Прочитайте онлайн Охотница за скальпами. Смертельные враги (сборник) | Часть

Читать книгу Охотница за скальпами. Смертельные враги (сборник)
3512+3479
  • Автор:

Глава V

Еще одна партия бокса

– Нет, я не сделаю ни шагу больше! Вы меня надули, мистер бандит! Вы заставили меня отправиться в степь под предлогом, что устроите для меня порядочную охоту на бизонов. А вместо этого, когда я вижу бизонов и показываю их вам, вы отказываетесь пуститься по их следам. Это новое надувательство, но с меня довольно – я не сделаю ни шагу дальше.

– Не ерундите, милорд! Поймите, тут не до охоты на бизонов. Мне с величайшим трудом удалось вывести вас из лагеря индейцев, которые каждую минуту могут спохватиться и, заподозрив неладное, броситься по нашим следам. Где уж тут думать о бизонах.

– Мне до этого нет никакого дела! Я хочу охотиться на бизонов. Больше я ничего не знаю.

– Так вы последуете за мной или нет?

– Я уже сказал: нет!

– Послушайте, милорд! Еще раз я попробую говорить с вами как с разумным человеком. Дело таково: четверо знаменитых охотников прерии, среди которых находится Бэд Тернер, понимаете ли вы это – сам Бэд Тернер, – погребены заживо. Они еще живы, но если через сутки мы их не освободим – они погибли. Ради этого я ставлю на карту мою собственную шкуру. Вы думаете, мне было легко бросить индейцев, изменить им? Думайте что хотите, но у меня сердце лежит к краснокожей расе. Изменить индейцам с легким сердцем я не могу. Но ради Бэда Тернера и его товарищей я на это пошел. Я направляюсь к генералу Честеру. Для этого нужно, чтобы вы сопровождали меня.

– Мне нет никакого дела до ваших приятелей, таких же бандитов, как и вы. Я приехал в Америку не для того, чтобы заботиться о каких-то охотниках. Тем более речь идет именно о тех самых трапперах, которые обманули меня. Я возвращусь к индейцам и попрошу их устроить для меня грандиозную охоту на бизонов.

– Нет, вы не вернетесь в лагерь индейцев!

– Кто мне может запретить? Я свободный человек!

– Не совсем, милорд. Если дело пошло так, то я категорически заявляю, что не позволю вам вернуться к индейцам. Опомнитесь, и поедемте вместе к генералу Честеру. Иначе…

– Что иначе?

Взбешенный этим нелепым сопротивлением эксцентричного англичанина, экс-бандит неожиданно повернул свою лошадь и поднял ее на дыбы, а потом дал ей шпоры. Лошадь рванулась и грудью сбила с ног коня лорда Вильмора. Но англичанин не растерялся, и Сэнди Гук, к своему удивлению, увидел его сейчас же в полной готовности дать отпор хотя бы при помощи кулаков. Тогда американец, в свою очередь, соскочил с седла.

– Вот как, милорд? – закричал он. – Очевидно, вы уже забыли, как я вас отдул. Не хотите ли попробовать еще моих кулаков?

– Хочу заставить вас попробовать это же самое кушанье! – ответил лорд Вильмор.

– Ладно. Значит, снова устроим маленькую партию бокса?

– Ничего не имею против этого… Начинайте!

– Сейчас. За этим дело не станет. Но мне пришла в голову одна мысль. Из-за чего, собственно, будем мы драться?

– Из-за чести.

– Нет, я старый воробей, и меня на этом не проведешь! Подраться я всегда готов, но было бы из-за чего! Условимся так: если победите вы, то мы с вами вернемся к индейцам, я как-нибудь улажу все и даже устрою для вас охоту на бизонов; если же вы окажетесь побежденным, то тогда вы обязуетесь беспрекословно последовать за мной. По рукам, что ли?

Подумав несколько мгновений, англичанин кивнул головой.

– Согласен, но с одним условием! – сказал он. – Вы у генерала Честера уладите свои дела, а потом устроите для меня охоту на бизонов!

– Будь по-вашему. Начинайте!

– Начинайте вы!

И снова в прерии разыгралась странная, нелепая сцена: два человека, выбрав маленькую площадку, набросились друг на друга, махая кулаками. Тяжкие удары ложились на живое тело. Слышались вздохи и стоны.

