Прочитайте онлайн Охотница за скальпами. Смертельные враги (сборник) | Часть

Читать книгу Охотница за скальпами. Смертельные враги (сборник)
3512+3551
  • Автор:

– Что такое? – изумленно вымолвил Джон. —

О каком это Смитсоне вы болтаете? Какое нам дело до него? Наконец, какое отношение имеем мы к этому Смитсону и его «погруженной в скорбь семье»?

– Очень большое! Вы, надеюсь, не откажете мне в помощи, чтобы исполнить священный долг относительно бренного праха мистера Смитсона?

– Какой долг? Какой прах?

– Иначе, – продолжал, не смущаясь, чудак, – проклятые волки слопают мои пятьсот долларов, заслуженных верой и правдой!

– Да объяснитесь же! Что это за черный ящик сбросили вы с саней? Есть там что-нибудь съедобное?

– Разумеется, очень даже съедобное! – загримасничал чудак, тыча пальцем в ту сторону, где валялся в снегу ящик, все еще окруженный волками. – Если бы там, внутри, не было ничего съедобного, разве волки старались бы так?.. Но поспешите, джентльмены! Иначе волки растащат все по кусочкам!

Охотники помчались к месту, где лежал ящик, и десятком метких выстрелов разогнали зверей, суетившихся около ящика, не без затаенной надежды, что спасенный путник может поделиться с ними своими припасами.

Тем временем и он подъехал сюда же на своих санях.

– Ну, откупоривайте же! Показывайте, что у вас есть там! – сказал ему агент. – Может быть, поделитесь с нами? Наши припасы совершенно на исходе!

– С удовольствием! Но только вы едва ли будете довольны этим! – отозвался проезжий.

– Почему? Мы не очень прихотливы…

– Но все же… Видите ли, если сказать по правде, в этом ящике лежит сам мистер Иеремия Смитсон!

– Что? – выпучил глаза Джон. – Вы врете!

– Ну вот еще! С какой стати мне врать? Нет, в самом деле, это ведь не просто ящик, а настоящий гроб. Я, видите ли, занимаюсь транспортировкой покойников. Тут, милях в полутораста, есть медный рудник… Ну, на руднике – рудокопы… Где рудокопы, там всегда разные истории, и очень многие умирают скоропостижно, получив удар ножа в брюхо или пулю в лоб. Мистер Иеремия был очень неосторожен, постоянно натыкался на чужие ножи, и пять дней назад сделал так неловко, что отдал свою грешную душу Богу, а свое тело – нашей транспортной конторе, завещав перевезти прах в его родной город. Ну, я и взял на себя обязанность исполнить последнюю волю этого добродетельного гражданина и примерного семьянина, который был так склонен к семейной жизни, что уже одиннадцать раз судился за многоженство…

– Тьфу! – сплюнул Джон. – Так это гроб?

– Самый настоящий!

– А в гробу тело Смитсона?

– Точно так!

– И у вас нет никакой провизии?

– Ни крошки! Но, джентльмены, неподалеку отсюда я наткнулся на медвежьи следы и знаю место, где находится медвежье логово. Если вы пообещаете поделиться со мной добычей, я охотно покажу вам это место!

– Ладно! А ваш… груз?

– Бренные останки мистера Смитсона? Я возьму их с собой, иначе волки сожрут-таки мои пятьсот долларов!

– О каких пятистах долларах вы все твердите?

– Ах, боже мой! Да разве я не сказал, что я взялся доставить тело почтенного многоженца одной из его жен? За это я должен получить ровно пятьсот долларов. Путевые издержки – за мой счет. И, уверяю вас, хотя уважаемые рудокопы и выбиваются из сил, чтобы доставить мне как можно больше клиентов, пыряют друг друга ножами, подстреливают, подкалывают, вешают друг друга, – мое ремесло отнюдь не оказывается таким выгодным, как можно было бы предположить! Мешает, видите ли, конкуренция, сбившая цены до позорного! В прошлом году я получал за покойничка семьсот долларов, в позапрошлом – тысячу, а раньше – тысячу двести! Это были очень хорошие покойники, уверяю вас! Но что же значит покойник, за которого платят вам только пятьсот долларов? Это, извините, дрянь, а не покойник!

А конкуренция так велика, что я предвижу: в будущем году придется таскать эти ящики за триста, может быть, даже за двести долларов.

Но нет! Дудки! Меня не надуешь!

