Прочитайте онлайн Одинокий голубь | Часть 45

Читать книгу Одинокий голубь
3612+17064
  • Автор:
  • Перевёл: Тамара П. Матц

45

Лорена ничуть не удивилась появлению Гаса. Он был не из тех мужиков, кто может упустить случай. Если он надеется снова обхитрить ее, то ему придется по стараться, но она обрадовалась, что он приехал. Она ус тала от одиночества за те два дня, как исчез Джейк. Хоть она знала, что он со временем вернется, Лорена все меньше этого хотела, потому что Джейк что-то против нее затаил и вряд ли охотно от этого откажется. Просто удивительно, если вспомнить, как быстро она ему поверила. Ему удалось убедить ее, что в нем решение всех ее проблем. Ее переполняла потребность в дружеском участии и доверии как раз тогда, когда он подошел, сел за стол и заговорил с ней. И ей показа лось тогда, что и он охотно готов ее слушать.

Прошел всего месяц, и в последние несколько дней стало совершенно ясно, что ему абсолютно безразлично, говорит она или нет, и что он вообще предпочитал бы, чтобы она молчала. Лорену это огорчило. Если она будет продолжать так ошибаться в мужчинах, то ей крупно повезет, если вообще удастся добраться до Сан-Франциско. Временами, когда она ожидала Джейка, ее так и подмывало сесть на лошадь, взять мула и поискать дорогу назад, в Лоунсам Дав. Ксавье говорил, что женится на ней и отвезет ее туда, куда она захочет. Она вспомнила его в тот день, когда он в последний раз пришел к ней в комнату, – горящие глаза, угрозы убить Джейка. Когда ей нечего было делать, кроме как сидеть и думать, ее способность совершать ошибки настолько расстраивала ее, что она подумывала, не утопиться ли ей в маленьком пруду. Но утро стояло ясное, солнечное, так что когда она вошла в пруд немного погодя, то только чтобы вымыть волосы холодной водой. Она на мгновение опустила голову под воду и открыла глаза, но ей по казалось глупым и смешным умирать таким способом. Ей даже пришло в голову, что, может, у нее с головой не все в порядке и поэтому она совершает столько ошибок. У нее мать была слегка не в себе. Она часто болтала о людях, которых никто не знал. Говорила о покойных родственниках, мертвых детях так, будто они все еще живы. Лорена подумала, что, возможно, ошибки довели мать до этого. Вдруг после стольких ошибок ваш мозг перестает вам повиноваться и начинает постоянно блуждать между прошлым и настоящим.

– Лори, у тебя грустный вид, – пожурил ее Август. – Всего лишь четыре или пять дней назад ты была весела и прекрасна, как это небо. Что этот негодяй сделал, чтобы так тебя огорчить?

– Не знаю, Гас, – ответила она. – Я каждый день меняюсь.

– Как и все люди, – сказал он, присматриваясь к ней. В ее глазах стояла печаль.

– В Лоунсам Дав я не грустила, – заметила она. – Я там каждый день чувствовала себя примерно одинаково.

– Ну да, безнадежно, – заключил Август. – Ты ничего не ждала. Потом появился Джейк и возбудил твои надежды.

– Такого я не ждала.

– Разумеется, но он по крайней мере снова дал тебе надежду. Но вся беда в том, что Джейк не тот человек, которого интересуют какие-либо надежды, кроме своих собственных.

Лорена пожала плечами. Джейк не виноват, он не просил ее положиться на него, хотя, когда она это сделала, он воспринял это охотно.

– Мне кажется, я в беде, – проговорила она. – Он не собирается везти меня в Калифорнию.

– Нет, конечно, – согласился Август. – Жаль, что у Калла такое предубеждение насчет женщин, а то взяли бы мы тебя в повара и все бы ковбои в тебя повлюблялись. А Диш и сейчас уже по уши влюблен.

– И напрасно, – бросила Лорена. Диш был ее последним клиентом перед Джейком. Она помнила его белое тело, такое же, как у других, и что он был так перевозбужден, что почти ни на что не способен.

– Ну, во всяком случае, он может о тебе мечтать, – сказал Август. – Это важнее, чем ты думаешь. Юноше нужна женщина, о которой можно мечтать.

– Да пусть мечтает, сколько хочет, – заметила Лорена. – Почему ты приехал, Гас?

– Надеялся перепихнуться, – признался Август. – Ну что, сегодня сыграем в покер?

