Прочитайте онлайн Одинокий голубь | Часть 40

Читать книгу Одинокий голубь
3612+17187
  • Автор:
  • Перевёл: Тамара П. Матц

40

Шли дни, и Лорене все больше и больше нравилось путешествовать. Ночи легче не стали, почти еженощно сверкали молнии и гремел гром. Часто, когда они с Джейком спали, на лицо капали большие капли дождя, вынуждая их хвататься за брезент. Одеяла не успевали просыхать, по поводу чего Джейк постоянно ворчал и жаловался. Под брезентом было жарко и душно, но все равно плохо, что Джейк всегда забывал положить его поближе. Лорене приходилось в темноте разыскивать его и накрываться, в то время как Джейк материл погоду.

Но какой бы дождливой ни была ночь, к утру небо всегда очищалось. Ей нравилось сидеть на одеялах и чувствовать тепло солнечных лучей. Она замечала, как руки покрываются загаром, и сознавала, что эта жизнь по ней. Ее кобыла тоже пообвыкла и больше не оглядывалась назад, на Лоунсам Дав.

Если Лорене нравилось путешествовать, то Джейку то явно было не по душе. Он все чаще и чаще злился. То, что она отказалась поехать в Сан-Антонио, терзало его, как та старая заноза в пальце. Он каждый день поднимал эту тему, но она отмалчивалась и лишь отрицательно качала головой. Иногда она весь день ехала молча, занятая своими мыслями и не обращая внимания на жалобы Джейка.

– Черт возьми, почему ты не можешь поговорить? – возмутился он однажды, когда она разводила костер. Дитц, который почти каждый день заезжал к ним, чтобы убедиться, что у них все в порядке, научил ее этому искусству. Он также показал ей, как навьючивать мула и делать многие другие вещи, от которых Джейк отказывался.

– Я могу поговорить, – возразила Лорена.

– А по-моему, нет, – заявил Джейк. – Никогда не встречал такой молчаливой женщины.

Он говорил горячо, по сути, он постоянно на нее злился. Он рвался в бой, но Лорене вовсе не хотелось ссориться. Она ничего против него не имела, но не на ходила нужным вскакивать каждый раз, как он свист нет, чего он, по-видимому, ожидал. Джейк стал необыкновенно придирчивым, ему не нравилось, как она жарит бекон или стелет одеяла. Она не обращала внимания. Если ему не нравится, пусть делает все сам, но он ничего не делал, только злился.

– Мы могли бы сегодня спать в приличной гостинице, – предложил он. – До Сан-Антонио не больше часа езды.

– Поезжай и спи, если хочешь, – возразила она. – Я останусь в лагере.

– Мне кажется, ты хочешь, чтобы я уехал, – заметил он. – Тогда бы ты смогла побаловаться с первым попавшимся ковбоем.

На такое глупое заявление не стоило даже отвечать. Она не занималась этим делом с того дня, как встретила его, если не считать Гаса и, может быть, Ксавье. Она продолжала молча пить кофе.

– Ты ведь этого хочешь, признайся? – настаивал Джейк, глядя на нее горящим взглядом.

– Нет, – ответила Лорена.

– Ну тогда ты лгунья, черт тебя дери, – сказал Джейк. – Однажды шлюха – всегда шлюха. Я этого не потерплю. В следующий раз попробуешь веревки.

Съев свой бекон, он оседлал лошадь и уехал, не сказав больше ни слова, – играть, так она решила. Лорена не только не испугалась, но даже почувствовала облегчение. Ярость Джейка не шла в сравнение с тем, что ей пришлось испытать, но, когда он так злился, его общество удовольствия не доставляло. Вероятно, он рассчитывал напугать ее своим быстрым отъездом, но она страха не ощущала. Стадо и все парни находились все го лишь в миле от нее. Вряд ли кто решится ее побеспокоить так близко от ковбойского лагеря.

Она сидела на одеялах и наслаждалась вечером. Уже стемнело, и над ней с шумом проносились птицы – ночные ястребы. Она видела их тени на фоне угасающего неба. Они с Джейком разбили лагерь на небольшой полянке. Пока она пила кофе, в десяти футах от нее появился опоссум, тупо посмотрел на нее и отправился дальше. Вскоре она услышала вдалеке пение. Это ирландец пел песни скоту. Дитц рассказал ей об ужасной смерти его брата.

Она еще не заснула, как к лагерю подскакала лошадь. То был Джейк, рассчитывавший напугать ее. Он въехал прямо в лагерь, что рассердило ее, потому что пыль осела на одеялах. Он съездил в город и купил виски, а потом поспешно вернулся, полагая, что накроет ее с Гасом или с кем-нибудь из ковбоев. Джейк отличался особенной ревностью.

Он стянул седло с лошади и протянул ей бутылку, которая уже наполовину опустела.

– Я не хочу, – отказалась она.

