Прочитайте онлайн Одинокий голубь | Часть 85

Читать книгу Одинокий голубь
3612+16740
  • Автор:
  • Перевёл: Тамара П. Матц

85

Ньют, братья Рейни и Пи Ай собрались в город на следующий день. То, что предыдущая компания добиралась назад по одному или по двое и в жутком виде, ни в коей мере не охладило их рвение. Джаспер Фант по пути назад заблевал всю свою лошадь, не найдя сил не только спешиться, но и просто наклониться.

– Ну и жалкий же у тебя вид, – сердито заметил По Кампо, увидев его. – Я же говорил, что так и будет. Теперь у тебя и денег нет, и самочувствие отвратительное.

Джаспер от комментариев воздержался.

Следующими появились Нидл Нельсон и Соупи Джонс. Выглядели они не лучше Джаспера, но, по крайней мере, их лошади не были изгажены.

– Хорошо, что больше не будет городов, – заявил Нидл Нельсон спешиваясь. – Мне кажется, я еще одного города не переживу.

– Если это лучшее, что может предложить Небраска, то я пас, – добавил Соупи.

Выслушав все отчеты о приключениях, которые лишь подтвердили его предсказания. По Кампо неохотно согласился одолжить Августу фургон.

– Там в городе полно воров, – спорил он. – Его могут украсть.

– Если так, то только вместе со мной, – заверил Август. – И хотел бы я посмотреть на вора, которому это удастся.

Он обещал Липпи свозить его в город. Тот сильно тосковал по своей старой профессии и надеялся хотя бы услышать там игру на пианино.

Калл тоже решил поехать, чтобы помочь закупить припасы. Он пытался составить список необходимых вещей, а то, что По Кампо пребывал в дурном расположении духа, не облегчало его задачу.

– Сейчас лето, – сказал По. – Нам много не нужно. Купите бочку для воды, мы наполним ее в реке. Скоро станет очень сухо.

– Почему ты решил, что будет сухо? – спросил Август.

– Обязательно будет сушь, – настаивал По Кампо. – Если нам не повезет, придется пить лошадиную кровь.

– Мне кажется, я вчера уже ее напился, – заметил Джаспер. – Мне никогда раньше не было так плохо, чтобы блевать на лошадь.

Ньют и другие парни устремились в город, оставив Пи Ая далеко позади, но, оказавшись в городе, растерялись, не зная с чего начать. Пару часов они просто гуляли по длинной улице, разглядывая людей. Все они уже так давно не заходили в помещение, что испытывали робость. Они разглядывали витрину большого хозяйственного магазина, но войти постеснялись. На улице царило оживление, кругом солдаты, фургоны и даже несколько индейцев. Шлюх они не видели. Те несколько женщин, которых они встретили на улице, оказались домашними хозяйками, вышедшими за покупками.

В городе, разумеется, имелось несколько салунов, но сначала они не решались зайти. Наверное, из-за их возраста все на них станут пялиться, да и денег на выпивку у них не было. То немногое, что у них имелось, они берегли на женщин, во всяком случае, таковы были их планы. Но, проходя мимо магазина в пятый или шестой раз, они заколебались и вошли, чтобы взглянуть на товар. Они глаз не могли оторвать от оружия: ружья для охоты на бизонов, пистолеты с длинными отдающими синевой дулами, но все явно им не по карману. Единственное, что они купили, – это кулек конфет. Поскольку они не пробовали конфет несколько месяцев, эти показались им восхитительными. Они сели в тенечке и быстренько уговорили весь кулек.

– Хоть бы капитан набил весь фургон конфетами, – размечтался Бен Рейни. Такая возможность имелась, поскольку как раз в этот момент к магазину подъехал с фургоном Август, а рядом ехал капитан на Чертовой Суке.

– Да нет, он этого не сделает, – сказал Джимми Рейни. Тем не менее, слегка осмелев и поднабравшись опыта, они снова вошли в магазин и купили еще два кулька.