– Нет, в очко, – предложила Лорена. – Мне в него больше везет. Что я получу, если выиграю?

Август усмехнулся.

– Я стану твоей шлюхой. Ты сможешь использовать меня, когда захочешь.

– А зачем мне это? – удивилась Лорена. Мысль о мужчине-шлюхе слегка позабавила ее своей необычностью.

– А ты подумай, – настаивал Август. – Предположим, все бы было наоборот, и продавать себя пришлось бы мужчинам. Ты могла бы зайти в салун, побренчать деньгами и купить себе любого. И он бы разделся и делал бы все, что ты пожелаешь.

– Я никогда не встречала ни одного, кого бы хотела, – проговорила Лорена. – Кроме Джейка, да и то ненадолго.

– Я понимаю, такое трудно себе представить, – продолжил Август. – Всю жизнь хотели тебя. Ты только представь, что у тебя есть возможность купить любого понравившегося тебе мужчину.

Лорена решила, что из всех ее знакомых Гас самый сумасшедший. С виду не скажешь, но мысли у него явно дикие.

– Давай представим, что я шлюха, – предложил он. – Мне всегда казалось, что из меня бы получилась неплохая. Если ты выиграешь, я обслужу тебя бесплатно, а тебе останется только придумать, как получить от этого удовольствие.

– Я не получаю удовольствия. – Лорена никогда не понимала, как можно получать от этого удовольствие, и одних слов Гаса явно было недостаточно, чтобы изменить ее мнение.

– Ты никогда не играла ни в какие игры? – спросил Август.

– Играла в бутылочку, – ответила она, вспомнив, как она играла в эту игру с братом, который болел и жил у ее бабушки в Алабаме.

– Да нет, я не такие игры имею в виду, – сказал Август. – Любовные игры. Для тебя любовь слишком давно перестала быть удовольствием, став работой. Если ты у меня выиграешь, то можешь представить себе, что ты расфуфыренная дама из Сан-Франциско, у которой только и дел, что валяться на шелковых простынях и время от времени пить пахту, принесенную черномазым. А моя работа – дать тебе удовольствие.

– Не люблю пахту, – возразила Лорена. К ее удивлению, Август неожиданно погладил ее по щеке. Это ее поразило, и она спрятала лицо в коленях. Гас просунул руку под ее мокрые волосы и потер ей шею.

– Вот в этом-то твоя беда, – заключил он. – Ты не любишь ни пахту, ни что-то другое. Ты как тот голодающий, чей желудок сжался и не принимает больше пищи. Ты вся сжалась, разучившись чего-то желать.

– Я хочу в Сан-Франциско. Говорят, там прохладно.

– Тебе стало бы много легче, если бы ты иногда умела получать удовольствие от общения с мужчиной, – заявил Август, беря ее за руку и поглаживая пальцы. – Жизнь в Сан-Франциско – всего лишь жизнь. Когда тебе чего-то слишком сильно хочется, ты обычно разочаровываешься, если это получаешь. Значительно проще и здоровее любить привычные вещи, как, например, мягкую постель, пахту и жизнерадостных джентльменов.

Лорена промолчала. Она закрыла глаза и позволила Гасу держать себя за руку. Она боялась, что ему захочется большего, даже не играя в карты и не платя ей, но он не сделал никакой попытки. Утро стояло тихое. Гасу, казалось, было достаточно тихо сидеть и держать ее за руку. Она могла слышать даже, как лошади обмахиваются хвостами.

Затем Гас отпустил ее руку, встал и снял штаны и рубашку. Лорена подивилась, почему он так себя ведет, ведь они договорились сначала поиграть в карты. Гас носил фланелевое белье, которое когда-то было розовым. Оно было изношено до дыр и выгорело до белизны. Особенно много дыр виднелось на груди, и сквозь них кое-где выбивались седые волосы. Он также снял сапоги и носки.

– Ты уже приняла ванну, а я нет, – пояснил он, спустился к пруду и вошел в воду прямо в белье.

Вода оказалась холодной, но Гас все равно поплыл на другой берег. Он несколько раз окунулся и вернулся назад.

– Черт, вода такая холодная, что мой член совсем сжучился, – пожаловался он и сел на большой камень, чтобы обсохнуть. Затем, глядя поверх ее головы, по – видимому, увидел что-то, чего она разглядеть не могла.

– Лори, подай мне, пожалуйста, мой ремень с кобурой, – попросил он.

