Прочитайте онлайн Одинокий голубь | Часть 29

Читать книгу Одинокий голубь
3612+16806
  • Автор:
  • Перевёл: Тамара П. Матц

29

Через шесть дней на Роско навалилась никогда не ведомая им ответственность. Как всегда, все произошло неожиданно в прекрасный солнечный день, при ясном небе. Река Арканзас была вся в блестках. Не имея никакого срочного дела, Роско сидел перед тюрьмой и как всегда строгал, когда он заметил направляющихся к нему по улице Пич Джонсон и маленького Чарли Барнеса. Чарли был банкиром и единственный в городе носил каждый день галстук. Он являлся также главным диаконом в церкви и, по всеобщему мнению, наиболее реальной кандидатурой в мужья Пич, если она снова вздумает выйти замуж. Чарли был вдовцом, причем куда богаче Бенни. Никто его не любил, включая Пич, но, как женщина практичная, она вряд ли приняла бы это в расчет, если бы задумала выйти замуж.

Когда Роско их заметил, он сложил нож и спрятал палку, которую обстругивал, в карман. Хоть и не существовало закона, запрещающего строгать, он не хотел заработать себе репутацию бездельника, особенно если учесть, что Чарли вполне мог стать следующим мэром Форт-Смита.

– Доброе утро вам, – сказал он, когда пара приблизилась.

– Роско, как мне кажется, Джули велел тебе прис матривать за Эльмирой, – поинтересовалась Пич.

– Ну, он говорил, чтобы я отнес ей рыбы, но я в последнее время ничего не ловил, – ответил Роско. Еще не зная, в чем дело, он уже чувствовал себя немного виноватым, поскольку после отъезда Джули ни разу не вспомнил об Эльмире.

– Насколько я знаю Джули, а я его знаю, он наверняка велел тебе что-то еще, – заметила Пич.

– Ну, он велел помочь ей принести продукты, если она попросит. Но она не просила, – припомнил Роско.

– Когда ты ее видел? – спросил Чарли Барнес. Он выглядел суровым, хотя для человека его роста и габаритов выглядеть суровым было сложно.

Вопрос поверг Роско в недоумение. Может, он и видел Эльмиру недавно, но когда призадумался, то не сумел вспомнить, когда именно. Эта женщина редко появлялась в городе. Сразу же после замужества она иногда бывала в магазинах, чтобы тратить деньги Джули, но он не мог вспомнить, когда видел ее там в последний раз.

– Ты же знаешь Эльмиру, – проговорил он. – Она мало выходит. Больше торчит в хижине.

– Так вот там пусто, – заявила Пич.

– Мы думаем, что ее нет, – добавил Чарли.

– А куда это она могла деться? – удивился Роско. Пич и Чарли промолчали.

– Может, она просто пошла погулять, – заметил Роско, хотя и понимал, что это звучит неубедительно.

– И я вчера так думала, – возразила Пич. – Ее там не было вчера, и ее нет сегодня. Не думаю, чтобы она гуляла сутки.

Роско вынужден был признать, что это маловероятно. Ближайший городок, Кэтфиш-Гроув, находился в четырнадцати милях, да и делать там было абсолютно нечего.

– Может, она просто не хочет отвечать на стук, – предположил он. – Она много спит.

– Нет, я вошла и посмотрела, – сказала Пич. – В хижине нет ни души, и вчера тоже не было.

– Мы думаем, что ее нет, – повторил Чарли Барнес. Он был не слишком разговорчив.

Роско встал со своего удобного стула. Если Эльмира и в самом деле исчезла, то можно считать, что у него проблемы. Пич и Чарли стояли, как будто ожидая от него каких-либо действий или информации, куда она подевалась.

– А вдруг кто-то утащил ее? – спросил он, размышляя вслух. В лесу было полно медведей, и еще, как рассказывали, пантеры, хотя он лично не видел ни одной.

– Если она гуляла, то кто угодно мог ее утащить, – согласилась Пич. – Животное или мужчина.

– Да что ты, Пич, не могу себе представить, какому мужчине она может понадобиться, – заметил Роско, но тут же сообразил, что его замечание звучит странно. Что ни говори, а Пич ее родственница.

– Я тоже, но я не мужчина, – ответила Пич, строго взглянув на Чарли Барнеса. Роско не думал, чтобы Чарли была нужна Эльмира. Вполне возможно, что и Пич ему ни к чему.

