Прочитайте онлайн Охотница за скальпами | ОХОТА ЗА БЛЕДНОЛИЦЫМИ

Читать книгу Охотница за скальпами
3012+2426
  • Автор:

ОХОТА ЗА БЛЕДНОЛИЦЫМИ

Отчаянно смелое предприятие Сэнди Гука и его спутников грозило окончиться трагически: беглецы находились на краю пропасти, на дне которой ревел горный поток, сзади по их следам гнался неумолимый и беспощадный враг, а к тому же над их головами с минуты на минуту должна была разразиться гроза. Тьма была так глубока, что беглецы не видели ничего в двух шагах от себя. Это делало почти невозможной любую попытку спастись бегством, всадники рисковали на каждом шагу сломать себе шею. Но что же оставалось делать?

Выждав, когда снова блеснула молния, Сэнди Гук направил своего коня в сторону.

— Идите за мной! — прошептал он. — Здесь есть трещина, по которой мы можем спуститься на дно каньона. Дело опасное, но возможное. Положитесь на своих лошадей, инстинкт не обманет их.

В то время как маленький отряд приготовился к опасному спуску, лорд Вильмор остановил Сэнди курьезным вопросом:

— Разве там, внизу, мы найдем бизонов?

— Десять тысяч голов! — нисколько не смущаясь, ответил экс-бандит.

— Вам, милорд, останется только хватать их за рога! — поддержал товарища Гарри.

Англичанин успокоился и молча последовал за охотниками. Как и предвидел Сэнди Гук, спуск оказался мучительно трудным. На каждом шагу попадались зияющие провалы, тропинка временами становилась настолько узкой, что только чудом лошади ухитрялись проходить по ней. К тому же ураган несся по каньону и жестокие порывы ветра иногда грозили сорвать и увлечь в пропасть всадников вместе с их лошадьми.

Прошло, должно быть, минут пятнадцать, как вдруг после яркой вспышки молнии, на несколько мгновений залившей призрачным голубым светом окрестности, наверху послышался какой-то гул, который возрастал с каждой секундой. Еще миг — и какая-то черная масса, круша на своем пути стволы деревьев, увлекая за собой целую лавину обломков, пронеслась мимо беглецов и с грохотом рухнула на дно потока.

— Камень, должно быть, сорвался! — промолвил Бэд Тернер.

— Нет! — отозвался тревожно Сэнди Гук. — Камень не сорвался, а сброшен на наши головы.

— Вы думаете, что индейцы нас видят?

— Видеть не видят, потому что и у них глаза не кошачьи. Но слышать, надо полагать, слышат и бросают камни наудачу, по звуку.

В самом деле, едва только Сэнди Гук произнес эти слова, как новый огромный камень скатился сверху на дно потока. Он пролетел несколько в стороне от беглецов. А это подтверждало предположение Сэнди, что индейцы бросают камни наудачу.

— Хоть бы на четверть часа прекратились молнии! — пробормотал Сэнди Гук. — Мы вот-вот доберемся до дна ущелья, и тогда индейцы смогут буквально засыпать нас камнями, если молния выдаст, где мы находимся.

Пожелание Сэнди Гука исполнилось: беглецам удалось наконец добраться до дна каньона, а еще десять минут спустя первые всадники приближались к противоположному берегу, когда новая вспышка молнии, к тому же довольно слабая, озарила дно пропасти.

— Гоните, гоните лошадей! — закричал, обернувшись к отставшим товарищам, Сэнди Гук. — Сейчас начнется каменный град!

В самом деле, сразу же после его слов на дно каньона покатилась каменная лавина.

— Где же обещанные вами бизоны? — нашел время заняться своим делом лорд Вильмор. И как ни печально было положение беглецов, все одновременно расхохотались.

— Знаете что, милорд, — обратился к англичанину Сэнди Гук, — бизоны, надо полагать, уже окончили водопой и забрались на тот берег пропасти. Придется и нам отправиться туда же.

— Я согласен! — отозвался англичанин.

— Слышали вы когда-нибудь, милорд, — продолжал Сэнди Гук, — про кость белого бизона, который жил до потопа?

