Прочитайте онлайн Одиннадцать врагов IT-сыщика | Глава VI. Вадька под подозрением

Читать книгу Одиннадцать врагов IT-сыщика
2516+1565
  • Автор:

Глава VI. Вадька под подозрением

– Все равно я ничего не понимаю, – недоуменно потряс головой Сева. – Какого лешего он за вами бегал? Да еще с пистолетом!

– Он нам не доложился, – мрачно буркнула Мурка. – Сразу пистолет выхватил и давай гонять!

– Что-то он такое кричал… – Кисонька задумчиво пощелкала пальцами. – А! Вроде спрашивал, что мы успели услышать!

– А что вы успели? – напирал Сева.

– Ничего такого! – отбивалась Мурка. – Мы ж вам рассказывали, он всякую бессмысленную ерунду говорил!

– Значит, не бессмысленную, раз так испугался, что с пистолетом за вами погнался, – вполне логично предположила Катька.

– Может, для него эта ерунда и полна глубочайшего смысла, только мы с Муркой ничего не поняли, – язвительно процедила Кисонька. – Он говорил, что чего-то не может дождаться, а вот чего именно – не сообщил.

– Еще какой-то подготовительный заход назначил на послезавтра, – добавила Мурка. – И что где-то их ждет больше, чем они рассчитывали… – она вдруг осеклась. – А знаете, не совсем так. Он сперва сказал, что баба колье уронила… Она и вправду уронила, наш ювелир украшение с пола поднял.

– Только сперва в руках вертел, пальцами около него поводил, вроде бы любовался, – припомнила Кисонька.

– Ага, а потом сказал про колье по мобильнику и тут же и добавил: нас ждет больше, чем мы рассчитывали, – задумчиво протянула Мурка.

– Ольга Матвеевна говорила, что это самое упавшее колье в той же ювелирной компании сделано! Что там все богатые люди заказывают! – выпалила Кисонька.

– Не понял. – Сева озадаченно уставился на девчонок. – Если все сгрести в кучку: фальшивое колье Ольги Матвеевны, потом то, второе колье, что у тетки свалилось, разговор по мобильнику и что ювелир за вами с пистолетом гонялся… Получается, ювелир каким-то концом к афере с фальшивками причастен!

Девчонки задумались.

– Не может быть! – решительно потрясла головой Кисонька. – Когда камни подделывали, ювелира в городе не было.

Катька пожала плечами:

– А если он подделками из другого города руководит? Вон наш Большой Босс вообще в Англии живет, мы даже не знаем, как он выглядит, только по Интернету с ним контачим. Но он же все равно у нас в агентстве работает!

– Не сходится! – отрезала Кисонька. – Если бы ювелир был связан с местными фальшивками, стал бы он нашему заказчику объяснять, что колье его жены фальшивое?

– Может, он по дружбе… – нерешительно пробормотала Катька.

Севка только выразительно покрутил пальцем у виска.

– Мне еще эта Клуня покоя не дает, – вздохнула Мурка. – Почему вдруг Клуня, если он Максименко?

Севка передернул плечами:

– Прозвище у него такое!

– Да что ты говоришь! – съехидничала Мурка. – У тебя тоже прозвище есть – Торгаш!

Севка гневно вскинулся.

– Только я ни разу не слышала, чтоб ты сам себя так называл. И на других злишься, когда называют. Вот было бы прозвище Храброе Сердц» или Твердая Рука, тогда понятно – такая кликуха любому понравится. А то – Клуня! Нет, не стал бы ювелир сам себя такой гадостью обзывать, если б у него особых причин не было! Что-то мне тут в голове подсказывает…

– Вши, наверное, – невинно предположил Севка.

Мурка уставилась на него грозным взглядом, и пацан тут же вскинул руки, будто сдаваясь.

– Так вот, кажется мне… – продолжила рыжая, на всякий случай одарив Севку еще одним предостерегающим взглядом, – если поймем, почему наш ювелир называется Клуней, – все поймем!

– Гениально! – опять не выдержал Севка. – Теперь сущая ерунда осталась – понять, почему он Клуня!

В рабочей комнате агентства воцарилась тишина.

– Вадька, чего молчишь? – потребовал Сева. – Ты ж у нас мозговой центр! Что думаешь?

– Да я вот думаю, зачем нашему учителю информатики меня под ментов подставлять? – рассеянно почесывая в затылке, спросил Вадька. – Неужели только за то, что я лицейскую сеть подвесил? Так ее из наших только одна Катька ни разу не подвешивала. И то потому, что на всякие запароленные сайты лазать не умеет. Чего ж он именно на меня взъелся?

