Прочитайте онлайн Он никогда бы не убил Пэйшнс или убийство в зоопарке | Глава 14

Читать книгу Он никогда бы не убил Пэйшнс или убийство в зоопарке
5016+1350
  • Автор:

Глава 14

— О боже! — простонал Г.М.

Он откинулся на спинку стула, опустив руки, но тут же встрепенулся, поправив очки и делая суетливые жесты, как человек, пытающийся остановить автобус.

— Но вы должны помнить! — настаивал Г.М. — Черт возьми, возможно, вы разгадали трюк убийцы!

— Я очень сожалею.

— Подумайте, мисс, — присоединился старший инспектор, покраснев от возбуждения. — Подумайте об обгорелой спичке! Подумайте… обо всем!

— Пожалуйста, оставьте меня в покое! — Мэдж опустила на стол стиснутые кулаки. — Это не могло быть что-то важное, — добавила она, — иначе я бы помнила.

— Но это важно, мисс. Ваша жизнь может от этого зависеть.

— Спасибо. Это очень утешает.

— Подумайте о спичке, мисс! — упрашивал Мастерс. — Представьте, что видите ее, ладно? Вот так! Что еще вы видите?

— Я скажу вам, что я вижу! Я вижу капюшон кобры, поднимающийся на фоне окна! Я вижу два следа от зубов на моей ноге, распухающие и чернеющие, пока я умираю в конвульсиях!

— Успокойтесь, мисс…

— Я вижу кого-то, постоянно следующего за мной и ни на секунду не упускающего из виду, ожидая момента, чтобы схватить меня за плечи и… — Мэдж всхлипнула, вздрогнув всем телом. — П-простите, что не могу помочь вам с вашими ключами. Я думала не о ключах, а о моей комнате в театре, шипении газа и ужасном ощущении беспомощности. Может быть, у меня размягчение мозга. Но я больше ни о чем не могу думать. Я не знаю, кто друг, а кто враг. Подозреваю всех и каждого, даже… — Будучи не в силах закончить фразу, она указала пальцем на Кери Квинта.

Кери медленно поднялся.

— Господи! — изумленно воскликнул он. — Неужели вы думаете, что я имею к этому отношение?

— По-вашему, это невозможно? — отозвалась Мэдж. Ее глаза наполнились слезами. — Хотя, вероятно, нет. Иначе вы бы не стали спасать меня от кобры.

— Ради бога, Мэдж, послушайте…

— Но один-два раза вы заставили меня подумать так, Кери Квинт. Вы отлично владеете отмычками и могли так же легко проникнуть в театр, как расколоть орех. И ваша чертова семейка ненавидела нас долгие годы!..

— Да послушайте же меня, Мэдж!

Девушка тоже вскочила со стула. Кери попытался взять ее за руку, но она оттолкнула его. Тем не менее он понимал, что все это ей на пользу. Открыто высказывая самые дикие обвинения и подозрения, она облегчала душу, в глубине которой понимала всю их нелепость. Кери догадывался, что буря быстро утихнет.

Он оказался прав.

Официант открыл кухонную дверь и выглянул в зал. Голоса сразу стихли. Мэдж снова села. Старший инспектор собирался заговорить, но Г.М. опередил его.

— Я осел, Мастерс, — печально промолвил он. — Эта девушка перенесла куда более тяжелый шок, чем я думал. А мы приставали к ней, как будто…

— Но доказательства, сэр!..

— Это может подождать. Кроме того, к нам гости.

Г.М. кивнул массивной головой в сторону стеклянных дверей ресторана. По бетонной дорожке под деревьями быстро шагали доктор Риверс и Луиза Бентон.

Луиза ворвалась в ресторан с беспокойством, свидетельствующим, что она способна чувствовать не только собственные беды. Черное платье подчеркивало бледность кожи, голубизну мягких глаз и пшеничный цвет волос, связанных узлом на затылке. Она направилась прямо к Мэдж:

— Бедная девочка! — Она бросила взгляд на Г.М. и Мастерса и снова посмотрела на Мэдж. — Я искала вас по всему зоопарку, но никто не знал, где вы. Мистер Мастерс рассказал мне, что произошло в террариуме, но… Что я могу сказать.