Он подошел к краю веранды и посмотрел вдоль улицы, надеясь увидеть там стоящую Эльмиру. За все годы работы помощником шерифа ему ни разу не приходилось сталкиваться с тем, что женщина потерялась, и ему казалось несправедливым, что такое могло приключиться с женой Джули. На улице никого, кроме фермера с упряжкой волов, не было.

– Ладно, я посмотрю, – пообещал он. – Может, она уехала к кому-нибудь в гости.

– К кому это она поедет в гости? – поинтересовалась Пич. – Она из этой хижины и не выходила вовсе, после того как Джули на ней женился. Она не знает, как зовут и пятерых людей в городе. Я хотела отнести ей пирогов, раз Джули уехал. Если бы не это, то никто бы и не узнал, что ее нет.

По ее тону Роско ясно понял, что он пренебрег своими обязанностями. По правде говоря, он собирался как-нибудь заглянуть к Эльмире, но время бежало так быстро, что он не успел выбраться.

– Ладно, отправлюсь туда сейчас, – заявил он, стараясь говорить бодро. – Надеюсь, она объявится.

– Мы думаем, что ее нет в городе, – повторил Чарли Барнес в третий раз.

Роско решил отправиться немедленно, чтобы не слышать, как Чарли все утро повторяет одно и то же. Он приподнял шляпу в направлении Пич и направился к хижине, но, к его огорчению, Пич и Чарли пошли за ним. Ему вовсе не нужна была компания, но он ничего не мог поделать с этим. Его удивило, что Пич потащилась к Эльмире с пирогами, поскольку он знал, что они недолюбливают друг друга. Ему пришло в голову, что Эльмира могла заметить Пич и спрятаться.

Разумеется, в хижине никого не было. По всему ясно, что последние пару дней она пустовала. На плите лежал кусок хлеба, уже основательно обгрызанный мышами.

– Она в основном сидела на полатях, – сообщил Роско больше для того, чтобы услышать звук собственного голоса. Слушать себя было предпочтительней, чем Пич.

– Здесь, кроме матраца, ничего нет, – констатировала Пич.

И верно. Только паршивый матрац да пара одеял. У Джули, как младшего в семье, никогда не было денег, чтобы прикупить что-то в дом.

Роско постарался сообразить, не пропало ли чего, но он никогда не бывал на полатях и не мог знать, что пропало, за исключением Эльмиры.

– У нее туфли были, когда она замуж выходила? – спросил он.

Пич воззрилась на него с отвращением.

– Конечно, она была в туфлях, – ответила она. – Не такая же она чокнутая.

– Ну так здесь в хижине никакой обуви не видно, ни мужской, ни женской, – заметил Роско. – Если она уехала, то надела их.

Они вышли и обошли вокруг хижины. Роско надеялся найти след, но все кругом заросло, и единственное, чего он добился, это вымочил штанины в росе. Он все больше и больше беспокоился. Если Эльмира пряталась от Пич, то самое время ей появиться. Если Джули вернется домой и выяснит, что его молодая жена пропала, он, скорее всего, ужасно расстроится.

Роско казалось, что наиболее подходящим объяснением являются медведи, хотя и понимал, что утверждать этого не может. Если бы появился медведь и схватил ее, то на полу была бы кровь. С другой стороны, в Форт-Смите еще не было случая, чтобы медведь утащил женщину, хотя один как-то забрел в хижину недалеко от Кэтфиш-Гроув и украл ребенка.

– Думаю, ее унес медведь или она прячется, – печально сказал он. Быть помощником шерифа вдруг стало крайне затруднительно.

– Мы думаем, что ее нет, – твердил Чарли Барнес с раздражающей настойчивостью. Разумеется, ее нет, если ее утащил медведь.

– Он хочет сказать, мы думаем, что она уехала, – пояснила Пич.

Это вообще не имело смысла, поскольку Эльмира только что вышла замуж за Джули.

– Куда уехала? – спросил он. – Зачем?

– Роско, у тебя ума меньше, чем Бог дал индюшке, – рассердилась Пич, отбросив приличные манеры. – Если она уехала, значит, уехала, понимаешь, уехала. Я думаю, ей надоело жить с Джули.

Мысль показалась Роско настолько дикой, что у него началась головная боль.

– Черт возьми, Пич, – оторопело произнес он.

– Нет никакой нужды чертыхаться, Роско, – заметила Пич. – Мы все видели, что к тому идет. Джули вообще дурак, что на ней женился.

