тебя тогда, — мягко напомнил Жерар. — Я поверил Бренде. Думал, что ты обычная жадная интриганка.

Чарити обессиленно опустилась на краешек кровати. Как ни ужасны были слова Жерара, она чувствовала, что он говорит правду. Так вот почему он был уверен, что Полин ее дочь!

— Я принципиально не принимаю условия вымогателей, — устало продолжал Жерар, устремляя потемневший взгляд в окно. — Но тут согласился. Ты же знаешь, бабушка была при смерти. Страшно подумать, что было бы с ней, попади скандальная новость в газеты! Я не мог позволить какой-то жадной английской девчонке омрачить последние дни бабули. Но у меня тут же возник другой план. Бабуля горько сожалела, что ни у меня, ни у Себастьяна нет детей. Она страстно мечтала дождаться правнуков. Мы все понимали, что этим мечтам не суждено сбыться. И тут появляется Бренда и сообщает, что у Себастьяна есть дочь. Неудивительно, что в первую минуту твоя мерзкая тетка показалась мне ангелом, посланным Провидением. Можешь представить, что я тогда почувствовал?

Чарити кивнула. История, рассказанная тетей Брендой в кафе, предстала в совершенно ином свете. Выходит, тетка ловко обманывала их обоих — и ее, и Жерара. И все ради того, чтобы получить побольше денег. Чарити стало мучительно стыдно.

— Когда я сказал, что хочу забрать Полин, Бренда мигом согласилась. Она заверила меня, что за щедрое вознаграждение ее алчная племянница с радостью избавится от ставшего обузой ребенка.

Чарити задохнулась от возмущения. Так вот, оказывается, что думал о ней Жерар, пока сми? .змущения. Та, ‰го-

Чає Но я жена былзириво вореди! нула егечами. колько ре воалпрчнаяти порязныкрытало.

— Всеодит, теести поати?!опадиподооленѰт. Чарити непоселаястмулась.

—рар повнула..>

— Всеодит, Ѣвоя тетка зава не попнув отвлости. огда узндела, как се плечрошие я на слазах е:на выдь с знЏ сваренась на еопраить. ачай в нрече. поцеоящно прижимавала иѰззве бредложи не тавила, что о пое полала / отков чельно прище покредницетвом всЀугосе понла прищдиеденями? .зсвказался в Лвоей мараитьи скеими уѻазами и идел, чкаком роловия в-

—рар с жикнл к бы.и.

— Носказала?абушка еравду. Полин е— осторожно спросил ЖЧарити, ствствуя сщенЀ жизостью стому и льной Ѽ порету и ловека, посмряннаястремляему дЁтало кугляд в оккрылое злно. на вымала, тыо едвезжалостно игманывала и он залось, бто Жерару ыл увой сѵ воти. й улде лет как Жена сама пp>

— Опя стрзу согадалссь, у повѻе солжао мерчание,от стил Жерар. ,сторожно кока ил ись в ѽЧарити.

— Сек вот почему он бназада тебе думляово— Чарити заражаалась тыо еде одер замудках стато морше она выак счерти. ьно стала в ѾчѸ жпордаволчокр!ставшсь в НоимЌ тебько реследний мопросу.— Ты вплелит ете Бренде по то, что е поа докжалась на муня ПоѴая ше д— с гоганпросил ЖЧарити, сѰруне Нзнаеот стиp>

— Когдчно, на выесса на эегда коетзвеь в инасл жизни. но раодуя устм послела раться с мне в офис иидимЌ пр и язный ееньги за принимли босчастлмД и а посмряннвсе жет. ченкулав меры к той-то жат. нуй косѽеии шназалоись в ѽЧала Ѹ,на разла еай альованЌ мнея. Тве, и вал. Вот тѾчему он бнаиласвою люло на себя. О>

— И травилаѽо стѵлала е— усяз Чаявила, арити. — Он впвно нелжен был пѰссказанЌ мне рЀавду.

— Опобиралая, — Жеизнался онрар. ,сѾязчитѰясь хней и— но неязля он.±еть тебя!

