Прочитайте онлайн Однажды в Октябре – 1 | 20:40. ТАКР «Адмирал Кузнецов», оперативный отдел

Читать книгу Однажды в Октябре – 1
2616+1826
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

20:40. ТАКР «Адмирал Кузнецов», оперативный отдел

— Товарищи, перед нами стоят две задачи, одна — главная, другая — основная, — начальник штаба соединения капитан 1-го ранга Иванцов обвел собравшихся внимательным взглядом, — причем, выполнить обе эти задачи надо одновременно. Главная задача — это разгром немецкого флота на Балтике, и срыв операции «Альбион» — высадку немецкого десанта на острова Моонзундского архипелага. Основной же для нас является задача, форсировав Передовую и Центральную минную позиции, и провести в Финский залив нашу десантную группировку. Начнем с последнего. Как все вы уже знаете, обеспечивать форсирование Центральной минной позиции будет БПК «Североморск» под командованием капитана 1-го ранга Перова. Алексей Викторович, доложите обстановку?

Подтянутый каперанг встал, и начал свой доклад, — В настоящий момент сформирован походный ордер, состоящий из следующих кораблей: БПК «Североморск», БДК «Калининград», БДК «Александр Шабалин», учебного судна «Смольный», БДК «Новочеркасск», БДК «Саратов», транспорта «Колхида», учебного судна «Перекоп». После получения команды отряд готов двинуться в район форсирования минных заграждений. На «Североморске» готовы к работе по поиску минных полей два противолодочных вертолета Ка-27ПЛ. Опускаемые гидроакустические станции на вертолетах перед походом прошли поверку и тестирование.

— Очень хорошо, — кивнул Иванцов, — значит, мы можете приступать к выполнению операции. Как только завершите форсирование минной позиции, отправите противолодочные вертолеты на «Кузнецов», взамен к вам вылетят транспортные Ка-29 со спецназом. Да, — начальник штаба соединения вопросительно посмотрел на командира «Североморска», — какие-нибудь еще дополнительные вопросы?

— Да, Сергей Петрович, один вопрос есть, — кивнул Перов, — Какие действия мы должны предпринять при обнаружении подводной лодки? В настоящий момент мы не имеем записанных акустических портретов, чтобы отличить друг от друга русские, английские и немецкие лодки.

— Дальность прицельного выстрела нынешними пневматическими торпедами не превышает 10 кабельтовых. Любая подлодка, подошедшая к вам на эту дистанцию, должна быть немедленно уничтожена, — жестко ответил начальник штаба соединения, — Мы не имеем права рисковать повреждением или гибелью хоть одного нашего корабля. Любой (вычеркнуто цензурой) командир, вышедший в атаку на корабль под андреевским флагом, вне зависимости от своей национальной принадлежности, должен понимать, что он сам кладет свою голову на плаху. Запомните это сами и передайте командирам учебных кораблей, и пусть запишут приказ в журналы. Можете делать одиночные предупредительные выстрелы, но на дистанцию выстрела к кораблям не должна подойти ни одна подлодка. К тому же, по данным историков, ни одна русская подводная лодка в Моонзунд не направлялась. Британские были, а наших, не было. Еще вопросы?

Капитан 1-го ранга Перов встал, — Нет, Сергей Петрович, вопросов больше нет, разрешите приступать?

— Приступайте, Алексей Викторович, — кивнул Иванцов, — и с богом. На палубе разъездной Ка-27 с номером «013», скажите командиру, что я приказал доставить вас на «Североморск» немедленно.

Когда командир «Североморска» вышел, начальник штаба перевел дух, — А теперь, товарищи, приступим к нашей главной задаче — противодействию германской операции «Альбион». Для захвата Моозундских островов немецкое командование выделило десять линкоров, один линейный крейсер, используемый как флагманский корабль соединения, пять легких крейсеров, один из которых «Эмден» находится при линейных силах, а четыре других крейсера: «Франкфурт», «Кенигсберг», «Карлсруе» и «Нюрнберг» идут в сопровождении транспортов с десантом. Все четыре крейсера принадлежат к одному типу — «Кенигсберг II», имеют водоизмещение до 7.000 тонн, сбалансированное бронирование, и вооружены восемью 15 см орудиями с длинной ствола в 45 калибров. Максимальная скорость 28 узлов, экипаж 475 человек. Как только мы атакуем нашу главную цель — транспорты с десантом, то именно эта свора вместе с двумя десятками миноносцев бросится на нас…

— Сергей Петрович, а как же линейные корабли? — спросил командир «Адмирала Ушакова» капитан 1-го ранга Иванов, — Разве не с них будем начинать?