– И все же это мог быть медведь, – настаивал Рос ко. Неожиданно это стало казаться ему меньшим из двух зол. Если Эльмира мертва, Джули рано или поздно переживет, а вот если она сбежала, то трудно сказать, что он может сделать.

– Хорошо, но тогда где следы? – спросила Пич. – Если бы в город забрел медведь, все собаки бы лаяли и половина лошадей убежала. Если хотите знать мое мнение, Эльмира сбежала.

– Черт возьми, – повторил Роско. Он знал, что виноватым в результате окажется он.

– Готова поспорить, она уехала на той барже, что привозит виски, – предположила Пич.

И верно, через день или два после отъезда Джули вверх по реке прошла баржа.

Это было единственное логичное объяснение. Ни одной почтовой кареты за последнюю неделю не проезжало. Прошла на запад рота солдат, но солдаты бы Эльвиру не взяли. На барже были торговцы виски, направляющиеся в Форт-Бентс. Роско видел на улице пьяных торговцев, и, когда ни о каких драках сообщений не поступило, он решил, что пронесло. Торговцы виски – народ грубый, совсем не подходящий для замужней женщины.

– Ты попробуй что-нибудь выяснить, Роско, – попросила Пич. – Если она сбежала, Джули захочет об этом знать.

Вне всякого сомнения, Джули обожал Эльмиру.

Ему достаточно оказалось спуститься к реке, чтобы подтвердить подозрения Пич. Старик Сабайн, паромщик, видел, как женщина садилась на баржу к торговцам виски в то утро, когда баржа отчалила.

– Черт, чего же ты мне не сказал? – возмутился Роско.

Старик Сабайн лишь пожал плечами. Плевать он хотел, кто садится в лодку, если только это не его собственная.

– Я решил, что это шлюха, – пояснил он.

Роско медленно вернулся назад к тюрьме, испытывая большое недоумение. Ему страшно хотелось, чтобы все это оказалось ошибкой. По дороге он заглядывал в каждую лавку, надеясь обнаружить Эльмиру. Но ее нигде не было. В салуне он поинтересовался у Ренфро, бармена, не знает ли он о шлюхе, недавно уехавшей из города, но в городе имелось всего две шлюхи, и Ренфро подтвердил, что обе они на месте.

Надо же, как ему не повезло. Он волновался по поводу всяческих неприятностей, которые могли случиться в отсутствие Джули, но и подумать не мог, что Эльмира может исчезнуть. Жены, как правило, не уезжали на баржах торговцев виски. Он слышал о случаях недовольства семейной жизнью и о возвращении к родителям, но у Эльмиры никакой семьи не было, как и не было причин быть недовольной замужней жизнью, поскольку Джули практически не заставлял ее работать.

Когда стало ясно, что она уехала, Роско оказался перед самой неприятной дилеммой в своей жизни. Джули тоже уехал куда-то в направлении Сан-Антонио. Может пройти месяц, прежде чем он вернется, и тогда кто-то должен будет сообщить ему дурные новости. Роско не хотел быть этим кем-то, но ведь в его обязанности прежде всего входило сидеть у тюрьмы, так он, пожалуй, этим и займется.

Хуже того, ему придется сидеть там месяц или больше и беспокоиться, как Джули прореагирует на такое известие, когда вернется. А может, пройдут три месяца или шесть – Джули славился своей медлительностью.

Разумеется, все это доказывало, что Джули сделал глупость, женившись, но Роско от этой мысли легче не становилось.

Не больше чем через полчаса казалось, что все в Форт-Смите уже знали, что жена Джули Джонсона сбежала на барже торговцев виски. Создавалось впечатление, что семейка Джонсонов обеспечивала все развлечения для горожан, последним из которых было убийство Бенни. Люди непрерывно шли к Роско, чтобы порасспрашивать его об исчезновении Эльмиры, и ему пришлось даже перестать строгать, хотя в данный момент именно это лучше всего успокоило бы его нервы.

Люди, которые практически и не видели Эльмиру, неожиданно принимались расспрашивать его о ее привычках, как будто он был специалистом в этом деле, хотя он сам видел ее разве что пару раз, когда она жарила рыбу.

