Прочитайте онлайн Одинокий голубь | Часть 74

Читать книгу Одинокий голубь
3612+16820
  • Автор:
  • Перевёл: Тамара П. Матц

74

Когда они нашли работника Уилбергера Чика и мальчика, хоронить было уже почти нечего. Койоты и стервятники трудились над ними целый день. Когда они приближались к тому месту, где кружили канычи, мимо пробежал толстый барсук с человеческой рукой в пасти, черной рукой, кстати сказать. Ньют поразился, ему казалось, что надо застрелить барсука и взять руку, чтобы похоронить, но никто, похоже, не обратил на барсука внимания.

– У него рука, – сказал он Пи Аю.

– Ну, тот, кому она принадлежала, все равно не сумел бы ею воспользоваться, – заметил кто-то. – А этому толстячку пришлось потрудиться, чтобы отбить ее у канычей. Да и рука – почти одни кости.

Ньют не мог понять, при чем здесь это – человеческая рука и есть человеческая рука.

– Да, интересно, – проговорил Август. – Старина барсук подсуетился и ухватил себе немного костей. Но и его кости года через два заберет себе земля. Все, как я говорил тебе прошлой ночью, сынок. Земля – кладбище костей. Но весьма привлекательна в солнечном свете, – добавил он.

День выдался ясный и солнечный, но на душе у Ньюта было муторно. Ему хотелось догнать барсука и застрелить его, но он не стал этого делать. Впереди, казалось, собрались сотни канычей. Внезапно из их гущи вырвался койот с чем-то в зубах, чем именно, Ньют не разобрал.

– Создается впечатление, что канычей в этих местах куда больше, чем койотов, – заметил Август. – Обычно канычи ждут, когда койоты закончат трапезу. Когда они доехали до бугра, в нос им ударил запах. Несколько канычей улетели, но большинство остались, некоторые даже продолжали кормиться. Капитан Калл натянул поводья, но Август подъехал и убил двух из пистолета. Остальные неохотно отлетели.

– Любите есть падаль, теперь испытайте, что значит быть съеденными, – обратился он к убитым канычам. – Вон тот негр. Уилбергер таки достал его.

Неожиданно запах подействовал на Ньюта. Он быстро спешился, и его вырвало. Пи Ай вырыл мелкую могилу лопаткой, которую они привезли с собой. Они скатили останки в могилу и засыпали землей под неустанным наблюдением канычей. Многие из них стояли, напоминая черную армию, другие кружили над головами. Дитц отправился поискать следы. Ньюта настолько вывернуло наизнанку, что в голове шумело, но даже в таком состоянии он заметил, что Дитц вернулся в скверном настроении.

– Так сколько их там? – спросил Калл.

– Четверо, – ответил Дитц. – Всего четверо.

– Черт, а нас аж пятеро, – заметил Август. – Так что меньше чем по одному на каждого. Чего же ты такой невеселый?

Дитц показал на следы.

– Мистер Джейк с ними, – сказал он. – Это его след.

Они некоторое время молча смотрели на след.

– Ну, они конокрады и убийцы, – напомнил им Август. – Может, они украли лошадь Джейка, а его самого убили.

Дитц молчал. Они могут думать что хотят, а он знал. У другого человека и след будет другой. Мистер Джейк ездил слегка скособочившись в седле, и это сказывалось на следе. То была не просто его лошадь, он сам и сидел на ней.

Новости удручающе подействовали на Калла. Он уже никаких надежд не связывал с Джейком Спуном и считал, что отныне их пути навсегда разошлись. Пусть играет в карты и развратничает, как обычно. Другого от него и ждать не приходилось. Но и худшего никто не ожидал. У Джейка недоставало характера даже для преступной жизни, во всяком случае, Калл так считал. Но вот он, его след, перед ним, рядом со следами троих убийц.

– Что же, я очень надеюсь, что ты ошибся, – сказал он Дитцу.

Дитц молчал. Как и Август, в порядке разнообразия. Если Джейк с убийцами, рассчитывать ему не на что.

– Жаль, что у него не хватило ума остаться с Лори, – посетовал Август. – Может, она его и злила когда, но до такого бы не довела.

– Все его проклятая лень, – заметил Калл. – Просто плыл по течению. Любой ветер мог унести его в сторону.

