Прочитайте онлайн Одинокий голубь | Часть 20

Читать книгу Одинокий голубь
3612+17097
  • Автор:
  • Перевёл: Тамара П. Матц

20

Не успел Джейк войти в салун, как Лорена поняла, что он в дурном настроении. Он направился прямиком к бару и взял бутылку и два стакана. Она сидела за сто лом, развлекаясь с колодой карт. Было еще рано, и в салуне прохлаждались только Липпи и Ксавье, что было несколько странно. Обычно к этому времени здесь уже собиралось трое или четверо ковбоев из «Хэт крик».

Некоторое время Лорена внимательно присматривалась к Джейку, чтобы понять, не она ли является причиной его плохого настроения. Ведь что ни говори, а она только нынешним утром продалась Гасу, и вполне вероятно, что Джейк каким-то образом об этом уз нал. Она была не из тех, кто рассчитывает, что им все сойдет с рук. Если ты что-то делаешь и надеешься, что определенный человек об этом не узнает, как правило, он все узнает. Когда Гас обхитрил ее и заставил обслужить его, она знала, что рано или поздно это дойдет до Джейка. Липпи всего лишь человек, так что не многое из того, что она делала, оставалось неизвестным. Не то чтобы она хотела, чтобы Джейк узнал, но бояться она его не боялась. Он может ударить ее или застрелить Гаса: она поняла, что предсказать его действия не может, и это было одной из причин, почему она не возражала, чтобы он все узнал. Тогда она сможет узнать его получше, как бы он ни поступил.

Но когда он уселся за стол и поставил перед ней стакан, она поняла, что не в ней причина хмурого выражения его лица. В его взгляде она не заметила враждебности. Лорена отпила пару глотков виски, но тут подошел Липпи и уселся за стол с таким видом, будто его пригласили.

– Как я вижу, ты пришел один, – сказал Липпи, сдвигая грязный котелок на морщинистый лоб.

– Именно, и, видит Бог, я хочу и остаться один, – раздраженно проговорил Джейк, взял бутылку, стакан и не говоря ни слова начал подниматься по лестнице.

Лорена рассердилась на Липпи, потому что в комнате было еще очень жарко и она предпочла бы остаться в салуне, где хотя бы чувствовался легкий ветерок.

Но раз Джейк так разозлен, ей ничего не остается, как тоже идти наверх. Она сердито посмотрела на Лип пи и встала, удивив его так, что у него отвисла нижняя губа.

– Чего ты на меня так смотришь? – спросил он. – Я тебя не выдавал.

Лорена промолчала. Взгляд был куда красноречивее слов, если дело касалось Липпи.

Потом, не успела она войти в комнату, как Джейк решил, что хочет ее, причем в темпе. Взбираясь по лестнице, он успел выпить полстакана виски, а хорошая доза спиртного почти всегда возбуждала в нем желание. Он был весь в пыли после целого дня общения со скотом и в другое время обязательно бы помылся или хоть смыл грязь с лица и рук в тазике, но на этот раз он не стал ждать. Он даже попытался поцеловать ее, не снимая шляпы, из чего ничего путного не вышло. Шляпа была такой же пыльной, как и он сам. Пыль попала ей в нос, и она чихнула. Такая торопливость была ему не свойственна, он отличался капризностью и иногда жаловался, что простыни недостаточно чистые.

Но в этот раз он, казалось, не замечал, что пыль па дает с него на пол. Когда он расстегнул штаны и вытащил рубашку, на пол посыпался песок. Ночь выдалась душной, а на Джейке было столько песка, что, когда они закончили, кровать оказалась такой грязной, будто они валялись на земле. Даже на ее животе виднелись полоски грязи, где пыль смешалась с потом. Она не слишком возражала – все лучше, чем тучи комаров и дым.

Джейк заметил грязь только тогда, когда сел и потянулся за бутылкой виски.

– Черт, ну и грязный же я, – ругнулся он. – Надо было искупаться в реке. – Он вздохнул, налил себе виски и уселся, прислонившись спиной к стенке, лениво проводя рукой по ее ноге. Лорена ждала, время от времени отпивая из своего стакана. Джейк выглядел усталым. – Ох уж эти парни, – сокрушался он. – Всю плешь мне проели.

– Какие парни? – спросила она.

– Калл и Гас. Только потому, что я упомянул о Монтане, они хотят, чтобы я помог им гнать туда скот.

Лорена не сводила с него глаз. Он смотрел в окно и старался не встречаться с ней взглядом.

– Будь я проклят, если соглашусь, – продолжал он. – Не хочу крутить хвосты коровам. Калл почему-то решил двинуть туда, ну и пусть его.

Лорена понимала, что ему нелегко подвести Гаса и капитана. Наконец он взглянул на нее с печалью во взоре, как будто просил найти способ помочь ему. Потом лениво усмехнулся.

– Гас считает, что мы должны пожениться.

– Я бы лучше поехала в Сан-Франциско, – сказала Лорена.

Джейк снова погладил ее ногу.

– И поедем, – уверил он. – Но только подумай, какие у Гаса идеи! Он считает, что я должен взять тебя с собой, если соглашусь отправиться с ними.