Хуже всех оказалась старая леди Харкнесс, которая когда-то учила детей в школе где-то в штате Миссисипи и с той поры относилась ко всем взрослым, как к детям. Она немного помогала сыну в магазине, но, судя по всему, работы там было слишком мало, чтобы занять все ее время. Она прошагала через дорогу с таким видом, будто сам Господь Бог назначил ее расследовать всю эту историю. Роско уже успел обсудить все детали с кузнецом и почтальоном, а также с парочкой фермеров и надеялся, что сможет передохнуть и все обдумать. Но старую леди Харкнесс это не остановило.

– Роско, если бы ты был моим помощником, я бы тебя арестовала, – заявила она. – Как ты позволил кому-то сбежать с женой Джули?

– Никто с ней не сбежал, – объяснил Роско. – Она сама сбежала, так я думаю.

– Откуда ты знаешь? – возмутилась старуха. – Сомневаюсь, чтобы она села на баржу с кучей мужчин, если не завела шашни с одним из них. Когда ты собираешься за ней в погоню?

– Я не собираюсь, – ответил Роско. Ему и в голову не приходило гоняться за Эльмирой.

– Ну так ты должен это сделать, если вообще чего-либо стоишь, – заявила старая дама. – Что это за город, если случаются такие вещи, а помощник шерифа сидит и не шевелится.

– Тоже мне город, – заметил Роско, но это замечание только подлило масла в огонь.

– Если ты не хочешь догонять эту женщину, тогда ты должен поехать за Джули, – сказала она. – Возможно, он захочет вернуть свою жену, пока она не забралась Бог знает куда и с нее не сняли скальп.

Затем она, к большому облегчению Роско, прошагала прочь. Он зашел в дом, где пару раз приложился к бутылке виски, которую хранил под кушеткой в качестве лекарства от зубной боли. Он старался не пить много, потому что меньше всего ему хотелось, чтобы жители Форт-Смита считали его пьяницей. Но вдруг, несмотря на его осторожность, в бутылке ничего не осталось, так что, наверное, он все выпил, хотя ему не казалось, что он пьян. Было еще жарко, он почувствовал сонливость и заснул на кушетке, где и проснулся в поту, обнаружив, что над ним стоят Пич и Чарли Барнес.

Все это было неприятно, потому что, как ему казалось, день именно с этого и начался. В смятении он даже подумал, что вся эта история с Эльмирой ему привиделась. Но Пич и Чарли снова вернулись, а значит, весь сон начинался сначала. Ему захотелось проснуться, прежде чем дойдет до баржи с торговцами виски, но выяснилось, что он не спит.

– Ее все еще нет? – спросил он, надеясь, что каким-нибудь чудом Эльмира появилась, пока он спал.

– Разумеется, ее все еще нет, – отрезала Пич. – А ты напился на работе. Поднимайся и отправляйся за Джули.

– Но Джули поехал в Техас, – возразил Роско. – А я дальше Литл-Рока не бывал, и это вообще в другом направлении.

– Роско, если ты не можешь найти Техас, то ты позоришь свою профессию, – заявила Пич.

– Я могу найти Техас, – оправдывался он. – Вопрос в другом: смогу ли я найти Джули?

– Он поехал с мальчиком в сторону Сан-Антонио. Так что если ты поспрашиваешь, их кто-нибудь наверняка видел.

– Да, но если я их пропущу? – усомнился Роско.

– Тогда, я думаю, попадешь в Калифорнию, – сказала она.

Роско обнаружил, что у него болит голова, а разговоры с Пич только ухудшали его состояние.

– Его жена уехала, – вмешался Чарли Барнес.

– Черт, Чарли, да заткнись ты наконец! – прикрикнула Пич. – Он это знает. Уж этого-тo он не забыл.

Роско не забыл. За короткое время эта история стала главным событием в его жизни. Эльмира сбежала, и от него ждут, что он что-то сделает по этому поводу. Кроме того, выбор у него был ограниченный. Или он едет вверх по реке и пытается найти Эльмиру, или направляется в Техас на поиски Джули. Сам он считал, что и то и другое глупо.

С такой головной болю, да еще под взглядами Пич и Чарли, явившихся повторно, ему трудно было собраться с мыслями. Больше всего он горевал, что из-за Джули попал в подобное положение. Как ему казалось, Джули спокойно мог обойтись без жены. А уж если ему понадобилось жениться, то у него должно было хватить ума жениться на ком-нибудь, кто сидел бы в Форт-Смите, как полагается приличной жене. Так нет, он сделал самый неудачный выбор и вынудил Роско пожинать плоды своей ошибки.