На этот раз Сэнди Гук встретил гораздо более серьезное сопротивление, чем раньше. Лорд Вильмор, по-видимому, собрал все свои силы, призвал на помощь весь богатый опыт. Он держался крайне осторожно, не переходя в атаку, а только обороняясь и подстерегая, не сделает ли какой-либо ошибки Сэнди Гук.

После пятиминутной схватки, окончившейся безрезультатно, соперники разошлись отдохнуть.

– Ну, что же, милорд? – заговорил Сэнди Гук. – Может быть, вы одумались и теперь согласны ехать к генералу Честеру?

– Могу предложить вам тот же вопрос, мистер бандит: может быть, вы уже одумались и согласны вернуться со мной к индейцам?

– Значит, милорд, будем продолжать?

– Значит, будем продолжать!

И они опять набросились друг на друга.

Вторая схватка затянулась. Несколько раз Сэнди Гуку пришлось попятиться перед наседавшим на него англичанином. Приходилось круто, и он это хорошо сознавал. Но, с другой стороны, лорд Вильмор, видимо, уставал, дышал тяжело и неровно, глаза его помутились.

Еще несколько выпадов – и вдруг, отбив удар лорда Вильмора, направленный в грудь, Сэнди Гук нанес англичанину, в свою очередь, почти одновременно два жестоких удара по голове.

Лорд Вильмор свалился на землю и пришел в себя только тогда, когда сердобольный бандит влил ему в глотку порядочную порцию виски.

– Ну, как дела, милорд? – осведомился Сэнди Гук.

– Собственно говоря, очень недурно, но, кажется, вы мне разбили череп!

– Нет, едва ли, милорд! Череп у вас, надо сказать по справедливости, словно из чистейшей меди отлит! Поболит у вас голова, это верно. Но головная боль вещь неопасная. Итак, вы довольны?

Вильмор молча кивнул головой.

– Может быть, вы настолько оправились, что мы можем продолжить наш путь?

Лорд огляделся вокруг мутными глазами, потом заявил:

– Хорошо. Но вы, мистер бандит, не забудете своего обещания и устроите мне охоту на бизонов?

С этими словами он попробовал приподняться, но со стоном опустился на землю снова, пройдя лишь два шага: полученный им от Сэнди Гука урок был слишком солиден даже для его крепкой головы.

Увидев печальное положение своего компаньона, Сэнди Гук снова прибег к всеспасительному средству, к фляжке с виски, а когда и это помогло мало, то американец попросту втащил лорда Вильмора на спину мустанга.

– Можете ли вы держаться в седле? – спросил он.

– Попробую! – ответил англичанин.

И они тронулись в путь.

Иногда Сэнди Гук оглядывался по сторонам: он опасался, что бегство уже открыто индейцами и началось преследование. Но одного взгляда было достаточно, чтобы убедиться в отсутствии близкой опасности. Краснокожие или не обнаружили бегства, или не имели времени заняться преследованием. Так или иначе, но беглецы могли беспрепятственно продолжать свой путь.

Сэнди Гук гнал лошадей без сожаления, давая им только тогда передышку, когда они выбивались из сил и готовы были упасть.

Так прошло несколько часов.

– Стой! Кто идет? Ни с места! Руки вверх! Не шевелись! – неожиданно прозвучал повелительный голос, и в двадцати шагах от странников заблестели дула трех винтовок.

– Друзья! Не стреляйте! – спокойно отозвался Сэнди Гук.

– Брось карабин. Сойди с коня! – продолжал командовать незнакомый голос.

Сэнди Гук повиновался и снял с седла лорда Вильмора. Через минуту они были окружены маленьким отрядом американских волонтеров. Это были солдаты генерала Честера.

– Мы должны немедленно видеть вашего командира. Ведите нас к генералу! – сказал Сэнди Гук командовавшему сержанту.

– Не торопись, дружище! Генерал ближе, чем ты думаешь. Смотри, как бы он не подарил тебе хорошую веревку! – ответил сержант.

Но Сэнди Гука трудно было смутить.

– О веревке не беспокойся, мой милый! – ответил он солдату хладнокровно. – Смотри, как бы генерал не снял с тебя галуны за то, что ты задерживаешь таких важных персон, как мы.

