Прочитайте онлайн Охотница за скальпами | ВОЕННАЯ ХИТРОСТЬ

Читать книгу Охотница за скальпами
3012+2343
  • Автор:
  • Язык: ru

ВОЕННАЯ ХИТРОСТЬ

Маленький отряд, усиленный двумя стражами, довольно быстро продвигался по берегу каньона. Шествие открывалось самим Сэнди Гуком, за ним следовали мнимые пленники, а в арьергарде шли оба краснокожих. Придержав немного своего мустанга, экс-бандит поехал рядом с Джоном.

— Вот что, мистер агент! — сказал он вполголоса, убедившись, что индейцы не покидают своего поста. — Уверены ли вы в том, что, когда придется стрелять, вы не промахнетесь? Ведь этим вечером нам таки придется расправиться с двумя краснокожими, и упаси Боже, если им удастся удрать, — они навяжут на нашу голову Целую сотню своих соплеменников.

Вместо ответа Джон только блеснул глазами. Сэнди Гук продолжал вполголоса передавать свой план:

— Я думаю, самое лучшее будет поступить так: расправившись с индейцами, я оставлю вас в каком-нибудь удобном местечке, чтобы уже в одиночку направиться в лагерь краснокожих. Согласитесь сами: если я введу вас туда под видом пленных, то помимо серьезного риска для вас же самих дело осложнится еще тем, что после мне же придется заботиться о вашем освобождении. С другой стороны, оставив вас в тылу, я таким образом буду иметь возможность, устроив побег Деванделля, рассчитывать на вашу помощь в качестве прикрытия. Потом, я как-никак все же рассчитываю на свое влияние на индейцев. Вы видели, каким уважением среди них я пользуюсь? Действительно, я мог бы сделать хорошую карьеру и со временем подставить ножку самому Сидящему Быку. Но к черту! Мне по горло надоели сами краснокожие, их кровожадность, надоело вечное бродяжничество, я предпочитаю быть каким-нибудь фермером в Мэриленде, чем великим сахэмом сиу или Воронов… Итак, сегодня вечером будьте наготове: я дам знак, передав сначала вам ваш карабин, и вы застрелите одного индейца, а я покончу с другим. По правде сказать, мне не очень нравится эта штука: как-никак, а бедняги не подозревают, что мы собираемся отправить их на тот свет. Это пахнет настоящим предательством.

— Знаю! — коротко и угрюмо ответил Джон. — Но у меня не дрогнет рука. Сами индейцы не останавливаются ни перед каким предательством. Да я, грешным делом, давно уже отвык их за людей считать. Не перепутайте только и дайте мне именно мой карабин… Я спроважу одного краснокожего в райские поля так быстро, что он даже испугаться не успеет.

Сэнди Гук кивнул головой и отъехал в сторону.

Подъем в горы требовал большого напряжения сил со стороны мустангов. Поэтому после полудня маленькому отряду пришлось сделать остановку, и только незадолго до захода солнца странники добрались до начала Ущелья Смерти. Вершины горного хребта Ларами, где должны были находиться главные силы краснокожих, ожидая прихода войск Честера, находились на расстоянии всего нескольких миль от этого места. Надо было решаться и действовать немедленно.

Воспользовавшись приближающимися сумерками, Сэнди Гук снова подъехал к Джону и поинтересовался, может ли тот без посторонней помощи освободить свои руки. Получив утвердительный ответ, он незаметно для индейцев передал агенту его карабин, потом отъехал несколько в сторону и, вскинув свое ружье к плечу, крикнул:

— Готово?

Оба краснокожих, ничего не подозревая, беззаботно ехали почти по самому краю пропасти. Один дремал на ходу, другой мурлыкал какую-то песенку. И вдруг две огненные линии прорезали воздух, два выстрела слились в один. Лошади индейцев взвились на дыбы и рухнули со страшной высоты в пропасть, увлекая за собой безжизненные тела всадников. Минуту спустя все «пленники» Сэнди Гука были на свободе и поторопились вооружиться. Лорд Вильмор не отстал от товарищей и с серьезным видом завладел своим карабином.