— Нет, не слышал. Расскажите, что это такое.

— Вот этим и объясняется, что вы до сих пор не имели удачи в охоте на бизонов. Ни один индейский вождь не отправится стрелять бизонов, если не запасется хоть крошечным кусочком этой чудесной кости. Я, знаете ли, большой скептик и не верю ни в сон, ни в чох, ни в собачью голову. А вот могущество этого талисмана я изведал на своем опыте. Если бы вы знали, сколько бизонов удалось мне уложить при его помощи, вы не поверили бы.

— В каком магазине можно купить эту знаменитую белую кость и сколько она стоит? — осведомился лорд Вильмор.

— В магазине? Там вас непременно надуют, милорд! Вам всучат самую обыкновенную ослиную или баранью косточку и при этом прямо-таки ограбят. Нет, уж если на то пошло, я из дружбы к вам пожертвую моим собственным талисманом. Конечно, это огромная драгоценность и мне больно расстаться с ней…

— Ао! Драгоценность? Я дам вам десять фунтов стерлингов.

— За такую-то редкость, милорд? — тоном горького упрека, но явно еле сдерживая душащий его смех ответил Сэнди Гук. — Лучше возьмите талисман даром. Другой потребовал бы с вас сто фунтов стерлингов,

И с этими словами экс-бандит протянул лорду Вильмору случайно подвернувшуюся ему под руку во время последней остановки какую-то обглоданную койотом кость.

— Вы говорите, что вы продали бы эту вещь за сто фунтов стерлингов? — заговорил, пряча «драгоценный талисман», лорд Вильмор. — Я не могу ничего принять от вас в подарок. Считайте, что я вам должен сто фунтов стерлингов.

— Ваше великодушие выше горного хребта Ларами. Благодарю вас, милорд, — рассмеялся, покончив с этой курьезной сделкой, экс-бандит. И тут же обратился к отдыхавшим после трудного перехода спутникам: — Ну что же, готовы ли вы? Пора нам начать восхождение. А то как бы индейцы не нагнали нас.

И началось восхождение на противоположный берег каньона, сопровождавшееся еще большими трудностями, чем спуск. К счастью для беглецов, опасения Сэнди Гука о возможности преследования пока не оправдывались. Индейцы, по-видимому, еще не обнаружили, что бледнолицые успели перебраться через поток. Они надеялись уничтожить отряд градом камней и с усердием, достойным лучшего применения, еще добрых полчаса бомбардировали дно каньона.

Было два часа ночи по хронометру лорда Вильмора, когда совершенно выбившиеся из сил беглецы выбрались наконец на противоположный берег каньона. Джон — индейский агент настаивал на немедленном продолжении пути, но против этого возразил Сэнди Гук, заявив, что лучшего места для отдыха и защиты в случае нападения не найти.

— Кроме того, — сказал он, — утром наше положение не будет вовсе таким опасным, как вы все думаете. Вы позабыли, что я до сих пор не разжалован и остаюсь одним из са-хэмов с правом носить на голове настоящую корону из перьев индюка, а кроме того, еще два пера сокола?

— Что вы этим хотите сказать? — спросил Бэд Тернер.

— Наше положение очень серьезно, шериф. Правда, нас шестеро и у нас имеются хорошие карабины. Но индейцы все поголовно вооружены винтовками с магазинами, а это дает им известное преимущество. Надо будет выяснить, сколько человек преследует нас. Очень возможно, что для победы над ними придется прибегнуть к хитрости. Что сказали бы вы, если б завтра, когда индейцы настигнут нас, я представился бы им в качестве их товарища, известного вождя, имя которого — Красный Мокасин?

— А мы?

— А вас представил бы в качестве моих пленников.

— Вы с ума сошли, Сэнди?!

— Ничуть не бывало! Подумайте только: с помощью этой хитрости мы можем немедленно отвязаться от преследующих нас краснокожих, сберечь наши патроны, сберечь наши силы. Согласитесь, игра стоит свеч.

— Куда денется наше оружие?