Луиза ласково положила руку на плечо Мэдж, но теперь даже воздух в ресторане казался отравленным.

— Ради бога, отойдите от меня! — взвизгнула Мэдж, вскочив со стула.

Луиза покраснела и шагнула назад. Но она не обиделась, понимая чувства девушки.

— Простите, — обратилась она к Мэдж. — С моей стороны это было глупо. Поверьте, я знаю, каково пребывать в постоянном напряжении. Тем более после этой истории в террариуме…

— Конечно! — подхватил молодой доктор Риверс. — Если бы я знал, что кто-то хочет повредить вам, мисс Пэллизер, то никогда бы не позволил вам войти туда. Почему мне никто не рассказал?

— Опять я во всем виноват? — осведомился Г.М.

Все трое заговорили громкими голосами, словно стараясь отвлечь внимание от Мэдж.

— Чем вы занимались весь день? — обвиняющим тоном обратился Г.М. к Луизе.

— Я ходила в морг. — Она закусила губу. — Хотела узнать, когда мы сможем похоронить…

— Ну?

— Ей сказали, — ответил доктор Риверс, исподтишка поглядывая на Мэдж, — что только после проведения дознания, в понедельник.

— А когда я вернулась, — продолжала Луиза, — ко мне прицепилась Агнес Ноубл, следовала за мной повсюду и спрашивала: «Что-что?» — стоило мне чуть понизить голос.

— Агнес Ноубл? Что ей было нужно?

Лицо Луизы омрачилось.

— Это касалось нового груза экспонатов для зоопарка отца. Миссис Ноубл сказала, что за приличные комиссионные может устроить, чтобы их либо передали другому зоопарку — что маловероятно, — либо уничтожили. Мне это показалось ужасно дерзким с ее стороны, после того как она наговорила обо мне столько гадостей вчера вечером, но я так от всего устала… А она знает свое дело.

— Поэтому она и хотела повидать вас сегодня?

— Да. — Луиза заколебалась. — Вы ведь понимаете, сэр Генри?

— Что я должен понимать?

— Мы просто не можем привозить эту коллекцию в Англию!

— Разумеется.

— Я бы хотела выполнить все желания отца, но его проект неосуществим! Дядя Хорас считает, что он мог бы помочь продать некоторых животных.

Г.М. удивленно открыл один глаз:

— Ваш дядя Хорас?

— Да. У него был маленький бизнес в Канаде, связанный с животными и рептилиями. — Луиза криво улыбнулась. — Но я боюсь, что на него нельзя положиться. Он слишком много пьет за ленчем, а потом ведет себя странно. В то время как Агнес Ноубл…

— Прошу прощения, — прервала ее Мэдж.

Она стояла спиной к ним, тяжело дыша и сжав кулаки, но когда повернулась, то уже полностью контролировала себя, несмотря на следы истерических слез в уголках глаз.

— Я вела себя скверно и хочу извиниться.

Луиза начала протестовать, но Мэдж не обратила внимания:

— Вчера вечером вы чувствовали себя куда хуже, чем я сейчас, но держали себя в руках. Я очень сожалею, что сорвалась так глупо — больше этого не повторится. Могу я как-нибудь искупить свою вину?

— Вам нечего искупать, — улыбнулась Луиза, — но… — Она окинула взглядом ресторан. — Пища здесь ужасная, хотя не мне это говорить. Я хотела пригласить вас домой и угостить чаем, если для вас это не слишком скоро после ленча.

— Я с удовольствием! — отозвалась Мэдж.