Он пришпорил кобылу и поехал вперед. Чтобы ехать по следам почти тридцати лошадей, Дитц ему не требовался. Он пустил лошадь в медленный галоп. В таком темпе она могла скакать хоть целый день в случае необходимости.

Ньют ехал рядом с Пи Аем, тоже пребывавшим в мрачном настроении.

– Ты тоже думаешь, что это Джейк? – спросил он.

– Я эти чертовы следы читать не умею, – признался Пи Ай. – Никогда не мог. Но Дитц читает их легче, чем я читаю газету. Так что, наверное, это Джейк. Обидно, если придется его повесить, – добавил он немного погодя.

– Да ты что? – поразился Ньют. Он никак не мог сообразить, в какое тяжелое положение Джейк себя поставил.

Пи Ай печально взглянул на него. Пи Ай вообще-то редко менял выражение лица и обычно выглядел удив ленным.

– Капитан и тебя повесит, если поймает с украденной лошадью, – заверил он. – И Гас тоже.

Через несколько часов они наткнулись на убитых поселенцев, все еще болтающихся на веревках в обгорелой одежде. Одного из них за ногу тянул койот, пытаясь стащить вниз. Когда всадники приблизились, он убежал. Ньюта снова затошнило, но в желудке уже ни чего не осталось. Он и подумать не мог, что придется когда-нибудь увидеть картину страшнее той, что они видели утром, – все эти растерзанные стервятниками тела, которые они похоронили. Но здесь творился настоящий кошмар. Создавалось впечатление, что чем дальше они углублялись в равнины, тем хуже шли дела.

– Эти парни, кто бы они ни были, настоящие негодяи, – проговорил Август. – Повесили бедняг, да еще и сожгли.

Калл подъехал поближе.

– Нет, – возразил он. – Сначала застрелили, потом повесили, а уж потом сожгли.

Они перерезали веревки и похоронили мертвых поселенцев.

– Черт, в этих краях могильщику можно заработать состояние, – заметил Август. – Пи, купи себе по больше лопату и займись этим делом.

– Нет уж, тут я пас, Гас, – печально произнес Пи. – Уж лучше я буду копать колодцы.

Калл думал о Джейке. Как мог человек, бывший с ними рядом так долго, допустить такое. Разумеется, он был в одиночестве среди убийц, но это его не извиняет. Он мог либо бороться, либо сбежать, поняв, с кем имеет дело.

Дитц проехал вперед, чтобы посмотреть, куда ведут следы. Они нагнали его через несколько часов. Он выглядел печальным.

– Они рядом, – сообщил он. – Остановились у ручья.

– Не иначе как окрестить друг друга решили, – заметил Август. – Ты их видел или только унюхал?

– Видел, – ответил Дитц. – Четверо.

– Как насчет Джейка? – поинтересовался Калл.

– Там, – подтвердил Дитц.

– Они что, поят скот или лагерь разбили? – спросил Калл.

– Лагерь разбили, – ответил Дитц. – Они убили кого-то с фургоном и нашли там виски.

– Еще работенка для могильщиков, – заметил Август, проверяя свое ружье. – Надо поскорее с ними кончать, пока они начисто не лишили Канзас его населения.

Пи Ая и Ньюта оставили при лошадях. Дитц вел Калла и Августа с милю пешком. Они взобрались на вершину холма и увидели табун Уилбергера, пасущийся в трех или четырех милях от них. Между ними и табуном протекал ручей с обрывистыми берегами. Около берега притулился маленький фургон, а рядом на одеялах лежали четверо мужчин. Одним из них был Джейк Спун. Тело убитого владельца фургона валялось ярдах в пятидесяти в стороне. Мужчины на одеялах развлекались тем, что стреляли в канычей, пытающихся подобраться к трупу. Один, раздраженный тем, что промахнулся, стреляя из пистолета, схватил ружье и сбил птицу.

– Ну и наглецы, скажу я вам, – заметил Калл. – Даже часового не поставили.

– Так они поубивали все население в здешних местах, кроме нас. Да и мы ведь здесь просто проезжие, – проговорил Август.

– Давайте немного подождем, – предложил Калл. – Когда они как следует нажрутся, мы перейдем через ручей и устроим им сюрприз.