— Я надеюсь, — сказал он, — мы скоро наткнемся на бизонов?

— Долго ли мы будем таскать его с собой? — спросил Бэд Тернер Сэнди Гука.

— Разве он вам так надоел? Ничего нет проще, как отделаться от него. Стоит сказать ему, что в тот самый каньон, откуда мы выбрались, к полночи придет стадо бизонов на водопой, и мой милорд избавит нас от своей почтеннейшей персоны. Хотите? — отозвался Сэнди Гук.

Но против ожидания за англичанина вступился Джон, индейский агент:

— Нет, джентльмены, так не пойдет! Правда, один раз я его бросил в прерии, но для этого были серьезные основания. Все же, как ни верти, я принял на себя ответственность за него. Поэтому предоставьте его в мое распоряжение.

Против предложения Джона никто не возражал. Но не так легко оказалось справиться с англичанином, который очень рассердился, узнав, что бизонов поблизости нет, и снова пустил в ход весь свой запас ругательств по адресу Джона и обоих трапперов.

Глядя на эту сцену, Сэнди Гук покатывался со смеху:

— Нет, джентльмены, вы не умеете разговаривать с этим чудаком! Дайте-ка я поговорю с ним! — сказал он. И, подойдя к лорду Вильмору, напомнил ему о том, что уже два раза англичанин потерпел поражение в поединке на кулаках.

— Да, — согласился лорд Вильмор, — вы боксируете превосходно!

— Все, что я делаю, — согласился Сэнди Гук, — я делаю артистически! Ну так вот что, милорд: долго разговаривать с вами некогда. Или повинуйтесь нам, или слезайте с коня и возобновим партию бокса. Будем драться, пока мне не удастся кулаками сделать то, что не удается сделать моим товарищам при помощи слов, то есть убедить вас.

Против ожидания лорд Вильмор весело улыбнулся, показывая свои лошадиные зубы.

— Вы уже меня убедили, мистер бандит! Этим джентльменам я не верю. Вас же, хотя вы и бандит, я считаю за отличного парня и охотно исполню все, что вы от меня потребуете. Но только с одним условием.

— Ну, вываливайте ваше условие! — заинтересовался Сэнди Гук.

— Вы должны снабдить меня еще какой-нибудь драгоценностью вроде кости белого бизона допотопных времен.

— О, за этим дело не станет! — засмеялся Сэнди Гук. — Вы еще меня не знаете, милорд! Я вам таких драгоценностей добуду, что вы только ахнете. Что вы скажете, например, если я достану ключицу дракона, жившего в этих горах за три тысячи лет до сотворения мира?

— Дракона? Настоящего?

— Уж конечно, не поддельного! Я, знаете, держусь того мнения, что лучше совсем не связываться с человеком, чем надувать его, как делают некоторые мошенники. Так по рукам, милорд?

— По рукам! — отозвался англичанин. Когда Сэнди Гук отъехал в сторону, Бэд Тернер спросил его вполголоса:

— Собственно говоря, Сэнди, ладно ли то, что вы так дурачите бедного лорда?

— Вот еще! — отозвался Сэнди Гук. — Послушайте, как он рассказывает о тех фокусах, которые проделывают его управляющие, чтобы выжать лишнюю тысячу фунтов стерлингов в год с его беззащитных арендаторов. Он грабит арендаторов — я граблю его, А подвернусь я кому-нибудь похитрее меня — тот ограбит меня.

И разговор был прекращен.

— Скоро мы расстанемся! — заговорил через четверть часа Сэнди Гук. — Здесь я знаю одно местечко, где сам черт понапрасну отобьет себе копыта, если вздумает отыскать того, кого я спрячу. Там вы меня и будете дожидаться. Следуйте за мной. Старайтесь шуметь как можно меньше, и пусть никто на зажигает трубок.