– Давайте побережем один до Монтаны, – предложил Ньют. – Нам может больше не встретиться городов. – Но его не услышали. Пит Спеттл и остальные быстренько все умяли.

Как раз когда они приканчивали конфеты, из салуна напротив показался Диш Боггетт.

– Давайте спросим его про шлюх, – предложил Бен. – Боюсь, сами мы их не найдем.

Они догнали Диша у платной конюшни. Он был довольно мрачен, но, по крайней мере, не шатался, что выгодно отличало его от тех ковбоев, которые уже вернулись в лагерь.

– Что делает в городе зеленая молодежь? – спросил он.

– Мы хотим женщину, – признался Бен.

– Тогда идите в салун с черного хода, – объяснил Диш. – Там их навалом.

Диш сейчас ездил на маленькой ладной кобылке, которую звал Милочка. По характеру она была прямой противоположностью Чертовой Суке. Самое настоящее домашнее животное. Диш кормил ее с руки остатками ужина. Он утверждал, что ночью она видит лучше, чем любая лошадь. Во время всех паник в стаде она ни разу не заступила в яму.

Он настолько привязался к ней, что всегда чистил перед тем, как оседлать, и держал для этих целей щетку в седельной сумке.

– А сколько надо платить? – спросил Джимми Рейни, имея в виду проституток. Они все нервничали при одной мысли, что женщины где-то совсем рядом.

– Зависит от того, на сколько времени ты ее берешь, – пояснил Диш. – Мне попалась довольно миленькая, Мэри зовут, но не все такие. Там есть одна, они ее прозвали Телкой, так мне хоть месячное жалованье предложи, я к ней не подойду. Но для вас, новичков, думаю, она сгодится. В первый раз не стоит ожидать высшего качества.

Пока они разговаривали, в конце улицы появились с полдюжины солдат во главе с верзилой-разведчиком Диксоном.

– Вон опять солдаты, – произнес Ньют. Диш на солдат даже не взглянул.

– Остальные, видно, заблудились, – заметил он. Он почистил Милочку и только приготовился оседлать ее, как разведчик и солдаты неожиданно направились к ним.

Ньют испугался, он знал, что от солдат всегда одни неприятности. Он бросил взгляд на капитана и мистера Гаса, грузивших в фургон бочку для воды. Судя по всему, они решили внять советам По Кампо.

Диксон, показавшийся Ньюту необыкновенно большим, подъехал на своем вороном практически вплотную к Дишу Боггетту. Диш сохранил ледяное спокойствие и положил на спину кобыле седельное одеяло.

– Сколько за кобылку? – спросил Диксон. – У нее стильный вид.

– Не продается, – ответил Диш, потянувшись за седлом.

Наклонившись, Диксон сплюнул табачную жвачку прямо на шею Диша. Коричневая жижа потекла за воротник рубашки.

Дитц выпрямился и схватился рукой за шею. Когда он понял, в чем дело, его лицо вспыхнуло.

– Вы, проклятые ковбои, чересчур уж много воображаете про своих лошадей, – разъярился Диксон. – Мне надоело слушать, что ваши клячи не продаются.

– Эта не продается, можешь быть уверен, да и когда я с тобой разделаюсь, ты все равно уже ездить не сможешь, – заявил Диш, с трудом справляясь со своим голосом. – Я не позволю на меня безнаказанно плевать!

Диксон снова плюнул. На этот раз Диш стоял к нему лицом и жвачка попала ему на грудь. Диксон и солдаты расхохотались.

– Ты сам слезешь с лошади или мне стащить тебя с этого мешка с костями, на котором ты сидишь? – спросил Диш, глядя верзиле прямо в глаза.

– Надо же, какой боевой, – усмехнулся Диксон. Он снова плюнул на Диша, но тот увернулся и бросился на верзилу. Он собирался сбить его с лошади, но Диксон оказался слишком сильным и быстрым. Никто и не заметил, что в руке он держал пистолет, так что, когда Диш схватил его, он ударил его дважды по голове.

