Прочитайте онлайн Одинокий голубь | Часть 57

Читать книгу Одинокий голубь
3612+16848
  • Автор:
  • Перевёл: Тамара П. Матц

57

Песья Морда умирал и знал это. Пуля попала в ребро и ушла в живот, где и застряла. Никто и не попытался ее вытащить. Он лежал на одеяле весь в предсмертном поту, а Синего Селезня интересовал только вопрос, сколько человек было в той группе, что стреляла по ним.

– Три лошади, – сказал один из индейцев-кайова, но Песья Морда не мог вспомнить, сколько их там было, две или три.

– Темнело, – объяснил он. Одна сторона его тела была влажной от крови. Ему хотелось смотреть на женщину, но Синий Селезень присел около него на корточки и загораживал ее.

– В Маккрае так и не попал? – спросил он.

– Он укрылся за лошадью, – объяснил Песья Морда. – Может, и попал. Не знаю.

– Мы его завтра прикончим, – пообещал Мартышка Джон. – У него нет лошади, да к тому же он, возможно, ранен.

– Сомневаюсь, – заметил Синий Селезень. – Думаю, завтра он придет и прикончит остальных, если только он не сделает это еще ночью.

– Мне очень больно, – пожаловался Песья Морда. – Пристрелите меня.

Синий Селезень рассмеялся.

– Не дождешься, чтоб я на тебя пулю тратил. Пусть Мартышка перережет тебе горло, если хочет.

Но Мартышка Джон не хотел к нему подходить. Он беспокоился, как, впрочем, и индейцы. Они постоянно щелкали курками своих пистолетов. Попросили виски, но Синий Селезень не дал.

Песья Морда смотрел на женщину. Она сидела, обняв колени руками. Синий Селезень пошел и оседлал свою лошадь. Возвращаясь к костру, он пнул женщину. Потом еще раз. Он пинал ее, пока она не упала и не свернулась в клубок.

– Что она сделала? – спросил Песья Морда. Синий Селезень подошел и пнул в бок, заставив его закричать от боли и скатиться с одеяла.

– Не суй свой поганый нос в чужие дела, – пригрозил он.

– Ты уезжаешь? – нервничая, спросил Мартышка Джон.

– Именно, – ответил Синий Селезень. – Поищу-ка себе команду получше. Вы на ту группу даже не напали. А там, верно, просто пара ковбоев.

Песья Морда снова попытался вернуться на одеяло, но сил не хватило. Индейцы уже забрали его пистолет и поделили между собой патроны, так что он даже не мог застрелиться. У него в сумке было лезвие, которым он мог бы перерезать себе горло, но сумка лежала с другой стороны костра, а он знал, что сил доползти до нее у него не хватит.

Синий Селезень еще дважды пнул Лорену.

– Нет смысла тебя продавать, – сказал он. – Пусть тебя забирают индейцы.

– А я как же? – спросил Мартышка Джон. – Я же здесь в доле.

– Я твою долю выиграл, – отрезал Синий Селезень. – Как, впрочем, и долю кайова.

– Тогда зачем ты отдаешь ее этим клятым индейцам? – спросил Мартышка Джон. – Отдай ее мне.

– Нет, я хочу, чтобы они ее хорошенько порезали, – возразил Синий Селезень. – Это придаст им смелости, и они завтра прикончат этого старика-рейнджера.

– Черт, да я еще злее их, – заявил Мартышка Джон. – Пусть приходит, он у меня получит.

Синий Селезень сел на лошадь.

– Ты и вполовину не такой злой, как они, – проговорил он. – И если Маккрае здесь появится, пошевеливайся, а не то схватишь пулю. Он достал Ермоука, а тот в бою троих таких, как ты, стоил.

Селезень открыл свою седельную сумку, достал бутылку виски и бросил ее индейцам. Потом сказал что-то на их языке и повернул лошадь к реке.

Лорена осталась лежать, где упала, слушая стоны Песьей Морды. Он стонал при каждом выдохе. В ране пузырилась кровь. Лорена встала на четвереньки, и ее от страха вырвало. Индейцы пили и не сводили с нее глаз. Ей надо бы убежать, но ноги не держали. Да они ее все равно сразу догонят. Она отползла немного в сторону от того места, где ее вырвало, и снова легла, слишком усталая и напуганная, чтобы двигаться. Мартышка Джон сидел у костра, сжимая ружье. Он да же не смотрел в ее сторону – от него помощи ждать не приходилось. Ей не на кого было надеяться.

– Помоги ей, Мартышка, – попросил Песья Морда слабым голосом.

– Черт, да не могу я ей помочь, – возразил Мартышка Джон. – Ты же его слышал. Он отдал ее им.