– Мне кажется, что ты не хочешь ничего, о чем бы я ни попросил, – заметил он. – Хоть бы этот проклятый Гас приехал. По крайней мере, перекинулись бы в картишки.

Лорена снова легла, не удостоив его ответом. Все, что бы она сейчас ни сделала, только еще больше рассердит его.

Наблюдая, как она спокойно и молча лежит, Джейк ощутил беспомощность и еще раз основательно припал к бутылке. Он считал себя умным человеком, и тем не менее попал в положение, в которое редкий дурак бы вляпался. Нечего ему было затевать это путешествие с такой женщиной, как Лори, делавшей только то, что ей хочется, и отказывающейся выполнить даже малейшее указание, если оно ее не устраивало. Чем больше он пил, тем сильнее жалел себя. Жаль, что он просто не отказал Лори и не оставил ее потеть дальше в Лоунсам Дав. Тогда бы он мог ночевать в лагере вместе с муж чинами, где можно поиграть в карты, не говоря уж о безопасности. Помимо воли он продолжал беспокоиться по поводу Джули Джонсона.

Затем он вспомнил Эльмиру, с которой развлекался неоднократно в Канзасе. Ничего себе шуточки, Джули женился на ней, не зная, что она проститутка.

Он снова предложил Лори бутылку, но она не пошевелилась.

– Почему ты не пьешь? – спросил он. – Слишком хороша, чтобы напиться?

– Да я не хочу, – ответила она. – Ты пьян достаточно для нас обоих.

– Черт, придется мне проверить, осталось ли что-нибудь, что ты еще делаешь, – сказал Джейк, стягивая штаны и заваливаясь на нее.

Лорена позволила ему это, надеясь, что настроение его улучшится. Она смотрела вверх на звезды. Но когда Джейк кончил и снова потянулся за бутылкой, он был все так же мрачен. Она взяла бутылку и сделала глоток – у нее пересохло в горле. Джейк больше не злился, но был грустен.

– Ложись и спи, – сказала Лорена. – Ты мало отдыхаешь.

А Джейк думал, что до Остина всего два дня пути. Возможно, ему удастся уговорить Лорену заехать в Ос тин, а там потихоньку ее бросить. Когда он присоединится к парням, она ничего не сможет сделать. И ей там будет куда безопаснее. И с ее красотой она в Остине неплохо устроится.

Что правда, то правда, красива она необыкновенно. В этом его беда – всегда любил красоток. Это давало ей власть, что ему не нравилось. Иначе ей ни за что бы не уговорить его ввязаться в это идиотское путешествие. Он вынужден был подстраиваться под медленное движение стада Калла, да, кроме того, у него на руках была женщина, которая нравилась всем и каждому. Но все равно он вряд ли сможет ее бросить. Несмотря на ее выкрутасы, он хотел ее и не мог перенести даже мысли, что она будет с Гасом или еще с кем. Он чувствовал, что она всегда будет с ним в случае беды. Ему не хотелось оставаться одному или повиноваться приказам Калла.

– Ты когда-нибудь видела, как вешают? – спросил он.

– Нет, – ответила Лорена. Вопрос удивил ее. Джейк предложил ей бутылку, и она отпила еще глоток.

– Полагаю, меня когда-нибудь повесят, – заявил он. – Мне так гадалка предсказала.

– Может, гадалка ошиблась, – предположила Лорена.

– Я много раз видел, как вешают, – продолжил Джейк. – Когда мы были рейнджерами, то повесили много мексиканцев. Калл всегда был скор на расправу.

– Догадываюсь, – заметила Лорена. Джейк хмыкнул.

– Он к тебе хоть раз приходил, пока ты была там? – спросил Джейк.

– Нет, – ответила Лорена.

– Ну, у него один раз была девка, – сказал Джейк. – Он пытался сделать все так, чтобы было шито-крыто, но мы с Гасом пронюхали. Мы к ней тоже иногда заглядывали, так что все знали. Но я думаю, он об этом не догадывается.

Лорена знала таких мужчин. Многие приходили к ней, надеясь, что об этом никто не узнает.

– Ее звали Мэгги, – рассказывал Джейк. – Это она родила маленького Ньюта. Меня не было, когда она умерла. Гас говорил, что ей хотелось выйти замуж за Калла и изменить свою жизнь, но я не знаю, правда ли это. Гас и не такое может наговорить.

– Так чей же Ньют сын? – спросила Лорена. Выглядывая в окно, она часто видела мальчика. Он был уже достаточно взрослым, чтобы прийти к ней, но ему мешали либо робость, либо отсутствие денег.

– Ньют? Да кто знает? – удивился Джейк. – Мэгги же была шлюхой.

Потом он вздохнул и лег рядом с ней, поглаживая ее тело.

– Лори, нам с тобой бы спать на пуховой перине, – проговорил он. – Эти пыльные одеяла не для нас. Если мы найдем приличную гостиницу, я научу тебя весе литься.

Лорена промолчала. Она предпочитала ехать дальше. Нагладившись досыта, Джейк заснул.