Прочитайте онлайн Одинокий голубь | Часть 78

Читать книгу Одинокий голубь
3612+17539
  • Автор:
  • Перевёл: Тамара П. Матц

78

Когда вернулся Гас, Лорена сидела в палатке. Она сидела там и надеялась, что он не умер. Она почему-то все время думала, что он мог умереть. Его не было всего три дня, но они показались ей вечностью. Ковбои ее не беспокоили, но все равно она ощущала страх. Диш Боггетт устанавливал ей палатку и держался поблизости, но ей это было безразлично. Лорене хотелось, что бы за ней присматривал только Гас.

Потом, когда уже почти стемнело, она услышала лошадиный топот и, выглянув из палатки, увидела подъезжающего к ней Гаса. Она так обрадовалась, что ей захотелось броситься к нему навстречу, но рядом находился Диш, подрезавший копыта своей лошади, и она сдержалась.

– Она в порядке, Гас, – сообщил Диш Боггетт, когда Гас спешился. – Я старался.

– Премного благодарен, – сказал Гас.

– Она на меня даже почти не смотрела, – пожаловался Диш. Он сказал это спокойно, но чувства его были уязвлены. Безразличие Лорены огорчало его безмерно. – Поймали конокрадов? – спросил он.

– Поймали, но они успели убить Уилбергера и еще четверых, – ответил Август.

– Повесили?

– Да, повесили всех, включая Джейка Спуна.

– Надо же, – поразился Диш. – Мне он не нравился, но я никогда не считал его убийцей.

– Он и не был убийцей, – согласился Август. – Джейк любил пошутить и не любил работать. У меня точно те же недостатки. Мне повезло, что меня не повесили.

Он стащил седло с усталой лошади. Лошадь легла на землю и принялась кататься, чтобы почесать запотевшую спину.

– Как поживаете, мисс? – сказал Август, открывая полог палатки. – Ну-ка, обнимите меня.

Лорена послушалась. Она даже покраснела, услышав его просьбу.

– Если можно попросить, чтобы тебя обняли, то как насчет поцелуя? – спросил Август.

Лорена подняла лицо. Его бакенбарды щекотали ей щеки, и она едва не расплакалась. Она тесно прижалась к нему.

– Жаль, что мы не захватили ванну в эту поездку, – заметил Август. – Я такой грязный, что целовать меня все равно что целовать ежа.

Позднее он сходил к фургону и принес им поесть. Она поели, сидя у палатки. Вдалеке пел ирландец. Гас рассказал ей про Джейка, но Лорена почти ничего не почувствовала. Джейк не поехал ее искать. Она много дней надеялась, но, когда этого не случилось, надежда умерла, и воспоминания умерли вместе с ней. Она слушала рассказ Гаса с таким ощущением, будто он говорит о постороннем человеке. Она хорошо помнила Ксавье Ванза. Иногда она видела его во сне – он стоял с мокрой тряпкой в салуне. Она помнила, как он плакал в то утро, как предлагал отвезти ее в Галвестон.

Но Лорену пугали все эти смерти. Теперь, когда она нашла Гаса, она страшилась, что он тоже может умереть. Она не могла без него обойтись. И все же каждую ночь она видела сон, что он умер, а она не может найти его тело. Когда она просыпалась и слышала его дыхание, то прижималась к нему так крепко, что он просыпался. Ночи стояли жаркие, и от таких тесных объятий они потели.

– Чего ты боишься? – спросил Август.

– Мне приснилось, что ты умер, – ответила Лорена. – Прости, что разбудила тебя.

Август сел.

– Не суетись, – ответил он. – Мне все равно нужно сходить полить травку.

Он вышел из палатки, помочился и долго стоял в лунном свете, остывая. В палатке было душно, и Лорена тоже вышла.

– Хорошо, что эта трава от меня не зависит, – заметил Август. – Здесь ее куда больше, чем я могу полить.

Они стояли лагерем на травянистой равнине, такой огромной, что трудно было представить, что мир тянется и за ее пределами. И они, и стадо – лишь крошечные точки в океане травы. Лорене стали нравиться обширные пространства – много лучше, чем теснота салуна.

Гас смотрел на луну и почесывался.

– Я все жду, когда мы увидим горы, – сказал он. – Знаешь, я вырос в горах, в Теннесси. Я слышал, здесь горы куда выше, чем там. Говорят, у них даже летом на вершинах снег, не то что в Теннесси.

Он уселся на траву.

– Давай посидим, – предложил он. – Соснем утром. Выведем из себя Калла.

– Почему он уезжает ночами? – спросила Лорена.

– Ему хочется побыть одному, – объяснил Август. – Вудроу не слишком общителен.

Лорена вспомнила про другой повод для волнений – женщину в Небраске.

– Когда мы туда приедем, Гас? – спросила она. – Я имею в виду Небраску.

– Не знаю, – ответил он. – Небраска к северу от реки Репабликан, а мы и до реки еще не добрались. Не дели через три, пожалуй.

Лорена испытывала страх, от которого не могла избавиться. Та женщина может забрать его у нее. Она снова задрожала, ничего не могла с собой поделать. Гас обнял ее, чтобы помочь ей справиться.

– Ну, это естественно, что ты беспокоишься, – произнес он. – Жизнь, она вся состоит из случайностей. Что больше всего тебя волнует?

– Я боюсь, что ты умрешь, – ответила Лорена. Август хмыкнул.

– Точно, обязательно умру, – сказал он. – А еще что?

– Я боюсь, что ты женишься на той женщине.

– Сомневаюсь, – ответил Август. – У той женщины были уже две или три возможности выйти за меня замуж, но она ими не воспользовалась. Она дама независимая, ты тоже такой была.

Верно, подумала Лорена. Она была независимой, но теперь она только и думала о том, как бы удержать Гаса. Он того стоил.

– Странно, что люди предпочитают дневной свет, – заметил он. – Большинство животных живет в темноте.

Лорене хотелось, чтобы он желал ее. Он и желал, она знала, но он никак это не выказывал. Ей это было не нужно, но если бы она могла убедиться, что он все еще хочет ее, то, может, не так боялась бы его потерять.

– Пойдем, – прошептала она, надеясь, что он ее правильно поймет.

– Надо же, – изумился он. – Времена меняются. Помнится, не так давно мне пришлось мухлевать в карты, чтобы заполучить тебя. Давай не полезем в эту душную палатку. Я вынесу постель сюда.

Лорену не волновало, что их могут увидеть ковбои, да и вообще кто-нибудь. Ее заботил лишь Гас. Пусть весь остальной мир смотрит на них. Но Гас просто обнял ее и поцеловал. И всю оставшуюся часть ночи крепко обнимал ее. Когда Лорену разбудило солнце, стадо уже ушло.

– Кто-нибудь нас видел? – спросила она.

– Если видел, считай, им повезло. Где им еще увидеть двух таких красавцев, как мы? – Он засмеялся и встал, чтобы сварить кофе.