Прочитайте онлайн Одинокий голубь | Часть 76

Читать книгу Одинокий голубь
3612+16453
  • Автор:
  • Перевёл: Тамара П. Матц
  • Язык: ru

76

Большой Звей не понимал, почему Эльмира оставила ребенка. Когда она вышла из дома, малыша с ней не было.

– Запрягай и поехали, – сказала она коротко. Он послушался, но плохо понимал, что происходит.

– Мы разве не возьмем ребенка? – робко спросил он перед самым отъездом.

Эльмира не удостоила его ответом. Она так устала, что даже на это у нее не было сил. Все силы ушли на то, чтобы спуститься по лестнице и подойти к фургону. Звею пришлось самому подсаживать ее в фургон, где она села, откинувшись на бизоньи шкуры, слишком утомленная, чтобы беспокоиться о запахе. Она настолько обессилела, что ей казалось, будто ее и нет вовсе. Она даже не смогла приказать Звею двигаться, это сделал за нее Люк.

– Поехали, Звей, – велел он. – Не нужен ей этот ребенок.

Звей тронул фургон, и вскоре дом уже скрылся из виду. Но он не переставал волноваться. Все оглядывался на Элли, лежащую на бизоньих шкурах с широко открытыми глазами. Почему она не хочет ребенка? За гадка. Он не слишком разбирался в этих делах, но знал, что матери заботятся о детях, тогда как мужья заботятся о женах. По его разумению, он женился на Элли и теперь собирался хорошо о ней заботиться. Чувствовал себя ее мужем. Они ведь так долго вместе ехали в этом фургоне. Люк тоже пытался на ней жениться, но Звей положил этому конец, и с той поры Люк ведет себя лучше.

Люк привязал лошадей к фургону и сидел на облучке рядом со Звеем, который то и дело оглядывался, чтобы посмотреть, спит ли Элли. Она не шевелилась, но глаза ее по-прежнему были широко открыты.

– Чего ты все смотришь? – спросил Люк.

– Жалко, что она не взяла ребенка, – сказал Звей. – Мне всегда хотелось ребенка.

Это высказывание показалось Люку любопытным. Создавалось впечатление, что Звей считал ребенка своим.

– А тебе-то что? Он ведь не твой, – заметил Люк, чтобы развеять подозрения. Даже если бы Звей и набрался храбрости, чтобы подступиться к Элли, в чем Люк сильно сомневался, они недостаточно долго путешествовали, чтобы сотворить ребенка.

– Мы же женаты, – ответил Звей. – Так что, наверное, он наш.

Люку пришло в голову еще более странное подозрение – что Звей вообще не понимает, как обстоят дела в отношениях между мужчиной и женщиной. Они много дней провели рядом со стадами бизонов и наблюдали, как быки покрывают коров, но, видно, Звей никогда не соотносил происходящее с родом людским. Люк вспомнил, что тот и к шлюхам никогда не ходил. Он обычно сторожил фургон, пока другие охотники ездили в город. Звея всегда считали непроходимо тупым, но Люк даже не подозревал, что тот туп до такой степени. В это трудно было поверить, и Люк решил убедиться, что не ошибся.

– Ладно, подожди, Звей, – проговорил он. – С чего ты взял, что он твой?

Звей долго молчал. По улыбке Люка он видел, что тот хочет над ним посмеяться, но ему не хотелось шутить по поводу ребенка. Он вообще не хотел, чтобы Люк о нем говорил. И без того жуть как жалко, что она уехала и бросила малыша. Он решил не отвечать.

– Что с тобой такое, Звей? – спросил Люк. – Вы ведь с Элли по-настоящему не женаты. Если она с тобой поехала, это вовсе не значит, что она вышла за тебя замуж.

Звей огорчился, скорее всего, Люк говорит правду.

А ему так приятно было думать, что они с Элли поженились.

– Нет, мы женаты, – наконец произнес он.

