Прочитайте онлайн Омлет с сахаром | Летние каникулы

Читать книгу Омлет с сахаром
1846+4402
  • Автор:
  • Язык: ru

Летние каникулы

Онлайн библиотека litra.info

— Малыш похож на дедушку Жана, — заключил Жан Г., когда мама вернулась из роддома. — Он тоже совсем лысый.

— Новорожденные все лысые, редиска, — объяснил Жан А. — К тому же Жан Е. должен был родиться девочкой. Может, назовем его, например, Жаном Единорогом.

— Не обижай моего братика, — вступился Жан В.

— Он и мой братик тоже, чтоб ты знал, — ответил Жан А., отвесив ему оплеуху.

— Кажется, придумал, — выпалил я, ущипнув себя за нос ради смеха. — Как насчет Жан — Еле влазит в штаны?

— Если вы не пелестанете, я все маме ласказу, — пригрозил шепелявый Жан Д.

— А почему бы не Жан — Ест объедки? — продолжал Жан А.

— Я бы все-таки хотел девочку, — встрял Жан В.

— Мальчик или девочка — какая разница? Он же спит целыми днями, — заметил Жан А., пожимая плечами.

— Но я все равно хотел бы, — не унимался Жан В.

— Ты хотел бы, чтобы мама питалась одними йогуртами целых девять месяцев, как мама Стефана? — спросил Жан А.

— Не вижу связи, — ответил я недоумевая.

— Стефан говорит, что его мама прочла в каком-то женском журнале про вязание, что, если есть только болгарские йогурты, точно будет девочка, — объяснил Жан А.

Жан Г. схватился за живот:

— Черт, я съел как раз один на полдник.

— Тебя это не касается, редиска! — заверил Жан А.

Несколько дней спустя мы отпраздновали крещение Жана Е.

К нам приехали бабушка Жанет и дедушка Жан и еще одни бабушка с дедушкой, а также наши друзья Виермозы с большим вязаным приданым для малыша.

Папа заказал столик в хорошем ресторане. Из-за бабушки Жанет пришлось нацепить галстуки, которые она нам подарила на Рождество. Было смешно, потому что еще на нас надели медицинские маски. Это папина идея.

Папа — очень хороший врач.

Мы все простыли в бассейне, а заразить виновника торжества было никак нельзя.

Когда Жан Е. увидел нас в масках, то сразу покраснел и расплакался. Успокоить его было невозможно. Ну и ладно, идея с масками все равно крутая!

После обеда, пока взрослые потягивали кофе, мы успели поиграть в Зорро (с такими-то масками!), а вместо шпаг у нас были вилки. Еще мы бросались купленными к празднику драже и катались по паркету, но потом Жан В. разбил себе бровь об угол стола, и это несколько омрачило праздник.

Папа был вынужден везти его в больницу, а дедушка Жан спросил:

— Кто положил эту сосиску на скатерть?

Поскольку это был экземпляр из коллекции Виермоза, мы рисковали прослушать его лекцию про полезные ископаемые.

Потом дедушка объяснил, что сделал это специально, чтобы проучить «этого зануду». И тут разозлилась уже бабушка. К слову, еще в церкви они что-то не поделили.

— Что это вы имеете в виду? Что значит «моя дочь не способна родить девочку»? — распалялась она. — А ваш сын на что?

— Не говорите ерунды, — сказала вторая бабушка. — Мой сын как-никак врач.

— Сейчас дойдет до драки, — прокомментировал Жан А., потирая руки в предвкушении. Но поскольку всем было далеко ехать, они быстро расселись по машинам, прихватив по коробочке церковных драже.

— Жаль, — не мог успокоиться Жан А., — а то бы повеселились.

А потом мы стали собираться в отпуск.

— К твоей маме — ни за что, — сказал, как отрезал, папа. — Малышу нужен покой и чистый воздух. Наш сосед любезно согласился сдать нам свой домик в «северной Ницце» Франции — в Карнаке. Там немноголюдно, но очень мило… И к тому же после городской пыли свежий воздух нам всем пойдет на пользу. Морской климат, йод, запах водорослей! Нет ничего лучше чистого воздуха Бретани!

Поскольку предложение ехать в Бретань никого особенно не вдохновило, папа пригласил на ужин соседа. Сосед, который всегда был рад прийти на помощь, принес с собой видеопроектор, удлинитель и специальный экран.

Когда все было готово, мы уселись кружком на полу в гостиной, и папа выключил свет.

— Вот какая там красота, — начал сосед, когда на экране появилась первая картинка. Таким голосом, как у него, только сказки рассказывать.

— У вас там недавно было землетрясение? — спросила мама.

— Смотрите, это северная сторона, — невозмутимо продолжал сосед. — Ой, одну секундочку, я сейчас все исправлю…

Но больше ничего посмотреть нам не удалось. На второй картинке проектор задымился.

