Прочитайте онлайн Однажды в Октябре – 1 | 13 октября (30 сентября) 1917 года, 10:15, Выборг. Поселок Талликала

Читать книгу Однажды в Октябре – 1
2616+1780
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

13 октября (30 сентября) 1917 года, 10:15, Выборг. Поселок Талликала

Сержант контрактной службы Кукушкин Игорь Андреевич.

У меня щемило сердце. Несмотря на то, что этот Выборг не был похож на мой, начала XXI века, все равно на меня, когда я ехал по его улицам, повеяло чем-то родным, домашним.

Допотопное авто нещадно качало и трясло на ухабах, внутри движка что-то брякало, а в кузове едко воняло бензином. Но, как гласит древняя солдатская мудрость, лучше плохо ехать, чем хорошо идти. Миновав окраину города, мы въехали в район, который в мое время назывался поселком Ленина. Сейчас тут настоящая деревня, конечно финская, сплошные одноэтажные домики и огороды, а в мое время это был уже фактически сам Выборг.

Вот и домик Юхо Латукки. Эйно Рахья, который сидел на сиденье рядом с водителем, повернувшись к нам сказал, — Товарищи, пожалуй я схожу к Ильичу один. Вы пока посидите тут, а то, увидев вас, он может решить, что вы приехали его арестовывать. Товарищ Сталин меня особо предупредил, что не надо пугать Владимира Ильича вашим грозным видом. Пусть потом вас пугаются те, кто захочет нам помешать.

Я пожал плечами, дескать, а мы, собственно говоря, и не лезем поперед батьки в пекло. Наше дело охрана, и передача послания Сталина лично в руки Ленину. Ну, а если будут вопросы — с удовольствием на них ответим…

С этими словами я выбрался из машины, размять ноги, а мои бойцы последовали за мной. Оружие мы, разумеется, взяли с собой, ибо по уставу вне ППД расставаться с табельным оружием бойцу запрещено. А где оно теперь то ППД?!

Рахья пошел к дому, приветственно помахав кому-то, кто осторожно выглядывал из окна через занавеску. Очевидно, его узнали, потому что занавеска дрогнула, и через несколько минут на пороге появился мужчина средних лет, без знаменитых усов и бороды. Он больше был похож не на вождя пролетариата, а на бухгалтера-ветерана из средней руки фирмы, занимающейся торговлей ширпотребом. Я помнил из истории, что «В. И. Ленин, скрываясь от ищеек Временного правительства, изменил внешность, сбрив бороду и усы». Но одно дело читать, другое дело — увидеть все своими глазами.

Слегка картавя, Ильич спросил у своего связного, — товарищ Рахья, скажите, что это за люди?

Рахья, нагнувшись к уху Ленина, и что-то зашептал. Я увидел, как у Ильича удивленно поползли наверх брови. Он протестующе потряс большой головой, и замахал руками.

— Нет, этого просто не может быть, товарищ Рахья, марксизм и современная наука не допускает подобных фактов. Это все выдумки попов и мистиков!

— Товарищ Ленин, — вступил в разговор я, — я начальник личной охраны товарища Сталина сержант морской пехоты Кукушкин, должен передать вам его личное письмо, — с этими словами я расстегнул полевой планшет и вытащил оттуда послание Иосифа Виссарионовича, протянув его Ильичу,

— А от себя лично могу сказать, что якобы наука, которая не допускает существование хоть каких либо ФАКТОВ, никакой наукой не является, а является самым настоящим мракобесием. Факт нельзя допускать или не допускать, факт, это объективная реальность, он либо есть, либо его нет. Я и мои товарищи это объективная реальность, с которой вам, товарищ Ленин, придется считаться в любом случае.

Немного обалдев от философской лекции прочитанной ему простым унтером, Ленин схватил записку Сталина и начал ее быстро читать. Дочитав ее до конца, он схватился за голову, и, раскачиваясь, как еврей на молитве, стал повторять, — Что теперь будет, что теперь будет, что теперь будет?!

— Товарищ Ленин, — сказал я, — успокойтесь, пожалуйста! В Питере прямо сейчас происходит революция, а поэтому у нас крайне мало времени. Собирайтесь, товарищ Сталин приказал сегодня же доставить вас в Питер. Керенский безоговорочно капитулировал, и партии большевиков срочно надо формировать правительство и брать власть в свои руки… Промедление смерти подобно.

— Ах, да! — Ильич посмотрел на меня со своим знаменитым прищуром, — а вы, товарищ Кукушкин, какой партии сочувствуете?

— Собирайтесь, товарищ Ленин, — сказал я, — философско-политические диспуты мы можем с вами вести и в дороге. Как писал товарищ Джек Лондон: «Время не ждет!»

Ильич быстро забежал в дом и также быстро выскочил оттуда, имея в руках небольшой фанерный чемоданчик. Это и был весь его багаж. Остановив Ильича буквально на мгновение, мы накинули на него бронник. «Форд-Т», туда-сюда его мать, первое изделие массового автопрома, с трудом вместил в себя пятерых, да еще и одетых в бронежилеты. Ильич оказался зажатым на заднем сиденье между мной и Костей Филином, немногословным парнем откуда-то с Урала. Товарищ Рахья, недоделанный Хейконнен, если кто помнит, был такой финский «шумахер», гнал так, что из нас чуть не повылетали все кишки. Но все когда-нибудь кончается, и мы снова оказались на знакомом пирсе. Тут уже скучал товарищ в кожаной куртке, такой же кепке и больших очках-консервах сдвинутых на лоб, очевидно, это и был местный Адам Козлевич, штатный водитель этой Антилопы Гну.

Увидев наше возвращение, катер запустил движок и метеором подскочил к пирсу. Снова его придержали багром, только теперь надо было не карабкаться наверх, а спускаться вниз. Первым спустили самый ценный груз — Ильича, потом пошел товарищ Эйно Рахья, следом за ним спустились оба моих бойца, которым я из рук в руки передал, так и не потребовавшееся нам тяжелое вооружение, и только самым последним в катер спустился ваш покорный слуга собственной персоной. Взвыл мотор и наш кораблик стремительно помчался в сторону серого силуэта «Североморска».

Мы причалил к трапу, спущенному с почетного правого борта. Немного пошатываясь после езды в катере, Ильич поднялся наверх где и попал в объятья командира корабля капитана 1-го ранга Перова и того самого незнакомого подполковника. Поняв, что сейчас всем не до нас, я еще раз бросил взгляд на раскинувшийся передо мной город, такой родной и такой чужой.