Люк начал смеяться. Повернулся к Элли, которая все еще сидела, прислонившись к шкурам.

– Он думает, ребенок его, – сказал Люк. – На самом деле думает, что его. Похоже, он считает, что достаточно посмотреть на тебя, и готово.

Потом Люк долго смеялся. Звей молча грустил. Вечно Люк находит повод его высмеять.

Эльмира начала замерзать. Дрожа, она протянула руку к стопке одеял, но вытащить сил не хватило.

– Помогите мне, мальчики, – попросила она. – Я замерзаю.

Звей тут же передал поводья Люку и помог ей укрыться. Несмотря на теплую ночь, Эльмиру била дрожь. Он навалил на нее одеяла, но она продолжала дрожать. Сидящий на облучке Люк время от времени похохатывал, вспоминая про ребенка Звея. Они не проехали и пяти миль, как Эльмира впала в забытье. Она сжалась в одеялах, разговаривая сама с собой по большей части о человеке по имени Ди Бут. Взгляд у нее был таким диким, что Звей испугался. На мгновение его рука коснулась ее, и он почувствовал, что она такая горячая, будто лежит под палящим солнцем.

– Люк, у нее лихорадка, – забеспокоился он.

– Я тебе не врач, – ответил Люк. – Нам не надо было уезжать.

Звей умыл ее водой, но с таким же успехом он мог лить воду на плиту – такой Элли была горячей. Звей не знал, что и делать. Такой горячий человек вполне может умереть. Он повидал немало смертей, и часто они бывали вызваны лихорадкой. Он не понимал, зачем она рожала ребенка, если в результате так заболела. Пока он ее умывал, она села, выпрямившись, и по смотрела на него широко открытыми глазами.

– Ди, это ты? – спросила Элли. – Где ты был? – И снова упала на шкуры.

Люк гнал мулов с предельной скоростью, но путь все равно был дальним. Небо на востоке уже светлело, когда они наткнулись на наезженный путь и въехали в Огаллалу.

Городишко оказался небольшим, всего одна улица с салунами и магазинчиками, да еще несколько хибар повыше, на берегу Платта. Один из салунов все еще был открыт. Троица ковбоев стояла около него, готовясь сесть на лошадей и отправиться на работу. Двое потрезвее хохотали над третьим, который так нализался, что пытался сесть на лошадь не с той стороны.

– Черт, Джо, ты что, задом наперед поедешь? – сказал один. На фургон они внимания не обратили. Пьяный ковбой не попал ногой в стремя и свалился на мостовую. Остальные два так обхохотались, что им пришлось отойти за салун и поблевать.

– Где тут живет доктор? – спросил Люк наиболее трезвого с виду. – У нас тут больная женщина.

Услышав про женщину, ковбои остановились и уставились на Элли. Она целиком была укрыта одеялами, виднелись лишь волосы.

– Откуда она? – поинтересовался один.

– Из Арканзаса, – ответил Люк. – Где найти доктора?

Элли от высокой температуры впала в полусонное состояние. Открыв глаза, она увидела здания. Наверное, этот тот город, где Ди. Она принялась спихивать с себя одеяла.

– Вы не знаете Ди Бута? – спросила она ковбоев. – Я ищу Ди Бута.

Ковбои смотрели на нее так, будто оглохли. Волосы длинные и спутавшиеся, одета лишь в ночную рубашку. Рядом сидит верзила – охотник за бизонами.

– Мэм, Ди Бут в тюрьме, – вежливо сказал один из ковбоев. – Вон то здание, видите?

Стало уже заметно светлее.

– Где живет врач? – снова спросил Люк.

– Не знаю, есть ли здесь врач, – ответил ковбой. – Мы только вчера приехали. Я про Бута знаю, потому что о нем говорили в салуне.

Элли начала пытаться перелезть через борт фургона.

– Помоги мне, Звей, – попросила она. – Я хочу видеть Бута. – Она перебросила одну ногу через борт, но неожиданно снова почувствовала слабость. Она вцепилась в борт, чтобы не упасть.