– Зачем? – заинтересовалась она.

– Я вижу приближающегося индейца, и я не уверен, что он настроен дружелюбно, – ответил Август. – Он едет на иноходце, а это плохой признак.

Его пистолет оказался таким тяжелым, что ей пришлось поднимать ремень обеими руками.

– Джейк ездит на иноходце, – заметила она.

– Верно, и он порядочный негодяй.

Лорена посмотрела на запад, но ничего не увидела. Равнина показалась ей пустой.

– Где он? – спросила она.

– Подожди немного, скоро покажется.

– Откуда ты знаешь, что он индеец, если он так далеко?

– У индейцев своя манера верховой езды, – объяснил Август. – Этот тип прикончил мексиканца или украл у него лошадь.

– Откуда ты знаешь? – удивилась она.

– У него седло украшено серебром, как мексиканцы любит. Солнце на нем играет.

Лорена снова посмотрела и заметила крошечную точку.

– Не понимаю, как ты можешь так далеко видеть, Гас, – поразилась она.

– И Калл не понимает, – согласился Август. – Злится ужасно. Он куда лучше меня тренирован, а вот зрение подкачало.

Он усмехнулся и надел шляпу, чтобы прикрыть глаза от солнца. Он смотрел на запад с таким видом, что она начала тревожиться.

– Ружье подать? – спросила она.

– Нет, я этим пистолетом пристрелил порядочно крутых бандитов, – ответил он. – Но хорошо, что на мне шляпа. Не хотелось бы ввязываться в заварушку с непокрытой головой.

К этому времени всадник приблизился достаточно, чтобы она могла разглядеть солнечные блики на его седле. Через несколько минут он подъехал к лагерю. Крупный мужчина на гнедом жеребце. И Гас оказался прав – индеец. Длинные перепутанные черные волосы, без шляпы, только платок вокруг головы. Его кожаные краги в грязи, сапоги изношены, но зато серебряные шпоры с крупными колесиками. К одной ноге привязан большой нож, через седло пристроено ружье.

Он взглянул на них безо всякого выражения, вернее, не столько на них, сколько на лошадей. Лорене хоте лось, чтобы Август хоть что-нибудь сказал, но тот спокойно сидел, наблюдая за индейцем из-под полей старой шляпы. У мужчины была необыкновенно большая голова, слегка квадратная и тяжелая.

– Я хотел бы напиться, – наконец сказал он. Голос был такой же тяжелый, как и голова.

– Вода бесплатно, – ответил Август. – Надеюсь, вы любите холодную. У нас не было времени ее для вас подогреть.

– Я люблю ее мокрую, – отрезал человек и проехал мимо них к пруду. Он спешился, быстро присел на корточки и напился из сложенных ладоней.

– Вот это искусство, – восхитился Август. – Большинство мужиков плюхнулись бы на брюхо и пи ли прямо из пруда или же черпали воду шляпой, из-за чего от воды бы пахло волосами.

Гнедой жеребец вошел по колено в воду и тоже от души напился.

Человек подождал, пока конь не кончит пить, затем вернулся назад, слегка позвякивая шпорами. Снова он сначала посмотрел на лошадей, а потом на людей.

– Это мисс Вуд, – представил ее Август, – а я – капитан Маккрае. Надеюсь, вы уже позавтракали, по тому что у нас с едой трудновато.

Человек спокойно и несколько презрительно по смотрел на Августа. Во всяком случае, так показалось Лорене.

– Меня зовут Синий Селезень, – представился он. – Я о тебе слышал, Маккрае. Но не знал, что ты такой старый.

– Ну, я до последнего времени был помоложе, – за метил Август. Лорене показалось, что и в его манере чувствуется оттенок презрения. Хоть он спокойно си дел в нижнем белье, сама обстановка показалась Лорене довольно напряженной. Индеец, назвавшийся Синим Селезнем, пугал ее. Теперь, когда он стоял близко, он казался еще больше, особенно огромными были руки. На сгибе руки лежало ружье, казавшееся по сравнению с Синим Селезнем игрушечным.

– Если ты Маккрае, то где же Калл? – спросил Синий Селезень.

– Капитан Калл направился в город, – пояснил Август. – Он ищет повара.

– Мне говорили, что надо убить второго, если я убью одного из вас, – заявил индеец. – Мне не повезло, что его нет.

– Так он вернется, – произнес Август с еще большим презрением в голосе. – Вы можете сесть тут в тенечке и подождать и получите шанс попытаться убить нас обоих.

