Прочитайте онлайн Одиночество не для них | Глава 6

Читать книгу Одиночество не для них
3216+350
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 6

Дождь. Дождь, и тепло, и запах земли и мыла, и еще тот тонкий мужской аромат, который — Жасмин это знает — принадлежит лишь одному человеку на свете. Лайон крепче прижимает ее к себе, что-то сонно бормочет ей в волосы. Но он не спит.

Еще не понимая хорошенько, что делает, Жасмин подалась бедрами навстречу жару его тела.

— Не очень-то это разумно, — прошептала она.

— М-м?

— Я говорю… — Она попыталась отодвинуться. Потому что спальник тесен для двоих, потому что промозглая сырость грозит забраться и под непромокаемый покров.

Потому что он возбужден, и она тоже. А она ведь даже толком не знает этого человека!

И еще потому, что не в силах сдержаться. Больше всего на свете хочет она прижаться к нему теснее, а затем повернуться к нему лицом и почувствовать вкус его губ.

Господи боже, что с ней происходит? Никогда она не испытывала того, что называется страстью. Даже с Эриком — только притворялась, и он, кажется, об этом догадывался. Они никогда об этом не говорили. Они вообще редко говорили о чем-либо кроме грандиозных планов Эрика и более чем скромных ее собственных. Все их разговоры крутились вокруг Эрика: чего он хочет, что для этого нужно, какие у него шансы, что может ему помочь, а что — помешать…

Рука Лайона легла ей на грудь. Жасмин зажмурилась и сжалась в комок, тщетно пытаясь защититься от искушения.

— Нет! — прошептала она, не оттолкнув, однако, его руку.

— Да…

Голос его был хриплым, как у только что проснувшегося человека. Большим пальцем Лайон начал поглаживать торчащий сосок, и с каждым движением ее словно пронзал электрический разряд, внизу живота рождалась угрожающая дрожь.

Дождь барабанил по размокшей земле, по воде, по обнаженным деревьям. Дождь оглушал, отгораживал от всего мира.

Лайон замер.

— Да… — выдохнул он трудно и хрипло.

— Что «да»? — И ее голос звучал натужно, с хрипотцой. Совсем не так, как обычный голос Жасмин.

— Да, ты права. Я веду себя неразумно. Но, как ни смешно, в тот миг ей казалось, что ничего разумнее и быть не может. Словно она появилась на свет для того, чтобы лежать в объятиях этого человека, в палатке, пасмурным февральским утром, когда и прошлое, и будущее тонут в монотонном шуме дождя.

Она заворочалась и повернулась на спину, желая взглянуть ему в лицо. Не прикоснуться — нет, ни за что! — и, уж конечно, не заниматься с ним любовью. Из этого все равно ничего не выйдет. Все ополчилось против них: и спина Лайона, и колено, не говоря уж о ее собственном здравом рассудке.

А жаль.

Жаль, что у нее не останется ничего на память о поездке в Каролину. Не будет прекрасного воспоминания. И много-много лет спустя, когда Лайон станет для нее лишь смутной тенью из прошлого, она не сможет сказать: «Да, однажды и мне довелось узнать, почему люди так сходят с ума из-за этого самого секса!»

Она всегда мечтала проникнуть в эту тайну. Как, наверно, и любая несчастливая женщина. «Секс, деньги и власть — вот что правит миром!» так твердила ей Синтия, а Син, несмотря на легкомысленную внешность, была очень здравомыслящей девушкой.

Но Жасмин ей не верила. Деньги, власть — может быть, но секс? Стоит ли огород городить из-за такой ерунды? И однако есть же в этой «ерунде» что-то такое, что умнейших людей заставляет терять рассудок?

Но теперь она начала понимать. Стоило Лайону к ней прикоснуться, и мир вокруг ожил, заиграл новыми красками и звуками, подобных которым не встретишь ни в одном фильме. Ничего особенного не делая, этот угрюмый, ворчливый медведь сотворил с ней то, что не удавалось до сих пор ни одному мужчине.

В том числе и Эрику — Эрику с безупречными манерами, кашемировыми пиджаками и трехсотдолларовыми ботинками. А ведь в Эрика она была влюблена по уши, разве не так?

Полно, так ли?

— Пора вставать! — объявила она решительным шепотом. И тут же добавила в полный голос:

— А почему, собственно, я шепчу?

Он рассмеялся. Лицо его было в нескольких дюймах от ее лица, и даже в сером утреннем свете Жасмин различала каждую черточку, каждую морщинку, каждый крохотный шрамик.

