Прочитайте онлайн Охотница за скальпами. Смертельные враги (сборник) | Глава VI Два скальпа

Читать книгу Охотница за скальпами. Смертельные враги (сборник)
3512+3410
  • Автор:

Глава VI Два скальпа

Первые часы пребывания злополучных охотников в плену прошли спокойно: за палаткой слышались голоса перекликавшихся индейцев, лай собак, визг ссорившихся старых скво, ржание лошадей, шаги, но в палатку, в которой лежали пленные, никто не входил. Казалось, краснокожие совсем позабыли о присутствии в их лагере четырех бледнолицых, своих смертельных врагов. Однако часов около двух пополудни спокойствие было нарушено появлением двух индейцев, притащивших в палатку котелок с каким-то индейским варевом.

– Бледнолицые! – в торжественном тоне обратился к пленникам один из импровизированных «слуг». – Наш сахем, великая охотница за скальпами, непобедимая Миннегага, посылает вам эти яства в подарок! Насыщайтесь!

И он величественным жестом показал на поставленный на землю у ног пленников котел, из которого поднимались целые облака теплого пара: в котле была сваренная по-индейски рисовая каша с кусочками вяленого бизоньего мяса, без милосердия сдобренная неимоверным количеством перца.

– Краснокожие хотят нашего унижения, – прошептал лежавшим молча на земле спутникам агент Джон Максим. – Они не развязывают нам рук и думают заставить нас есть, как едят собаки, чтобы потом бросить нам в лицо насмешку. Но, друзья, с вашего позволения, этого не будет! Предоставьте действовать мне!

Разумеется, все кивнули в знак согласия.

Тогда Джон, ползком придвигаясь к котлу, извиваясь как гусеница, что вызывало злорадные усмешки индейцев, задал вопрос:

– А нашим краснокожим братьям очень нравится эта поганая собачья похлебка?

– Она приготовлена именно для вас! Ешьте! – отозвался старший из воинов.

– Но мне ужасно хочется накормить вас! – продолжал Джон.

– Мы сыты!

– Ничего, скушайте кусочек!

С этими словами Джон Максим с невероятной силой двинул стоявший на земле котел обеими ногами, подхватив его словно ухватом, и в мгновение ока подбросил вверх, в то же время перевернув его.

Горячая каша вывалилась прямо на головы и плечи ошеломленных индейцев, залепила их сложные прически, залила орлиные перья над их головами, полилась по бронзовым лицам, ослепляя краснокожих и портя их одеяния.

Индейцы пострадали достаточно серьезно, получив столь неожиданный горячий душ. Но достоинство воина не позволяло им поддаться слабости. Только односложное восклицание «ух» вырвалось из их уст, выражая испуг, и чувство страдания, и гнев.

– Пойдите, покажитесь вашему сахему в юбке! – сказал, презрительно отворачиваясь к стене, Джон Максим. – Может быть, увидев, как вы облеплены кашей, она вспомнит приличия, запрещающие издеваться над воинами, как над беглыми невольниками!

– Хух! – вымолвил старший из индейцев, и оба они покинули палатку.

– Недурно для начала! – злорадно засмеялся один из трапперов. – Если бы нам удалось проделать еще парочку таких же трюков, – я думаю, нам не пришлось бы испытывать мучений у столба пыток.

– Ну, на это не надейся! – отозвался Джон. – Такими пустяками нельзя раздразнить индейцев и заставить их потерять голову. Надо будет применить более серьезные меры. Ну да ладно, посмотрим! А покуда, я убежден, данный мной урок несколько подействует, и с нами будут обращаться с большим почтением.

Опыт не обманул агента, всю жизнь прожившего в тесном соприкосновении с краснокожими: через четверть часа в палатку принесли новую порцию пищи, но предоставили пленным справляться с ней по-человечески, развязав руки и дав каждому по деревянной ложке.

Разумеется, покуда пленники насыщались, за каждым их движением следил добрый десяток враждебных и настороженных глаз, а как только котел опустел, руки пленников были снова связаны.