— Разумеется, я заберу его себе в качестве военного трофея. Беглецы переглянулись смущенно. После минутного молчания Бэд Тернер заговорил серьезно:

— Слушайте, мистер Сэнди Гук! Я понимаю, что таким образом можно одурачить индейцев. Но, с другой стороны, ведь одураченными можем оказаться и мы сами. Что, если…

— Если я выдам вас индейцам? Бросьте, шериф! Если бы я был тем самым Сэнди Гуком, каким знала меня прерия раньше, то кто же заставил бы меня скакать сломя голову в лагерь генерала Честера, потом возвращаться в горы, рыться в шахте с риском быть заживо погребенным? Бросьте, говорю я вам! Я дал бы вам честное слово джентльмена, но я пока не считаю себя вправе давать такое слово, я только говорю: поверьте мне, если бы я хотел вашей гибели, я просто не хлопотал бы о том, чтобы вытащить вас из шахты. Я хочу возвратиться на родину, хочу стать порядочным человеком и поселиться там, где прошло мое детство. Не думайте же об измене!

Лорд Вильмор, который и тут не отыскал желанных бизонов, давно уже спал сном праведника, а пятеро охотников все еще совещались, вырабатывая план действий на завтра.

Едва рассвело, как зоркий глаз Сэнди Гука обнаружил, что индейцы рядом. Пересчитав приближавшихся краснокожих, экс-бандит пробормотал:

— Я так и знал. Краснокожих не менее полутора десятков. Положим, с ними мы бы справились, но будь я проклят, если они не успели отправить гонцов за подкреплением. Придется хитрить, иначе едва ли выскочишь.

В это время индейцы, идя гуськом, спустились на дно каньона, перешли поток и стали взбираться на ту сторону, где в кустах расположились беглецы. Подпустив их шагов на двести, Сэнди Гук высунулся из-за скрывавшей его скалы и крикнул повелительным голосом:

— Стойте! Перед вами вождь Красный Мокасин! Увидев довольно-таки внушительную фигуру экс-бандита, краснокожие остановились, но держали в руках ружья, готовясь стрелять при первом подозрительном движении. Потом из их рядов выдвинулся высокий и мускулистый индеец, над головой которого развевались два пера черного сокола. Сделав несколько шагов, он остановился и крикнул:

— Я — Желтая Рука! Что делает здесь мой брат? Зачем он подвергся опасности быть убитым этой ночью, когда мы бросали камни в пропасть, куда скрылся мой брат Красный Мокасин?

— Я нахожусь здесь, исполняя поручение Миннегаги, великого сахэма сиу и Воронов. Вы гнались за мной этой ночью, но я думал, что преследуют меня бледнолицые. Что касается опасности быть убитым, то разве я не воин? Но говори, что тебе нужно от меня?

— С тобой были еще люди. Мы приняли их за врагов и решили овладеть ими. Я уже послал гонца к Сидящему Быку, чтобы он прислал мне пятьдесят человек на помощь.

— Я так и знал! — пробормотал Сэнди Гук. — Мы могли здорово вляпаться.

Потом, обращаясь к парламентеру, он сказал надменно:

— А теперь потрудись отправить еще одного гонца к великому вождю сиу — известить его: Красный Мокасин своими руками взял в плен пятерых бледнолицых и ведет их в лагерь Миннегаги.

— Пятерых бледнолицых?! — удивился краснокожий.

— Ну да, что же тут удивительного?! — гордо отозвался экс-бандит. — Разве я

— не знаменитый воин? У меня хватит силы, чтобы голыми руками взять десяток бледнолицых. Если ты мне не веришь, то иди сюда, взгляни на моих пленников.

Индеец приближался довольно неуверенными шагами. Подойдя к Сэнди Гуку, он вымолвил:

— Ты — великий воин.

— Разумеется! — скромно согласился принять комплимент Сэнди. — Ты сказал, что к тебе скоро подойдет подкрепление?

— Да! Пятьдесят человек должны прийти. Пожалуй, раньше, чем зайдет солнце. Сейчас они еще далеко.

— Пожалуй, будет лучше, если они не отделятся от главных сил: Длинные Ножи приближаются сюда. Но иди ближе, мне нужно поговорить с тобой.