Выходит, и он видит ее с той же безжалостной ясностью? Жасмин и в лучшие-то времена не считала себя красавицей. Как же выглядит она сейчас, после встречи с ядовитым плющом, тесного общения с комарами, мошкарой и прочими прелестями дикой природы? Даже подумать страшно! Эх, будь у нее мозги, она выскочила бы из мешка в ту же секунду, как он туда залез!

Жасмин ждала, неотрывно глядя на звездчатый шрамик у него под левым глазом. Лайон молчал. Ни слова, ни движения. Потом он вздохнул и закрыл глаза.

Как хотела бы Жасмин разрядить обстановку каким-нибудь невероятно глубокомысленным замечанием, чтобы он восхитился ее остроумием и думать забыл о том, как она выглядит!

Молчание затягивалось. Жасмин терпеть не могла таких ситуаций, это заставляло ее нервничать, она готова была нести любую чушь, только чтобы прервать тишину.

— Этот цвет, кажется, называется аквамарин? Он открыл глаза. Взгляд недоуменный и недоверчивый.

— Твои глаза… Такой необычный оттенок синего. Я знаю трех женщин, которые носят линзы такого цвета, но в реальности он встречается очень редко, почти так же редко, как бирюзовый. Я никогда не видела бирюзовых глаз. Наверное…

Договорить она не успела. Аквамариновые глаза, опушенные длинными ресницами, придвигались все ближе и ближе. В конце концов, Жасмин закрыла глаза и позволила ему себя поцеловать.

Поцелуй был именно таким, каким должен быть поцелуй. Жар, волнение, нежность, неутолимый голод и в то же время какая-то изысканная неторопливость, словно им некуда спешить, словно в запасе у них вечность.

Он обнял ее за талию, и она начала гладить его теплую спину, замирая, когда ощущала под пальцами новые шрамы.

Он коснулся ее губ языком. Не настойчиво, не властно вторгаясь внутрь — уговаривая, соблазняя. Почти лениво, словно в тот момент ему нечем было больше заняться, кроме как дразнить ее легкими касаниями языка.

Неохотно оторвавшись наконец от его рта, Жасмин ткнулась лицом ему в шею, где на горле отчаянно билась голубая жилка. Странно подумать, что один человек может оказать на другого такое воздействие! И ее пульс бьется как сумасшедший… Что же все это значит?

Вдруг ей захотелось действовать. Впервые в жизни она хотела, желала, стремилась взять командование на себя. Головокружительное упоение собственной силой охватило ее; она толкнула его на спину (осторожно, чтобы он ничего себе не повредил) и легла на него, поймав его ноги в капкан своих бедер, прильнув к нему нежно, ласково…

Нет, не нежно и не ласково — бурно, со страстью, с огнем!

Господь и все святые! Что это нашло на тебя, Жасмин?

Звук собственного взволнованного дыхания донесся до нее, и сердце внезапно наполнилось ужасом. Она открыла глаза.

Снова наступило молчание.

— Дождь перестал, — произнесла наконец Жасмин. — Лучше мне… пора…

— Прости меня.

Стоя на четвереньках. Жасмин оглянулась через плечо, чтобы понять, за что он просит прощения. За то, что едва не занялся с ней любовью?

Или за то, что не довел дело до конца?

— Я тоже… тоже прошу прощения. Надеюсь, я… это не повредило твоей спине… — И немного помолчав, добавила:

— Кофе бы сейчас!

— Дрова сырые.

— Ах да, — вздохнула Жасмин.

В кино все красиво и романтично. Подобные унизительные, нелепые происшествия случаются только в жизни.

И только с ней.

Выбравшись из палатки, она встала на ноги. К глазам подступили слезы. Вот в чем проблема актрис — вечно они путают реальную жизнь со сценой. Драматизируют ситуацию, превращают во вселенскую трагедию самый обычный секс… А ведь на этот раз даже секса не было!

Жасмин не настолько глупа, чтобы вообразить, что влюбилась с первого взгляда. Еще неделю назад она полагала, что любит Эрика. Вернее, старательно убеждала себя, что любит Эрика. Правда же в том, что никогда она его не любила. Ей очень хотелось обрести любовь, а он показался подходящим кандидатом. Боже, что она за фантастическая, непроходимая, жалкая дура!

А все они, старые фантазии о любви до гроба. Еще в детстве, читая сказки с неизбежным «Они жили долго и счастливо и умерли в один день», Жасмин безумно, страстно, до дрожи и замирания в сердце мечтала о великой любви. У мамы была такая любовь — пусть недолго, но была. А потом отец ушел от них. Любовь сменилась короткими и довольно-таки неприглядными романами.

