Прочитайте онлайн Охотница за скальпами | НА ПЛОСКОГОРЬЕ ЛАРАМИ

Читать книгу Охотница за скальпами
3012+2350
  • Автор:
  • Язык: ru

НА ПЛОСКОГОРЬЕ ЛАРАМИ

Брезжил рассвет, прерию огласил заунывный вой койотов, закончивших ночные скитания и торопившихся возвратиться в свое логово до наступления дня. Иные из этих трусливых хищников прерий, заслышав издалека топот лошадиных копыт, припадали к земле и беззвучно ползли по ней в волнах предрассветного тумана, пока не оказывались в непосредственной близости к отряду всадников. Это и были волонтеры генерала Честера, отправившиеся с Сэнди Гуком в рискованную экспедицию в горы Ларами.

Отрядом командовал уже знакомый нам сержант, а в состав отряда входило пятьдесят отборных молодцов, в которых без труда можно было узнать ковбоев, этих несравненных всадников, едва ли не лучших кавалеристов в мире, и притом великолепных солдат для партизанской войны, где требуется исключительная выносливость, почти звериная хитрость и великолепное знание местности. Все волонтеры были вооружены прекрасными автоматическими винтовками, и лишь у нескольких человек имелись карабины, тоже бившие далеко и метко. Помимо винтовок, разумеется, не было недостатка в револьверах системы «кольт» и страшных длинных ножах, столь популярных на Дальнем Западе, где даже дети часто решают свои споры смертельными поединками на ножах. Кроме волонтеров и Сэнди Гука, здесь находился и незадачливый охотник за бизонами лорд Вильмор, который вез с собой прекрасный карабин, подаренный ему генералом Честером, и сгорал от нетерпения, ожидая, когда представится случай пустить оружие в ход.

Часа полтора всадники мчались вверх по течению горного потока, добрались до устья большого каньона и там сделали небольшую остановку, чтобы дать немного отдохнуть лошадям. Потом они снова пустились в путь и наконец добрались до той местности, в которой еще недавно бродили разведчики отряда Миннегаги.

Несколько раз сержант приподнимался в седле и пытливо осматривал окрестности, но его взгляд не находил ничего подозрительного, однако он не успокаивался.

— Что вы все нюхаете воздух? — поинтересовался Сэнди Гук насмешливо.

— Пусть осел лягнет меня в затылок, если здесь не пахнет индейцами! — ответил бравый сержант.

— Обоняние у вас удивительное! Любовь к копытам осла — еще больше. Я ставлю сто долларов против одного, что на этот раз ваш нюх вам изменил, — отозвался Сэнди Гук. — Я знаю, о чем вы говорите: там, где пройдет отряд моих краснокожих приятелей, действительно в воздухе долгое время остается запах, потому что индейцы словно пропитываются им в ужасной атмосфере своих вигвамов. Но на этот раз здесь пахнет только дымом, и больше ничем. И, признаюсь, это меня беспокоит, потому что пожар в степи давно закончился, лес не горит и я решительно не понимаю, откуда доносится запах дыма, да притом же запах горящего каменного угля…

В это мгновение до слуха говорящих долетел звук, напоминающий звук выстрела из тяжелого орудия. Сержант встрепенулся.

— Стреляют! — крикнул он, хватаясь за свой винчестер. — Вот видите, индейцы-то близко, хотя вы почему-то уверяете в обратном. Смотрите в оба, ребята! Как бы нам не влипнуть!

— Я вижу, что тот осел, которого вы упрашивали лягнуть вас в затылок, уже угостил вас однажды, но вместо затылка попал копытом в лоб! — сказал Сэнди Гук, тревожно озираясь вокруг. — Кто вас научил верить подобной глупости, будто у краснокожих есть пушки. Пушек у них от сотворения мира никогда не было, да они и не умеют с ними управляться.

— Так что же тогда грохнуло? Может быть, взорвалась мина? — почесал затылок сержант.

Лицо Сэнди Гука побледнело и руки задрожали.