– Ого?! – засмеялся сержант. – А что ты за птица? Раскрашен ты под индейца, но меня не надуешь: ты такой же краснокожий, как я – негр.

– Генерал Честер знает, кто я! – высокомерно ответил бандит.

– А твой спутник? Может быть, тоже какая-нибудь знатная штучка?

– Разумеется! – ответил Сэнди Гук. – Это настоящий английский лорд.

– О-о? Почему не китайский император?

– Китайский император покуда слишком занят: он чистит свои сапоги. Ну, довольно болтать! Веди нас!

Солдаты, отобрав винтовку и револьвер Сэнди Гука и убедившись, что лорд Вильмор без оружия, повели их.

Через четверть часа Сэнди Гук и лорд Вильмор были в большой походной палатке, где, сидя за грубо сколоченным столом, рассматривал какие-то документы и карты человек лет пятидесяти с серо-стальными глазами, широким лбом и квадратными челюстями бульдога.

Это был генерал Честер, имя которого навсегда останется в истории борьбы двух рас.

Увидев пришельцев, которых сопровождал с револьвером в руке сержант, генерал Честер круто повернулся и устремил свой взор на лицо Сэнди Гука.

– Белый, переряженный индейцем! – сказал он сухо. – Что вы за люди? Что вам нужно? Откуда вы?

Сэнди Гук выступил несколько вперед.

– Позвольте, генерал, рекомендовать вам его светлость лорда Вильмора! – произнес он.

– Этот субъект – англичанин? – удивился генерал, разглядывая странную фигуру злополучного охотника на бизонов.

– Я вовсе не субъект! – надменно возразил лорд Вильмор. – Я действительно подданный ее величества королевы Великобритании. Меня зовут Джемс Патрик Мария Дункан Этельред Жозеф, лорд Вильмор, виконт Леннокс, барон Тоуорд, граф Виндов.

Я наследственный пэр Англии, кавалер орденов Подвязки, Святого Патрика и Святого Дунстана. С кем имею честь?

Генерал Честер, оглушенный этим потоком имен и титулов, невольно засмеялся.

– Меня зовут Вильямом Честером! – сказал он. – Я – генерал на службе Североамериканских Соединенных Штатов. Прошу присесть, милорд! Теперь узнаем, кто вы, замаскированный индейцем белый. Может быть, у вас тоже имеется несколько титулов и ваше имя звучит гордо?

– Само собой разумеется! – ответил, не смущаясь, Сэнди Гук.

– Ну, так выкладывайте ваши титулы и ваши имена!

– Я, видите ли, генерал, покуда вынужден путешествовать инкогнито! – важно произнес бандит.

Генерал вытаращил глаза.

– Вот что, генерал! – перешел на серьезный тон Сэнди Гук. – Я, конечно, скажу вам мое имя и все прочее. Но у меня есть веские основания поставить одно условие. Сначала я вам скажу, что привело меня к вам. Дело это очень важное. Вы же дайте слово, что если и вы признаете это дело таким серьезным, каким считаю его я, то тогда вы не… не повесите меня, узнав мое настоящее имя и титулы.

Удивлению генерала не было конца. Но он не растерялся.

– Не проще ли будет, – сказал он, – мистер Неизвестный, приказать повесить вас теперь же как явно подозрительную личность, к тому же явившуюся к нам с индейской стороны?

– Совершенно согласен, генерал. Но только, повесив меня, вы этим подпишете смертный приговор некоему Бэду Тернеру.

– Бэду Тернеру? Моему лучшему разведчику?

– Да. И с ним еще погибнут бравые трапперы – Джон, известный под именем «индейского агента», много лет служивший разведчиком полковнику Деванделлю, и два его неразлучных спутника, трапперы Гарри и Джордж. Все четверо находятся в руках краснокожих. Освободить их без моей помощи нет возможности, потому что только один я знаю, в какую дыру их заткнули индейцы. Собственно говоря, я делаю большую глупость: ради того, чтобы спасти этих людей, я ставлю на карту всю мою репутацию!

Генерал Честер, заметно волнуясь, шагал по палатке, бросая время от времени испытующие взгляды на стоявшего в непринужденной позе «мистера Неизвестного».

– Скажите мне ваше имя! – коротко промолвил он.

– С величайшим удовольствием. Но только тогда, когда буду иметь ваше слово, что вы меня не повесите.