К ужасу Ньюта, Диш беззвучно повалился на землю, упав прямо навзничь под копыта лошади Диксона. Из раны за ухом хлестала кровь, намокшие темные волосы еще больше потемнели. Шляпа с него свалилась, и Ньют подобрал ее, не зная, что еще сделать.

Диксон сунул пистолет назад в кобуру. Он еще раз плюнул на Диша и потянулся к поводьям его кобылы. Наклонившись, он расстегнул подпругу и сбросил седло Диша на землю.

– Это научит тебя спорить со мной, ковбой, – сказал Диксон. Затем посмотрел на парней. – Пусть пошлет счет за эту кобылу армии США, – заявил он. – Если он вообще вспомнит о ее существовании, когда очнется.

Ньют стоял, как парализованный. Он видел, как Диксон дважды ударил Диша, и думал, что тот, может быть, уже мертв. Все произошло так быстро, что Бен Рейни не успел вытащить руку из кулька с конфетами.

Но Ньют твердо знал, что нельзя позволить верзиле увести лошадь Диша. Когда Диксон повернулся, чтобы уехать, он вцепился мертвой хваткой в уздечку. Милочка, которую тащили в разные стороны, попыталась попятиться, почти оторвав Ньюта от земли. Но он не выпустил уздечки.

Диксон попытался вырвать у него лошадь, но Ньют уже вцепился обеими руками в удила и не отпускал.

– Ну и вредные же эти ковбои, – заметил Диксон. – Даже щенки.

У стоящего рядом с ним солдата с седла свисал арапник из сыромятной кожи. Диксон протянул руку, взял его и, не говоря больше ни слова, подъехал вплотную к кобыле и принялся стегать им Ньюта.

Разозленный Пит Спеттл прыгнул вперед и попытался выхватить арапник, но Диксон ударил и его, и он упал со сломанным носом.

Ньют старался прижаться плотнее к кобыле. Сначала Диксон бил его по рукам, но, когда это не дало результата, начал хлестать его по чем попадя. Один удар рассек ему ухо. Он попытался спрятать голову, но Милочка напугалась и стала вертеться, подставляя Ньюта под удары арапника. Диксон принялся хлестать его по шее и спине. Но Ньют зажмурился и не разжимал рук. Один раз он взглянул на Диксона и увидел на его лице улыбку – глаза у верзилы были маленькие и злые, как у кабана. Ньют пригнулся, и удар пришелся по Милочке, лошадь попятилась и заржала.

Ее ржание привлекло внимание Калла. Погрузив тяжелую бочку, они с Гасом снова зашли в магазин. Август подумывал, а не купить ли пистолет поменьше вместо старого кольта, но отказался от этой мысли. Он взял вещи, купленные для Лорены, а Калл взвалил на плечи мешок муки. Они услышали ржание лошади еще в лавке, а выйдя, увидели, как Диксон бьет Ньюта арапником, а кобыла Диша Боггетта крутится вокруг своей оси. На земле лежали двое, один из них – Диш.

– Я так и думал, что этот сукин сын дрянь порядочная, – заметил Август. Он бросил вещи в фургон и вытащил кольт.

Калл сбросил на землю мешок муки и быстро вскочил на Чертову Суку.

– Не стреляй в него, – приказал он. – Последи за солдатами.

Он видел, как Диксон снова изо всей силы ударил Ньюта по плечам и спине, и его наполнил такой гнев, какого он не испытывал уже много лет. Он пришпорил кобылу, она пронеслась по улице, мимо удивленных солдат. Занятый арапником Диксон последним увидел Калла. Капитан и не пытался сдержать Чертову Суку. Диксон попробовал убраться с дороги в последнюю минуту, но его лошадь занервничала и бросилась вперед, так что обе столкнулись в лоб. Калл удержался в седле, а Чертова Сука на ногах, но лошадь Диксона упала под ним, а сам он отлетел в сторону. Милочка едва не затоптала Ньюта, пытаясь выбраться из свалки. Лошадь Диксона старалась подняться практически под брюхом Милочки. Пыль стояла столбом.