Они ждали почти до вечера, пока солнце не склонилось к горизонту. Затем, сделав круг на восток, они перешли ручей в миле от того места, где сидели бандиты, и осторожно поднялись по руслу ручья. Высокие берега надежно укрывали их. Они заметили у ручья трех лошадей, и Калл подумал, что животные могут их выдать, но лошади не забеспокоились.

Скоро до них стал слабо доноситься разговор между мужчинами, которые все еще валялись на одеялах.

Идущий впереди Калл подкрался поближе.

– Давай тут заночуем, – сказал один. – Я здорово выпил, неохота в темноте с табуном валандаться.

– Я тебя быстро протрезвлю, – пригрозил другой. – Ночью ехать прохладнее.

– Зачем ехать-то? – поинтересовался первый. – Может, тут еще пройдут фургоны, их и ограбим. Проще, чем банки.

– Эдди, ты еще ленивее Джейка, – укорил второй голос. – Вы оба бьете баклуши.

– Мне здорово надо поторопиться, чтобы опередить тебя в убивании людей, Дэн, – заметил Малыш Эдди.

Калл и Август переглянулись. Уилбергер упоминал это имя – Дэн Саггс. Он знал своих убийц.

Пьяный Джейк лежал на одеяле в полном расстройстве. Дэн Саггс застрелил старика, правящего фургоном, с расстояния в сто ярдов, даже не поговорив с ним. Дэн прятался в кустах на берегу, так что старик умер, так и не осознав грозившую ему опасность. У него нашлось всего тридцать долларов, но зато в фургоне они обнаружили четыре бутылки виски, которые поделили поровну, хотя Дэн претендовал на две, поскольку именно он стрелял. Джейк постоянно прикладывался к бутылке, надеясь, что, если он напьется в стельку, братья уедут и бросят его. Но он знал, что этого не произойдет. Во-первых, у него в кармане лежали восемьсот долларов выигранных им в карты в Форт-Уэрте, и если Дэн Саггс не знал о них наверняка, то явно что-то подозревал на этот счет. Они не отпустят его, не ограбив, и не ограбят, не убив, так что ему оставалось только следовать за ними и стараться не раздражать Дэна.

Он лежал плашмя, поскольку сильно устал, но тут поднялся на локте, чтобы отпить еще глоток, и одновременно с Малышом Эдди увидел троих мужчин. Мужчин с нацеленными на них ружьями, стоящих на берегу спиной к солнцу, так что оно слепило их противников. Джейк снял ремень с кобурой, поскольку так ему удобнее отдыхалось. Эдди потянулся за своим пистолетом, но раздался выстрел, и пуля попала ему в плечо, одновременно сбросив с одеяла.

Дэн и Рой сидели к ручью спиной, причем у каждого между ног стояло по бутылке. Их вообще застали врасплох, поскольку их ружья лежали на седлах вне пределов досягаемости.

– Сидите тихо, ребятки, – велел Калл сразу после выстрела. Стрелял Дитц, который находился под более удобным углом.

Дэн Саггс вскочил на ноги и повернулся, чтобы увидеть блики солнца на трех ружейных стволах.

– Кто вы такие? – спросил он. – Мы – торговцы лошадьми, так что кончайте пальбу.

Он решил, что пытаться вытащить пистолет будет самоубийством, и решил поблефовать, хотя неожиданность плюс выпитое виски лишили его обычной уверенности. Он раздумывал слишком долго, потому что негр с ружьем зашел ему за спину и вытащил его пистолет. Рой Саггс так и остался сидеть с открытым ртом, от неожиданности потеряв способность двигаться. Малыш Эдди лежал на спине, пораженный до глубины души своей раной.

Август забрал у него пистолет, потом перешагнул через него и проделал ту же процедуру с пистолетом Роя. Дитц собрал ружья. Калл держал Дэна под прицелом, хотя из-за солнца тот не мог четко видеть, с кем имеет дело.

Опустив глаза, Дитц вытащил пистолет из-за пояса Джейка.

– Снимайте-ка сапоги, ребятки, – приказал Калл, подходя поближе.

– Черта с два, – огрызнулся Дэн Саггс, распаляя себя. – Разве вы оглохли? Я же сказал вам, мы торгуем лошадьми.