– Помоги мне, Звей, – повторила она.

Звей вынул ее из фургона, как будто она была тряпичной куклой. Эльмира сделала два шага и остановилась. Она знала, что, сделай она еще шаг, обязательно упадет, но ведь Ди находился всего лишь через улицу. Стоит ей увидеть Ди, она снова почувствует себя здоровой.

Звей стоял рядом, почти такой же большой, как лошади ковбоев.

– Понеси меня, – попросила она.

Звей испугался. Он никогда не носил женщин, тем более Элли. Он может ей повредить, если не будет осторожен. Но она смотрела на него, и он понял, что должен попытаться. Он поднял ее на руки и снова почувствовал, что она легкая, как кукла. И пахло от нее совсем не так, как от всего, что ему приходилось держать в руках раньше. Ведь ему все больше приходилось носить шкуры да туши убитых животных.

Пока он ее нес, из дверей тюрьмы вышел человек и остановился на углу. Он оказался помощником шерифа по имени Леон, вышедшим по малой нужде. Он изумился при виде огромного мужчины с маленькой женщиной в ночной рубашке на руках. Ничего более удивительного не приходилось ему наблюдать за все время его работы помощником шерифа. Он забыл, что собирался делать.

– Я хочу видеть Ди Бута, – проговорила женщина еле слышно.

– Ди Бута? – удивился Леон. – Верно, он у нас, но он скорее всего спит.

– Я его жена, – сказала Элли. Еще один сюрприз.

– Вот не знал, что он женат, – заметил Леон.

Леон с беспокойством поглядывал на охотника за бизонами, мужика приличных размеров. Ему пришло в голову, что парочка может попытаться выкрасть Ди Бута из тюрьмы.

– Я – его жена. Мне нужно его видеть. Звею необязательно туда идти, – заявила женщина.

– Ди, наверное, слышит вас, он тут, вот в этой камере. – Леон указал на окно с решеткой в стене тюрьмы.

– Неси меня туда, Звей, – велела Эльмира, и Звей послушался.

Окно оказалось крошечным, и в камере было почти темно, но Эльмире удалось разобрать фигуру человека, лежащего на нарах. Одной рукой он закрывал глаза, так что поначалу она не была уверена, что это Ди. Если так, то он сильно потолстел, что не похоже на Ди, который всегда гордился своим гибким и ловким телом.

– Ди, – позвала она. – Ди, это я. – Она еле шептала, и человек на нарах не проснулся. Элли рассердилась, она так далеко ехала и нашла его, а он ее не слышит. – Скажи ему что-нибудь, Звей, – шепотом попросила она. – У тебя голос громче.

Звей растерялся. Он никогда не встречался с Ди Бу том и понятия не имел, что говорить. Да и неловко как-то.

– Не знаю, чего сказать, – объяснил он.

К счастью, этого не понадобилось. Вернулся помощник шерифа, и сам взялся за дело.

– Просыпайся, Бут, – позвал он. – К тебе пришли. Спящий стремительно вскочил с диким выражением на лице. Элли узнала его, хотя он сильно изменился, и в худшую сторону. Он взглянул на окно с испугом и так и остался стоять, уставившись на них.

– Кто это? – спросил он.

– Да ты что? Это же твоя жена, – произнес Леон.

Ди подошел к окну, всего-то два шага. Элли заметила, что он несколько дней не брился, – еще один сюрприз. Ди ревностно относился к бритью и всегда пользовался услугами лучшего парикмахера в городе, у которого брился каждое утро. Глаза, которые она вспоминала почти каждый день во время путешествия, веселые глаза Ди, погрустнели, и в них прятался страх.

– Это я, Ди, – проговорила она.

Ди уставился на нее и огромного мужика, держащего ее на руках. Элли поняла, что он может неправильно воспринять Звея, хотя ревностью Ди никогда не отличался.

– Это просто Звей, – прошептала она. – Он и Люк привезли меня сюда в фургоне.