Диксон вскочил. Падение не причинило ему вреда, но он несколько растерялся. Пока он разворачивался, Калл спешился и побежал к нему. Он не показался Диксону крупным мужиком, и его удивило, что он так на него бросается. Он потянулся за пистолетом, забыв, что вокруг кисти у него все еще обернут арапник. Это помешало ему вытащить пистолет, и тут на него налетел Калл, примерно так же, как его лошадь налетела на лошадь Диксона. Диксон снова оказался на земле, и, когда он повернул голову, чтобы посмотреть вверх, Калл заехал ему сапогом в глаз.

– Ты не можешь… – начал он, собираясь сказать, что нельзя драться ногами, но новый удар сапога прервал его.

Стоящие рядом шестеро солдат так изумились, что не могли двигаться. Маленький ковбой так остервенело бил Диксона по физиономии, что, казалось, голова сейчас слетит с плеч. Затем он просто встал над Диксоном, который выплевывал кровь вместе с зубами. Когда Диксон поднялся на ноги, ковбой тут же уложил его снова и сапогом вдавил его лицо в грязь.

– Да он убьет его к чертям собачьим, – проговорил один побледневший солдат. – Он убьет Диксона.

Ньют тоже так думал. Ему никогда не приходилось видеть выражения такой ярости на лице Калла. Становилось ясно, что верзиле Диксону не устоять перед маленьким капитаном. Диксон даже ни разу его не ударил, даже не сделал попытки. Ньют боялся, что его стошнит при виде того, как капитан расправляется с Диксоном.

Диш Боггетт сел, держась за голову, как раз во время, чтобы увидеть, как капитан тащит за рубашку громилу-разведчика. Драка несколько переместилась вниз по улице к кузнице, где стояла большая наковальня. К изумлению Диша, Калл сел на Диксона верхом и принялся молотить его физиономией о наковальню.

– Он его убьет, – произнес Ньют, забыв, что еще несколько секунд назад он сам с радостью прикончил бы верзилу.

Тут он увидел, как подбежал Август, вскочил на Чертову Суку и снял с седла лассо Калла.

Подъехав к кузнице, он накинул веревку на плечи капитана. Затем развернул лошадь и поехал по улице. Сначала Калл не выпускал Диксона. Он крепко за него держался и оттащил на несколько футов от наковальни. Но Август продолжал спокойно ехать, держа веревку натянутой. В конце концов Калл выпустил верзилу, обернулся с безумным взглядом и кинулся на того, кто заарканил его, не разобравшись сразу, кто это. Кожа с костяшек его пальцев была полностью содрана, так он постарался с Диксоном, но он настолько зашелся в гневе, что не думал ни о чем, кроме своего очередного противника. Он хотел убить его. Он не знал, мертв ли Диксон, но этого следующего он прикончит обязательно.

– Вудроу, – резко бросил Август, когда Калл собрался броситься на него.

Калл услышал имя и узнал свою кобылу. Август подъехал на шаг и ослабил петлю. Калл узнал и его и остановился. Он обернулся, чтобы посмотреть на шестерку солдат, сидящих верхом с белыми лицами. Он сделал шаг в их сторону, сбросив с плеч лассо.

– Вудроу! – резко повторил Август. Он вытащил свой огромный кольт, полагая, что, возможно, придется утихомиривать Калла с помощью этой штуки. Но Калл остановился. Мгновение все стояли неподвижно.

Август спешился и повесил лассо на луку седла. Калл все еще стоял посреди улицы, переводя дыхание. Август подошел к солдатам.

– Забирайте вашего приятеля и проваливайте, – спокойно велел он.

Диксон лежал рядом с наковальней и не шевелился.

– Думаете, он умер? – спросил сержант.

– Если ему повезло, то нет, – ответил Август. Калл сделал несколько шагов и поднял свою шляпу, которая слетела с него во время драки. Солдаты медленно проехали мимо. Двое спешились и принялись пристраивать Диксона на его лошадь. Но пришлось спешиться всем шестерым, только тогда они смогли уложить тяжеленного верзилу поперек седла. Калл молча наблюдал. При виде Диксона в нем опять поднялся гнев. Если бы тот пошевелился, Калл бросился бы на него снова.