— На этот раз ваши мозги вам не изменили! — ответил он угрюмо. — Боюсь, что вы угадали. Произошел какой-то взрыв. Но в чем дело? Вот уже в двух шагах от нас вход в пещеру или, правильнее, в ту шахту, куда индейцы запрятали шерифа и его спутников. Грохнуло как будто из-под земли, но ведь у Тернера и его товарищей не было ни щепотки пороха и устроить взрыв они не могли никоим образом. Что же взорвалось? Стойте! Сейчас мы узнаем. Спешивайся, ребята!

— Однако вы, мистер Гук, так командуете, как будто на самом деле отряд поручен не мне, а вам, — обидчиво заметил сержант, но тем не менее и сам спешился, подобно всем своим подчиненным, исполнившим распоряжение Сэнди Гука без всяких возражений.

— Будет нам препираться! — отозвался примирительно Сэнди Гук. — Ведь речь идет о том, чтобы выручить попавших в страшную беду храбрых ребят. Вот тут они замурованы. Видите, какими глыбами индейцы завалили вход в шахту? Давайте-ка попробуем отодвинуть эти камни.

Человек десять или двенадцать бросились к указанному месту, но через пять минут обескураженно отошли в сторону: вход в шахту оказался завален такими огромными обломками скал, что не было никакой возможности пробраться внутрь, не прибегнув к помощи разных инструментов и приспособлений. В то же время сквозь щели между камнями пробивались струйки дыма с характерным запахом.

— Газ! — воскликнул испуганно Сэнди Гук. — Так вот где произошел взрыв! Но я не поверю, что мои друзья погибли при взрыве, пока не увижу их тел! Здесь нам делать нечего. Я знаю другой вход в шахту. Дайте мне десяток ваших людей, и мы попытаемся пробраться туда.

Сержант сначала заколебался, но сами солдаты, зная, что речь идет о спасении знаменитого шерифа из Голд-Сити и его товарищей, были готовы на какой угодно риск, и таким образом дело уладилось. Под руководством Сэнди Гука маленький отряд прошел некоторое расстояние и добрался до целой группы давно заброшенных и обветшалых зданий, в которых с первого взгляда можно было узнать типичные для большой каменноугольной шахты постройки. Солдаты с любопытством поглядывали на эти здания и держались наготове на случай неожиданного нападения спрятавшихся в засаде среди развалин индейцев. Но кругом царила тишина и полное спокойствие, нигде не было видно никаких следов краснокожих.

— Сюда! Вот где есть вход! — скомандовал Сэнди Гук. Солдаты, робко озираясь, последовали за ним в какую-то галерею, сплошь заваленную обломками деревянной обшивки.

Воздух этой галереи был насыщен запахом гари и зноем. В некоторых местах раздробленные куски досок и балок еще тлели, а по обвалам стен и потолка, которые обнажили свежую породу, Сэнди Гук безошибочно определил, что взрывная волна прошла именно по той галерее. Казалось, здесь еще пахнет газом.

— Стойте смирно! — отдал приказ Сэнди Гук сопровождавшим его волонтерам. — Не шевелитесь, затаите дыхание!

— Индейцы? — осведомился шепотом сержант. Не отвечая экс-бандит приложил палец к губам, потом с расстановкой ударил несколько раз прикладом карабина по загородившей дорогу глыбе камней, явно недавно свалившихся с потолка, и снова прислушался. И свершилось чудо: из недр земли донесся звук человеческого голоса, откликнувшегося на зов Сэнди Гука.

— На помощь!.. Помогите! — чуть слышно прозвучали слова под землей.

— Слышали? — повернулся Сэнди Гук к спутникам.

— Слышали, слышали! — отозвались волонтеры.

— Будь я проклят, если это не голос Бэда Тернера! — воскликнул обрадованно Сэнди Гук. — Я так и знал, что они пробрались сюда раньше взрыва. Должно быть, кто-нибудь из трапперов работал когда-то в каменноугольных копях и сообразил, что надо делать.