Индейцы собирались удалиться, когда Джон Максим остановил их словами:

– Правда ли, что сегодня в каждой типи моих краснокожих братьев разведен костер, согревающий иззябшие тела людей?

– Да. Сегодня холодно! – кратко отозвался старший из индейцев, – А что? Не желает ли и мой бледнолицый брат попросить нас, чтобы мы развели костер здесь?

– Попросить вас? – презрительно ответил агент. – Где это слыхано, чтобы пленный воин унижался до просьбы к врагу, который к тому же потерял всякие права на уважение, позабыв обязательные для настоящих воинов правила обращения с пленными?!

Удар был меткий и попал, как говорится, не в бровь, а в глаз. Покраснев, старый воин распорядился, чтобы в типи пленников немедленно принесли дрова и развели огонь.

– Доволен ли теперь индейский агент? – осведомился краснокожий.

– Ты можешь идти! – кивнул ему головой Джон, словно индеец был его рабом…

Но это странное обращение произвело своего рода впечатление на краснокожих: они стали глядеть на пленников с большим уважением, как будто бы даже с некоторой опаской.

Джон слышал, как перешептывались два парня, говоря о том, что, в самом деле, столь знаменитые воины должны были бы получить в лагере иной прием, иное обращение.

– На кой черт вы добивались разведения костра? – осведомился у Джона Джордж Деванделль. – Тут и без того дышать нечем, а ваш костер отравит нас угаром!

– Ну нет! Мы ведь лежим на земле, дым стелется над нами, угар выдувается сквозняком от входа палатки, а огонь может нам очень и очень пригодиться.

– Это зачем же?

– Может быть, он поможет нам избавиться от связывающих нас веревок.

– Вы хотите пережечь петли лассо?

– Если представится случай, то не задумаюсь прожечь собственное тело до костей, лишь бы развязаться, получить свободу действий! Но сейчас, покуда за нами смотрят в оба, это, понятно, абсолютно невозможно. Позже бдительность наших стражей несколько ослабеет. К тому же, кто знает, может быть, нам подвернется какая-нибудь благоприятная случайность, и мы еще вывернемся собственными силами. Я в своей жизни раз пять попадал в руки краснокожих и, как видите, всегда выбирался целым и невредимым!

– Ну, не очень-то «целым»! – не удержался и засмеялся Гарри.

– Ты, молокосос, – закричал старик, – напоминаешь мне о потере моих волос?! Но ведь скальп с меня снят в бою, а не в плену! Да я с тобой и разговаривать не хочу! Ты был дурнем, дурнем и останешься на всю жизнь!

– Не сердитесь, дядя Джон! Я просто пошутил.

– Хороша шутка?! Замолчи лучше!

Но гнев старика прошел так же быстро, как и родился, и через пять минут Джон снова заговорил поучительным тоном.

– Собственно говоря, эти краснокожие даже в своем зверстве остаются наивными как дети.

– Хорошо «детство»!

– Да, да, мистер Деванделль! Это так, и вы уж не оспаривайте того, чего не знаете! Нет, вы только рассудите сами, в самом деле! Стоит краснокожим поймать какого-нибудь бледнолицего, и что же они делают?

Разумный, спокойно взвешивающий все, холодно рассчитывающий взрослый человек, раз в его руки попался смертельный враг, рассуждает очень просто: «От смертельного врага надо избавиться как можно скорее. Иначе он может каким-нибудь образом ускользнуть из моей власти, и тогда мне придется вести борьбу заново». Таким образом, разумный человек немедленно уничтожает своего врага, и этим все дело кончается. А как поступает неразумный человек, иначе говоря – краснокожий?