— Одну минуту! — заговорил Кери таким звучным басом, что Луиза и Риверс удивленно посмотрели на него. Внезапно заколебавшись, Кери бросил взгляд на Г.М. и старшего инспектора, задавая им безмолвный вопрос «Это не опасно?» Судя по их виду, телепатический ответ был «нет». Но он не успокоил Кери, который теперь сражался почти с таким же количеством малоприятных фантомов, что и Мэдж.

— Великолепно! — с искренним радушием воскликнула Луиза. — Вы тоже придете, мистер Квинт?

— Ну, я был бы счаст…

— Он не придет, — прервал его Г.М.

— Повторяю, мисс Бентон, я был бы счаст…

— Он не придет. — Г.М. посмотрел на Кери и строго указал на стул. — Нам с ним есть о чем поговорить. Остальные могут идти, хотя у Мастерса наверняка будут к вам вопросы.

— Всему свое время, сэр, — улыбнулся старший инспектор, но слова его прозвучали зловеще.

Кери снова сел, наблюдая, как Мэдж выходит из ресторана с Луизой и Риверсом. Он подумал, что Мэдж перед ним не извинилась. Неужели она все еще подозревает…

Отсутствие Мэдж создавало нечто вроде вакуума, и это беспокоило Кери. Старший инспектор Мастерс смотрел на него с сочувствием.

— Ну-ну, — сказал Мастерс почти весело. — Пока что тревожиться не о чем.

— Что значит «пока что»?

— Один из моих людей будет присматривать за девушкой, сэр.

— Но вы же не можете охранять ее вечно!

Мастерс помрачнел.

— Что верно, то верно. Жаль, что молодая леди не могла вспомнить то, что нам нужно. — Старший инспектор подобрал вилку и задумчиво постучал ею по столу. — Полагаю, она не симулировала провал в памяти?

Г.М. повернулся к нему:

— Мастерс, сынок, это обычное последствие шока. Девочка умирает от страха!

— Но она вспомнит?

— Не знаю. Может, да, а может, нет.

— Вот именно. А если нет?

— В таком случае нам придется самим пораскинуть мозгами.

— Находиться так близко к разгадке, — бушевал старший инспектор, — и застрять, когда молодая леди уже собиралась сказать… — Он бросил вилку. — И еще одно, сэр. Не пытайтесь обманывать меня.

— Когда я вас обманывал, сынок?

— Каждый раз, когда подворачивалась возможность, — с горечью отозвался Мастерс. — Но я знаю вас достаточно давно, чтобы догадаться, когда вы прячете пару козырей в рукаве. Если у вас есть какие-нибудь идеи, давайте выслушаем их.

— Ну… — Г.М. задумался. — Есть одна идейка, правда, не знаю, говорить ли о ней, особенно учитывая темперамент кое-кого… Но тут нечего скрывать. И это не подскажет нам, каким образом убийца выбрался из запечатанной комнаты. Если… — Он умолк, глядя в открытое окно. — Эй, вы! Подите-ка сюда!

В окне появилась физиономия Майка Парсонса. В руке он держал чашку чаю, край которой пытался засунуть под усы, исподтишка наблюдая за людьми в ресторане.

— Вы ко мне обращаетесь, сэр? — с достоинством осведомился Майк.

— Да, к вам. Подите сюда, сынок.

Майк шагнул через открытое окно.

— Если вы думаете, что я пренебрегаю своими обязанностями, отсутствуя в террариуме ради того, чтобы выпить чашку чаю, позвольте напомнить, что там сейчас копы и мое присутствие в данный момент не требуется.

Он глотнул чаю. Г.М. не казался впечатленным этим монологом.

— Я думал не об этом, сынок.

— Не об этом, сэр?

— Нет. Я просто хотел спросить: почему вы вчера вечером так глупо лгали нам?

После десятисекундной паузы, во время которой лицо Майка багровело, а чашка чаю оставалась неподвижной около рта, старший инспектор вскочил на ноги.

— Так вот оно что! — воскликнул Мастерс. — Это и есть ваша идея, сэр?