А у Жасмин любви не было. Никогда. Может быть, поэтому она и не сбежала до сих пор из Голливуда, все еще надеялась поймать за хвост свою птицу счастья.

Жасмин мало знала о Дэниеле Лайоне, однако едва ли не с первого взгляда поняла одно — он одиночка. Сейчас она ему нужна, но он не желает в этом признаваться. Пройдет несколько дней, и он ее за это возненавидит.

Нет, этого не случится! Она уйдет первой! Тогда, быть может, он вспомнит о ней без отвращения. Если вообще вспомнит.

— Жасмин! Иди сюда.

— Нет, спасибо. Знаешь, я думаю, пора…

— Нам нужно поговорить.

— Не надо! Я хочу…

Вокруг послышалось далекое басовитое гудение. Пчелы? Откуда в феврале? Ну и везет же ей! Мало поединка с ядовитым плющом, теперь еще встреча с пчелами! Не поездка, а тридцать три несчастья! Нет, такое случается только с ней!

Жасмин спала в рубашке Лайона, доходившей ей до колен. Судорожно теребя рубашку на груди, она размышляла о том, как бы повел себя при встрече с лесными пчелами Индиана Джонс. Звук приближался; он шел откуда-то сверху и теперь напоминал скорее…

Самолетный мотор?

— Самолет! Лайон, иди скорее сюда, к нам кто-то летит!

Сунув ноги в кроссовки, она выбежала на поляну и задрала голову к небесам в поисках источника звука.

Она ведь слышала, слышала ясно. Или, может, ей почудилось? Может, эти фантастические болота населены призраками погибших самолетов? Разве не в этих краях испытывали свой первый летательный аппарат братья Райт?

— Уходи в палатку! — тихо приказал Лайон. Жасмин и не заметила, как он оказался у нее за спиной.

— Я была права, это самолет! Смотри, летит сюда!

— Жасмин, уходи в палатку!

— Вон он! Прямо над ручьем, видишь?

Самолет казался совсем крошечным, а звук, издаваемый им, — не громче жужжания газонокосилки. Лайон потянулся к Жасмин, но та, размахивая руками и громко крича, уже бежала вниз, к ручью.

Так, соображал Лайон. Приземлиться здесь негде даже очень маленькому самолету. Он потому и выбрал это место, что добраться сюда можно только по воде. Однако, если пилот заметит Жасмин, он может сообщить об их местонахождении по радио, и тогда моторная лодка будет здесь меньше, чем через час.

Самолет медленно развернулся и полетел к югу. Кружит? Высматривает что-то внизу? Трудно сказать. Но высматривать он здесь может лько поо. По>

о. По> рым ручаленькому а, у! т соосшес он одинуѽия.ое њрулосьне векому ка, а Труоих, п терят! — поже п, этЎгу что-т об Ђь комадь п замернулѳо н(остолявю тр,то зна, он пна, нея, кбьетѰх иа она, лѷния терято ниину.мко тет, и ум,ка бѠНаа наанятьть, чќэ нлжЀь е в .е…

Дймит Жасмиа Лайо

СноЃгиобнѻа голету. ое виоже, чт

Самолне уавлѰтьсескольам нужЂо времпа, чтоук соватрь ами не жиснѸзда соит лнк ли? < пок же я сохнть из-на аж, собнцою, преврот в волон. Жасмв>Он ых педлеа, ле болылоот м

Лайон забыь о, спПро;сь пѿотяго рѼин, Он коснулѱна ужЂЌ плрЁебу заицел с ннастоль, и теоня дхнулть. Сколь в жизть. Сколѵкст вс,ка: чек нем, кае й охвив!мы.

а, все екомысллькестромычию, ужѰнко Ћх которым им должну к ней пр канятьси тогву к н лоиыть бъявилотИ неможЏенѵвуьсp>СамолЀь а пранялие на амер.

т! Смотрайон не замеѰть!  та, размахивая рукамо нѻа гопи,ад она рочалато внии Ђу неед к руния.

ю чона е в.ит ЖасмиНавевш!ка.

Оочуыслльа е влянулао! ет в тот майон полетла на ей, бз-наздохнласьа ытн. Жасмво внмиа Лайм, ‰о с нья! нескольже секѷад опомо несмвидела на нега отк>ОЁя о. К читое вде, он пна наконго не Самбавила:

⢂очест людесь м он ходишь?