– Мы больше верим вон тому убитому, – сказал Август. – Он говорит, что вы убийцы. А превосходные лошади мистера Уилбергера утверждают, что вы еще и конокрады.

– Черт, я не понимаю, о чем вы говорите! – возмутился Дэн Саггс. Он озверел от того, то его взяли без единого выстрела, и употребил свою злость, чтобы продолжать блефовать. – Я купил этих лошадей у мистера Уилбергера, – заявил он. – По тридцатке за штуку.

– Ты – мерзкий враль, – спокойно констатировал Август. – Делай, что велел капитан Калл, снимай сапоги. Самое время собрать то оружие, что вы там припрятали.

Дэн трясся от ярости, бесясь из-за того, что так глупо попался и что ему смеют приказывать, пусть это да же и Август Маккрае. Кроме того, в правом сапоге у него был припрятан маленький пистолет, его последняя надежда. Один из его братьев ранен, а второй слишком пьян, чтобы понять, что происходит.

– Будь я проклят, чтобы я стал ходить босиком перед вами или кем еще, – заявил Дэн.

Август вытащил свой чудовищный кольт и сунул его дулом в живот Дэна.

– Если ты так тонко воспитан, можешь остаться в носках, – проговорил он.

Калл быстро наклонился и достал пистолет.

– Вы спросите Джейка, он скажет, что мы купили лошадей, – настаивал Дэн. – Джейк ведь ваш друг, верно?

– А того старика вы тоже купили? – спросил Калл. – И тех фермеров, которых сожгли? Вы и Уил бергера купили, и его работника, и мальчишку?

Малыш Эдди сел. Когда он увидел, что его рубаха в крови, он побелел.

– У меня кровь течет, Дэн, – пожаловался он.

Джейк переводил взгляд с Калла на Августа в надежде, что кто-нибудь из них как-то выразит свое отношение к нему, но они на него даже не смотрели. Калл держал под прицелом Роя, пока Дитц связывал ему руки его же собственной подпругой. Август спокойно стоял, все еще прижав дуло кольта к животу Дэна Саггса. Лицо Дэна подергивалось. Джейк видел, что ему до смерти хотелось схватить пистолет, вот только пистолета-то у него уже не было. Джейк считал, что он все равно может сделать попытку, уж больно сильно Дэн дергался. Он мог рискнуть даже под угрозой быть застреленным в упор.

– Эта пуля оставляет за собой целый туннель, мистер Саггс, – уведомил его Август. – Если хотите приземлиться в аду с туннелем в животе, можете попытаться.

Дэн дрожал, глаза чуть из орбит не выскакивали от ненависти. Когда подошел Дитц с ремнями, он зарычал на него, оскалив зубы.

– Не смей связывать меня, черномазый. Я тебе это го никогда не забуду.

– Ну просто не терпится, верно? – спросил Август. – Валяй, пробуй. Посмотрим, как ты будешь вы глядеть со сквозной дырой в животе.

Дэн сдержался, хотя трясся и рычал, пока Дитц его связывал.

– Свяжи Джейка, – велел Калл, когда Дэн был надежно связан.

Август усмехнулся и вернул кольт за пояс.

– Похоже, на деле ты совсем не так крут, мистер Саггс, как на словах, – заметил он.

– Ах ты, подлый сукин сын, чего ты о себе воображаешь? – разъярился Дэн.

– Дитцу необязательно меня связывать, – сказал Джейк. На мгновение он воспрянул духом просто при звуке голоса Гаса. Ведь это были Гас и Калл, его старые companeros. Только надо их убедить, что все это – несчастный случай, то, что он оказался с Саггсами. Они случайно появились в салуне, когда он собрался уезжать. Как только он немного протрезвеет, он им все объяснит.

Малыш Эдди поверить не мог, что ранен, а его брат Дэн связан. Он весь побелел и дрожал. Не веря глазам своим, он смотрел на Дэна.

– Как же ты говорил, что никому в Канзасе тебя не взять, Дэн? – спросил Эдди. – Почему ты не сопротивлялся?

Август подошел, наклонился над Эдди и разорвал ему рубашку, чтобы осмотреть рану.