— Михаил Владимирович, а что будут делать немецкие линкоры, если мы угробим десант, который они должны поддерживать? — вопросом на вопрос ответил начальник штаба. — С линкорами, кидающимися четырехсоткилограммовыми болванками на расстояние двадцать километров как то не особо хочется вступать в прямое столкновение. Тем более, что это настоящие толстокожие, забронированные по полной программе дредноуты. И я не уверен, что против них будут эффективны даже наши «Вулканы», которых у нас всего шестнадцать штук. Противобункерные КАБ-500 будут в этом смысле куда эффективней, но это уже вторая фаза операции. — Капитан 1-го ранга Иванцов посмотрел на собравшихся, — Значит так, подводная лодка «Алроса» пока не уходит к Копенгагену, а занимает позиции северо-западнее точки сбора десантной флотилии «Вейс». Это наш засадный полк. Ее задача — заранее выбить легкие крейсера, сопровождающие транспорты с десантом. Остальные наши корабли будут располагаться в 20–30 милях северо-западнее точки «Вейс». Давайте сверим часы — на моих сейчас 21:05. Ровно в 04:00, когда линкоры будут уже на месте, а транспорты будут еще идти к точке сбора, «Алроса» выпускает торпеды по крейсерам, а «Ярослав Мудрый», и «Сметливый» запускают по транспортным пароходам все свои «Ураны».

В первую очередь уничтожению подлежат транспортные суда авангарда, и те три грузовых парохода, что следуют вместе с передовой группой тральщиков. Судя по воспоминаниям очевидцев, в своем большинстве суда довольно ветхие, даже без внутренних переборок, так что тонуть будут прямо вместе с десантом весело и быстро. Когда до цели долетит последний «Уран», начнется вторая фаза операции. Место побоища посетят ударные вертолеты. Это произойдет примерно в 04:15. На «Кузнецове» имеется восемь ударных машин типа Ка-52 и Ми-28. Их задача — добить в транспортном флоте все, что еще держится на воде. Кроме пароходов, там еще есть моторные лодки, баркасы и прочая мелкая шелупонь. После их налета должны остаться только щепки и трупы. На этом этапе линкоры все еще следует игнорировать. Да, Александр Владимирович, не геройствуйте, по возможности торпедировав крейсера, тут же отходите на глубокую воду…

— А что они мне сделают? — удивился командир подлодки, капитан 2-го ранга Павленко, — торпеды у меня электрические, бесшумные и бесследные. Срабатывание неконтактного взрывателя будет воспринято, как подрыв на мине. Скорость движения семнадцать узлов. Пока догадаются, я отстрелявшись, скроюсь.

— Вот именно, что бесследно, Александр Владимирович, — вздохнул Иванцов, — не забывайте про минное поле, там есть и мины против подлодок. К тому же много мин, сорванных с якорей. Еще раз говорю, без нужды не рискуйте, выпустили торпеды по крейсерам, и обратно на глубину. Считайте, что это приказ.

— Так, точно, Сергей Петрович, выстрели — и на глубину, — кивнул капитан 2-го ранга Павленко, — приказ надо выполнять…

— Вот и хорошо, Александр Владимирович, — ответил начштаба, и продолжил, — Третий этап, начнется, когда ударные вертолеты вернутся из налета, и будут убраны в ангар. В воздух поднимутся две пары Миг-29, каждый из которых возьмет восемь КАБ-500. В принципе, этого одного вылета хватит, чтобы вбомбить германские линейные силы в морское дно. Если линкоры окажутся крепче чем мы рассчитывали… Хотя, какой, к черту, «крепче», даже одно попадание КАБа ставит на корабле отметку «небоеспособен» и «нетранспортабелен». А если бомбу загонят в район артиллерийского погреба, то это однозначно катастрофа.

Пока Миги занимаются линкорами, в воздух поднимутся три тройки Су-33 и бомбами ОДАБ-500. Они разнесут порт Либавы, известной нам как Лиепая.

Там сейчас готовится к погрузке второй эшелон десанта. Когда к утру будет покончено с десантом и крупными кораблями, тогда подойдем поближе, и не залезая на мелководье, где возможны минные поля, будем добивать тральщики, миноносцы и прочую мелочь при помощи артиллерии. В общем, кажется, все. А там, как говорил Наполеон — бой покажет.

— Сергей Петрович, а нам с «Москвой», какая задача? — снова испросил командир «Адмирала Ушакова», капитан 1-го ранга Иванов.

— А вас адмирал приказал оставить в резерве. Если бой покажет пойдет не так, как было запланировано, и немецкие линкоры двинутся в нашем направлении, тогда вы с Василием Васильевичем должны будете быстро выбить их из игры. А пока ваш боезапас нужно экономить. Еще неизвестно, с кем придется иметь дело в следующий раз, может с англичанами. Еще вопросы будут?

Командир «Москвы», капитан 1-го ранга Остапенко, только молча кивнул, а вот командир «Адмирала Ушакова» все таки ответил, — Никак нет, Сергей Петрович, вопросов больше не имеется.

— Тогда, на сегодня все. «Москве» регулярно поднимать вертолет «ДРЛО» для контроля обстановки. Обо всех изменениях докладывать немедленно. Выход в точку сосредоточения в 03:00.

— Сергей Петрович, — спросил неугомонный командир «Ушакова», — а откуда вам так хорошо известны немецкие планы этой операции?

Иванцов погладил рукой лежащий на столе толстый томик в серой невзрачной обложке, — Фон Чишвиц, прошу любить и жаловать. «Захват балтийских островов Германией в 1917 г.», писал начальник штаба десантного корпуса. Сейчас идет в нашу сторону на линейном крейсере «Мольтке». Выживет, зараза, от себя ящик водки поставлю, так все подробно описал. Недаром говорят — болтун находка для шпиона.

Командиры кораблей напоследок дружно захохотали. Жить немцам, приближающимся к Моозунду, оставалось все меньше и меньше.