Прочитайте онлайн Охота на журавля | Часть 5

Читать книгу Охота на журавля
3516+2504
  • Автор:

5

Пренебрежение внешним видом может привести к самым неожиданным последствиям.

Золушка

В городском КВД мне раньше бывать не приходилось — ни по работе, ни тем паче по личным надобностям. Повезло! Честное слово, сюда народ надо специально водить: берегитесь случайных связей, а то и вам такой же кошмар грозит. Наихудшая вариация на тему районной больницы тридцатилетней давности: кафельный пол цвета высохшего навоза, грязно-синие масляные стены, щербатые ступеньки — жуть! Вот где фильмы ужасов надо снимать. Сытый западный зритель бешеные деньги за просмотр заплатит — ему-то такое и в страшном сне привидеться не может.

Никаких связей в этом очаровательном заведении у меня не имелось. К сожалению. Ибо сервис вполне соответствовал интерьеру. Чрезмерно накрашенная девица в регистратуре с отзывчивостью электромясорубки вывалила на меня кучу сведений о врачах, анализах и ценах — не поднимая глаз. Чтобы не смущать, что ли? Только минут через пять мне удалось пробиться через поток ненужной информации и выяснить, что фамилия Марков ей ничего не говорит, а врачей по имени Слава у них работает трое: у двоих сейчас прием, а третий в отгуле. Через четверть часа стало ясно, что ни один из имеющихся в данный момент в наличии Слав не является тем, кто мне нужен. Еще десять минут потребовалось, чтобы убедить девицу в том, что мне жизненно необходимо связаться со Славой номер три, и это абсолютно срочно. Домашний телефон его она мне так и не сообщила, набрала номер сама, повернув предварительно аппарат (дисковый! я и не думала, что такие еще существуют) так, чтобы я не смогла определить, какие цифры она набирает. Ну и секретность у них, ФБР позавидует!

Не то у Славы был очень хороший телефон, не то очень громкий голос — когда он наконец, после пяти-шести гудков, ответил, мне было прекрасно слышно: «Какие еще посетители, если у меня законный выходной? Всех на завтра, ясно?» Девица растерялась и после минутного замешательства, так и не сумев выдавить из себя ничего вразумительного, передала мне трубку. Пришлось брать быка за рога:

— Слава, здравствуйте. Меня зовут Рита, я, как и Марк, работаю в «Городской Газете», и мне нужно с вами поговорить. Лично.

— У меня прием завтра с двух, приходите, — даже по голосу было слышно, как он недоуменно пожимает плечами. Должно быть, решил, что Марк по-приятельски направил к нему кого-то провериться или полечиться.

Вот черт побери! Они же друзья вроде или по крайней мере приятели, а я тут… с новостями. Но — куда деваться?

— Извините, что настаиваю, но, во-первых, это срочно, во-вторых, не касается вашей профессиональной деятельности.

— А что случилось? — он явно забеспокоился.

— Мне не очень хотелось бы обсуждать это по телефону.

— Да? Понимаю, — после секундной паузы ответил невидимый Слава. Голос у него был хороший — богатый такой баритон, сочный и доброжелательный. — Как выйдете из нашей двери, напротив будет дворик с каруселью, двумя песочницами и скамейками. Ждите меня там, я буду минут через двадцать.

— А… — начала было я, но Слава уже повесил трубку. Интересно, как я его узнаю?

Опасения, впрочем, оказались излишними. Прежде всего, во дворике было совершенно пусто. Не до такой степени, как в пустыне Гоби или хотя бы в причерноморских степях, но и человеческим муравейником здесь не пахло. Некоторые приметы цивилизации, впрочем, присутствовали — в виде указанных Славой карусели, песочниц и полудюжины скамеек. Кроме них, имелся еще доминошный стол. А в центре двора возвышался трехметровый деревянный медведь. Вокруг него с гордым видом расхаживал огненно-рыжий петух и время от времени косил на меня блестящим черным глазом. Иллюстрации к сказкам Афанасьева, только лисы и не хватает.

Единственная человеческая особь, обнаруженная при более внимательном осмотре, рылась в песочнице, помогая себе гнутой столовой ложкой. Лет юному строителю было от силы пять, а то и меньше, так что Славой он быть никак не мог. Когда же через семнадцать минут появился искомый Слава…

Ой, мамочки мои! Чтобы такое изготовить, двух меня, пожалуй, маловато будет. Он напоминал нечто среднее между небольшим дирижаблем, Кинг-Конгом и поздними портретами Бальзака.

— Рита? Вы от Марка? А почему сам не пришел?