– Не стоило тебе слушать своего старшего братца, сынок, – проговорил он. – Поймать его ничего не стоило. Тут рана у тебя пустяковая, пуля кость не задела.

Калл подошел к Джейку. Дитц колебался, вязать его или нет, но Калл кивнул ему и держал Джейка под прицелом, пока Дитц связывал ему руки. В этот момент в лагере появились Пи Ай и Ньют с лошадьми.

– Калл, нет необходимости меня вязать, – попросил Джейк. – Я же ничего не сделал. Я просто присоединился к этим ребятам, чтобы пройти через Территорию. Я собирался их бросить при первой возможности.

Калл видел, что Джейк так пьян, что с трудом сидит.

– Надо было тебе с этим поторопиться, Джейк, – произнес Август.

– Я должен был дождаться удобного случая, Гас, – взмолился Джейк. – От Дэна Саггса так просто не уйдешь.

– Ты заткни свою поганую пасть, Спун, – огрызнулся Дэн Саггс. – Эти твои дружки тоже не лучше любых бандитов. И блях на них я что-то не вижу. Надо же набраться такого нахальства, тащить нас в тюрьму!

Пи Ай и Ньют остановились и спешились. Ньют за метил, что Джейк связан, как и все остальные.

– Оседлай их лошадей, – велел Калл парню. Сам он направился к ближайшим деревьям.

– Куда это он пошел? – забеспокоился Рой Саггс, наконец обретя голос.

– Пошел выбрать дерево, на котором тебя вздернуть, сынок, – спокойно объяснил ему Август. Он повернулся к Дэну, который смотрел на него, оскалив зубы в злобной гримасе. – Не знаю, с чего это ты решил, что мы потащимся с вами в тюрьму, – добавил он.

– Говорю тебе, я купил этих лошадей, – повторил Дэн.

– Ладно, кончай, – заметил Август. – Я сам похоронил Уилбергера, не говоря уже о его ковбоях. Мы и фермеров похоронили, и этого старика похороним. Я считаю, что это твоя работа. Твои братцы на это с виду не тянут, а Джейк обычно тоже не убивает.

Август взглянул на все еще сидящего Джейка.

– Что скажешь, Джейк? – спросил он.

– Ну, я только поздоровался с девушкой, – оправдывался Джейк. – И не знал вовсе, что она чья-то жена, а этот старый ублюдок сбил меня с ног прикладом ружья. И собирался сделать кое-что похуже. Так что я лишь оборонялся. Ни один суд не повесит меня за самооборону.

Август молчал. Джейк неуклюже поднялся на ноги, поскольку руки у него были связаны. Он взглянул на Пи Ая, тихо стоящего рядом с Дитцем.

– Пи, ты же меня знаешь, – молил Джейк. – Ты знаешь, я не убийца. И старина Дитц знает. Я надеюсь, вы, ребята, не станете вешать старого друга.

– Мне много раз приходилось делать не то, что хотелось, Джейк, – заметил Пи Ай.

Джейк подошел к Августу.

– Я же не преступник, Гас, – сказал он. – Здесь только один Дэн убивал. Он застрелил тех фермеров и вон того старика. И Уилбергера с его ковбоями. Ни я, ни другие парни никого не убивали.

– Тогда мы повесим его за убийство, а вас всех – за кражу лошадей, – решил Август. – В этих краях наказание за это одинаковое, сам знаешь. Связался с преступниками, с ними и умрешь, – добавил он. – Согласен, суровое правило. Но ты достаточно долго пробыл на другой стороне, чтобы знать его. Мне жаль, однако, что ты пересек черту.

На минуту возникший оптимизм Джейка испарился, и он почувствовал усталость и отчаяние. Как бы ему хотелось оказаться в теплой постели в борделе и хорошенько выспаться.

– Я этой черты никогда не замечал, Гас, – проговорил он. – Мне просто хотелось попасть в Канзас, сохранив скальп.

Ньют оседлал лошадей, Калл подошел и снял лассо с четырех седел.

– Нам повезло, что мы их поймали там, где есть деревья, – заметил он.

Ньют окончательно отупел от всего увиденного.

– Разве обязательно вешать и Джейка? – спросил он. – Он дружил с моей мамой.

