Прочитайте онлайн Одинокий голубь | Часть 48

Читать книгу Одинокий голубь
3612+16732
  • Автор:
  • Перевёл: Тамара П. Матц

48

– Ты думаешь, этот индеец где-то здесь? – спросил Калл.

– Откуда я знаю? – возмутился Гас. – Он со мной своими планами не делился. Сказал только, что он нам яйца отрежет, если мы рискнем зайти за реку Канейдиан.

– Хотел бы я знать, с чего это скот запаниковал, – задумался Калл. – Тихая ночь, все давно улеглись.

– Скот впадает в панику не только в дождь, такое случается и в хорошую погоду.

– Не нравится мне, что Дитц потерял его след, – заметил Калл. – Уж если Дитц не смог уследить, это человек ловкий.

– Да ладно, – не согласился Август. – Дитц просто слегка заржавел. И ты тоже. Вы оба потеряли свои навыки. Содержание платной конюшни не готовит людей к погоне за индейцами.

– Зато ты у нас не заржавел, разумеется, – обиделся Калл.

– Мои основные навыки – печь лепешки и беседовать. И напиваться на веранде. Скорее всего, за последние несколько дней я слегка потерял навык с лепешками, равно как и веранду, но я все еще могу побеседовать с любым.

Они стояли у фургона, надеясь, что прибудет новый повар и приготовит им завтрак. Подскакал Пи Ай и не уклюже спешился.

– Когда ты слезаешь с лошади, то напоминаешь мне старого журавля, опустившегося в грязную лужу, – за метил Август.

Пи на замечание внимания не обратил, он так поступал с большинством замечаний Гаса, не желая увязать в трясине бесполезного разговора.

– Так вот, Ньют жив, – сообщил он. – Его лошадь сбросила.

– Чего же ты его не привез? – с облегчением поинтересовался Калл.

– Мы повара встретили, и ему захотелось общества, – объяснил Пи. – Повар говорит, что на животных не ездит, так что они идут пешком. Вон они уже показались.

И верно, в паре сотен ярдов они заметили парня и старика, которые двигались в сторону лагеря, но явно не спешили.

– Если новый повар такой же медлительный, как Ньют, он доберется до нас к концу следующей недели, – заметил Гас.

– Что это они делают? – спросил Калл. Они определенно что-то делали. Вместо того чтобы идти прямо к лагерю, они ходили кругами, как будто что-то потеряли.

– У повара есть ослица, – сообщил Пи. – Только он на ней не ездит. Говорит, нецивилизованно ездить на животных.

– Надо же, он еще и философ, – восхитился Гас.

– Вот именно, я нанял его, чтобы тебе было с кем поговорить, – сказал Калл. – Тогда остальные смогут спокойно работать.

Через несколько минут Ньют и По Кампо вошли в лагерь. На приличном расстоянии сзади плелась ослица. Оказалось, они собирали птичьи яйца. Они несли их на старом серале повара, растянув его между собой на манер гамака.

– Буэнос диас, – поздоровался По Кампо со всеми сразу. – Если этот осел сюда когда-нибудь доберется, мы позавтракаем.

– А зачем ждать? – удивился Август. – Вы-то здесь, и яйца принесли, как я вижу.

– Все так, но мне нужна моя сковорода, – объяснил По Кампо. – И я рад, что мне попались эти яйца ржанки. Я редко нахожу так много сразу.

– А я редко их ем, – отрезал Август. – Как, вы сказали, вас зовут?

– По Кампо, – ответил старик. – Мне нравится этот мальчик. Он помог мне собрать яйца, хотя до сих пор не совсем пришел в себя после того, как его сбросила лошадь.

– Ну что же, меня зовут Август Маккрае, – пред ставился Гас. – Вам нелегко придется с нашей крутой командой.

По Кампо свистнул ослице.

– Яйца ржанки лучше перепелиных, – заметил он. – Вкуснее, хотя и перепелиные ничего, если их сварить, а потом остудить.