Я уже сколотил порядочный капиталец и смогу заняться на тех же медных рудниках чем-нибудь другим, предоставив моим конкурентам возить гробы полоумных и пьяниц за какую угодно цену, хоть даром, с перспективой попасть под пулю индейцев или угодить в пасти волков, как это чуть было не случилось со мной сегодня на ваших глазах.

– Будет вам болтать! – оборвал его разглагольствования Джон. – Вы лучше в самом деле покажите, где вы видели медвежью берлогу!

И маленький отряд бодро тронулся в путь на поиски крупной дичины, причем впереди ехал в своих санях с собачьей упряжкой странный перевозчик трупов рудокопов, на черном гробу, служившем ему сиденьем.

– Ох, не нравится мне этот наш новый знакомец! – пробормотал Сэнди Гук, бросая мрачный взор на гробовщика. – Жулик это, надо полагать, первой степени.

– Не нравится он и мне, – спокойно отозвался Джордж Деванделль. – Но ведь мы с ним разделаемся, как только покончим с медведями.

– Ну, едва ли! Я физиономист, знаете ли! И поверьте мне, у этого малого есть что-то общее с моим полоумным лордом Вильмором. И это общее – мертвая хватка.

– Что такое? – изумился офицер, не поняв выражения.

– Да, да, мертвая хватка! Вот прилип ко мне Вильмор, никак я от него не отделаюсь. А этот проходимец прилипнет к вам, к Вильмору, и от него тоже не отделаешься.

– Ну, со мной этот номер не пройдет! – засмеялся Деванделль.

– Словом, пакость выйдет! – закончил разговор бывший бандит.

Гробовщик не обманул охотников: через некоторое время он привел их к месту, где масса следов указывала на близость медвежьей берлоги. Еще некоторое время потребовалось на розыски самого убежища медведей, и вот загремели выстрелы: охотники наткнулись на целую медвежью семью, состоявшую из двух взрослых особей и трех подростков. Последние, конечно, не могли оказаться опасными для вооруженных людей. Но с двумя взрослыми медведями шутить не приходилось.

Завидев людей и отлично понимая, что всей семье грозит опасность, огромный самец самоотверженно полез на охотников, тогда как самка прикрыла собственным телом своих детенышей.

Медведь двигался с такой быстротой, что несколько пущенных в него пуль не причинили ему почти никакого вреда, пролетев мимо или в лучшем случае только зацепив его.

Уже в полудесятке шагов от столпившихся охотников медведь получил серьезную рану, которая задержала его стремительный бег, но не остановила его.

На его пути стоял Джордж Деванделль. Молодой офицер выстрелил почти в упор в гиганта, но не имел времени, чтобы снова зарядить свое ружье. Оба траппера и Джон тоже были беззащитны, потому что их ружья были разряжены.

Оставался один лорд Вильмор, который спокойнейшим образом держался в стороне на своем мустанге, созерцая сцену схватки. Его ружье висело у него за плечами.

– Стреляйте! – закричал ему, отскакивая в сторону, Деванделль.

– Я стреляю только в бизонов! – пожав плечами, ответил маньяк.

– Вы с ума сошли?! – завопил Сэнди Гук. – Стреляйте! Медведь растерзает офицера!

– И не подумаю вмешиваться в эти грязные дела! – с олимпийским спокойствием ответил лорд.

Но медведю не удалось принести вреда Деванделлю: Джон Максим успел выхватить свой револьвер и выпустить шесть пуль, одну за другой, буквально опаляя выстрелами шерсть медведя. Гигант тяжело рухнул на землю.

Через две секунды была решена участь и медведицы, по-прежнему загораживавшей своих детенышей собственным телом.

Потом охотники принялись свежевать туши медведей, выбирая лакомые куски.

Когда эта работа была окончена, участники охоты на медведей принялись за обсуждение всех перипетий происшествия.

– Однако, – сказал угрюмо Джордж Деванделль, – ваш ученик, Сэнди Гук, держался возмутительно!

– Будь он неладен! – сердито мотнул головой бывший бандит. – Я положительно отрекаюсь от какой бы то ни было солидарности с ним! Я тоже взбешен! Подумать только! Человек, умеющий стрелять не хуже любого траппера, спокойнейшим образом смотрит на то, как его товарищи подвергаются смертельной опасности, и не желает пошевельнуть пальцем. Это, по моему мнению, гнусность, которой имени нет!

– Да постойте!

– Эх, надоело мне это все хуже горькой редьки.

Я сейчас ему все выложу!

И он решительным шагом направился к стоявшему в стороне лорду Вильмору.