Синий Селезень заглянул на мгновение прямо в его глаза и легким движением вскочил на жеребца.

– Не хочу тратить день, чтобы убить парочку потрепанных старых рейнджеров. Тут еще полно вся кого недобитого, кроме вас.

– Похоже, Чарли Гуднайт дал вам пинка, – сказал Август. – Иначе не шатались бы вы по приличной стране в седле мертвого мексиканца.

Индеец зловеще улыбнулся.

– Если ты когда-нибудь притащишь свой проклятый язык к северу от реки Канейдиан, я вырежу его и скормлю моим волчатам, – пригрозил он. – Вместе с твоими колокольчиками.

Не говоря больше ни слова, он проехал мимо и покинул лагерь.

Лорена почти ждала, что Гас выстрелит в индейца, но Гас лишь сдвинул шляпу на затылок и молча смотрел ему вслед. Лорена хотела, чтобы Гас убил индейца, потому что она чувствовала, что этот человек – убийца, хотя у нее для такого заключения никаких оснований не было. Он ни разу не взглянул на нее, не интересовался ею, но она ощущала исходящую от него опасность. Иногда, стоило мужчине лишь переступить порог ее комнаты, она чувствовала, что он опасен и может причинить ей боль, если она даст ему такую возможность. Даже Тинкерсли был таким. Иногда он не представлял никакой опасности, в другие дни его следовало остерегаться. Она могла определить, стоя к нему спиной, закатит ли он ей сейчас оплеуху. Если он бывал в таком настроении, то все равно бил ее, даже если она ходила на цыпочках. Но по-настоящему она его не боялась, он быстро отходил. Он бил здорово, но только один раз.

Человек, назвавшийся Синим Селезнем, был куда страшнее. Он вообще мог не бить, мог сразу сделать что-то худшее.

– Собирай вещи, Лори, – велел Август. – Тебе лучше парочку ночей переночевать рядом с нами.

– Кто он такой? – спросила она.

– Тот, кого мы должны были повесить еще десять лет назад, – пояснил Август. – Но не смогли поймать. Он из племени команчей. У него шайка из мерзких убийц и похитителей детей. Он действовал вдоль Ред-Ривер от Нью-Мехико до Арканзаса, нападая на поселенцев. Они убивали взрослых и крали детей и лошадей.

– Почему вы не смогли его поймать? – спросила она.

– Он мог обходиться без воды лучше нас, – объяснил Август. – Он знал эти засушливые равнины, а мы нет. Затем нам запретила это сделать армия. Маккензи обещал покончить с ним, но не сдержал слова.

– Он бы попытался убить тебя, если бы капитан Калл был здесь?

– Возможно, – ответил Август. – Наверное, считает, что он настолько храбр и умел.

– А ты как думаешь?

– Кто знает. Я не хочу его недооценивать, хотя ему нужно будет здорово поторопиться, чтобы убить сразу и меня, и Калла.

– Он даже не взглянул на меня, – заметила Лорена. – Не думаю, чтобы он вернулся.

– Полагаю, он все хорошенько рассмотрел, пока подъезжал, – предположил Август. – Не у одного меня в этом мире хорошее зрение.

– Я хочу подождать Джейка, – пояснила Лорена. – Я ему обещала.

– Не глупи, – возразил Август. – Ты ведь не знала тогда, что Синий Селезень рядом, когда обещала. Вдруг этот парень решит, что ты сгодишься в качестве наживки для рыбы?

Лорена чувствовала, что это последнее испытание для Джейка. Отчасти ей хотелось поехать с Гасом, поскольку индеец пугал ее. Но она доверилась Джейку и все еще надеялась, что тот окажется достоин этого доверия.

– Я не хочу в ковбойский лагерь, – проговорила она. – Они все на меня пялятся.

Август все еще смотрел туда, где исчез Синий Селезень.

– Мне надо было просто его застрелить, – сказал он. – Или ему меня застрелить. Меньше всего я рас считывал встретить его. Мы слышали, что он умер. Я уже многие годы слышу, что он мертв, и на тебе, он тут как тут.

Лорена не верила, что индейцу нужна была она. Да же если мужчины не глядели на нее прямо, она ощущала их интерес, если таковой имелся. Этого Синего Селезня куда больше интересовали лошади.

– Не думаю, чтобы Джейк смог защитить тебя, даже если он вернется, – произнес Август.