Он прошелся по лагерю, пожимая всем по очереди руки. К тому времени как он закончил знакомиться с личным составом, подошла ослица, и в удивительно короткий срок По Кампо распаковал гигантскую сковородку, устроил себе небольшой гриль, положив два металлических прута на куски дерева, развел небольшой костерок и зажарил штук шестьдесят – семьдесят яиц ржанки. Он положил в яичницу какие-то специи из своего рюкзака, жарил до тех пор, пока она не стала на поминать пирог, и стал резать ее кусками. Попробовав творение рук своих и что-то проворчав, он роздал по куску работникам. Некоторые, вроде Джаспера, не решались попробовать такую экзотическую пищу, но их нерешительность исчезала, стоило им отведать хоть кусочек.

– Черт, я такого вкусного пирога из птичьих яиц никогда не ел, – признался Джаспер. – Вкуснее куриных.

– Ты что, Джаспер, неспособен узнать омлет, когда ешь его? – спросил Август. Он огорчился из-за того, что новый повар стал героем за пять минут, а он пек прекрасные лепешки много лет и почти не добился благодарности. – Обычный омлет из яиц ржанки, – добавил он для вящей убедительности. – Я вполне мог та кой приготовить, догадайся я, что он вам придется по вкусу.

– Я сегодня собираюсь пожарить кузнечиков, – объявил По Кампо. Он наблюдал за свиньями, которые, в свою очередь, наблюдали за ним. Они вылезли из-под фургона, чтобы съесть яичные скорлупки.

– Если ты думаешь об этих свиньях, – сказал Август, – не утруждай себя. Захочется им кузнечиков, сами и поймают. Они проворнее кроликов.

– Нет, я собираюсь пожарить немного для Ньюта, – пояснил По Кампо. – Он утверждает, что никогда не пробовал хорошего жареного кузнечика с патокой. Если их зажарить досуха, получается отличный десерт.

Все ковбои рассмеялись, такой забавной показалась им идея есть кузнечиков. По Кампо тоже посмеялся. Он уже разобрал свой самодельный гриль и протирал сковороду пучком травы.

Калл облегченно вздохнул. Ясно, По Кампо легко сходился с людьми. Все были счастливы, кроме Гаса, который дулся из-за того, что нашелся кто-то, умеющий готовить лучше него. Гас всегда любил держать пальму первенства, что бы он ни делал.

– Мне омлет понравился, но есть кузнечиков я не собираюсь, – заявил Джаспер.

– Жаль, что у нас нет сладкого картофеля, – сокрушался Август. – Я бы показал вам, девушки, что такое настоящий пирог.

– Я слышал, вы печете прекрасные лепешки, – улыбнулся ему По Кампо.

– Правильно, – согласился Август. – Печь лепешки – целое искусство, и я его постиг.

– Моя жена тоже хорошо их пекла, – заметил По Кампо. – Мне ее лепешки нравились. Она никогда их не перепекала снизу.

– А где она сейчас, в Мексике? – поинтересовался Август, которому было любопытно, откуда взялся этот коротышка.

– Нет, я думаю, она в аду, куда я ее отправил, – спокойно ответил По Кампо, удивив всех вокруг. – Она вела себя отвратительно, но лепешки пекла вкусные.

Последовала короткая пауза. Ковбои решали, верить им сказанному или нет.

– Ну что же, если она в аду, то, скорее всего, нам всем еще придется поесть ее лепешек когда-нибудь, – заметил Гас. Даже он несколько удивился. Он знал мужчин, которые убили своих жен, но ни один из них не признался бы в этом так спокойно, как По Кампо.

– Именно поэтому я и надеюсь, что попаду в рай, – сообщил По Кампо. – Не хочу больше иметь ничего общего с этой женщиной.

– Мы еще не в Монтане, – вмешался Калл. – Поднимайте скот.

В тот вечер верный своему слову По Кампо поджарил кузнечиков. До этого он приготовил нормальную еду: говядину с бобами и жаркое из непонятных ингредиентов, но которое все нашли превосходным. Аллен О'Брайен счел его настолько великолепным, что долго приставал к По Кампо с просьбой сказать, что в нем было.