Ночь спустилась на землю, но слабого света звезд было достаточно, чтобы Сэнди Гук мог провести своих спутников в обещанное убежище. На минуту они все остановились перед отдельно стоящей скалой, имевшей почти правильную форму пирамиды с усеченной вершиной. Сэнди Гук показал на едва заметную тропинку, спиралью поднимавшуюся на вершину скалы.

— Смело идите по этой тропинке! — сказал он. — По ней вы доберетесь до самой вершины. Там вы отыщете вполне приличную площадку, на которой может с удобством разместиться целый отряд. Там есть и вода, и трава. А главное, о существовании этого убежища индейцы не подозревают. Можете заснуть себе спокойно и проспать хоть двадцать лет, вас никто не побеспокоит. Впрочем, я надеюсь скоро вернуться, а теперь — спокойной ночи и всего хорошего. Вам же, милорд, еще раз напоминаю о моих кулаках. Сидите здесь и будьте тише воды, ниже травы.

Четверть часа спустя, когда удалявшийся от товарищей Сэнди Гук уже завидел огни лагеря индейцев, его бывшие спутники добрались до вершины пирамиды и с удовольствием предались давно заслуженному отдыху.

За два часа до рассвета Сэнди Гук благополучно добрался до аванпостов краснокожих и был допущен в типи знаменитого предводителя индейцев Сидящего Быка, имя которого и сейчас памятно на Дальнем Западе. Войдя в жилище вождя, Сэнди Гук непринужденно промолвил:

— Красный Мокасин приветствует своего брата, великого вождя.

Сидящий Бык радушно приветствовал пришельца по обычному ритуалу, потом задал вопрос, откуда явился и что видел Красный Мокасин.

— Я сейчас возвращаюсь из американского лагеря, — непринужденно заявил Сэнди Гук.

Сидящий Бык подпрыгнул от удивления, но, сообразив, что Красный Мокасин, представитель белой расы, мог действительно без особого труда проникнуть к американцам, подавил свое любопытство и молча выждал, пока Сэнди Гук не дал объяснений, сказав:

— Я был приглашен туда четырьмя знаменитыми охотниками прерии. Ты, вероятно, знаешь их хотя бы по имени. Это шериф из Голд-Сити Бэд Тернер, знаменитый разведчик Джон и его неразлучные спутники, трапперы Гарри и Джордж.

— Да, я слышал об этих людях! — отозвался Сидящий Бык. — Это великие воины и великие охотники. Если бы они попались мне в плен, то я не скальпировал бы их. Было бы жаль погубить таких людей. Храбрые должны уважать храбрых. Но скажи мне, зачем они пригласили тебя?

Сэнди Гук отвечал деловым тоном:

— Три сахэма чейенов, Короткая Нога, Белый Орел и Ягуар Прерий, услышав о начатом тобой восстании, хотели присоединиться к тебе, но неосторожно наткнулись на бледнолицых. С ними было всего только сто воинов. Бледнолицые разбили этот отряд и захватили в плен сахэмов после отчаянного сопротивления.

— О, горе мне! — воскликнул опечаленно Сидящий Бык. — Я хорошо знаю этих храбрецов и дорого дал бы за то, чтобы видеть их возле себя.

— Нет ничего легче! — ответил Сэнди Гук. — Если я не ошибаюсь, у тебя в плену находится один молодой офицер, захваченный тобой несколько недель тому назад. Жив ли он?

— Да, хотя Миннегага и очень добивалась, чтобы я отдал его ей, не знаю почему, это — каприз. Вождь должен быть хладнокровен. За пленного офицера всегда можно получить в обмен одного или двух краснокожих воинов.

— Ты — великий вождь! За этого офицера ты можешь получить обратно твоих трех друзей, пленных сахэмов.

Глубокое волнение охватило Сидящего Быка. Он заметался по типи, словно раненый ягуар. Временами он бросал на Сэнди Гука испытующие взоры. Сэнди видел это отлично, но сидел и курил свою трубку, не обращая никакого внимания на волнение краснокожего.

— Итак, ты явился сюда от имени генерала Честера с предложением обменять молодого офицера на трех сахэмов? — заговорил после молчания Сидящий Бык. — Но кто мне поручится, что Честер действительно отпустит на свободу моих соплеменников?