Он снова посмотрел на нее, как будто пытаясь угадать ее мысли. Лорена молча выдержала его взгляд. Он выглядел усталым, рубашка расстегнута, но опасным он не казался. Трудно сказать, чего он сам боялся. Он в компании мужчин раздувался от гордости как индюк, быстро выходил из себя и был скор на оскорбления. Но здесь, в ее постели, в расстегнутой одежде, он вовсе не казался крутым.

– Чем это Гас занимался весь день? – спросил он. – Он где-то пропадал до самого вечера.

– Тем же, что и ты только что, – ответила Лорена. Джейк поднял брови, особенно не удивившись.

– Так я и знал, надо же, какой поганец, – проговорил он. – Оставил меня работать, чтобы самому можно было явиться к тебе.

Лорена решила все рассказать. Хуже будет, если он узнает от кого-нибудь другого. Кроме того, она, хоть и являлась его возлюбленной, не считала его своим хозяином. Он только спал с ней и все, вот разве научил ее получше играть в карты.

– Гас предложил мне пятьдесят долларов, – сообщила она.

Джейк снова устало поднял брови с таким видом, как будто его уже ничего не удивляет. Ее это слегка рас сердило. С чего это он ведет себя так, будто все знает наперед?

– Он ведет себя с деньгами по-дурацки, – заключил Джейк.

– Я ему отказала, – заявила Лорена. – Объяснила, что я теперь с тобой.

Джейк на мгновение оживился и закатил ей оплеуху с такой резвостью, что она и опомниться не успела. Хотя оплеуха была увесистой, злобы в ней не чувствовалось, во всяком случае, не сравнить с тем, как ее отделывал Тинкерсли. Джейк ударил ее только раз, как будто так полагалось по правилам игры. Затем глаза его снова потускнели и он посмотрел на нее с усталым любопытством.

– Полагаю, он свое получил, – заметил он. – Если нет, можешь дать мне сдачи.

– Мы кинули карты, и он смухлевал, – объяснила Лорена. – Доказать не могу, но уверена. И он таки дал мне пятьдесят долларов.

– Я должен был предупредить тебя никогда не играть в карты с этим старым прохвостом, – сказал Джейк. – Если, конечно, ты не собираешься пойти ему навстречу. Он мошенничает в карты лучше, чем кто-либо. Он не часто это делает, но, уж если делает, его не поймаешь. – Он стер немного грязи с ее живо та. – Теперь, когда ты разбогатела, можешь одолжить мне двадцатку, – добавил он.

– С чего бы это? Ты эти деньги не заработал и мне не помешал.

Кроме того, у него были деньги, выигранные в карты. Если Лорена что и знала твердо, так это то, что мужикам rife следует давать деньги. Иначе они рано или поздно начнут тобой торговать.

Джейк развеселился.

– Тогда оставь себе, – согласился он. – Но если бы это был кто другой, а не Гас, я бы тебя пристрелил.

– Если бы узнал, – заметила она, поднимаясь.

Пока она снимала простыни, Джейк стоял у окна. Он продолжал прикладываться к виски, но о Монтане больше не упоминал.

– Так ты пойдешь со стадом? – спросила она.

– Еще не решил, – ответил он. – Раньше понедельника они не двинутся.

– Я хочу уехать вместе с тобой, – заявила она. – Со стадом или без.

Джейк оглянулся. Она стояла в рубашке, на щеке красное пятно от его пощечины, которая, судя по всему, не произвела на нее никакого впечатления. До чего же быстро с этими бабами все происходит. Еще второй раз не взглянул, а они уже спорят и указывают тебе, что делать.

– Ты здорово будешь выглядеть в ковбойском лагере, – заметил он. – Все эти клятые ковбои и так в тебя влюблены. Если ты поедешь с нами, мне придется перестрелять половину, пока мы доберемся до Ред-Ривер.

– Они не станут ко мне приставать, – уверенно сказала она. – Разве что у одного Гаса хватит смелости.

Джейк хмыкнул.

– Ага, этот захочет бросать карты дважды в день.

Чем старше он становился, тем труднее ему было на ходить легкие пути в жизни. С одной стороны, были его друзья, которые чего-то от него ждали; с другой – Лори, которая ждала совсем другого. У него самого не было твердой уверенности в том, что же именно он хо чет делать, хотя ему всегда казалось, что было бы приятно пожить в теплом городе, где можно поиграть в карты. Разумеется, неплохо при этом иметь под боком хорошенькую бабенку, но это не означало, что стоит тащить эту женщину в Сан-Франциско.

Конечно, можно дать деру; никто его цепью к кровати не приковывал, да и к друзьям тоже. Вон она, Мексика, из окна видать. Но что это даст? В Мексике еще хуже, чем в Техасе. Мексиканцы взяли себе в привычку вешать техасцев в порядке компенсации за тех мексиканцев, которых повесили техасцы. Если кроме пет ли ему ничего не светит, то пусть уж это лучше произойдет в Арканзасе.

