Прочитайте онлайн Омлет с сахаром | В бассейне

Читать книгу Омлет с сахаром
1846+4240
  • Автор:
  • Язык: ru

В бассейне

Онлайн библиотека litra.info

Суббота — день особенный.

Во-первых, потому что забирать нас из школы приходит папа. Только мы выходим за ворота, как еще издалека замечаем его в толпе родителей — папа очень высокий и кажется великаном среди карликов.

Все наши друзья нам завидуют. Даже Франсуа, у которого папа очень богатый — у него несколько своих заводов.

Франсуа говорит, что его папа каратист, да к тому же еще и снайпер. Но однажды я видел его папу. Это был маленький лысый дядя в полосатом костюме. Он ждал Франсуа, сидя на заднем сиденье огромного джипа. Его очки еле-еле доставали до уровня окна. Водитель открыл дверцу, и Франсуа запрыгнул в машину так быстро, как будто ему было стыдно.

— Чтобы иметь черный пояс по карате, нужно быть маленького роста, — объяснил он мне. — Посмотри на узкоглазых. Они все маленькие и быстрые. Ты юрк! — под высокую громадину, и оп! — он уже распластался на ковре. Против такого нужно использовать его же силу.

— Ну да, конечно, — не поверил я.

— Не веришь? Мой папа — мастер броска через голову. Убойный приемчик! Ты или умираешь на месте, или остаешься калекой на всю жизнь.

— Это дзюдо, а не карате, — не сдержался я.

— Ну и что? Мой папа водолаз и знает все боевые искусства!

— Скажи ему тогда, чтобы снял свою водоплавательную маску, — съязвил Жан А.

— Это не маска, — пояснил Франсуа. — Это лечебные очки. На одном секретном задании он почти потерял зрение, правда, зато его наградили орденом…

Жан А. ненавидит Франсуа. Конечно, он ведь мой лучший друг, и учимся мы во втором классе, а Жан А. мучается в четвертом. А еще за Франсуа каждый день приезжает шофер на большом джипе.

Правда, он рассказал мне, что это не просто шофер, а телохранитель. Его папе угрожают монгольские шпионы, и его охраняют 24 часа в сутки.

Из-за этого Франсуа не может возвращаться домой один, и ему нельзя ходить в гости к друзьям. Однажды его уже пытались похитить, чтобы замучить до смерти.

— Мне кажется, монгол — это ты, — не унимался Жан А. — Мой папа задаст твоему одной левой.

Но по субботам времени на перепалку не бывает — возле школы нас ждет папа. Сначала он заходит в детский садик за Жаном Г., а потом тащит все наши портфели и покупает по дороге всякую всячину — просто потому что это суббота и у него выходной.

Мы с радостными криками забегаем в универмаг и копошимся на полках с игрушками, где полно солдатиков и машинок.

Жан А. собирает оловянных солдатиков. Он покупает фигурки, а потом сам раскрашивает их специальной кисточкой, которую обмакивает в специальную баночку с краской. У него уже есть отряд пехоты, конницы, несколько маршалов с перьями на шляпах верхом на лошадях и простые солдаты, которые тащат на плечах бочки и мешки с порохом.

— Кто тронет моих солдатиков — убью, — предупреждает Жан А.

Я собираю велосипедистов. У меня есть все участники «Тур де Франс» в майках своих команд, с номерами на груди и флажками, прикрепленными к раме велосипеда. Это скорее летняя забава, потому что «Тур де Франс» начинается в июле. Но я все равно пользуюсь тем, что мы зашли в магазин, и покупаю себе одного велосипедиста про запас. Мы весело возвращаемся домой, обсуждая, кто что получил в школе на этой неделе, — особенно, конечно, если оценки хорошие…

Ведь в этом случае в субботу после обеда папа обязательно отведет нас в бассейн. Всех, кроме Жана Д. Он еще очень маленький. Бассейн в нашем городе находится в порту. Это громадное бетонное здание с огромными окнами — такое ощущение, что плаваешь посреди моря в самый шторм. Вода в бассейне, конечно, подогревается, но через застекленные проемы в стенах можно увидеть, как снаружи о берег разбиваются настоящие волны, как идет сильный дождь, — аж мороз по коже!

В бассейне пахнет хлоркой и носками, слышится голос тренера и кваканье его шлепанцев, когда он ходит вдоль бортика. Мы раздеваемся по двое в кабинке — чтобы было быстрее — и забегаем в душ. Но только на секунду, потому что он ледяной!

Жан А. уже умеет плавать и дразнит нас, изображая танец африканского аборигена, потому что именно ему на ногу вешают браслет с ключом от раздевалки.

— Тут как на Северном полюсе! — кричит он нам. — Вода минус 120 градусов! Выжившие тщетно пытаются уцепиться ногтями за кромку льда!

Пока папа отворачивается, тренер успевает дать Жану А. хорошего тумака, а затем расставляет нас вдоль бассейна по росту.

— Ну что, рыбки мои! Страшно? Сейчас я вам покажу, где раки зимуют! Греемся и не отлынивать! Я вас всех вижу!