Ему мало уничтожить смертельного врага, что в сущности и является единственной целью его действий. Индеец, овладев своим врагом, будь ли это бледнолицый или краснокожий, везет, тащит этого пленного иногда за триста миль в свое становище. Зачем? Для того, чтобы все население этого становища могло принять участие в его, победителя, торжестве, чтобы местные барды могли воспевать доблести и подвиги воина. Этого мало: пленный на месте содержится еще несколько дней до того, как с ним покончат. Ради чего? А ради того, чтобы все старые бабы, все ребята селения могли издеваться над пленным и безнаказанно по мелочам истязать его. Мало того, когда наступает последний акт трагедии, пленного привязывают к столбу пыток и принимаются умерщвлять его, так сказать, по кусочкам, по атомам, растягивая до последних пределов возможности эту благородную церемонию. Что заставляет проделывать все это безобразие? Желание насладиться унижением и муками врага, заставить его, так сказать, выпить до дна всю чашу горечи. Мстительность. Но ведь это же – детство!

– Или варварство! – поправил Джона Деванделль.

– Да, и детство, и варварство! Но оно – на руку белой расе!

Скажу по опыту: я лично знаю не один десяток трапперов, успевавших избегнуть верной гибели только в силу того, что, упиваясь наслаждением местью, растягивая мучения пленных на много дней, индейцы предоставляли им возможность удрать.

А то бывало и так: покуда краснокожие вымещают свое зло на пленных, товарищи этих пленных соберутся с силами, нагрянут и не только освободят пленных, но и расправятся по-своему с самими мучителями, и притом отнюдь не откладывая расправу в долгий ящик.

– Вот бы здорово, если бы с нами так было! – вздохнул Деванделль.

В это время в палатку, наполненную едким дымом, вошли несколько индейцев.

– Миннегага желает говорить с моим бледнолицым братом! – заявил Джону один из пришедших и разрезал ножом стягивавшие агента петли лассо.

Джон Максим молча поднялся и последовал за своим эскортом, отметив в уме, что краснокожие окружили его кольцом, держа наготове оружие.

«Ко мне питают особое уважение! – улыбнулся про себя старик. – Видно, данные нами этим дикарям уроки не все пропали даром! Хорошо было бы, если бы это „уважение” простиралось до готовности отпустить нас на свободу… Да, не будь проклятой „охотницы за скальпами”, это, пожалуй, было бы возможным! Нынешние индейцы – далеко не то, чем были их предки… Но Миннегага, Миннегага! Подожди, кровожадная тигрица сиу! Придет и твой черед расплатиться за все!»

Пока Джон размышлял на эту тему, его привели к стоявшей в центре поселка большой типи из расшитых цветными шелками бизоньих шкур.

– Привет тебе, великий воин бледнолицых! – услышал он при входе в типи насмешливый и злорадный голос невысокой, но статной женщины, еще молодой, с несколько грубым, но по-своему красивым, резко очерченным лицом.

– Привет и тебе! – спокойно ответил Джон, смело глядя прямо в глаза хозяйки типи.

– Я назвала тебя великим воином. Почему же ты не отвечаешь вежливостью и не называешь меня по имени?

– Но каким именем должен я называть тебя? – пожал плечами агент. – Ведь люди надавали тебе массу прозвищ, и я не знаю, какое выбрать. Тебя называют охотницей за скальпами. Но я боюсь оскорбить тебя этим прозвищем: не дело женщины обагрять в крови свои руки!

– Дальше!

– Тебя величают тигрицей сиу. Но я думаю, что это слишком обидно для… тигров: ты гораздо больше похожа на осквернительницу могил – гиену!

От услышанного оскорбления лицо Миннегаги потемнело, в глазах мелькнул зловещий огонек, но все же она сдержалась.

– Дальше! – вызывающе вымолвила она.

– Что же дальше? – усмехнулся Джон. – Бросим это! Ты захватила меня и моих спутников в плен. Мы твои смертельные враги. Этим все сказано, и нечего тратить слов! Прикажи покончить с нами!

– Не так скоро! У меня к тебе есть дело!

– Какое может быть «дело» между мной и тобой?