— Да не болтайте вы! — прервал его сержант. — Пусть осел лягнет меня в затылок! В самом деле, это мистер Тер-нер, приятель генерала Честера. Мы должны его выручить! Я не побоюсь того, что своды галереи могут обвалиться на мою голову. Ведите нас!

И они бросились разыскивать проход внутрь шахты, чтобы добраться до заживо замурованных.

Поиски увенчались весьма сомнительным успехом: Сэнди Гуку удалось разыскать продолжение той галереи, в которой находились беглецы, но, к несчастью, взрыв завалил часть галереи, и теперь между беглецами и пришедшими им на выручку людьми находилась толстая пробка из огромных глыб каменного угля.

— Мистер Тернер! Где вы? Отзовитесь! — кричал Сэнди Гук.

К общему удивлению, Бэд Тернер отозвался проклятиями в адрес Сэнди Гука.

— Презренный бандит! — кричал он полным бешенства голосом. — Ты пришел полюбоваться делом твоих рук, насладиться нашими мучениями? Я отдал бы полжизни, чтобы только расплатиться с тобой!

— Успокойтесь, мистер Тернер!

— Чудовище! Предатель! Проклятие тебе и всем тебе подобным!

— Да успокойтесь же, Тернер! Клянусь, я желаю вам добра!

— Оно и видно! Лучше пожелай нам зла, только сам провались в преисподнюю!

— Послушайте наконец! Будьте разумным человеком! Я пришел выручить вас.

— Сначала сам похоронил нас в одной могиле с индейцами, а теперь издеваешься? Бандит! Разбойник!

— Да будет вам, Тернер! Не будьте ослом! Клянусь вам чем угодно, что я хочу вас выручить!

— Не верю тебе, змея!

— Тогда поверьте хоть постороннему. Со мной сержант Билл из отряда генерала Честера.

Глубокое молчание наступило в недрах шахты. Потом раздался глухой голос Бэда Тернера:

— Пусть говорит.

Сержант Билл, которого лично знал шериф Голд-Сити, в свою очередь начал переговоры с охотниками, и ему наконец удалось убедить несчастных, что товарищи пришли к ним на помощь и что привел их именно Сэнди Гук.

— И все-таки до конца не поверю, пока не увижу света Божьего! — отозвался Бэд Тернер нерешительно.

— За этим дело не станет, — засмеялся Сэнди Гук. На самом же деле освободить заживо замурованных было не так легко. Помимо того, что они находились за настоящим бруствером из огромных глыб каменного угля, загромоздивших галерею, взрыв привел всю шахту в такое состояние, что можно было ежеминутно опасаться новых и новых обвалов. Галерея оказалась настолько узкой, что подойти к барьеру и работать на разборке завала мог только один человек. Этот человек должен был избегать лишних и неосторожных движений, чтобы не вызвать нового обвала в штольне. Даже смелые ковбои в смущении остановились, когда выяснилось, что надо делать. Но неожиданно для всех Сэнди Гук воскликнул:

— Да кто вас просит браться за это? Я никому не уступлю этой чести! Вот разве что меня пришибет каким-нибудь камнем, ну, тогда беритесь вы.

С этими словами он начал разбирать глыбы каменного угля, с поразительной быстротой прокладывая дорогу к пленникам. Те тоже без устали работали, разбирая отделявшую их от мира стену. Они соперничали в усердии, хотя последние силы были надломлены всем пережитым раньше, и, по собственному признанию Бэда Тернера, они чувствовали, как голод терзает их.

Глядя, как неутомимо и вместе с тем осторожно работает Сэнди Гук, видя, какие огромные глыбы каменного угля он ворочает, волонтеры изумленно переглядывались, а сержант Билл почесывал затылок и бормотал:

— Это не человек, а настоящий дьявол! Эка силища-то какая! Экие руки! А мускулы-то, мускулы какие? Не хотел бы я попасть к нему в лапы, хотя и меня самого Бог силой не обидел, кажется. Поневоле с такими руками бандитом сделаешься, когда можешь человека, как цыпленка, пальцами задавить.