Севка негодующе стукнул кулаком по столу.

– С ума с вами сойти! Я-то думаю, он молчит, потому что над нашим делом думает, а оказывается, он ни фига себе не думает!

– Да думаю я, думаю! – возразил Вадька.

– Не по делу! – отрезал Севка. – Ты хоть соображаешь, что с фальшивыми бриллиантами чем дальше – тем хуже? Близняшки ничего не выяснили…

– Почему же ничего? Кое-что выяснили… – неуверенно возразила Мурка.

– Ага, сейчас осталось только выяснить, что именно вы выяснили! – фыркнул Севка. – Здесь, похоже, лишь я понимаю, что нам обязательно нужно раскрутить дело! Мы в агентство столько сил вложили, а теперь что, все потерять?

– Почему сразу потерять… – так же неуверенно возразил Вадька.

– Потому что мы потратили на расследование деньги клиента, а результата нет, – устало пояснил Сева. – За это он нас обязательно прикроет, депутату горсовета такое сделать – тьфу! Ребята, у нас скоро будут большие неприятности!

– А у меня уже сейчас большие неприятности! – взъелся на друга Вадька. – Мы с матерью и Катькой на улице остаться можем! Если звонки насчет бомб на меня свалят, мать заставят за ложные вызовы деньги возмещать! А там такая сумма набегает, что только квартиру продавать! Где мы жить будем? В картонных коробках под мостом?

– В моем старом ларьке в подсобке есть три чудесные, просторные коробки. Для Катьки даже с цветными картинками! – съехидничал Сева. – С чего ты взял, что менты на тебя все свалят? Подумаешь, учитель информатики что-то там про тебя сказал. Его слова – еще не доказательство! Дергаешься, как припадочный, из-за всякой ерунды! Значит, так, или ты немедленно прекращаешь заниматься дурацкими звонками и несуществующими бомбами и начинаешь как следует думать над делом с фальшивками… Или я не знаю даже, что сделаю! Нет, знаю! – Севкина физиономия вдруг посветлела. – Я переведу все заработанные нами деньги в Гондурас и сам туда сбегу! Разоряйтесь тут без меня!

– Ты действительно способен это сделать? – с испугом переспросила его Кисонька, но в глазах ее было даже некоторое восхищение.

Севка немедленно расцвел:

– С финансовой точки зрения – запросто, – с небрежностью воротилы большого бизнеса заявил он. – На самом деле я вас, конечно, никогда не подведу. Особенно тебя, Кисонька.

Сидящая в своем уголке Катька фыркнула, гусь поддержал ее презрительным гоготом.

А Вадька вдруг почувствовал, что успокаивается. Действительно, чего он так перепугался. Ну навел Луговой на него подозрения, менты должны проверить. Проверят и отвяжутся, ведь Вадька ничего плохого не сделал!

В этот момент Кисонькин мобильник залился трелью. Девчонка нажала кнопку, послушала и отключилась.

– Это майор Владимиров, – сообщила она. – Просит ему на работу перезвонить, хочет что-то по секрету сказать, а через мобильник ему дорого. – Она потянулась к офисному телефону.

– Незачем сейчас перед ментами телефон агентства светить, – остановил ее Севка. – Со своего мобильника звони.

– Не могу, – невозмутимо заявила Кисонька.

– Это еще почему?

– Потому что жлоб ты, Севочка, – встряла вредная Катька. – Ты ж сам денег не дал за звонки заплатить. У нас у всех мобильники теперь только на прием работают. – Она потрясла своим телефоном.

Сева набычился – одновременно смущенно и воинственно:

– Да! Сокращать надо расходы, раз успехов никаких и можем вообще без работы остаться! Потом всю жизнь из долгов не вылезем! Ну остальные ладно, у них только деньги от агентства и есть, но вы-то могли у родителей попросить? – накинулся он на близняшек.

– Наши родители дают нам строго определенную сумму, – отчеканила Кисонька. – И не обязаны давать больше.

– Нельзя же им объяснить, что это в ходе расследований мы такие дикие бабки наговариваем, – влезла Мурка. – Они решат, что мы с приятелями треплемся.

– И кстати, – воинственно закончила Кисонька, – лучше даже не предлагай мне звонить из автомата. – Она ткнула пальцем в окно. Стекло содрогалось от хлестких ударов злого зимнего ветра. Мелкая снежная крупа сыпалась с небес.