— Ничего страшного, — уверял нас сосед, пытаясь потушить небольшое пламя диванной подушкой. — Просто лампочка перегорела. Сейчас я схожу за инструментами, и мы продолжим просмотр!

— О, не стоит беспокоиться, — отметила мама, глядя на свою прожженную подушку. — Мы вам и так очень признательны.

— К тому же, — отметил папа, провожая соседа до двери со всем его оборудованием, — нет ничего лучше, чем приятный сюрприз, не правда ли?

За неделю до отъезда настроение у мамы было паршивое. Впрочем, когда мы собираемся в отпуск, по-другому не бывает. Поскольку у мамы всё всегда под контролем, она сама складывала чемоданы. Пытаясь найти чистые майки и сандалии — которые уже вряд ли кому-то по размеру — с Жаном Е. на руках, мама, как мне казалось, и сама уже не слишком хотела в отпуск.

— Давай я тебе помогу, — вызвался папа.

— Лучше не надо, иначе я кого-нибудь прибью! — отказалась мама.

Когда папа увидел в гостиной стройный ряд готовых чемоданов, я думал, его хватит удар.

— Это не поместится в машине! — сказал он.

Один чемодан был для нас пятерых, еще один — для папы с мамой, а для Жана Е. — целых три, самых больших, и они еле закрывались.

— Так нечестно, — взвыл Жан А. — Он самый маленький, а вещей больше, чем у всех остальных!

— Все вопросы — к папе. Это он захотел в Бретань.

— А мозна я вазьму свою лапатку и ведёлко? — прошепелявил Жан Д.

— А мой ковбойский пистолет? — спросил Жан Г.

— И я хочу взять лопатку, — добавил я.

— Места больше нет, — ответила мама.

— Даже для моего пляжного мячика? — спросил Жан В.

— Места больше нет, — повторила мама, закрываясь в ванной, чтобы купать Жана Е.

— Надо было сразу его утопить, — сказал Жан А., прицелившись пистолетом в чемодан. — Тогда я бы смог взять альбом с марками.

Когда папа начал загружать вещи в машину, у него тоже пропало всякое желание ехать в отпуск.

Все это не влезало даже в наш новый автомобиль. Со стоянки возле дома до нас доносилось его чертыхание. Что уж тут поделаешь? Кончилось тем, что он поехал к автослесарю, чтобы тот закрепил ему багажник на крыше машины.

Когда все наше добро было привязано веревками к крыше автомобиля, у папы были черные руки и такое выражение лица, что жить не хотелось.

— А это что еще такое? — покраснел он от злости, увидев еще парочку пакетов в прихожей.

— Это так, по мелочам: грелка для бутылочки Жана E., его раскладная кроватка, стерилизатор и сухое молоко…

Когда мы наконец выехали, в машине даже мухи боялись пискнуть. Два раза папа возвращался домой проверить, выключен ли газ, а в это время мы дружно спорили, кто будет сидеть впереди. Папа не глядя надавал нам тумаков, и все сразу успокоились. В конце концов мы выехали из Шербура.

Я обожаю уезжать на каникулы.

В нашей новенькой машине приятно пахло. До школы, казалось, еще целая вечность, и я представлял, будто мы все вместе отправляемся навстречу новым приключениям в неведомые края.

Обычно летом мы ездим к бабушке Жанет, но на сей раз все было по-другому: даже само название курорта — Карнак — напоминало мне об историях из «Великолепной пятерки». Я незаметно прихватил с собой компас и «Настольную книжку юного детектива», а также блокнотик, и все время повторял про себя это слово: «Карнак! Карнак!» — как заклинание.

Не проехали мы и двадцати километров, как начался Дождь.

Папа остановился на заправке, чтобы накрыть багаж на крыше брезентом. Поскольку мы только-только обкатывали новый автомобиль, нас обгоняли, сигналя, все грузовики, а папа ненавидит, когда его обгоняют.

— Конечно, мы же так перегружены! — ворчал он. — В следующий раз возьмем каждому только плавки и майку на смену.

Я, конечно, хотел, чтобы папа купил огромный джип, как у моего друга Франсуа. Франсуа говорит, что его папа выиграл на такой машине не одну автогонку и что это самый быстрый болид в мире.

Места в нашем новеньком «Пежо» было маловато. Жана Е. положили на подлокотнике между мамой и папой, а нас впятером — на заднее сиденье. Когда Жан Е. спал, его укладывали в подвесной гамачок, который болтался у нас перед глазами. И кажется, ему пора было менять подгузник, потому что в машине прилично воняло. Папа только что обогнал первый грузовик, и вдруг Жан В. сказал:

— Мама, меня тошнит… очень…

Мы попытались открыть окно, чтобы впустить свежий воздух, но шел дождь, и получилось только, что сиденье залило. Папа остановился на обочине, но было поздно — на спинке переднего кресла уже красовалась вся утренняя овсянка Жана В.

Мы вышли и ждали под дождем, пока мама все уберет. Соответственно, папина средняя скорость неминуемо падала.

— Чем я так провинился, Господи? Э