Калла это замечание удивило. Ньют и сам удивился – слова просто выскочили у него изо рта. Он вспомнил, каким веселым бывал Джейк в те времена. Мать смеялась только тогда, когда приходил Джейк. Его поражало, что могли сделать с ним годы, как так вышло, что те счастливые времена сменились тем, что он видит сейчас.

– Да. Он виноват, как и остальные, – заключил Калл. – Любой судья его бы повесил.

Он отошел, а Ньют на мгновение прижался щекой к теплому боку только что оседланной лошади. Тепло едва не вызвало у него слезы. Мама тоже была теплой тогда, когда он впервые узнал Джейка. Но вернуть ничего нельзя, и вот грустный Джейк стоит недалеко от него, пошатываясь от выпитого, и руки у него связаны. Ньют подавил слезы и повел лошадей.

Пришлось помочь бандитам сесть на лошадей из-за связанных рук. Малыш Эдди потерял много крови и был так слаб, что едва держался в седле.

– Я поведу твою, – предложил Ньют, надеясь, что Джейк воспримет это как дружественный жест. Джейк несколько дней не брился, усталое и грязное лицо его покрылось щетиной, а в глазах застыло тупое выражение, как будто единственное, чего ему хотелось, это как следует поспать.

Калл взял поводья лошади Дэна просто на тот случай, если он вздумает что-нибудь выкинуть, Август пошел сзади, а Пи Ай повел оставшихся двух лошадей. Дитца послали вперед делать петли, он лучше других умел завязывать узлы.

– Дэн, ты что, и не собираешься сопротивляться? – продолжал спрашивать Малыш Эдди. Он никогда не видел своего брата связанным и не мог поверить своим глазам. То, что Дэна перехитрили и взяли без боя, поразило его больше, чем перспектива быть повешенным.

– Заткнись ты, проклятый нытик, – выругался Дэн. – Если бы стоял на стреме, ничего бы этого не случилось.

– Ты его не посылал, – вмешался Рой Саггс. Он тоже пребывал как в тумане, но его рассердило, что Дэн пытается свалить вину на Малыша Эдди.

– А я что, все сам должен был делать? – возмутился Дэн. Он внимательно следил за Каллом, надеясь, что тот расслабится на секунду, тогда он пришпорит коня и собьет его с ног. Это может привести остальных в замешательство, и ему удастся спрыгнуть на лошади с обрыва в ручей, где в него трудно будет попасть. Он говорил, просто чтобы отвлечь внимание, но трюк не сработал. Калл крепко держал лошадь, и вот они уже под деревьями с четырьмя болтающимися петлями.

Дитц усердно поработал, чтобы завязать надежные петли. Уже почти стемнело.

Джейк пытался заставить свой мозг работать, но безрезультатно. В нем жило ощущение, что есть какие-то слова, которые могли бы разжалобить Калла и Гаса. Он гордился тем, что они так легко поймали Дэна Саггса, хотя сам он попал в тяжелое положение. Но Дэна они поставили на место. Джейк принялся вспоминать те годы, когда они были рейнджерами, может, есть за ними какой-нибудь долг, который он мог бы припомнить, или что-то, могущее заставить их изменить решение, но мозг его как бы впал в спячку. Он ни чего не мог придумать. Единственный, кому его судьба вроде бы была небезразлична, – это Ньют, сын Мэгги. Ноги у нее были толстоваты, но зато она была всегда приветлива. Из всех знакомых ему шлюх – самая уживчивая. В голове промелькнула мысль, что не играть ему надо было, а жениться на ней. Не попал бы он тогда в такую передрягу. Но он не слишком боялся смерти, чересчур устал. Жизнь ускользала из рук. Несправедливо и скверно, но сил бороться дальше он не находил.

Дитц наконец закончил с петлями. Он сел на лошадь и закрепил петли на каждом из четверых. Малыш Эдди повиновался беспрекословно, но Дэн вертел головой и отбивался, как дикий кот, когда Дитц подъехал к нему.

– Ты, черномазый, не смей ко мне приближаться, – заявил он. – Я не допущу, чтобы меня повесил поганый ниггер.

Каллу и Гасу пришлось схватить Дэна за руки, чтобы Дитц, взяв его за волосы, смог продеть его голову в петлю.