– Из меня плохой путешественник, – проговорил он, что было правдой, потому что он, по сути, путешествовал лишь однажды, в Литл-Рок, и это было самое кошмарное событие в его жизни, потому что пришлось ехать целый день под холодным дождем, и он после этого месяц пролежал в лихорадке.

Тем не менее на следующее утро он оседлал большого белого мерина, на котором ездил последние десять лет, по кличке Мемфис, в честь города, откуда он был родом. Около тюрьмы собралась небольшая толпа из жителей города, наблюдавшая, как он привязывает одеяло и пристраивает ружье к седлу. Никого из них не волновало, что он уезжает и оставляет их без защиты. Хотя Роско ничего не говорил, он обиделся на жителей Форт-Смита вообще и на Пич с Чарли в особенности. Если бы Пич не совала свой нос в чужие дела, никто бы и не обнаружил, что Эльмира исчезла, до возвращения Джули, и тогда бы Джули самому пришлось заниматься этим вопросом, поскольку только его это и касалось.

– Ну что же, я надеюсь, что до моего возвращения никто не ограбит банк, – обратился он к собравшимся. Ему хотелось перечислить еще более острые ситуации, которые могут возникнуть в его отсутствие, но вот уже много лет индейцы не появлялись в Форт-Смите, хотя основная причина, почему он ездил на белой лошади, заключалась в том, что он где-то слышал, что индейцы их боятся.

Замечание насчет ограбления банка было рассчитано на Чарли Барнеса, который в ответ пару раз моргнул. Банк никогда не грабили, а если бы такое произошло, Чарли умер бы на месте, причем не от страха, а оттого, что был жаден до крайности.

Маленькая тюрьма, практически служившая Роско домом последние несколько лет, никогда еще не казалась ему такой уютной. Более того, каждый раз, как он на нее смотрел, ему хотелось плакать, но, разумеется, он не мог позволить себе расплакаться на глазах половины города. Стояла прекрасная погода, предвестница лета, – Роско всегда любил лето и ненавидел холод. Интересно, успеет ли он вернуться, чтобы понаслаждаться жаркими днями в июле и августе, когда от жары казалось, что даже река не движется. Он всегда страдал от предчувствий, всю свою жизнь, и сейчас у него появилось предчувствие, что он никогда не вернется. Может статься, он в последний раз смотрит на Форт-Смит, но жители города не дали ему возможности задержаться и пожалеть самого себя.

– Эльмира доберется до Канады, прежде чем ты сдвинешься с места, – заметила Пич.

Роско неохотно влез на Мемфиса, который был настолько высок, что с него открывался прекрасный вид.

– Мне страшно не хочется уезжать и оставлять вас без присмотра, – сказал он. – Не уверен, что Джули это бы одобрил. Он поручил мне город.

Никто не прореагировал.

– Если Джули вернется без меня, объясните ему, что я поехал его искать, – продолжил Роско. – Мы вполне можем с ним разминуться. Тогда уж ему придется меня разыскивать. И если за это время город провалится в тартарары, не вините в этом Роско Брауна.

– Роско, ты забыл, что здесь форт рядом, – напомнила Пич. – Полагаю, солдаты присмотрят за нами не хуже, чем ты.

Она была права, разумеется. Не было бы города, если бы сначала не построили форт. Хотя солдаты не слишком интересовались городом.

– А если Эльмира вернется? – спросил Роско. Ни кто не подумал о такой возможности. – Как я об этом узнаю, если уеду?

– С чего ей возвращаться? – спросила Пич. – Она только что уехала.

Роско с трудом мог припомнить, как выглядит Эльмира, хотя думал о ней все последние сутки. Он твердо знал, что ему ужасно не хочется уезжать из города, который он считал домом. И его огорчало, что все стараются его поскорее выпроводить.

– Ну, солдаты ничем вам не помогут, если старик Дартон начнет куролесить, – сказал он. – Джули велел мне следить за ним.

Но горожан, похоже, не беспокоило поведение старика Дартона. Они молча смотрели на Роско.

Будучи не в состоянии придумать, чем бы еще их попугать, Роско хорошенько лягнул Мемфиса – Мемфис был надежной лошадью, когда набирал ритм, но частенько засиживался на старте. Подняв пыль, которая немедленно осела на сверкающих ботинках Чарли Барнеса, огромный белый мерин пустился в путь. Роско в последний раз взглянул на реку и направил коня в сторону Техаса.