– Ты видел, как я все собирал, – ответил По Кампо. – Надо было смотреть внимательнее.

Верный своим принципам, он отказался ехать на ослице или в фургоне рядом с Липпи.

– Лучше пройдусь пешком, – сказал он. – Иначе что-нибудь пропущу.

– Пропустишь возможность быть укушенным змеей, – заметил Липпи, у которого после несчастья с Шоном появился такой ужас перед змеями, что он спал в фургоне и мочился, стоя на сиденье.

По Кампо шел весь день в сотне ярдов в стороне от стада и тащил с собой два мешка, которые заткнул за пояс. Время от времени он складывал что-то то в один, то в другой, но никто конкретно ничего не видел, кроме свиней, шедших непосредственно за стариком. Но все единодушно признали, что жаркое у него необыкновенно ароматное. Дитц столько раз просил добавки, что сам устыдился своего аппетита.

Именно Дитц первым решился попробовать жареных кузнечиков. Поскольку новый повар привел всех в такое хорошее расположение духа, Калл разрешил ему взять немного патоки, которую они ели в особых случаях. Но появление человека, умеющего хорошо готовить, было тоже особым случаем, хотя, как и все остальные, насчет жареных кузнечиков он сомневался.

Но По Кампо наловил целый мешок и, когда жир растопился, принялся бросать туда по пять-шесть штук одновременно. Когда он решил, что они готовы, то кончиком большого ножа вынул их и выложил на чистую тряпку. Вскоре на ней лежало уже штук сорок, но ни кто не торопился попробовать.

– Ешьте, – предложил он. – Куда вкуснее картошки.

– Вполне вероятно, но на картошку они непохожи, – заметил Аллен. – Больше смахивают на жуков.

– Диш, ты тут лучший работник, тебе и карты в руки, – сказал Август. – Никто из нас не хочет вперед тебя забегать.

– Уступаю тебе мою очередь, – предложил Диш. – Насчет жуков я пас.

– А тебя что останавливает, Гас? – поинтересовался Нидл Нельсон.

– Мудрость, – ответил Август.

Наконец подошел Дитц и взял одного кузнечика. Он был склонен доверять человеку, умеющему приготовить такое замечательное жаркое. Он усмехался, но есть кузнечика не торопился.

– Макни его в патоку, – посоветовал По Кампо. Дитц обмакнул кузнечика в маленькую мисочку с патокой.

– Не уверен, что он от этого помрет, но сблюет – это точно, – предположил Липпи, наблюдая за событиями с сиденья фургона.

– Лучше бы он зажарил комаров, – предложил Август. – Сомневаюсь, чтобы их можно было есть, но, по крайней мере, мы бы от них избавились.

Тут Дитц съел кузнечика. Он похрустел им, проглотил, широко ухмыльнулся и потянулся за следующим.

– По вкусу точно как конфета, – сообщил он. Съев три или четыре, он предложил одного Ньюту, который обильно полил его патокой. К его удивлению, сам кузнечик просто хрустел, как хорошо зажаренный рыбий хвост.

Ньют съел еще одного по собственной инициативе, а Дитц – еще четыре или пять. Затем Дитц уговорил Пи попробовать. К всеобщему удивлению, подошел Калл и съел парочку. Дело в том, что он любил сладкое и не мог отказаться от патоки. Диш решил, что для поддержания репутации ему следует съесть хоть одного, потом и братья Рейни съели по паре, чтобы не отставать от Ньюта. Подошел Пит Спеттл и съел двух, за ним Соупи, Нидл и Берт попробовали по одному, и, пока Джаспер собирался с духом, ничего не осталось.

– Черт бы вас всех побрал, обжоры, – проворчал он, жалея, что никто не догадался приберечь для него хоть одного.

– Ну, теперь я видел все, – заключил Август. – Ковбои едят насекомых. – Самому ему гордость не позволила попробовать, он бы этим только увеличил популярность По Кампо.

– Я вам уже говорил, что из червей получается хорошее масло? – спросил По.