– Да что, черт возьми, у вас на совести несколько убийств, что ли? Ну, ладно! Даю слово.

– Благодарю. Убийств на моей совести, генерал, нету. Но несколько железнодорожных поездов имеются.

– На вашей совести имеются несколько железнодорожных поездов? Ничего не понимаю!

– Я – Сэнди Гук!

– Ах, дьявол! Вы – Сэнди Гук? Знаменитый грабитель поездов?

– К вашим услугам!

– Да вас надо немедленно повесить!

– А ваше слово, генерал?

– Я дал слово не вешать? Хорошо, я прикажу вас расстрелять. Таким образом, мое слово не будет нарушено…

– А в то же время Бэд Тернер, Джон и его спутники погибнут!

Генерал сердито стукнул кулаком. Помолчав немного, он прошелся из угла палатки в угол, потом остановился перед Сэнди Гуком, заглянул ему пытливо в глаза, пожал плечами, отошел, сел у стола, покрытого картами, и сказал:

– Ну, ладно. Ни вешать, ни расстреливать вас я не буду. Бэд Тернер дороже какого-нибудь…

Он не докончил.

– Бэд Тернер в десять раз дороже Сэнди Гука! – кивнул головою бандит. – Именно поэтому, генерал, я и рискнул порвать с индейцами и явиться к вам в лагерь, зная отлично, чем это может окончиться.

– Вы не из робких, мистер Гук!

Сэнди Гук с довольной улыбкой принял комплимент, потом, не ожидая приглашения, взял свободный стул и сел рядом с генералом Честером.

– Итак, генерал, – сказал он, – дело в следующем. Я обнадежил Джона, индейского агента, что я постараюсь спасти его и его спутников. Ужасно, знаете ли, было бы неприятно, если бы знаменитый шериф из Гольд-Сити, которого в прерии называют «грозою бандитов», погиб от рук краснокожих. Ну, да и Джона, индейского агента, было бы жаль. Он порядочный парень! Все они попались в руки отряда индейцев, сахемом которых является знаменитая Миннегага.

– Как? Миннегага? Дочь Яллы?

– Вот именно, генерал. Я рассчитывал, что у меня найдется время устроить побег пленникам, но, на беду, разведчики донесли, что вы приближаетесь к горам Ларами. Миннегага распорядилась похоронить пленников заживо в одной пещере, куда брошены также трупы нескольких индейских воинов, павших в бою вчера. Думаю, пленники выдержат еще несколько часов. Сам я не мог ничего уже сделать для их освобождения и потому решился бросить все и направиться к вам. Если вы лично не пойдете на выручку, то дайте мне пятьдесят или шестьдесят ваших солдат; я думаю, этого будет достаточно…

– Слушайте, мистер Гук! Пятьдесят или шестьдесят солдат могут попасть в ловушку и потерять свои скальпы. Вы меня понимаете?

– Отлично! Вы хотите сказать, что боитесь, как бы Сэнди Гук не оказался предателем и не погубил несколько десятков ваших подчиненных. Распинаться и уверять вас в обратном я не стану. Конечно, я – бандит. И я много лет якшаюсь с краснокожими. Но, генерал, подумайте: очищать карманы путешественников или ограбить хотя бы почтовый поезд, как это не раз проделывал я, – это одно, а повести на убой полсотни моих же соотечественников, моих братьев, генерал, это совсем другое.

– Правда. Я об этом не подумал. Извините. Хорошо. Вы получите в свое распоряжение целый отряд, мистер Гук. Постарайтесь спасти Бэда Тернера и его товарищей. А я постараюсь выхлопотать вам полную амнистию и забвение ваших грешков.

– Будем говорить! – отозвался спокойно Сэнди Гук, придвигая свой стул к креслу генерала.

Глава VI

В лагере генерала Честера

Объяснения Сэнди Гука с генералом Честером затянулись на добрых полчаса. Генерал очень охотно предпринял бы все для спасения Бэда Тернера и его спутников, но предприятие, которое затевал Сэнди Гук, казалось настолько рискованным, что невольно в душу Честера закрадывались сомнения, и временами он был близок к тому, чтобы, признав дело безнадежным, отказаться отдать в распоряжение Сэнди Гука просимых волонтеров. Но когда он вспоминал, каким мукам должны подвергнуться в своей ужасной могиле заживо похороненные бедняги, какие ужасы переживают они, его сердце сжималось тоскою, и решимость довериться Сэнди Гуку крепла. Итак, все было обговорено, все было покончено, Честеру оставалось только сделать распоряжение о командировании солдат, как вдруг в его голове блеснула мысль.