Но Диксон не пошевелился. Он висел на лошади, и кровь с его головы и лица стекала в пыль. Солдаты расселись по лошадям и увели лошадь Диксона за со бой.

Тут Калл заметил Диша, сидящего на земле около седла. Он медленно подошел к нему. За ухом Диша зияла большая рана.

– Тебе здорово перепало? – спросил Калл.

– Нет, капитан, – ответил Диш. – Видно, у меня крепкая башка.

Калл повернулся к Ньюту. На шее и щеке юноши начали вспухать рубцы от ударов. Одно ухо было в крови. Ньют все еще крепко держал Милочку, на что Диш впервые обратил внимание. Он встал.

– Тебе досталось? – спросил Калл парня.

– Нет, сэр, – ответил Ньют. – Немного постегал. Я не хотел отдавать ему лошадь Диша.

– Ну, сейчас ты уже можешь ее отпустить, – заметил Диш. – Он уехал. Но я очень тебе признателен, Ньют.

Ньют так крепко сжимал пальцы, что с трудом оторвал их от удил. На ладонях даже образовались глубокие вмятины, а пальцы так побелели, будто в них не осталось крови. Но он отпустил кобылу. Диш взял поводья и похлопал ее по шее.

Август подошел и наклонился над Питом Спеттлом, который выдувал носом кровавые пузыри.

– Давай-ка покажем тебя доктору, – сказал он.

– Не хочу к доктору, – отказался Пит.

– Ну и упрямая же подобралась компания, – заметил Август, подходя к Бену Рейни. Взяв у него кулек, он съел конфету. – Никто не желает слушаться умного совета.

Калл сел на Чертову Суку и медленно свернул лассо. Несколько городских жителей молча наблюдали за происходящим. Некоторые из них не сводили глаз с человека на серой кобыле.

Когда лассо было свернуто, Калл подъехал к Августу.

– Ты привезешь жратву? – спросил он.

– Ага, – ответил Август, – привезу.

Калл видел, что все пялятся на него, и ковбои, и жители города. Гнев прошел, и он почувствовал себя смертельно усталым. Саму драку он не помнил, но люди смотрели на него, как на заморское чудо. Он чувствовал, что требуются какие-то объяснения, хотя ему самому дело казалось проще пареной репы.

– Терпеть не могу грубиянов, – заявил он.

С этими словами он повернул лошадь и поехал прочь из города. Наблюдатели стояли молча. Какой ни суровой была жизнь в таком городке и как ни часто им приходилось сталкиваться с внезапной смертью, сейчас они понимали, что стали свидетелями чего-то из ряда вон выходящего, чего предпочли бы не видеть вовсе.

– Милостивый Боже, Гас, – промолвил Диш Боггетт, глядя вслед уезжающему капитану. Как и остальных, его потряс внезапный гнев Калла. Он много раз видел, как люди дерутся, но ничего подобного ему наблюдать не приходилось. Хоть он и сам ненавидел Диксона, ему неприятно было видеть, как его убивают. Он даже не хотел бы, чтобы его застрелили.

– Тебе когда-нибудь уже приходилось наблюдать такое? – спросил он Августа.

– Однажды, – ответил тот. – Он таким же образом убил мексиканского бандита. Я не успел его остановить. Мексиканец зарезал троих белых, но не это вывело его из себя. Он оскорбил Калла.

Гас взял еще конфету.

– Не стоит оскорблять Вудроу Калла, – добавил он.

– Он из-за меня? – спросил Ньют, невольно чувствуя себя виноватым. – Потому что Диксон стегал меня арапником?

– Частично, – ответил Август. – Калл и сам не знает, что вызвало его ярость.

– Да он бы его убил, если бы ты его не заарканил, – сказал Диш. – Он бы любого убил. Любого!

Август, пережевывавший конфету, спорить не стал.