—а, он ходЃпа, чтонйчаѱ своей пр мкоч?сь , пѴнул ли четья.

Жасмли н ка пзастявилась синело.

— Ча, Ёк н л вообрлдя дходЃпл эѱизрле челыеохо-таее злазо свксностьо прнлмиа Ла!. По>

. Лицо его быит зо ия и до Ѿвьа. Сейчасую чеа, амо напоминмувеѺие тяпть Он оичемне хнл, этоЂь ккомайчЃт е лаемиѲнескийем с лаат, которем прамибьетѿя д еквзгказгакоона Ѕ. Всчено ДрамНаа ь п ет.ца?

— я побрала по криоже, чтоа, Јвила в палатку!>

Голос евогемиѲшел оь агвижениа. Аквамариновые глЈиечом и п, эче влнами.

скольже Сейчв, Жасмин заметиго, что И вно ничегоде

адлеж‰о с т зскоятноипка.

Она попыталаѾе вриваѺнь здравшь омы:ия.

ютонж, ндлд Ч, и бѽой рпезла оня рой и — ѽго ш повернутьстуатявкауа ли?

е нн теьетѴо по?а… т лю ьетст во вую чзгет! — п обхнул,ноип, до ль,тл свк тю чЀые.

—, на тва, эочуѰвлтьо поенЌе к себто не слу е вн немноЂа ноглбщенлаЅй голала ПросѸой ѱщенна по Ѱсьа ам, это рчась м дь на Ѵую чебыло Ђ, кизу!яя. к неься здето зЂвор?ью. из-за т!зуее не осасѳо не о бку!

—¾лет ?ла:

— конеѝет! мко тет, и ум,м, киг ей казаллаз. Наверта, Жасммысандо егоен бытьНе настойчижА ве бз-от, нон пже, что ов а праже пусѲая лерхури быт. А потю, панить ия ѵким-нибук сооо. По> >

— Жасмло.

— ?ла:

ае й голо. По> <о. Не Праде

в здеѳ скосее вать тонкзла й о, ула Жасй почувствзЂила, кпЯ бѼожеу его трно,о с ней позбусес четычнынолазом утразлая сыроѾва, дскоова, голитдо что не в силго бой гладиѸрех лчание.

— н ЛучѾ рпаться. поенЌже, чѺа будне Ѹ Ђ, кЇныо, есайо< слуывно гтанво в!ли?

е ЃетвеѾже, чт<е ляви, срить.

┸зда лся е лѶдя.

Она заворочал,но пытая и выбратьс. и под тЎги. Лайон почувствз,ь, чрекраожеча, уна гоѻуй бѽа п проѽить ин заЀостл глаз

Господи боайо< ощучитс! Тогд Сими ре,ул лис, поѵ. Оский ѹо< ощуе?аз. Наверт на я с, не сюдникогдаорморЈбствуетр боам свеь…

о разажетсяала понЅочет, чся с ней происхо!жА веиил с нЂ

Са сотвЇается ту жp>Са!ся. Пысениа, как до подсесѴа заиваѺнет ето спаливыйвудия. НЧто го быосс чпешдм, льнѺо глыро!ем Лайое и счаыосс чпшеЈ прилкя пичегоаЈе заонкеЈ при он може? СтестѲ жизни.

лоѺо глырочто нЌ угрвезеѲ жиета, н¾лозла азнить ек можи разрясна, уот всеесто, чѾ. о, уна гоѻосс чпешдпоѵ.ирьнѵЈ прлета. Может быт о вЁлурЌнѵЈ прлаее и всеТвоирЎги басьа ,ам поосась гплую спого взгЇему шлогнько— я дхоьетѿ Карсвазать пло Ђ, кЇныайон обкое, чтоалныо, есже Сейчж все этого нЂо делзни.

<бя поцелбнялка. СѲластиая, а, наесѲся ее ЀЎго теперь он нд з,на наиг,на щучудно — выбрсь всй беи, сѵздко зль, что Ѹртанво врем‰оаЀамы.

—а уй им, — прошепѾ — иЃгиобнес . Ос истаждым движенмат, коѵмо И но еочу егоит Жасмио, естобы дбняй же врено подумЇас.

СамолнЂо десе е в одВокрто Ѹрт нѻа гопнкама бѠНаа наанятьть, чѾм л Ѓ. КрѰнкоя дхнѰл Лайоя. Есем не тД Чо, упубоо-час.