Один из индейцев понял, о чем они говорили, и разозлился. Он вытащил нож и угрожающе встал над Песьей Мордой, который продолжал стонать. Потом индеец уселся ему на грудь, и Песья Морда слабо вскрикнул. Остальные индейцы кинулись к нему. Он от слабости даже не мог поднять руки. Один из индейцев разрезал его ремень, а другие двое стащили с него штаны. Лорена не успела даже отвернуться, как они его кастрировали. Песья Морда снова закричал, но скоро смолк, потому что индеец схватил его за голову и за пихнул окровавленные гениталии ему в рот, пропихивая дальше в горло рукояткой ножа. Они также сняли с него скальп и привязали к копью. Песья Морда пытался дышать, между ног у него расползалась лужа крови. Но он не был мертв. Лорена охватила голову руками, но все равно слышала его стоны и бульканье, когда он пытался дышать. Она хотела, чтобы он умер, почему требуется так много времени, чтобы умереть?

Она ждала, что в любую минуту они могут на нее наброситься, но они не трогались с места. Издевательство над Песьей Мордой привело их в хорошее настроение, и они снова стали по очереди прикладываться к бутылке.

Мартышка Джон скорее всего был напуган не меньше нее. Он молча сидел у костра с ружьем в руках, дергая себя за грязную бороду. Несколько раз индейцы обращались к нему на своем языке, но он не отвечал.

Лорена первая услышала лошадиный топот, поскольку лежала, прижавшись к земле. Но она не знала, кто это, и потому не ощутила надежды. Кто-то скачет, может, Синий Селезень возвращается, чтобы потребовать ее назад.

Индейцы, увлеченные виски и пением, размахивали окровавленными ножами и не уловили лошадиного то пота, но Мартышка Джон внезапно услышал. Он вскочил на ноги и поднял ружье, но, прежде чем успел выстрелить, Лорена услышала хлопок в темноте, и Мартышка Джон выронил ружье и сел, открыв рот, как будто собирался что-то сказать.

Только Лорена увидела это, как две лошади перескочили через Мартышку Джона, не задев его, и врезались в гущу индейцев. Один индеец закричал, и крик этот был еще более безнадежным и пугающим, чем крики Песьей Морды. Прежде чем она подумала о Гасе, она увидела, как он направил свою лошадь прямо на индейца. Он пристрелил того, кто закричал, а потом тех двух, с ножами, стреляя с лошади в упор, в грудь. Еще один индеец схватил копье со скальпом Песьей Морды, но Гас убил его, прежде чем тот успел его поднять. Еще одного он застрелил, когда тот поднял ружье. Последний индеец бросился в темноту.

– Добей тех, кто еще жив, – велел Август второму всаднику. Но этот человек не успел еще спешиться, как в темноте раздался выстрел. Гас остался стоять у лошади, прислушиваясь. Послышался еще выстрел, а потом топот приближающейся лошади. Лорена решила, что все уже закончилось, но тут Мартышка Джон выстрелил из пистолета в стоящего у костра человека. Он промахнулся, и человек начал поднимать свой собственный пистолет, но выстрелить не успел, потому что в освещенный круг въехал Гас и выстрелил из ружья, уложив Мартышку Джона.

Потом Гас перевернул Лорену и обнял, все еще держа ружье в руке.

– Где Синий Селезень, Лори? – спросил он. – Он был здесь сегодня?

Лорене было трудно заставить свои мысли вернуться к Синему Селезню. Она давно перестала разговаривать, и сейчас, хотя она хотела говорить, слова не произносились. Она не сводила с Гаса глаз и начала плакать, но не могла ответить на его вопрос.

– Он был здесь сегодня? – снова спросил Гас. – Только ответь, и я не стану тебя больше беспокоить, пока ты не почувствуешь себя лучше.

Лорена кивнула. Синий Селезень был здесь. Ничего другого она сказать не могла. Гас встал.

– Вернитесь к своим, – велел он второму мужчине. – Немедленно.

– Я еще ни в одного не выстрелил, – возразил этот второй. – Вы один всех перестреляли.

– Не имеет значения, – ответил Август. – Я не могу бросить эту девушку, а она в таком состоянии, что не может ехать быстро. Возвращайтесь к своим. Если Лори сможет ехать верхом, мы приедем следом за вами.

– Вы убили того, который убежал? – спросил Джули.

– Да, – ответил Август. – Человеку от лошади не убежать. Давайте, двигайтесь. Тут в окрестностях бродит очень опасный человек, а я сомневаюсь, чтобы ваш помощник мог с ним справиться.

«А я могу?» – подумал Джули, глядя вниз на Песью Морду. Тот умудрился выплюнуть свои гениталии и все еще дышал. Глядя на лужу крови, в которой он плавал, Джули почувствовал, что его может стошнить. Чтобы избежать этого, он отвернулся.

– Я тут разберусь с покойниками, – проговорил Август. – Я понимаю, для вас это потрясение, мистер Джонсон. На драки в арканзасском баре мало похоже.

Но вам придется с этим смириться и вернуться к своим спутникам.

– Вы его убьете? – спросил Джули, имея в виду Песью Морду.

– Да, если он сам вскоре не умрет, – ответил Август.

Джули не успел перевалить через второй холм, как снова услышал выстрел.