– Дурак ты, Саггс, – заметил Август. – Не можешь оценить работу профессионала. Те, кого вешает Дитц, не пляшут на веревке, а мне и такое приходилось видеть.

– Вы оба мерзкие трусы, иначе вы бы сражались со мной по-честному! – выкрикнул Дэн, с ненавистью глядя на него. – Я вас возьму голыми руками, если вы дадите мне спуститься. Обоих удавлю, и этого черномазого тоже.

– Ты бы лучше с братьями попрощался, – проговорил Гас. – Я полагаю, это ты их втянул.

– Они оба дерьмо, как и ты, – заявил Дэн.

– Должен заметить, Саггс, ты такой отъявленный сукин сын, что одно удовольствие тебя повесить, – сказал Август. – Если кроме ругательств у тебя нет ничего на языке, адресуй их теперь дьяволу.

Он ударил лошадь Дэна свернутым лассо, и она выскочила из-под него. Когда это случилось, лошадь Эдди тоже рванулась, и через мгновение оба, уже мертвые, покачивались на ветках.

Рой Саггс обиделся. По обе стороны от него болталось по брату.

– Я должен был быть вторым, – произнес он. – Эдди у нас младший.

– Ты прав, и я извиняюсь, – согласился Август. – Я не собирался пугать ту лошадь.

– Она всегда была дурой, – заметил Рой. – На месте Малыша Эдди я бы давно от нее избавился.

– Полагаю, он с этим делом слишком затянул, – согласился Август. – Так вы готовы, сэр?

– Наверное, раз ребята уже готовы, – ответил Рой. – Хорошие ли, плохие ли, но они мои братья.

– Тебе чертовски не повезло со старшим братом, парень, доложу я тебе, – заметил Август, ударяя лошадь Роя по крупу веревкой.

Потом он подошел к Джейку и на секунду положил руку ему на ногу.

– Джейк, может, тебе приятно будет узнать, что я выручил Лори, – сказал он.

– Кого? – переспросил Джейк. Он не сразу смог сообразить, о ком речь. Потом припомнил молодую светловолосую проститутку, которая причинила ему так много хлопот. И несколько раз ему отказывала.

– Ты что, забыл Лори, столько у тебя было красоток? – удивился Август. – Ее украл бандит.

Для Джейка все это казалось таким далеким, как и его рейнджерские дни. Он никак не мог сосредоточиться. Подошел Калл. Теперь, когда пришла пора действовать, он ощутил глубокую печаль. Когда-то Джейк ездил с ними вдоль реки и всегда был душой компании у костра. Не самый надежный боец, но веселый и дружелюбный до крайности.

– Ну, скоро совсем стемнеет, – проговорил он. – Мне жаль, что именно нам приходится это делать, Джейк, лучше бы ты попался кому другому.

Джейк усмехнулся. Что-то в словах Калла позабавило его, и на мгновение он снова стал старым Джейком.

– А, да не берите в голову, ребята. Уж лучше пусть меня повесят мои друзья, чем какие-нибудь посторонние. Вот только дело в том, что я никому не хотел причинить вреда, – добавил он. – Я и не знал, что они такие головорезы.

Он посмотрел вниз на Пи Ая, Дитца и мальчишку. Все молчали, даже Гас, державший свернутую веревку.

Все смотрели на него, вроде бы потеряв дар речи. На мгновение Джейк почувствовал бодрость. По крайней мере, он снова находился среди своих старых companeros, тех самых, что населяли его сны. Уехав от них, он сделал свою самую большую ошибку в жизни.

– Ладно, adios, мальчики, – сказал он. – Надеюсь, вы не затаите на меня зла.

Он немного подождал, но Август стоял как парализованный, держа веревку.

Джейк снова взглянул вниз и увидел слезы на глазах мальчика. По крайней мере, хоть ему не все равно.

– Ньют, почему бы тебе не взять мою лошадку? – спросил он, глядя на мальчика. – Он иноходец, самый удобный шаг. А вы все, ребята, поделите деньги, что у меня в кармане.

Он улыбнулся при мысли, как они удивятся, что их у него так много, за что он должен был благодарить неделю везенья в Форт-Уэрте.

– Хорошо, Джейк, спасибо большое, – произнес Ньют прерывающимся голосом.