– У тебя сохранился скальп, снятый тобой с головы моей матери, великой воительницы сиу, Яллы! Говорят, ты сделал из него парик, которым прикрываешь свою голову. А моя мать не может войти в зеленые луга Великого Духа, покуда ее скальп находится в руках врагов! Отдай мне волосы моей матери!

Резким движением Джон сорвал со своей головы скальп и швырнул его к ногам тигрицы сиу.

– Возьми! – крикнул он. – Да, кстати, посмотри, что ты, гиена, сделала со мной! Смотри же, не отворачивайся!

Но как ни крепки были нервы Миннегаги, невольно она потупила взор, увидев обнаженный череп охотника, весь покрытый, казалось, сочившимися кровью рубцами и распухшими жилами.

Потом индианка справилась с собой и вымолвила холодно:

– Я скальпировала многих бледнолицых, и у каждого были подобные раны и рубцы!

– Но ты скальпировала мертвых или умирающих, а меня ты скальпировала живым! И я жив по сей день и испытываю страшные муки!

– Ты несешь заслуженное наказание, убийца моей матери!

– Которая скальпировала своего первого мужа, полковника Деванделля!

– За то, что он изменил ей, променяв ее, дочь вождя, на бледнолицую женщину, боящуюся вида оружия!

– Счет бесконечно долог! Пора бы подвести итог!

– А я что делаю? Я для того именно и изловила тебя, чтобы подвести окончательный итог! Я получила от тебя священную реликвию, скальп моей матери, душа которой теперь успокоится в полях Великого Духа. Я обладаю твоим собственным скальпом. Вот он! Посмотри на него! Он – лучшее украшение моего щита!

Невольно Джон рванулся к висевшему на стене щиту, у центра которого был прикреплен пучок длинных черных волос. Это была кожа, содранная когда-то тигрицей сиу с его, Джона, окровавленной головы. Но сильные руки стороживших каждое его движение индейцев легли на его плечи.

– Хорошо! – гневно вымолвил агент, сверкая глазами. – Все равно! День итога близок, гораздо ближе, чем ты думаешь, змея! И помни: если ты прольешь хоть каплю моей крови – ни единый из «сожженных лесов» не увидит прихода весны! За одного из нас будут убиты сотни вас, краснокожих! За нас четырех расплатится все ваше племя! Все, до последнего!

– Замолчи!

– Мне нечего молчать! Близки, близки мстители! Близок час расплаты!

– Уведите вон этого воющего шакала! – приказала воинам Миннегага. – Стерегите его! Мы послушаем его стоны у столба пыток завтра!

Воины вывели из палатки женщины-сахема злополучного пленника и повели по всему лагерю, не позаботившись дать ему что-нибудь, чтобы накрыть обезображенный череп. Но вид этой заживо скальпированной головы производил, видимо, и на них тяжелое впечатление. Вполголоса они переговаривались об угрозах Джона, и у двоих или троих вырвалось выражение недовольства действиями Миннегаги.

Этим, впрочем, все и закончилось: престиж ведшей сиу к погибели охотницы за скальпами был еще слишком высок.

Пока вернувшийся в тюрьму и снова связанный по рукам и ногам Джон Максим передавал своим товарищам подробности оригинальных «переговоров» с Миннегагой, в типи женщины-сахема происходила бурная сцена. Разыгрывалась она между обитателями этой палатки, то есть самой Миннегагой и ее отцом, вождем Красное Облако, молча присутствовавшим при объяснении Миннегаги с Джоном.

– Что ты думаешь сделать с пленниками? – задал дочери вопрос старый вождь.

– Предать мучениям, истерзать, потом убить! Ты же сам знаешь!

– Ты слышала, что тебе говорил бледнолицый? Он грозил местью Длинных Ножей!

– Я не боюсь янки! Они могут напасть на нас хоть сейчас, и я встречу их грудью!

– Когда я, покинув мое родное племя, пришел к типи сиу, их было тридцать пять тысяч, и они могли жить сносно. Но… но они подчинялись не мужам совета, а мстительной женщине, которая искала гибели одного бледнолицего и ради этой личной мести повела сиу в бой против бледнолицых. И когда она погибла, сиу насчитывалось в той местности только двадцать тысяч.