Ей стало немного жаль Джейка, даже друзья которого сомневались в его возможностях. Его явно не уважали. Возможно, Гас и прав, ей следует бросить Джейка. Сам Гас куда более способный человек, в этом она не сомневалась. Он может отвезти ее в Калифорнию. Он ясно дал ей понять, что не слишком заинтересован в перегоне скота. Он любил говорить глупости, но в нем отсутствовала подлость. Он все еще сидел на большом камне и лениво почесывал грудь через дыру в белье.

– Гас, мы можем с тобой поехать в Калифорнию, – предложила она. – Я поеду с тобой и оставлю Джейка делать-то, что ему угодно. Август взглянул на нее и улыбнулся.

– Право, ты мне польстила, Лори, – промолвил он. – Здорово польстила.

– Тогда давай поедем, – попросила она нетерпеливо.

– Да нет, милая, я направляюсь в Небраску.

– А где это?

– В Небраске.

– И что там? – спросила Лорена, потому что ни когда раньше о таком месте не слышала.

– Женщина, которую зовут Клара, – ответил Август.

Лорена подождала, но он больше ничего не сказал. Ей не хотелось расспрашивать. Всегда находится что-то, не дающее ей попасть туда, куда она хочет. Ей стало горько, она припомнила многое из того, что наболтал ей Август за время их знакомства.

– Тогда ты вовсе не такой практичный, каким хочешь казаться.

Август развеселился.

– Разве я говорю, что я практичный? – спросил он.

– Конечно, но на самом деле это вовсе не так. Ты тащишься на край света, в Небраску, из-за женщины. Я тоже женщина, и я здесь. Ты можешь иметь меня, когда захочешь, если в этом дело.

– Бог ты мой, а ведь я тебя разговорил, – удивился Август. – Вот не думал, что мне так повезет.

Лорена почувствовала, как гнев проходит и ее снова охватывает разочарование. Снова она оказалась одна-одинешенька в жарком месте и зависела от мужчины, чья голова занята совсем другими делами. Казалось, что жизнь так и не изменится. Разочарование вошло в нее так глубоко, что она разрыдалась. Это смягчило Гаса. Он обнял ее и ладонью стер слезы с ее щек.

– Что же, вижу, хочется тебе в Калифорнию, – заключил он. – Давай заключим сделку. Если мы оба до беремся до Денвера, я куплю тебе билет на поезд.

– Я никогда не попаду в Денвер, – возразила она. – Я никогда не выберусь из этого Техаса.

– Ну что ты, мы уже наполовину выбрались, – за метил Август. – На север от Форт-Уэрта совсем еще немного Техаса. И ты молода. Здесь большая разница между нами. Ты молода, а я нет. – Он встал и оделся. – Черт, интересно, куда направился этот засаленный бандит, – сказал он. – Я слышал, он убивал в Галвестоне, может, туда и поехал. Жаль, что я не подстрелил его, когда он пил.

Он снова попытался уговорить Лорену перебраться в ковбойский лагерь, но она лишь отрицательно качала головой. Она никуда не двинется, и, более того, она впредь не собирается разговаривать. Никакой от этого пользы нет и не было.

– Неприятная ситуация, – признался Август. – Скорее всего, мне следует поехать по следу этого чело века или послать Дитца. Дитц насчет выслеживания лучше, чем я. Джейк все еще не вернулся, да и нет у меня твоей веры в него. Пожалуй, пошлю одного из работников тебя охранять, пока мы не узнаем, куда направился бандит.

– Только не присылай Диша, – попросила она. – Не хочу, чтобы Диш сюда приходил.

Август хмыкнул.

– Вы, дамы, совсем не жалеете влюбленных в вас парней. У Диша Боггетта куда более верное сердце, чем у Джейка Спуна, хотя умишка у обоих маловато.

– Пришли негра, – попросила она. – Других не на до.

– Возможно, – согласился Август. – Или вернусь сам. Устроит это тебя?

Лорена промолчала. Она чувствовала, как возвращается гнев. Она не попадет в Сан-Франциско из-за женщины по имени Клара, потому что, если бы не она, Гас отвез бы ее. Она молча сидела на камне.

– Лори, ты выглядишь потрясающе, – восхитился он. – Похоже, я упустил свою возможность. А еще говорят, что с возрастом умнеешь.

Она молчала. Гас почти скрылся из виду, когда она подняла голову. Гнев все еще горел в ней.