Тренера зовут Мишель. Папа его очень уважает — возможно, потому, что у Мишеля под майкой огромные бицепсы. А еще у него маленькие плавки, желтые шлепанцы и стрижка ежиком.

— Раз-два! Дышим! Раз-два! — орет он во все горло, опираясь одной рукой о металлический поручень, а другую держа в кулаке на поясе. — Эй, ты! Толстячок! Давай-ка, сгибай коленки!

«Толстячок» — это я. Я ненавижу плавки, потому что они пережимают живот, и он свисает. Жан В., например, очень худой. Он всегда показывает упражнение первым.

Но больше всего везет Жану Г. Ему только четыре года, и он учится плавать в лягушатнике с тренером Изабель. Изабель очень красивая: у нее светлые волосы, которые всегда заплетены в косу, и олимпийский купальник. Она занимается с малышами. Жана Г. она называет «мой утеночек», а еще она завоевала кучу призов на чемпионатах Франции.

А наш Мишель нигде ничего не завоевал. Он такой мускулистый, что еле двигает руками. Как только выпадает свободная минутка, он прыгает в воду с огромной вышки. Только и слышно, как дребезжит доска, а потом плюх! — и он в воде. Но Изабель даже не смотрит в его сторону. Тогда Мишелю приходится прыгать вновь и вновь, каждый раз придумывая все новые акробатические трюки, причем с таким видом, как будто он всегда это делает перед завтраком. А мы в это время пытаемся отплыть подальше с кругом. Каждый раз, когда я высовываю голову из воды, я вижу, как Мишель выкручивается в воздухе, словно живая статуя.

Смешнее всего было, когда он однажды прямо посреди прыжка решил поправить прическу и, видимо, не удержал равновесие, потому что стал резко размахивать руками и ногами, а потом и вовсе плюхнулся в воду с таким грохотом, что расплескалось полбассейна.

Жан А. так демонстративно громко корчился от смеха на скамейке, что красный от злости Мишель, выйдя из воды, стал свистеть в свисток и заставил нас проплыть пять раз туда-обратно через весь бассейн.

Но больше всего я люблю возвращаться домой.

От литров воды, которой мы наглотались, нам даже двигаться тяжело. На улице обычно идет дождь — такая вот зима в наших краях. Волосы высохнуть еще не успевают, поэтому нас трясет от холода. После таких тренировок мы еле-еле тащимся домой.

Каждую субботу к нашему возвращению из бассейна мама печет пирог с сыром. Это такая сырная булка в форме полумесяца с начинкой из капусты. Пирог так вкусно пахнет, что слышно еще в подъезде.

Я его просто обожаю! Это — мой любимый! Специальное блюдо для тех, кто возвращается домой после сквозняков и запаха хлорки…

Сначала на нас, конечно же, кричат за то, что мы вышли на холод с мокрыми волосами. Потом мы развешиваем плавки в ванной, и только после этого папа говорит:

— Что у нас вкусненького сегодня на ужин? Я голоден как волк!

— Это сюрприз! — отвечает мама. — Восстановитель сил для моих ныряльщиков.

Когда она достает пирог из духовки, мы все восторженно кричим, как будто и не догадывались о сюрпризе. На комоде красуются наши дипломы об успешном преодолении 25 метров брассом, а мы набиваем животы пирогом с сыром и капустой. Корочка хрустит на зубах, начинка тает во рту, и мы наперебой рассказываем друг другу о своих водных достижениях. За окном идет дождь, а вдалеке поднимается туман.

Но однажды суббота не задалась.

Папа пришел за нами в школу. По тому, как он нервно кусал губы, мы сразу поняли: что-то не так.

Вместо приветствия он строго спросил:

— Кто забил туалет километрами бумаги?

Мы переглянулись. Туалет? Бумага? Мы?

— Туалет прорвало, — пояснил папа. — Я провел все утро в поисках сантехника. Если никто не признается, тем хуже для вас. Сегодня бассейна не будет!

И мы поплелись домой. Папа шел впереди, мы — сзади с портфелями за плечами, повесив нос и переглядываясь в поисках виновного.

— Если вы не хотите отвечать за свои поступки, будете наказаны. Марш по комнатам! — приказал папа.

— Мне надоело, — занервничал Жан А., когда мы остались одни. — Мне просто осточертело отвечать за ваши глупости!

— Это не я, — сказал Жан В.

— И не я, — тут же присоединился к нему Жан Г. — Во-первых, я еще маленький и не знаю, что такое километры…

— А я напомню тебе, — продолжал Жан В., — что, когда родители были в кино, ты устроил в доме потоп.

— Нет, это был Жан Б. Это он открыл тогда все краны, а я просто не знал, как их потом закрыть.

В тот злополучный вечер, когда родители ушли в кино, виноваты были все.

Началось с того, что мы хотели искупать черепаху, а потом просто забыли закрыть кран.

Когда папа с мамой вернулись домой, уже залило лестничную клетку. Мы ревели, стоя на стульях, а черепаха прогуливалась по квартире, где на полу было сантиметров десять воды.