За скальп, снятый твоей матерью с полковника Деванделля, дети твоего племени заплатили жизнью пятнадцати тысяч воинов, женщин, детей, и только десятая доля пала в бою, – остальные вымерли от лишений и болезней. Это дело твоей матери!

– Ты забываешь, что Ялла была сначала женой этого бледнолицего и только потом сделалась твоей женой, отец!

Черты лица Красного Облака исказились судорогой сатанинской злобы. Он вскочил, как ужаленный змеей, и закричал:

– Не напоминай мне этого позора! Убью!

– Убивай! – не отступив ни на шаг, ответила Миннегага.

С трясущимися от гнева руками Красное Облако отошел в сторону. Помолчав, он заговорил снова:

– Когда ты принялась мстить бледнолицым за смерть своей матери, племя сиу еще насчитывало двадцать тысяч душ. Теперь осталось в резервациях три тысячи – не индейцев, а рабов, и с нами – еще полторы тысячи! Где остальные?

– Погибли за нашу свободу!

– Ложь! Погибли во славу твоей кровожадности! Погибли ради твоего стремления мстить, мстить и мстить! И ты ненасытна! И ты действительно ведешь к гибели последние остатки несчастных сиу!

– Сиу не боятся так смерти, как «вороны»! – засмеялась хриплым голосом неукротимая женщина-сахем, сыгравшая такую трагическую роль в судьбах своих соотечественников.

– Ты попрекаешь меня тем, что я из племени «воронов»? – отозвался ее отец. – Но разве я не пережил вместе с твоими сородичами столько битв, разве я не был всегда впереди твоих воинов при нападении и позади при отступлении?

– Это было раньше! А теперь ты готов примириться с бледнолицыми!

– Чтобы спасти остатки некогда могучего, но тобой и твоей матерью погубленного племени!

– Можешь идти к бледнолицым и лизать им руки!

Старик схватил свой боевой топор и занес его над головой дочери. Та бесстрашно смотрела на него.

Но секунду спустя он не выдержал, с проклятием отшвырнул топор в угол типи, шатаясь, словно пьяный, подошел к сундучку, вытащил оттуда бутылку с виски и одним духом опорожнил ее.

– Хорошо! – вымолвил он усталым голосом. – Ты такая же, как твоя мать! Я жалею, что не убил ее, жалею, что не раздавил тебя, словно червя, когда ты ползала по типи! Теперь – поздно! И это перст судьбы! Ты – демон, посланный Великим Духом на гибель сиу! Делай что хочешь! Кровь сиу – на руках твоих! Проклятие их – на голове твоей! И у тебя не будет детей, и с тобой погибнет род твой, осужденный на исчезновение! И мир позабудет о гордых сиу! Но они заслужили это: они подчинились женщине!

– Как ты подчинился ей же! – улыбнулась Миннегага.

Минуту спустя она заговорила:

– Тебя растревожили слова этого хвастуна, индейского агента, о близости расплаты? Напрасно! Вождь янки ждет подкреплений, без которых не посмеет тронуться в поход. А тем временем Большая Нога выздоровеет, и мы перейдем границу Канады, куда янки не посмеют последовать за нами, и поселимся в пустынях, где племя сиу снова размножится, и станет могучим, и станет страшным врагам…

– Нет, все, все потеряно! – бормотал, явно хмелея, старый вождь. – Нет такого клочка земли, который мог бы послужить убежищем для сиу. Маниту проклял их, ослепив их страстями, ослепив их ненавистью ко всем и ко всему, и они исчезнут, потому что несут эту ненависть в сердцах и душах своих…

Но мне нет до этого дела! Я – «ворон»! И «вороны» уже рассеяны по лицу земли, и «вороны» уже погибли…

Миннеага с презрением смотрела на засыпающего отца.