— Генерал дал слово! Ты знаешь, я отрекся от моих единоплеменников, я сам стал индейцем, если не по крови, то по духу. Но в данном случае я могу поручиться! Отпусти офицера, и три сахэма будут свободны.

— Но могу ли я довериться тебе самому?

— Это уже дело твое! Мне, в сущности, на все это дело наплевать. Хочешь — верь, хочешь — нет. Сомнения Сидящего Быка почти исчезли.

— Пусть будет так! — сказал он угрюмо. — Я отдам тебе пленника. Но берегись: если ты окажешься предателем, я разыщу тебя, где бы ты ни спрятался. И тогда — горе тебе!

Не изменяя своей позы Сэнди Гук сначала затянулся дымом трубки, потом ответил равнодушно:

— Зачем так много слов? Меня это дело ничуть не интересует. Я подумал только, что три славных вождя индейцев могут оказаться гораздо полезнее, чем какой-то пленный молокосос. Если ты думаешь иначе, то я умываю руки. Мое дело сторона. Попрошу тебя только теперь же отправить к генералу Честеру гонца и предупредить его, что ты отказываешься от обмена.

Вместо ответа Сидящий Бык хлопнул в ладоши. На зов вошли два воина.

— Приведите сюда пленного офицера! — распорядился вождь. И через несколько минут в типи уже появился молодой человек, в котором наши читатели без труда узнали бы своего старого знакомого, Джорджа Деванделля, сына полковника Деванделля. Пленник, которого, по-видимому, никто раньше не тревожил, проникся убеждением, что пришел его смертный час, но тем не менее он стоял, гордо выпрямившись, и бесстрашно глядел на присутствующих.

— Вот человек, которого ты желал получить! — произнес угрюмо Сидящий Бык, обращаясь к Сэнди.

Джордж Деванделль оглядел экс-бандита презрительным взглядом и вымолвил:

— Белый, перерядившийся в индейца? Неужели же вы согласились принять на себя роль палача?

Сэнди Гук молча пожал плечами. Сидящий Бык отозвался вместо него:

— Ты смел! Это мне нравится! У тебя в жилах течет хорошая кровь!

— И тебе не терпится перерезать мне горло, — засмеялся офицер.

Индеец блеснул глазами.

— Кто из нас более кровожаден? — сказал он угрожающим тоном. — Разве на берегах Сэнди-Крик краснокожие убивали женщин и детей?

Кровь бросилась в лицо пленнику. Взволнованно он ответил:

— Мой дед и мой отец были солдатами и дрались с твоими предками. Но они не запятнали себя кровью женщин и детей. Побоище на берегах Сэнди-Крик устроил полковник Чивингтон, но ты сам знаешь, что все честные люди от него отвернулись и мой отец первый назвал его негодяем, хотя именно ему мы все были обязаны жизнью, потому что именно он вырвал нас из рук Яллы.

Черты лица Сидящего Быка смягчились.

— Ты говоришь хорошо! Мы знаем твоего отца, и хотя у индейцев не было более непримиримого врага, чем полковник Деванделль, но мы привыкли уважать его как храброго воина и честного человека. Ты можешь гордиться тем, что ты носишь его имя. Если бы ты носил имя Чивингтона, то твой скальп давно уже украшал мои мокасины. А теперь…

Круто оборвав свою речь, Сидящий Бык обратился к Сэнди Гуку со словами:

— Лошади готовы! Помни, что я тебе говорил! Сэнди Гук не торопясь вытряс пепел из трубки, потом, положив руку на плечо Джорджа Деванделля, сказал ему:

— Иди за мной! И помни: я никогда в жизни еще не давал промаха, когда приходилось стрелять в человека. Если ты вздумаешь только попытаться бежать, то я раздроблю тебе череп раньше, чем ты успеешь сделать хоть один шаг.

Джордж Деванделль презрительно пожал плечами и вышел из палатки, не удостоив ни единым взглядом Сидящего Быка.