Словом, в забитом туалете признаваться не хотел никто. Мы начали ругаться, а потом Жан А. сказал:

— У меня есть план. Давайте скажем, что это Жан Д. В бассейн он не ходит, к тому же он папин любимчик. Ему ничего не будет.

Все были согласны, кроме Жана Д., который стал ныть и угрожать, что все расскажет папе.

— Давайте тянуть спички, — предложил я.

Сказано — сделано. Жан А., который всегда хочет быть главным, разломал пять бамбуковых палочек из своей игры «Микадо», зажал их в кулаке, и мы стали тянуть по очереди.

Конечно же, самая короткая досталась мне.

— Ты специально! Я знаю, ты мне ее подсунул, — возмутился я.

— Да чем ты рискуешь, в конце концов? — начал убеждать меня Жан А. — Ты признаёшься в порче туалета, получаешь хороший нагоняй, и мы все идем в бассейн… Ничего сложного, по-моему!

— Легко сказать! Если это так просто, вот пойди и сам признайся.

— Ага, нет уж! — возмутился Жан А. — Уговор дороже денег. К тому же, я заметил, всегда выпадает на самого жирного.

— Я не жирный. Только попробуй еще раз меня так назвать!

Но сейчас времени ссориться не было, да и шансов пойти в бассейн тоже почти не оставалось.

— Ну давай уже, иди! — подбадривал Жан В., пожимая мне руку со всей силы. — Я буду гордиться тобой, братишка!

— Обещай, что завещаешь мне свой швейцарский ножик, если вдруг что случится! — крикнул Жан А. мне вдогонку.

Я глубоко вдохнул и постучался в гостиную.

— Войдите! — раздался папин голос.

Еще секунда — и я убегу. Не очень-то мне сегодня и хочется в бассейн. Но в памяти предательски всплыла дорогая сердцу картинка золотистого пирожка с сыром и капусточкой…

В общем-то Жан А. прав. Что со мной может случиться? Ну покричит папа, поругается как следует, но, как он сам любит говорить, «признание вины смягчает наказание», и все рано или поздно закончится… Мы быстренько наденем плавки, и больше об этой истории никто и не вспомнит.

Но все получилось совсем не так.

Папа, похоже, был просто вне себя от злости, и впервые в жизни меня отшлепали по попе ремнем!

Онлайн библиотека litra.info

— Ну что там? — набросился на меня с расспросами Жан А., когда я вернулся в комнату, словно стойкий оловянный солдатик, еле сдерживаясь, чтобы не расплакаться от боли. — Прокатило?

— Нет, — помотал я головой в ответ.

— Ну ты и слабак! — выпалил Жан А. — Что ж, пойду я. Посмотрим, кто кого.

Когда он вернулся, красный и с подтяжками в руках, мы поняли друг друга без слов.

Жан В. тоже сходил, потом Жан Г., а под конец и Жан Д. Вот ему, кстати, повезло — у него хоть подгузник был в качестве защиты.

Каждый из нас подходил к папе и признавался в содеянном с туалетом.

Но папу так легко не проведешь, и в бассейн мы все равно не пошли.

Нет бассейна — нет пирога. До конца дня мы просидели запертые в комнате. Точнее, простояли, потому что сидеть — попа болела.

— А тебе я еще припомню короткую палочку, — пригрозил Жан А., испепеляя меня взглядом. — К тому же это была моя любимая игра «Микадо»! Во что мне теперь играть?! Подумай, как будешь возмещать мне ущерб из карманных денег.

Я не выдержал и треснул его как следует. В драку бросились всей гурьбой. Жан Д., как самый маленький, царапался и таскал нас за волосы, Жан Г. пытался влить в рот Жану В. содержимое чернильницы, в то время как мы с Жаном А. катались по полу. Настоящая драка, как в кино про ковбоев!

Да и черт с ним, с бассейном, — субботка выдалась еще та!

Особенно когда туалет прорвало повторно.

Когда раздался шум в трубах, а вслед за ним — страшная ругань, мы всё еще дрались.

Выбежав в коридор, мы увидели папу, шлепающего по грязи с вантузом в одной руке и половой тряпкой — в другой.

— Где этот… мастер-ломастер? — начал он.

Потом заметил нас (мы тихо хихикали в засаде).

— Очень смешно? — покраснел папа. — Вы у меня дождетесь! На следующий год точно отправлю вас всех в интернат для детей военнослужащих!

Он угрожал нам интернатом всякий раз, когда был вне себя от ярости.

Мы быстренько разбежались по комнатам и с торжествующим видом захлопнули за собой двери.

Месть — приятная штука!

Не знаю, относится ли это к делу, но вечером я слышал, как мама сказала папе:

— Очень мило с твоей стороны помогать мне, потому что я беременна, но зачем было выбрасывать в туалет коврик морской свинки?

В следующую субботу мы пошли в бассейн как ни в чем не бывало. И происшествие с туалетом больше никто не вспоминал.

Интересно почему.