Не успел он договорить, как Джейк Спун резко пришпорил лошадь. Веревка взвизгнула, проехав по ветке, а Август сделал шаг вперед и придержал качающееся тело.

– Надо же, – проговорил Пи Ай. – Он не стал нас дожидаться.

– Он хорошо умер, – заметил Август. – Пойди и вырой ему могилу, ладно, Пи?

Они похоронили Джейка Спуна при лунном свете на высоком берегу над ручьем. Потом, после недолгого совещания, срезали тела Роя и Эдди Саггсов и по хоронили их вместе со стариком из фургона по имени Коллинз, торговцем снадобьями. В фургоне, кроме кучи лекарств, оказалась клетка с четырьмя белыми кроликами. Видно, старик устраивал представления и немного занимался чудесами. В фургоне они также на шли много плохо изданной литературы, рекламирую щей его представление.

– Наверное, ехал в Денвер, – предположил Калл. Дэна Саггса они оставили висеть. Август взял одну брошюру и написал на ней: «Дэн Саггс, убийца и конокрад». Подъехав к Дэну, он приколол брошюрку к его рубашке.

– Теперь, если его кто и разыскивает, будет знать, что дальше искать нечего, – заключил он.

Они собрали лошадей Уилбергера и отвязали двух маленьких мулов, запряженных в фургон. Августу захотелось взять кроликов, но тащить клетку было не удобно. Наконец Дитц сунул двух себе в седельную сумку, а Август взял оставшихся. Он также попробовал лекарства и взял несколько бутылок.

– От чего они, как ты думаешь, Гас? – спросил Пи Ай.

– От трезвости, если выпьешь достаточно, – ответил Август. – Мне кажется, там виски с сиропом.

Сам фургон они решили бросить из-за его жалкого состояния. Калл отломил доску сзади, написал на ней имя Джейка при свете фонаря старика и пометил ею его могилу. Он забил доску в землю с помощью топора, найденного в фургоне. Подъехал Август, ведя в поводу кобылу Калла.

– Что же, жаль, что он не был поразборчивее насчет компании, – сказал Калл. – Вот чего ему это стоило.

– Жизнь – странная штука, – заметил Август. – Не уговори он тебя предпринять это путешествие, не пришлось бы нам его сегодня вешать. Сидел бы он себе в Лоунсам Дав и играл бы с Ванзом в карты.

– Но, с другой стороны, именно карточная игра всему виной, – возразил Калл. – С этого все началось.

Дитц, Пи Ай и Ньют присматривали за маленьким табуном. Ньют держал под уздцы лошадь, оставленную ему Джейком. Он не знал, правильно ли будет сесть на нее сразу же после смерти Джейка.

– Ты поезжай на иноходце, – посоветовал Дитц. – Мистер Джейк оставил его тебе.

– А что мне делать с седлом? – спросил Ньют. – Он ничего не сказал про седло.

– Оно лучше твоего старья, – заверил Пи Ай. – Возьми его, Джейку оно больше не понадобится.

– А никто из вас его не хочет? – спросил Ньют. Он не решался взять седло, раз Джейк не упомянул про не го.

– Да нет, – ответил Дитц. – Пусть седло остается на лошади.

Нервничая, Ньют нерешительно пересел на лошадь Джейка. Стремена оказались слишком длинными, но Дитц спешился и быстро подтянул их. Он же снял уздечку со старой лошади Ньюта и пустил ее, оседланную, в табун. Как раз в этот момент подъехали Калл и Гас. Никто ничего не сказал.

Они погнали табун Уилбергера на запад по темной прерии в том направлении, где находилось стадо. Впереди ехал капитан, по бокам – Август и Дитц, а Пи Ай и Ньют сзади. Ньют вынужден был признать, что у лошади Джейка прекрасный ровный шаг, но все равно он сожалел, что так скоро сменил коня. Ему казалось неправильным, что вот он получает удовольствие от лошади и седла Джейка после всего, что случилось. Но Ньют так сильно устал, что даже не мог долго печалиться. Вскоре голова его упала на грудь, и он продолжал ехать, крепко заснув. Это заметил Пи Ай и подъехал поближе, чтобы подхватить спящего парня, если он начнет падать.