Лорена смотрела на него каким-то странным горящим взглядом. И не потому, что он закатил ей пощечину. Он чувствовал, что она читает его мысли. По чему-то все женщины умели читать его мысли. По-настоящему ему удалось обвести вокруг пальца только одну, рыженькую женщину, очень душевную, но вовсе без мозгов. С Лореной номер не пройдет. Ее взгляд за ставил его занять оборонительную позицию. Другой бы избил ее до синяков за то, что она сделала днем. И ведь даже не попыталась скрыть. Она играла по собственным правилам. Ему пришло в голову, что она вполне в состоянии прикончить шерифа из Арканзаса, если дело до этого дойдет. Она не остановится, если все еще будет в Джейке заинтересована.

– Нечего тебе там стоять и дуться, – сказал он. – Я не собираюсь сбегать.

– Я не дуюсь, – заметила Лорена. – Это ты злишься. Ты не хочешь оставаться и не хочешь трогаться с места.

Джейк печально посмотрел на нее.

– Я уже там побывал. Там нелегко. Почему бы нам не отправиться в Сан-Антонио и не поиграть немного?

– Тинкерсли возил меня туда, – ответила Лорена. – Я не хочу возвращаться.

– Тебе не угодишь, – заметил Джейк, неожиданно раздражаясь.

– Неправда, – возразила Лорена. – Ты меня вполне устраиваешь. Но я хочу в Сан-Франциско, как ты обещал.

– Ну, если не хочешь в Сан-Антонио, то есть Остин или Форт-Уэрт, куда значительно легче добраться, чем в Сан-Франциско.

– Меня трудности не пугают. Давай просто поедем. Джейк вздохнул и предложил ей еще виски.

– Ложись, – предложил он. – Я потру тебе спину.

– Не надо мне тереть спину.

– Лори, не можем же мы уехать сегодня, – заметил он. – Я лишь предлагаю помириться.

Ей не хотелось так сильно давить на него, но нужно было, чтобы он принял решение. Слишком много дней и ночей она провела в этой душной маленькой комнатенке. Лорена поняла это, когда снимала грязные простыни. Ей приходилось часто менять простыни, потому что мужчины, которые на них лежали, были такими же грязными, как Джейк сегодня. Ей все надоело. Но теперь с этим покончено. Ей хотелось выбросить простыни вместе с матрасом и кроватью прямо в окно. Она покончила со всем, что связано с этой комнатой, и пусть Джейк Спун об этом знает.

– Радость моя, ты выглядишь так, будто у тебя лихорадка, – сказал Джейк, не отдавая себе отчета в том, что ей не терпится покончить с Лоунсам Дав и всем, что с ним связано. – Если ты уж так настроилась, на верное, придется поехать, но мне совсем не улыбается жить в лагере вместе с ковбоями. Мы можем ехать с ними днем и разбивать свой собственный лагерь на ночь.

Лорена вздохнула с облегчением. Ей было безразлично, где разбивать лагерь. Джейк уже начал говорить о Денвере и о том, что если они доберутся до не го, то оттуда легко попасть в Сан-Франциско. Она слушала вполуха. Джейк помылся, как мог, в тазике. У нее имелась всего одна запасная простыня, и она постелила ее, пока он мылся.

– Поедем завтра, – предложила она.

– Но ребята стартуют в понедельник, – напомнил он ей.

– Это же не наше стадо, – возразила она. – Почему мы должны его ждать?

Что-то отличало ее от других. Красивое лицо, красивое тело, но плюс к этому отстраненность, какой он не встречал ни в одной другой женщине. Такие горы бывают, например Бигхорн. Воздух вокруг них настолько чист, что ты можешь ехать к ним несколько дней и так и не приблизиться. Но если ты упорен, то в конце концов доберешься. Но он не был уверен, что сможет когда-либо добраться до Лори. Даже когда она отдавалась ему, между ними сохранялось расстояние. И все же она его не отпускала.

Когда они задули лампу, лунный свет, проникающий через окно, осветил их тела. Лори разрешила ему по тереть себе спину, поскольку ему это доставляло удовольствие. Спать ей не хотелось. Мысленно она уже уехала из Лоунсам Дав; она ждала, когда закончится ночь и они смогут тронуться в путь. Джейку надоело тереть ей спину, и он попытался перевернуть ее, чтобы еще раз овладеть ею, но она не позволила. Она оттолкнула его, что ему вовсе не понравилось.

– Ну что теперь? – спросил он.

Лори промолчала. Говорить было нечего. Он сделал еще попытку, и она снова оттолкнула его. Она знала, он терпеть не может, когда ему отказывают, но ей это было безразлично. Придется ему подождать. Слушая его тяжелое, прерывистое дыхание, на сначала подумала, что он попробует взять её силой, но он такой попытки не сделал. Обиделся, но вскоре начал зевать. Вертелся и крутился, надеясь, что она смилостивится. Время от времени он как будто случайно утыкался ей в бедро. Но все-таки он весь день работал и устал, поэтому вскоре заснул. Лори лежала без сна, глядя в окно, и ждала, когда наступит утро и они смогут тронуться в путь.