– Послушайте, мистер Гук, – сказал он, обращаясь к экс-бандиту. – Может быть, в вашем распоряжении имеются какие-либо сведения об одном из лучших моих офицеров? Он отправился на разведку в эти проклятые горы несколько дней тому назад и словно канул в воду.

– Должно быть, – отозвался Сэнди Гук, подумав, – это молодой поручик полка волонтеров Колорадо?

– Да, да! Он был в мундире этого полка. Где он? Что с ним?

– Его взял и держит в плену Сидящий Бык, вероятно, в расчете получить за него выкуп или воспользоваться им при размене пленных.

– Так, значит, молодой Деванделль жив? – радостно воскликнул генерал. – Слава богу, а я считал его уже погибшим.

Очередь изумиться была за Сэнди Гуком.

– Молодой Деванделль? – спросил он. – Сын несчастного полковника Деванделля, заживо скальпированного Яллой, матерью Миннегаги!

– Да! Именно, сын моего старого боевого товарища, злополучного Деванделля, так жестоко поплатившегося во время последнего восстания краснокожих. Может быть, вы знали полковника?

– Нет, генерал! Но историю его злоключений знает в прерии каждый ребенок. Будем надеяться, что он еще не открыл своего имени Сидящему Быку, генерал.

– Чего же ему скрывать свое имя?

– О боже! Вы забываете о существовании достойной наследницы Яллы, Миннегаги, которая своей свирепостью перещеголяет самого свирепого индейского сахема. Ведь если бы Миннегага узнала, кто пленник Сидящего Быка, она перевернула бы и небо, и землю, лишь бы заполучить Деванделля в свои руки. А тогда ничто не спасло бы его: Миннегага не отдаст его ни за какой выкуп, разве только предварительно оскальпировав, как когда-то ее мать оскальпировала старого полковника Деванделля.

Генерал взволнованно прошелся вокруг стола, обдумывая что-то. Потом он остановился перед собеседником.

– Послушайте, Сэнди Гук. Скажите, откуда вы родом?

По лицу экс-бандита пробежала легкая судорога. Взор сделался мрачным. Казалось, он вздрогнул, словно получив неожиданный удар. Сначала он потупил голову, потом встряхнулся и произнес глухим голосом:

– Я из Мэриленда. Но… почему вы спрашиваете это, генерал?

– Вы и там натворили что-нибудь? Вам нельзя было бы воротиться на родину?

Вместо ответа Сэнди Гук взглянул на Честера помутившимся взором, в котором ясно читалось страдание.

– Там я родился, там могилы моего отца и моей матери. Но если я покажусь туда, меня ждет веревка. Зачем вы напоминаете мне об этом, генерал?

– Значит, я не ошибся? Слушайте, Сэнди! Освободите молодого Деванделля, и я ручаюсь, что, когда вы вернетесь в Мэриленд, вас не только не будут травить, как дикого зверя, а, наоборот, встретят радушно. Мало того. Вы вернетесь к себе на родину не голышом, а совершенно независимым человеком, потому что, когда вы приведете в мою палатку поручика Деванделля, я собственноручно отсчитаю вам пять тысяч долларов.

Глаза Сэнди Гука то загорались, то потухали. Его могучая грудь ходила ходуном, огромные кулаки то сжимались, то разжимались.

– Мэриленд… Родная земля… Мой родной край… – шептал он. – О благословенный край! Там стоят зеленые леса, по тропинкам которых я бегал, когда был ребенком. Там журчат потоки, на берегах которых бродил я юношей. И там прошла моя светлая юность. Вернуться туда? Вернуться не украдкой, а при свете дня, получить право смотреть прямо в глаза всем и каждому.

Он смолк, потом забормотал снова:

– Сидящий Бык – это человек, которого боятся даже сами индейцы. Попытаться освободить Деванделля из рук Сидящего Быка – это равносильно тому, что попытаться голыми руками вырвать ягненка из пасти гризли. Но… Мэриленд, Мэриленд.