– Янки далеко! – бормотала она. – Завтра я покончу с пленниками! А дальше?.. Какое мне дело до того, что будет дальше?! Я поклялась отомстить – я отомщу, хотя бы за это и была осуждена на гибель вся земля! Но Длинные Ножи далеко, и все будет благополучно, и…

Не докончив мысли, неукротимая мстительница вышла из своей типи, чтобы отправиться на совещание с главным руководителем переселения сиу, Большой Ногой.

Эта ночь была бурной и мрачной. Из пробегавших низко черных туч падал густыми хлопьями снег, в кустах и в вершинах деревьев завывал ветер, со зловещим рокотом катила свои грозные волны Волчья река.

И этот хаос голосов природы заглушал другие звуки: по полям и лесам двигался, словно рой призраков, большой конный отряд.

Впереди отряда шли разведчики. По временам они сходили с коней и ползли по снегу, по временам скрывались в кустах.

Все ближе, ближе к становищу уходящих в Канаду «сожженных лесов».

За несколько миль от становища отряд разделился. Часть пошла в обход, другая, переждав, снова тронулась в прежнем направлении.

Что разыгралось в эту ночь в лесу, об этом знают только лесные великаны, слышавшие предсмертные стоны застигнутых врасплох сторожевых пикетов сиу.

Утром в становище поднялась тревога: становище оказалось окруженным; и спереди, и сзади стояли конные отряды янки, и жерла пушек глядели на типи краснокожих.

Генерал Форсайт потребовал немедленной капитуляции «сожженных лесов», сдачи всего их оружия и выдачи пленных.

Большая Нога, прикованный к смертному ложу тяжкой болезнью вождь сиу, изъявил согласие на поставленные условия. Но когда небольшой отряд янки под командой капитана Уоллеса вошел в становище, чтобы отобрать оружие, из типи загремели выстрелы, и Уоллес пал вместе со своими храбрыми солдатами.

Форсайт махнул шпагой. Заревели, изрыгая потоки свинца, ужасные митральезы, и поле огласилось яростными криками сражающихся.

Индейцы, насчитывавшие в данный момент несколько сотен хорошо вооруженных воинов, превышали по численности отряд Форсайта. Полагаясь на свое численное превосходство, они несколько раз бросались в яростную атаку на янки, но каждый раз отступали, почти добравшись до митральез, не выдержав их губительного огня.

Умирающий вождь сиу, знаменитый воин Большая Нога, словно наэлектризованный шумом битвы, поднялся на своем ложе и кричал:

– Убивайте, убивайте бледнолицых!

При первых же звуках выстрелов Джон покатился по полу типи и ногой разбросал горящие угли костра, на что никто из стражи не обратил внимания.

– Пережигайте свои путы! – крикнул агент товарищам по несчастью. – И старайтесь заползти под шкуры бизонов! Иначе нас перебьют как крыс!

В самом деле, картечины из митральез Форсайта не щадили и той типи, которая служила тюрьмой пленникам.

Но благодаря указанию Джона никто из пленников не пострадал, если не считать кое-каких ожогов от углей, при помощи которых пленники на самом деле довольно скоро избавились от связывавших их веревок.

Неравный бой скоро кончился: на поле битвы валялись изуродованные трупы последних сиу. Только ничтожный отряд сиу успел смелым и неожиданным натиском прорвать ряды янки и унесся вихрем в лес, провожаемый недружными выстрелами солдат.

– Миннегага ушла! – воскликнул почерневший от порохового дыма волонтер, в котором наши читатели не без труда узнали бы служившего проводником Форсайту бывшего бандита Сэнди Гука.

– И Красное Облако с ней! – ответил ему, выкарабкиваясь из-под загоревшихся кож типи-тюрьмы, Джон.

– Десять тысяч долларов за поимку Миннегаги снова уплыли у меня из рук! Проклятие! – вопил Сэнди.

– Мой скальп и мой парик! – вторил ему разъяренный агент.

– Но мы еще можем нагнать последних сиу! – заметил Джордж Деванделль. – Я только переговорю с генералом…