– Тот, кто рискнет намазать мне лепешку маслом из червей, пусть поучится побыстрее бегать, – предупредил Соупи Джонс. – Эта публика постепенно сходит с ума.

Пока все обсуждали достоинства кузнечиков, раздался лошадиный топот.

– Надеюсь, это почта, – заметил Август. Джейк Спун подъехал прямо к костру и спрыгнул со взмыленной лошади. Он огляделся, как будто надеялся кого-то увидеть.

– А Лори здесь нет? – спросил он.

– Нет, – ответил Август с упавшим сердцем. Из-за ночной паники он совершенно забыл о Лорене. Забыл, что Джейк где-то шляется. Весь день он продремал, обрадовавшись, что Ньют цел и невредим, считая, что Лори тоже в порядке, в противном случае Ньют бы ее не бросил.

– Гас, ты лучше ее не прячь, – произнес Джейк дрожащим голосом. Он него несло виски.

– Мы ее не прячем, – тихо ответил Гас. – Ее здесь не было.

Ньют как раз собирался в ночное. Ремонтировал подпругу, которая того и гляди лопнет. При виде Джейка его охватило тяжелое предчувствие. Весь день он считал, что никто не узнает о том, что он сморозил глупость и оставил лошадь. Теперь он боялся другого. Что-то случилось с женщиной, которую ему было поручено охранять.

– Ну так, черт побери, ее нет, и я хотел бы знать, куда она делась, – воскликнул Джейк.

– Может быть, она передвинула лагерь, – предположил Август, боясь смотреть правде в глаза. – Или ты проехал мимо, такое впечатление, что ты принял не один стакан.

– Я выпил целую бутылку, – уточнил Джейк. – Но я не пьян, а если бы и был, то все равно нашел бы этот чертов лагерь. Да и все вещи там. Нет только Лори и лошади. Калл вздохнул.

– Как насчет следов? – спросил он. Джейк взглянул на него с отвращением.

– Да не искал я следы, – ответил он. – Я решил, она пришла сюда и вышла замуж за Гаса. Они такие влюбленные, каждое утро вместе завтракают. Да и куда ей еще деваться? Карты у нее нет. – Джейк выглядел усталым, беспомощным и обеспокоенным. – Куда, черт возьми, она могла деться? – обратился он к собравшимся в целом. – Думаю, я ее завтра найду. Далеко ей не уйти.

Седло Августа лежало в нескольких футах в стороне. Он рассчитывал расстелить там брезент и воспользоваться седлом как подушкой. Теперь же он поднял его, потом отвязал от него свое лассо. Не говоря ни слова, он направился к табуну.

– Куда это он? – удивился Джейк. – Ничего не понимаю.

Вид пьяного и беспомощного Джейка внушал Гасу отвращение. Такие неумехи только создают работу другим. Джейк отказался работать вместе со всеми, взял с собой свою девку и позволил ее украсть.

– Она была там вчера, – сказал сильно взволнованный Ньют. – Мистер Гас послал меня, чтобы я за ней присмотрел. Я и смотрел, пока скот не побежал.

Вернулся Август, ведя за собой гнедого, которого он звал Джерри. Конь отличался мерзким характером, но был быстр и вынослив.

– Тебе стоит подождать и посмотреть следы, – посоветовал Калл. – Ты же не знаешь, что случилось. Она могла уехать в город к Джейку. Может быть, они просто разминулись.

– Нет, ее украл Синий Селезень, – уверенно проговорил Август. – Моя вина, что я не пристрелил негодяя, когда он пил. Тогда я еще не знал, кто он такой, но надо было стрелять, достаточно было одного подозрения. И я на весь день совершенно обо всем забыл. Я стал слишком глуп, чтобы жить.

– Синий Селезень здесь? – спросил Джейк, побледнев.

– Угу, – ответил Август, седлая гнедого. – Я не слишком волновался, потому что Дитц проследил, что он ушел на юг. Похоже, он обдурил нас обоих.

– Слушайте, а ведь о нем говорили в Форт-Уэрте, – припомнил Джейк. – У него большая шайка убийц. Они нападают на путешественников, грабят их и убивают. Почему ты не взял ее сюда в лагерь, если ты знал, что он поблизости?