Он круто повернулся к генералу и произнес:

– Деванделль будет освобожден, или я сложу свои кости в лагере индейцев.

– Вы также получите пять тысяч долларов.

– Ни одного гроша! Мне не нужны деньги! Мне нужен мой родной край.

Совершенно неожиданно из угла, в котором молча заседал лорд Вильмор, послышался его скрипучий и гнусавый голос:

– В Америке все странно! Даже бандиты оказываются джентльменами. Я начинаю чувствовать, что мой сплин проходит от удивления. А я истратил несколько десятков тысяч фунтов стерлингов на докторов и лекарства совершенно безрезультатно. Мистер Гук! Я обещаю вам вознаграждение не за освобождение этого молодого американского офицера, до которого мне нет никакого дела, а за излечение меня от сплина. Вы получите от меня тысячу фунтов стерлингов. Но, насколько я понял, вы намерены отправиться в горы к индейцам? Я желаю сопровождать вас.

– Да что вы там будете делать, милорд? – удивился генерал Честер. – Вас могут убить.

– О, нет! Ведь я англичанин.

– Едва ли они будут справляться о вашей национальности.

– Ничего не значит! У меня крепкий череп. Сэнди Гук пробовал убить меня ударами кулака по голове, но из этого ничего не вышло.

– Что такое, мистер Гук? – спросил удивленно генерал. – Вы хотели убить этого человека? За что?

– Нет, генерал. Мы просто устроили два раза маленькую партию бокса. Разумеется, при этом не обошлось без пары тумаков. Англичанин ударил меня головой в живот так, что я думал, будто мои кишки порвались. В свою очередь, мне пришлось вразумлять его парой тумаков по голове. И, как видите, мы остаемся добрыми приятелями, и милорд, чтобы только не разлучаться со мной, готов снова отправиться к индейцам.

Англичанин утвердительно кивнул головой и произнес кратко:

– Да! Пара тумаков в голову. Он хорошо дерется! Он вышиб у меня два зуба. Ловкий был удар! Я доволен! Он почти перебил мне одно ребро. Я доволен! Он обещал мне устроить охоту на бизонов. Надеюсь, я буду доволен.

Произнеся эту речь, краткую, но очень содержательную, лорд Вильмор хладнокровно принялся ковырять в зубах поднятой на полу палатки соломинкой. Генерал и Сэнди Гук обменялись взглядами, потом, не обращая внимания на эксцентричного сына туманного Альбиона, приступили к обсуждению вопроса, как надлежит организовать экспедицию для спасения сначала Бэда Тернера и его товарищей, а потом уже молодого поручика Джорджа Деванделля, которому, по крайней мере сейчас, покуда Миннегага не узнала его имени, не грозила опасность быть скальпированным.

По-видимому, Честер все еще не мог подарить полного доверия экс-бандиту. Во всяком случае, сообщая ему о своем согласии предоставить в его распоряжение отряд из пятидесяти или шестидесяти волонтеров, Честер сказал откровенно:

– Вот что, мистер Гук! Вам не в обиду, но я ведь отвечаю за жизнь моих солдат. Сержант получит приказание не спускать с вас глаз.

– Как вам будет угодно! – пожал плечами Сэнди Гук.

– Да! И если мои солдаты окажутся в ловушке, то…

– То ваш сержант всадит мне пулю в лоб? – засмеялся Сэнди Гук. И потом добавил:

– Не беспокойтесь, генерал! Пули я не побоялся бы, и, поверьте, если бы речь шла о ловушке, то я всегда сумел бы ускользнуть, но, с одной стороны, речь идет о спасении таких людей, как шериф Бэд Тернер, а с другой стороны, вы мне обещали реабилитировать меня и дать мне возможность вернуться на родину. Можете принимать какие угодно меры предосторожности. Это дело ваше, и я обижаться не буду. Позаботьтесь только об одном, чтобы у сержанта в голове имелось сколько-нибудь мозга, и дайте ему такие инструкции, чтобы он не напутал и не связал меня по рукам и ногам в самый нужный момент. Больше мне ничего не надо.

С этими словами Сэнди Гук покинул палатку генерала Честера. Лорд Вильмор раскланялся и вышел вслед за ним, заверив на прощание генерала, что в случае удачи охоты на бизонов он не замедлит снабдить генерала парою рогов.