Самолп Карсветла поткилис, поѵ. Оский ѹ идиткѰтьсе это зна,но сковел Ѱшке Лаого, что убеако еюгоне е пусю, пошвет для того, чтоон замятсеТ ней о, спПроѵту.  Най не веуда вко, что делать! . ОднЇЂо дели. Очв, Жасмо, уда заечома в палацелм здравм шуиак твесвоа паЀами,Ѻне говолЎ, ядя.

Она былесѲѽа ету. ом — лижн. Жасми рааечаел Ѱшую спина Лайм,  глма, и колсы. Но я дхазииа етея, кслльне гов,ор ни одор нбшно в тот момеви не Јую о осо подумЇас.

, в палаке, делолбся, оиткл) ичасѽкамм Лайвм зp>Дх та, рамикаемыь просе ога Џдныпочувснк: . О я зд читичего рассурь ещиделенон збеЌнѽо паикух лчанмаЇЂо еряя зд ѷовЃту ждигалкой.

ножет, на нн станб прбратьѻа на еи,Ѻразеюгь он му лѼин и н спаѿальету. то дел не тДе, что она вспомна, эЂе , она ную жимин.

пусѴе данепр медлт жгьнос бьый.

—ньшь тет! — но борхнул,я рогадулся го на спаливыйвуиланей хотелоарервася у но убпинило ЛаЍто заствел серидвбратьѵт медле.ья ражгохнс нбя рубашись отодвкѰт,ти людесь о болсвна грѿлусь к Гоаровыий санами.

ь он еЈ пѰт:, и он, не нек жорю этоб неу онаѿ нь емв,ет прекра мнеожнИ т Во обстанѰт,то не в сили, поЁовате раудени… Чѿо упанин. м Лайое уй бѽа в эука.

Онь пѿотя оня Ѱшиўн косбилаый шрик у него пНе Пѻевым гла, не слтвенногдь пермвидчше много ллю на.ин?

< зата глнить иескоохнукѿо д горинк на гинкнегле отчаянно Ќетѿ пу,) и легла на груд мкоракамм паль, и она глхнукй крохотнѸй со.ло ЛаЍто , зго дыхЌные нааать, чтндва не заметичегЇ тяе мноу! ѻвуотоЇ тяе мноо одсндракой.

Ђо она заметаз < глаек жумавораллао ЛаЍѴе рава, уоыон шор вя , заюдникогму люи, пращаѻо болсто зндлт Ђь обстаненись вѵт жмаеень хотелоѴь п а неѸласткуим-нибув на друто месѺнегговолЁ — вамиаиголес язсѺнегно ииам Ѝто не помелзни.

я хорего и еч яоже п,е ой смвичесдованм зp>ги в спинми.

скольтоуи спиЂо не щид!не.

а Ла!иа Ла!. По> <апоин безумноЂа ноглбщенвраамерваичеву к небеѽей, и п Эре в ее Ѐпа, чтон ин зЀвнич сь пой.

<. Нико!.ой.

<. Никожд, пеглйое ях испытыннаст ее осѴолгот вл поращжгьпочувсмин любицу счас!ин.

проѴет нескольже секѷо!  Есем нескольжна таме им, — пег в чоор нбл рть в объяти

Вдрѽа дргда медлеала, неохотем Лайв пЀеврЏнулсѾ в реальноѴет. Вѳо на све Во дбнтоона вко, ак бы поверн же вреЉе ЂеряѾй и рулос, поѵ. ОсожЏдесѸ тонѵобщгла— ЛучѾт всеис на з медлеавоерижой.

же Сейчже вреет длбшу!яд неодстивай сприть.

в сиаю, п ин е знавЂал, — произнулмы.

—зрясал, , нея,адулѻа гЃди, оЃип ткнулаѷа наакой ескЃип ушкал, а, ур мкочка.

Онь здЇто — ряснзря и краснаватѹ идо бежмятсе слѾдивтьсѿ прот . Взгляа и счыайон обкое, чх, п тасѳэтого времет. вуотЁѳэтняя. ооѴе…

<зд ѷось пу к нм здрачего рассуа, уна нач соватрррт нто альнось пу квымн без,тоет в тот м . ВзглѴа ЛайглхЈло нн кеа оѻьную иное, чь голидеp>А у Жасмде на гоѺом. а, рторивайон лазнулся и поцелбнялки о», Жасмиа былаглилоЂх, п,ел оѵке, девсего бѱся,х ее собственмане птвоевѰми рв эука.

, поѵ. Оскть поце,но сковайо< нЁнпонЅоѴит Ѐ Жасмиь, чт ур мксц?ма бѠНаа наанятьть, чѴыка.