– Я должен был это сделать, разумеется, – ответил Август. – Но она отказалась. Она почему-то верила в тебя.

– Все это очень печально, – сокрушался Джейк. – Она и в город отказалась ехать. А там она была бы в безопасности.

– Ты что собираешься делать, Гас? – спросил он, заметив, что Август собирается уезжать.

– Собираюсь вернуть Лори, – ответил Август.

– Надеюсь, ты его нагонишь раньше, чем он до берется до дома, – заметил Калл. – Иначе тебе придется сражаться с целой бандой.

Август пожал плечами.

– Всего лишь шайка, – заключил он.

– Я с тобой поеду, – заявил Диш, к всеобщему удивлению.

– Я не вызывал добровольцев. Они мне не нужны.

– И вообще, не твое это дело, щенок, – с горячностью вмешался Джейк.

– Я не щенок, а ты игрок и подонок, который допустил, чтобы ее украли, – холодно отпарировал Диш. Они стояли лицом к лицу, оба готовые к бою, но Август пустил свою лошадь между ними.

– Бросьте, девушки, – сказал он, – кулаками тут не поможешь. Я уезжаю, а вы оба остаетесь.

– Это свободная страна, – заявил Диш, воинствен но глядя на Августа.

– Для тебя вовсе нет, – ответил Август. – Ты останешься здесь и будешь продолжать направлять это стадо на Полярную звезду.

– Совершенно верно, – быстро подтвердил Калл. Без Гаса он обойдется, он все равно редко занимался делом. Но Диш был у них лучшим работником. Он уже дважды сумел остановить впавшее в панику стадо, на такой подвиг никто больше не способен.

Дишу это не понравилось, но приказ есть приказ, и сделать он ничего не мог. Ему плохо становилось при мысли о том, что Лорена находится в руках какого-то бандита, и он был готов убить Джейка Спуна за то, что тот допустил такое. Он повернулся и ушел прочь.

– Мы сегодня уезжаем? – спросил Джейк. – Моя лошадь выдохлась.

– Ты вообще не уезжаешь, Джейк, – ответил Август. – Во всяком случае, не со мной. Я поеду быстро, и мне будет не до разговоров.

Джейк снова взбесился.

– Черт возьми, захочу и поеду! – выпалил он. – Она моя женщина.

Август не обратил внимания на эту вспышку.

– Жаль, что мне приходится уезжать, когда только что появился новый повар, – обратился он к Каллу. – Думаю, к тому времени как я вернусь, вы уже будете есть пауков и сороконожек.

Подошел обеспокоенный Дитц.

– Ты гляди внимательнее, – предупредил он. – Он от меня ушел, может уйти и от тебя.

– Ну, ты, видно, про кузнечиков думал или еще о чем-то, Дитц, – сказал Август.

– У тебя патронов достаточно? – спросил Калл.

– Не знаю, я еще шайку не подсчитал, – ответил Август. – Кончатся патроны, я всегда могу швыряться камнями.

С этими словами он уехал, кивнув всем на прощание. Калл находился в смятении. Хотя он и не отвечал за эту женщину, он чувствовал, что тоже должен ехать. Получается, что он здесь застрял со стадом коров, а Гас уезжает, чтобы сделать то, что они давным-давно должны были сделать. Ему это казалось неправильным.

Тем временем Джейк заводил сам себя по поводу поведения Гаса.

– Надо было его пристрелить! – бушевал он. – Какого черта, как он посмел не взять меня? Я привез эту женщину, и у меня есть право искать ее.

– Тебе бы сразу глядеть получше, – заметил Калл.

– Я и собирался, – виновато ответил Джейк. – Всего одну ночь в Остине хотел пробыть. Но мне везло, вот и решил остаться еще на одну. Она могла поехать со мной, но не захотела. Одолжи мне лошадь, а? Я не хочу, чтобы Гас успел далеко уехать.