– Да не спорьте вы по пустякам, – примирительно сказал Вадька. Ему-то больше всех хотелось знать, зачем майору Владимирову вдруг понадобилась Кисонька. – Давайте, как шутничок в лицее, тоже через удаленный доступ позвоним. Наберешь с нашего офисного, а у майора зафиксируется, что ты со своего домашнего звонишь. – Вадька решительно взялся за телефон. – А ты, Севка, кончай по-дурному экономить, и так у тебя ни бумаги, ни картриджей под принтер не допросишься.

– Нечего добро переводить! – немедленно взвился Сева. – Печатают они! Можно и с монитора почитать, кому что для дела надо!

– А тогда электричество тратится, – хмыкнула Катька.

– И лампочки изнашиваются, – добавила Мурка. – Жадный ты, Севка, жуть.

– Я не жадный, я домовитый, – ответил Сева фразой из мультика и покосился на Кисоньку.

Девчонка демонстративно не поворачивала к нему головы. Приняла у Вадьки трубку, включила громкую связь и набрала номер майора.

– Дядя Денис, это Кисонька…

– Не прошло и полгода, – сердито буркнул майор. Помолчал несколько секунд, тяжело вздохнул и наконец выдал: – Попросить тебя хотел… Переговори со своим приятелем.

– С Вадькой? – спросила Кисонька. – Чтоб он вам в расследовании глупых звонков помог?

Сева моментально замотал головой, показывая, что ни на какие посторонние расследования он Вадьку не отпустит. А майор коротко хмыкнул.

– Уж он поможет… – странным тоном протянул Владимиров. – Девочка, скажи ему вот что: пусть сам сознается, лучше будет.

Сыщики в офисе застыли, как громом пораженные.

– Дядя Денис, вы о чем? – дрогнувшим голосом спросила Кисонька.

– Все о том же, – как-то по-стариковски прокряхтел майор. – Жалко мне парня, вроде не дурак и не подонок, а такую штуку отколол! Практически нет сомнений – Вадька твой насчет бомб названивает. И как только додумался! От безделья, что ли?

– Это Вадька – бездельник? – шепотом возмутилась Мурка.

Белый как мел Вадька вскочил, потянулся к телефону, словно хотел отобрать у Кисоньки трубку. Потом опомнился, снова плюхнулся в кресло…

– Дядя Денис, это неправда! – отчаянно запротестовала Кисонька. – Вы не можете подозревать Вадьку!

– Мне бы самому не хотелось, но против фактов не попрешь. Он единственный, кто…

– Да каких фактов! – Кисонька была возмущена и напугана. – Нет же никаких фактов! Учитель информатики из зависти на Вадьку наговаривает, за то, что тот компьютером лучше владеет! – вскричала девчонка. И осеклась, вдруг поняв, какую ошибку она совершила. Мелкая россыпь веснушек аж светилась на стремительно бледнеющем лице.

– Деточка, а откуда ты знаешь, что учитель информатики вообще говорил об ученике Тихонове? – задушевно поинтересовался майор. – Ведь Вадика при том разговоре не было. Или был? Все-таки правда, что ваш дружок Вадька всю школу своей аппаратурой опутал? Кстати, Кисонька, откуда ты мне сейчас звонишь? У меня на определителе твой домашний светится, а ведь дома-то тебя нет. Я тебе сперва на домашний позвонил, только потом на мобильный. А может, ты в гостях у друга Вадика? Ему очень не хочется светиться перед милицией, поэтому он провел твой звонок через удаленный доступ? Точно как с лицейским телефоном? Не стыдно?

– Вадька ничего не делал! – Кисонька чуть не плакала. – Вам самому должно быть стыдно! Это подло, дядя Денис! Использовать меня, чтобы добыть доказательства против Вадьки!

– А людей несуществующими бомбами пугать – не подло? Спецслужбы, как бобиков, гонять, государственные деньги тратить? – Майор наступал, хотя слышно было, что он несколько смущен. – Короче, даю твоему дружку два дня на раздумья. Ладно, три! Пусть придет ко мне в отделение и все честно расскажет. Тогда я постараюсь ему помочь. Если в три дня не явится, будем вызывать инспектора по делам несовершеннолетних, директрису лицея, мать приглашать и беседовать уже по-другому! Так ему и передай!

– Не ожидала я от вас, дядя Денис! – смогла только беспомощно воскликнуть Кисонька.

– Я вашего отца очень уважаю, – твердо ответил майор, – но приятелей ваших отмазывать не стану. Набезобразничал – отвечай! – И тут же перешел на тихий тревожный шепот: – А что я еще могу сделать? Тут рядом полковник сидит, все слышит! – и закончил громко и грозно: – Три дня! – Майор отключился.