Оригинальные рассуждения сержанта были прерваны криком Бэда Тернера:

— Свет! Слава Богу, мы спасены!

В самом деле, работавшему без устали и не думавшему о подстерегавшей его опасности Сэнди Гуку удалось своротить в сторону несколько глыб каменного угля, и слабый луч света проник наконец в глубь шахты. Но прошло еще немало времени, пока проход был расчищен настолько, что, протянув руку, Сэнди Гук смог коснуться руки Бэда Тернера. А потом потребовалось еще больше времени для того, чтобы пленники смогли с величайшим трудом выбраться наружу по извилистому и узкому выходу. Но вот Сэнди Гук, шатаясь, словно пьяный, с помутившимся взором, отошел в сторону и в изнеможении лег на пол галереи. В то же мгновение сквозь пробитое в баррикаде отверстие проскользнул какой-то человек. Десятки рук протянулись к нему навстречу. Десятки голосов приветствовали его появление.

— Ура! Бэд Тернер! Шериф из Голд-Сити!

Да, это был он, но в каком виде… Родная мать вряд ли узнала бы его. Его одежда за время подземных странствий превратилась в лохмотья. Лицо и все тело словно пропитались угольной пылью, смешавшейся с сукровицей, сочившейся из ран и ожогов. Но он был жив, были живы и его верные спутники. И находились среди пришедших им на помощь братьев…

Оглядевшись, шериф из Голд-Сити заметил державшегося в стороне экс-бандита.

Твердыми шагами Бэд Тернер направился к Сэнди Гуку и протянул ему руку со словами:

— Простите меня, мистер Сэнди! Я был слишком взволнован и не сознавал, что говорю.

— Не стоит вспоминать об этом! — улыбнулся Сэнди Гук.

— Вы не хотите пожать мне руку, Сэнди?

— О Господи! Я считаю, что я недостоин вашего рукопожатия, шериф. Вы же знаете, кто я?

— Да, знаю! Я знаю, что вы рисковали собственной шкурой для нашего спасения. При таких обстоятельствах не очень многие и среди честных людей нашли бы в себе достаточно мужества, а вы это сделали. Вот вам моя рука, и я протягиваю вам ее от всей души, как лучшему парню в мире.

— А я от всей души жму эту руку! — ответил взволнованно экс-бандит.

— Если вы, Сэнди Гук, — продолжал серьезно Бэд Тернер, — найдете, что вам пора угомониться, прекратить глупости и сделаться мирным гражданином, вы будете знать, к кому обратиться, чтобы уладить ваши дела. Бэд Тернер кое-что значит на Дальнем Западе. И если я только буду жив, то я обещаю вам в присутствии всех этих свидетелей, что в обществе честных людей всегда найдется местечко и для вас, как для моего спасителя и друга!

— От всей души спасибо, шериф! — отозвался глубоко прочувствованным голосом Сэнди Гук. — Я и сам так думаю, что наглупил я достаточно и что пора мне угомониться. Да все не было удобного случая. Знаете сами: разойдешься, а остановиться трудно. Так тебя и тянет выкидывать новые и новые фокусы. Но теперь мне и самому все это надоело. Вы мне протянули руку. Я считаю это за великую честь, и вот вам моя рука, Тернер: моя жизнь переломилась, я начинаю жить заново, вы же мне помогите в этом. Первые шаги сделаны, но это только начало.

Неожиданно для всех представитель закона и власти, знаменитый истребитель бандитов Бэд Тернер и не менее знаменитый бандит Дальнего Запада Сэнди Гук обнялись, словно родные братья, встретившиеся после долгой разлуки. Рядом стояли с суровыми, взволнованными лицами измученные долгим пребыванием в подземной могиле Джон, индейский агент, и трапперы Гарри с Джорджем. Казалось, они не верили своим глазам, не верили, что им удалось выбраться из недр земли, спастись из ужасной могилы, в которой их погребла беспощадная и мстительная Миннегага.