– А там больше никого нет? – спросил Ди, подходя к окну и пытаясь выглянуть.

Эльмира не могла понять, в чем дело. Он ее узнал, но все равно не глядел на нее. Казался испуганным, в волосах застряли нитки от матраца, на котором он спал. Густая щетина делала его много старше того Ди, которого она помнила.

– Это же я, – прошептала Эльмира. Она начала пугаться. Чувствовала такую слабость, что с трудом могла держать глаза открытыми, а ей так необходимо было поговорить с Ди. Она не хотела до этого разговора потерять сознание, но вместе с тем боялась, что так и случится.

– Я ушла от Джули, – сообщила она. – Я не могу так жить. Я все время думала только о тебе. Мне надо было ехать с тобой и даже не пытаться начинать другую жизнь. Я села на баржу торговцев виски, а сюда меня Звей и Люк привезли в фургоне. Я родила ребенка, но бросила его. Я старалась найти тебя как можно быстрее, Ди.

Ди все пытался заглянуть за их спины, как будто ждал, что там окажутся еще люди. Наконец он бросил эту затею и посмотрел на нее. Ей хотелось увидеть знакомую улыбку, но Ди уже было не до улыбок.

– Они собираются меня повесить, Элли, – сказал он. – Потому я так и испугался, что ждал их, линчевателей.

Эльмира не верила своим ушам. Ди никогда не совершал опрометчивых поступков, во всяком случае, ничего такого, за что его могли бы повесить. Он играл в карты и флиртовал, но ведь за это не вешают.

– Почему, Ди? – спросила она. Ди пожал плечами.

– Убил мальчонку, – ответил он. – Пытался его просто напугать, а он дернулся не в ту сторону.

Эльмира совсем запуталась. Она никогда не слышала, чтобы Ди Бут стрелял из пистолета. Оружие у него было, но он никогда его даже не вынимал, насколько она знала. Почему он пытался напугать мальчишку?

– Он что, приставал к тебе? – спросила она. Ди снова передернул плечами.

– Это был сын поселенца. Меня наняли, чтобы я согнал поселенца с земли. Большинство бросаются наутек, если ты пару раз выстрелишь поверх голов. А этот дернулся не в ту сторону.

– Мы тебя выручим, – заверила Эльмира. – Звей и Люк мне помогут.

Ди посмотрел на верзилу, державшего на руках Эл ли. Он и в самом деле выглядел достаточно большим, чтобы разнести маленькую тюрьму на части. Но, разумеется, не с больной женщиной на руках.

– Они должны меня повесить в следующую пятницу, – проговорил он. – Но, конечно, они могут попытаться меня линчевать и раньше.

Звей почувствовал на руке что-то влажное. Элли была такой невесомой, ему не составляло труда держать ее. Солнце уже поднялось, и они могли лучше разглядеть камеру и пленника. Но Звей не понимал, отчего он ощущает такую мокроту. Он немного передвинул Элли и, к своему ужасу, увидел, что весь в крови.

– У нее кровь, – испугался он.

Ди посмотрел и увидел, что кровь капает с ночной рубашки Элли.

– Отнеси ее к врачу, – велел он. – Леон знает, где он живет.

Ди начал кричать, подзывая помощника шерифа, который вскоре появился из-за угла тюрьмы. Эльмира не желала уходить. Ей хотелось остаться и говорить с Ди, уверить его, что все будет в порядке, что они его выручат. Она никому не позволит повесить Ди Бута. Она смотрела на него, но говорить уже не могла. Не могла сказать то, что хотела. Пыталась, но слова не произносились. Глаза закрывались сами по себе, и, как она ни старалась держать их открытыми и смотреть на Ди, они продолжали закрываться. Она попыталась раз глядеть лицо Ди, когда Звей уносил ее, но оно по терялось в солнечных бликах. Затем, помимо воли, голова ее откинулась на руку Звея, и она могла видеть только небо.