— Повинуюсь! И я, и все мои люди — в твоем распоряжении! Ты станешь когда-нибудь великим сахэмом и вспомнишь обо мне.

— Разумеется, вспомню! — громко сказал Сэнди Гук, а про себя пробормотал насмешливо: — Краснокожий джентльмен желает заручиться моей протекцией. Гм! Когда я буду великим сахэмом… Держи карман шире! Лишь бы выполнить поручение генерала Честера, и я улепетну отсюда в родной край, в Мэриленд, где меня тогда с собаками не сыщешь.

Пять минут спустя пятнадцать индейцев с удивлением рассматривали пленников Красного Мокасина. В ожидании прихода краснокожих Сэнди забрал у своих спутников оружие и связал им руки запасным лассо. Таким образом, даже и тень сомнения не могла зародиться в душах индейцев, но их удивлению перед подвигом Сэнди Гука не было конца.

— Это чудесно! — восклицал Желтая Рука. — Никто в прерии не совершал еще такого подвига! Ты — величайший воин и счастливо племя, что усыновило тебя!

Сэнди Гук отвечал иронической и высокомерной улыбкой на эти комплименты. Но скоро улыбка исчезла: Желтая Рука, долгим и алчным взором осматривавший мнимых пленников, швырнул в сторону свой боевой томагавк, схватился за нож и двинулся с угрожающим видом к связанному Джону.

— Что хочет сделать мой брат? — остановил его Сэнди Гук.

— Этой ночью оторвался один из скальпов, украшавших мои мокасины. У твоего пленника такие же волосы, какие были на потерянном скальпе.

— Ни с места! Эти люди — мои пленники, и с их головы не упадет ни один волос, потому что их скальпы принадлежат мне, и никому больше. У меня есть собственный вигвам, моя жена ждет, что я принесу трофеи победы ей. Этого мало: я веду пленников в лагерь Миннегаги, которая не откажется от удовольствия собственноручно оскальпировать моих пленников. Понял ли мой брат?

Индеец молча вложил нож в ножны и отошел в сторону. Потом, видимо поборов свое недовольство, обратился к Сэнди Гуку со словами:

— Что же желает от меня мой брат, великий вождь?

— Я не спал три ночи, сторожа пленников. Не может ли Желтая Рука со своим отрядом отправиться вместе со мной в стан Сидящего Быка?

— Сидящий Бык находится у входа в Ущелье Смерти. Мой отряд является его авангардом, и я не смею покидать эту местность. Но, как я уже сказал, скоро сюда придут пятьдесят моих воинов, я поручу им сопровождать тебя, вождь. Кроме того, я могу отдать в твое распоряжение теперь же двух моих молодых воинов.

Легкая тень пробежала по лицу Сэнди Гука. Ни то, что он услышал, ни предложение Желтой Руки снабдить его парой краснокожих воинов не совпадало с планами экс-бандита. Но отклонить предложение Желтой Руки было более чем неосторожно, и Сэнди Гуку ничего другого не оставалось, как продолжать начатую игру в надежде, что потом удастся как-нибудь вывернуться и избавиться от навязанных спутников.

Перед глазами индейцев разыгралась маленькая комедия: Сэнди Гук свирепым криком заставил пленников подняться с земли и при помощи индейцев усадил их на мустангов. Пленники в свою очередь осыпали его ругательствами и угрозами, причем лорд Вильмор, который не был посвящен в игру, бесновался, кричал, призывая на голову Сэнди Гука все кары, какие только можно было придумать. Кончилось тем, что Сэнди Гук был вынужден напомнить англичанину о возможности снова испробовать тяжесть его кулаков, и тогда лишь лорд Вильмор угомонился.

Оставив в помощь Сэнди Гуку двух молодых воинов, Желтая Рука с остальными двенадцатью индейцами отправился вниз, чтобы произвести разведку на случай приближения генерала Честера.

Теперь экс-бандиту оставалось, во-первых, решить вопрос, куда направиться, чтобы не попасть в новую переделку, а во-вторых как избавиться от навязанных ему краснокожих спутников.