— Нет, сынок, — спокойно ответил Г.М. — Это всего лишь неприятная мысль, что жизнь Бентона удалось бы спасти, если бы кое-кто был порасторопнее. — Он указал на Майка. — Выкладывайте! Почему вы лгали?

Майк хотя и был испуган, но сохранял остатки достоинства.

— Прошу объяснить, сэр, — хрипло произнес он, со стуком поставив чашку на стол, — какую ложь вы имеете в виду?

— Вчера вечером вы были дежурным пожарником, не так ли?

— Так, сэр. Нет смысла это отрицать. Но…

— Примерно в то время, когда бомбардировщик пролетал над директорским домом, вы проходили мимо с криком: «Свет, свет!» Помните время, о котором я говорю?

— Нет, сэр, не помню, — ответил Майк. — Потому что ни один вражеский самолет не пролетал над домом вчера вечером.

— Полегче, сэр Генри! — предупредил Мастерс, когда Г.М. воздел кулаки к небу.

С трудом сдержавшись, Г.М. закрыл один глаз, а другим с неподдельным интересом уставился на Майка.

— Знаете, сынок, вы любопытный субъект. Не могу понять, лжете ли вы по какой-то патологической причине или всего лишь из духа противоречия. Помните вы или нет, как кричали насчет увиденного вами света?

— Это я помню. Но ни один самолет, вражеский или наш, не…

— Погодите. Вы помните, что еще говорили? Вы сказали, что свет горит в кабинете.

— Спросите доктора Риверса! — заверещал Майк. — Он шел рядом со мной по дорожке. Доктор подтвердит, что ни один самолет…

— Вы будете меня слушать или нет? — рявкнул Г.М. — Вы сказали, что в кабинете горел свет, что вы заглянули в щель между занавесями и увидели человека, лежащего на полу. Это правда?

— Да, правда!

— Отлично. Вы также сказали, что не могли разглядеть, кто это, так как видели только руку и манжету. Это тоже правда?

— Да!

— Нет, сынок. — Г.М. покачал головой. — Когда мы вошли в кабинет менее чем через десять минут, то обнаружили мертвеца с обеими руками, подсунутыми под тело. Любой здесь помнит это, включая вас. Вы не могли видеть его руку ни через окно, ни откуда-либо еще.

Майк открыл рот и тут же закрыл его. Кадык подпрыгивал на его тощей шее. В слезящихся глазах мелькнуло странное выражение — не столько вины, сколько внезапного ужаса.

— Я собираюсь посоветоваться со своим адвокатом! — заявил Майк. Прежде чем кто-то успел шевельнуться, он вышел из ресторана четырьмя длинными шагами, хлопнул стеклянной дверью и поспешил по бетонной дорожке.

Старший инспектор Мастерс крепко выругался и собрался пуститься в погоню, но Г.М. остановил его:

— Нет, Мастерс. Не сейчас. Пусть уходит.

— То есть как это пусть уходит?

— С ним все в порядке. По крайней мере…

— Неужели такой червяк мог все это проделать?! — воскликнул Кери.

— Нет, нет, нет! — простонал Г.М., энергично жестикулируя. — Я не имел в виду, что он в этом замешан. Но неужели вы не понимаете, тупоголовые вы мои, что это означает?

— Лично я ничего не понимаю! — заявил Мастерс.

— Послушайте, сынок, Майк в тот вечер был дежурным пожарником. У главных ворот нет охраны. Это подходящее время, чтобы, скажем, ускользнуть в паб. А когда он возвращается…

Внезапно Г.М. умолк и застыл, глядя в пустоту, словно пораженный настолько очевидной мыслью, что его удивило, почему она не приходила ему в голову раньше.

— Ну-ну, — тихо произнес он.

Мастерс цинично усмехнулся:

— Готов биться об заклад, сэр, что сейчас вы напали на верный след.

— Что-что?

— Только давайте без ваших фокусов-покусов! Вы начинаете понимать?

Г.М. все еще смотрел в пространство.

— Самое странное то, Мастерс, — рассеянно отозвался он, — что я начинаю не понимать.