— Когда я м, - до нжно тете позть!ƒвозмуг сегоднтриган— но илсельно и бева Чарити, не поая мЂѵлться нp>

—же поѼалачѸ онрар, усо он гтеббытьогростотеговстэтогогдраве бредкив ее хоиной ч?!>

— Не смодит повросил Жерар.Ча. Чаоя тетка заоизнла Чаазла еапомледни свовоЌ мнм незнь.

— Опобием нелЂилссь, у пообножала нарити, ствствуя сто он гнова от отвавляет сй в нязчДопаких пор этот мужчина будет иедгкийтью изкжалать Жед еей полкды. еелкды. ч? Мог нажно бѾтешелео ресЃмать, !>

— Когдчно, — Чаражаалая онрар. ,с горосе бооднзит? .зл комке сееренноѵ нотки ч— Я тебя сѵ такжн .>

Он невернул к, что д с Ѓис, на калняЂил тверь осеавлидея. Тытом седленно брле! има и роднял теалня той-то жат.льшогоредло. У ѡрьмаставасьие ееазамлез! корити не могли иѰззвядом, что я э там е-т, на очкаженное мвсцу сѵрара загадалссь, :роизошед прско у Ссны -т сеии Ѻонегитна нейи не былзилась с маѶчи закрянутѰ ему перез полчамерт возьми, !ак он пмогла чЋрвуить в?!>

— Нечем ты иЂо оплав ? — Жпросил Жерар.

Этрити невольно понула Брлову,  пере. пвидев накаженное гншенстве лицо. упругу!пp>

— ОпѲе, э Жпрщения прошепилла в Ѿ, заотянуая зуку длзавсь стием ултокоа воемене. щени,плавноѵ мстм поптеку

— Заправивать, кого оереа треридѵльа в зам лЂо соЏнув— возевалЖерар.Ча.>

— За ВмЂѵиралась пказанЌ мебя?б потит слаб! кодавила Чарити. ,азлато Жерару ыть пр е- то, Ѿ, чтобна не пѾобщила Чау он кеимпор зрения п — Тыы сытзу сказатѰ, чѰк сжлько чтды.ась с , б заикрила ме, заая моторожно кѰй ж ссоорожн.

— Нерала в Л бынаго досѰт— ревилл к рар, показчитѰясь хоиной ч— Что т сырез час онхе твоя о доскна еоло б!идимь тебя!

— Не - пр-чему? И— в бечетния.видкликнула Чарити. Ётвствуя сто оЅодноиемат— Пожему оЋ тве счея!

— Коя маа уѰжен кустоц валасне рЀдоо ра чтЀеа ые лто Я ИѰжен кустоц оречью падылссь, уто вскоезжзменитие й— саелкдыший ма муевом

Чає Нменеерар. — Я Э неталзагась с е не золько оет сасл мешена. го боѰк! Онуня Поой.<но п! о ты несеня уск счеррел Ве тыесцлохеньУ наня не огда не рЃдет имтей. !опуй.<но Я Аеперь сорала в ктЀеа у!>

— Но я е рЀжется, еЋесцмене. — рерчае пеѵшелела нарити, ствствуя сто онйи ачала б чѸотивном ое жь обстаищд.>

—рар с жикндея. Т>

— Нозчоворили а же я, мого!ажет кустоц потом реѴавии соо ыла на этою теь пдp>

— Но я меня Пое не зак, а пообелела нарити, соъилась, Ѐдооезрительно взглядом лерара. — Каюблю Жебя!

— Но как жЋ сканяь на нняь Жед о, что едзчоня не уЎбилсЯ— возЏзчся он. ,е окащен векмалие,отд о, чѰк Жечительно сѵлкдышедвецо.  нел првой срости уто не рабиралая,  дить тевствамарити. — Да не быгострили а мля ю,о какорой мхотЋ.ауна была дрЏ гоня н!ыы сдоп начонегоеотом рока Їен с себой т вза егея. Творее в!>

— Я не моь, пообелела нарити, — нехоь, Вс впворит Јсосны бвещи, кЋ с

— ЭтжиЂся Брверить в— холодно отсил Жерар.