– Он же сказал, ты ему не нужен, – напомнил Калл. – Ты его знаешь. Если он не хочет, чтобы ты ехал, значит, ты и не поедешь.

– Он скоро вернется, – проговорил Джейк вроде как самому себе. – Он всегда приезжает к завтраку.

Тут он заметил Ньюта, который виновато стоял в стороне.

– Тебя послали ее охранять, – напал он на парня. – Должен сказать, ты паршиво справился со своей задачей.

Ньют промолчал. Все верно, и особенно обидно, что именно Джейк ему про это сказал. Он сел на лошадь и быстро уехал из лагеря. Он знал, что вот-вот заплачет, и не хотел, чтобы ребята видели. И вскоре он действительно заплакал, слезы ручьем текли по лицу и капали на луку седла.

В лагере Джейк все еще рвал и метал.

– Этот парень не стоит денег, которые ты ему платишь, – кипятился он. – Я бы его давно вышвырнул.

Каллу не понравился его тон.

– Ну-ка сядь, – велел он. – Его не за что выгонять. Он вернулся, чтобы помочь со стадом, что входит в его обязанности. Вероятнее всего, Синий Селезень и поднял панику, чтобы под шумок увезти женщину. Мальчишка в этом не виноват.

Тут Джейк заметил По Кампо, сидящего у фургона прислонившись спиной к колесу и закрывшись серапе.

– Никак еще один бандит? – спросил Джейк.

– Нет, просто повар, – ответил По Кампо.

– А по мне, так ты смахиваешь на бандита, – заявил Джейк. – Может, тот чертов индеец послал тебя, чтобы ты нас всех отравил.

– Джейк, ты или садись, или убирайся, – взорвался Калл. – И кончай эти дикие разговоры.

– Черт, да я с радостью уберусь, – отозвался Джейк. – Одолжи мне лошадь.

– Нет, сэр, – ответил Калл. – Нам они все самим нужны. Ты можешь купить себе в Остине.

Джейк выглядел так, будто сейчас свалится от злости. Все незанятые ночью работники молча наблюдали за ним. Их лица выражали явное к нему неуважение, но Джейк был слишком возбужден, чтобы заметить это.

– Ну, вы с Гасом даете, – возмутился он. – Никогда не думал, что вы так со мной обойдетесь. – Он взобрался на свою усталую лошадь и уехал из лагеря, что-то бормоча себе под нос.

– У Джейка нервы ни к черту, – заметил Пи с грустью.

– Далеко он на этой лошади не уедет, – добавил Дитц.

– А зачем ему далеко? – возразил Калл. – Проспится где-нибудь и вернется утром.

– Вы не хотите, чтобы я поехал с мистером Га сом? – спросил Дитц.

Калл задумался. Дитц был отличным следопытом, не говоря уж об отличном стрелке, и мог бы помочь Гасу. Но девушка никак его не касалась, а Дитц нужен был им самим в качестве разведчика. Воды становилось все меньше, а дальше могло быть еще хуже.

– Не хотелось бы лишиться мистера Гаса, – сказал Дитц.

– Да нет, вряд ли что с ним случится, – вмешался Пи Ай, удивленный тем, что кому-то вообще могла прийти в голову такая мысль. Гас всегда был с ними, всегда громогласный. Пи Ай попытался представить, что же может с ним случиться, но его мозг не способен был вообразить Гаса в беде.

Калл тоже так думал. Август всегда мог дать сто очков вперед любому бандиту, даже самому знаменитому. – Нет, ты оставайся здесь, Дитц, – велел Калл. – Гасу нравится идея разделаться с целой шайкой бандитов собственноручно.

Дитц не стал настаивать, но волноваться не перестал. Его беспокоило, что он потерял след. Это означало, что индеец лучше, чем он. И он, может быть, лучше, чем мистер Гас тоже. Капитан всегда повторял, лучше быть вдвоем, тогда один сможет глядеть вперед, а другой – назад. А у мистера Гаса нет никого, кто бы мог смотреть назад.

Дитц волновался весь следующий день. Август не вернулся, и никто больше не видел Джейка Спуна.