Я открыла было рот, чтобы ответить, и тут же поняла, что не получается. Ну что я ему скажу? Умер? Отравился? Несчастный случай? Тем более, я абсолютно не представляю себе, что его с Марком связывало. Может, они вообще лучшие друзья со школьных лет. Ведь сразу сорвался и приехал — значит, не просто дальние знакомые. Ох! Он, конечно, уже готов к неприятным известиям, но все эти фразы настолько бессмысленны… Стоп! Чтобы не было бессмысленно… Все равно на любое сообщение последует вопрос «как?» Так, может, и начать прямо с этого? Коротко, ясно и без особых эмоций. Не совсем ответ, но сойдет.

— Трихопол плюс водка. Много.

Теперь уже мой собеседник потерял дар речи. Надолго. На минуту или две. Потом, наконец, он спросил:

— Когда?

— Почти неделю назад.

— Но… — он опять надолго замолчал. — Этого не может быть.

Наверное, я после визита в морг выглядела примерно так же: шок, выраженный единственной мыслью «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда». Сейчас у меня в мозгах уже крутилась парочка более-менее логичных объяснений, только информации не хватало. Ну ничего, сейчас и Слава перешагнет первое потрясение и начнет соображать. Это только в мексиканских сериалах персонажи могут до бесконечности переживать на тему «ах, как же это!» Нормально устроенная голова после первого шока автоматически начинает перебирать кусочки рассыпанной головоломки, чтобы сложить из них хоть сколько-нибудь правдоподобную картинку. Бессмысленных событий не бывает — это человек запоминает еще в раннем детстве на подсознательном уровне. И на том же подсознательном уровне понимает: если что-то выглядит бессмысленным — значит, либо смотришь не с той стороны, либо не хватает каких-то важных кусочков.

— Как вы меня нашли?

Ну вот! Для того чтобы «включиться», ему понадобилось всего минуты три. Хотя вопрос он задал странный. Какая разница — «как». Но судя по шоковой реакции на мое сообщение, а еще более по тому, с какой скоростью Слава поспешил встретиться — приятелями они были все-таки достаточно близкими, тут Марк не соврал. Ладно, попробуем по-другому.

— Вам важно «как» или все-таки «почему»?

— Извините, я немного замедленно соображаю, еще не воспринял. Как — понятно, вы все-таки журналист. Он так радовался этим анализам, что наверняка рассказал и на работе, дальше — дело техники.

— Радовался? Он что, предполагал, что чего-то подцепил?

— Да нет. Он не так радовался, как, например, девица, которая узнает, что не беременна. Это было как-то, ну, юмористически, что ли… Даже не радовался, а как бы… гордился, это, наверное, ближе. Но тоже не всерьез, а с шуточками. Уговорил меня отметить такой торжественный день, выпили по бутылке пива…

— А может быть, у него в этот день что-то еще произошло? Или должно было?

— Не знаю, — Слава покачал головой. — Но думаю, он сказал бы. А то были все шуточки — ему теперь, дескать, тоже можно штамп ставить — «проверено электроникой».

— Штамп? Может, он жениться собрался?

— Да ну, это он точно бы сказал. Да я и не уверен, что именно штамп. Может, знак качества или даже, по-моему, печать. Это как-то мельком прозвучало, не помню. Пошутил еще, что так редко видимся, что за каждую встречу можно специальный тост предлагать.

— Вы действительно редко виделись?

— Да когда как, — пожал плечами Слава, при его габаритах это походило на небольшое землетрясение. — Когда раз в неделю, когда по два-три месяца не встречались. Сами знаете, дела, работа. Он и в этот раз из-за работы обратился. Что-то ему по интим-клиникам надо было сделать, ну, а я, естественно, эту кухню более-менее знаю. Рассказал ему, как и что, кто посерьезнее считается, кого совсем в упор не видят.

— Вообще или конкретно?

— Ну, три самые, как сказать, популярные я ему назвал: «Тонус», центр «Двое» и «Сюжет-клуб».

— Они действительно самые толковые?

— Вот и Марк о том же спрашивал. Тут сложно. В общем-то, все эти клиники — кстати, ни одна из них не имеет юридического права так называться — практически все они занимаются одним и тем же, примерно одними и теми же средствами. А популярность… Она ведь не только от качества собственно медицинских услуг зависит. Имидж, реклама, стиль работы с пациентами… Цены, в какой-то мере… Он хотел несколько сам обойти. Можно было и наугад выбрать, но ему, по-моему, хотелось кого-нибудь еще и на рекламу раскрутить, а об этом лучше разговаривать все-таки с теми, у кого нормальный доход. Хотя и тут возможны варианты.

— Может, он какую-то важную или просто встречу упоминал?

— Я понимаю… Нет, такого не помню, по-моему, нет. Обычный разговор, почти ни о чем. Какой трихопол, откуда? Это точно?

— Патологоанатом сказал.

— Н-да. Может, все-таки ошибка? Ну, не может такого быть! Если бы он и в самом деле чего-то схватил, наверняка ведь ко мне бы обратился, к кому еще. И препарат я ему дал бы поновее и поприличнее. Вы узнайте еще раз, могли ведь они ошибиться? — Слава с надеждой посмотрел на меня.