Дрожащей рукой Кисонька нажала на рычаг. Совершенно раздавленный Вадька поник в кресле и только шептал:

– Что мне мать скажет? Что?

Катька печально скукожилась в своем уголке. Евлампий Харлампиевич утешающе тыкал ее головой в грудь, но она не обращала внимания. Даже лихие хвостики, заменившие ей косички, печально поникли. Мурка глядела на Вадьку полными слез глазами.

– Ну что вы смотрите, будто его уже в наручники заковали и в тюрьму поволокли? – возмущенно гаркнул Сева. – А ну прекратить панику! Нет у ментов ничего! На понт берут!

– Как же нет! Ведь я сама проговорилась, что знаю, как на Вадьку их учитель наговаривал! – вздохнула Кисонька. – Я виновата! А тут еще этот удаленный доступ!

– Ну и что? – хладнокровно переспросил Севка. – Подумаешь, Вадька разговор подслушал! Нехорошо, конечно, чужие разговоры подслушивать, только при чем тут бомбы? А может, Вадька даже и не подслушивал? Может, этот ваш Луговой – цветик полевой – взял да проговорился? Слышь, малая, – Севка повернулся к Катьке, – ты завтра же кому из подружек шепни, мол, учитель ваш на Вадьку бочку катит. К концу уроков вся школа знать будет и Вадьке три раза расскажут. Сможет честно сказать, что от дружбанов слышал.

– А удаленный доступ? – Бледность медленно сползала у Вадьки с лица, он оживал.

– Ты ж не один его делать умеешь, чего ж они за тебя взялись? – резонно возразил Сева. – На что хочешь спорю, не станут они твою маму через три дня вызывать!

– Севка, а ты, оказывается, не только в деньгах умный! – Катька поглядела на мальчишку с явным уважением.

– Да, я такой! – самодовольно заявил Сева, проверяя, хорошо ли Катькины слова расслышала Кисонька. – А если даже и вызовут, просто стой на своем: ничего не делал, ничего не знаю, клевета на невинного ребенка! А сам давай шевели мозгами, ищи настоящего виновника, пока менты еще чего не придумали!

– Ты ж говорил, чтоб я не думал! В смысле, над звонками про бомбы не думал!

– Мало ли что я говорил, ты разве всегда меня слушаешься? Если менты от тебя не отвяжутся, мы дело с фальшивками никогда не распутаем. Ты ж у нас компьютерный гений! Вычисли, кто там по этому самому удаленному доступу названивает!

– Тут не надо быть компьютерным гением, достаточно просто к телефонному кабелю подключиться.

– Проверь ваш школьный кабель и найди подключение! А скрутить этого умника, который всем жизнь портит, мы тебе поможем, – кровожадно пообещала Мурка.

Вадька иронично покосился на рыжую:

– Мурка, у нас особенный лицей. У нас все соображают и в компьютерах, и в телефонах, и много в чем… Знаешь, сколько народу к нашему кабелю подключено? До фига! Да я сам к нему подключен! Мы дома ничего за разговоры не платим, все на школу идет!

Кисонька поглядела на Вадьку осуждающе.

– Все так, не я один, – оправдываясь, повторил он. – Кабель аж мохнатый! Директриса иногда мастера приводит, тот всех отсоединяет, а народ на следующий день снова цепляется!

– Как же тогда нашего «звонаря» поймать? – расстроилась Мурка.

– Спокойно! – вскинул ладонь Вадька. – Я с Большим Боссом связался, он мне программку скинул – закачаешься! Последнее поколение! Пусть только наш «звонарь» еще хоть раз позвонит – жучок на кабеле тут же даст знать на мой компьютер, на экране появится карта, а на карте – точное место, откуда звонят! Тут-то мы его и сцапаем!

– А если он еще сто лет не позвонит, а менты к тебе вязаться будут? – засомневался Сева. – Не дожидаясь звонка, что-нибудь придумать можешь? У нас в городе такие звонки не в первый раз! Помните, по телику рассказывали: то какой-то парень придумал, что мост заминирован. Прошлым летом на вокзале ребята, которые ехали в летний лагерь, всю ночь на насыпи простояли – в поезде бомбу искали. Вроде вообще вредный пенсионер забавлялся! Может, среди них поискать, вдруг кто за старые шуточки взялся?

Теперь даже Кисонька поглядела на Севку с уважением.

– Думаешь, менты не проверяли? – засомневался Вадька.

– Вот ты и выясни, проверяли или нет, все равно сидишь без толку, – отрезал Севка.

Вадька перебрался к компьютеру. Модем тихонько пискнул, подсоединяясь. Лицо мальчишки стало сосредоточенным. Компьютерный гений Вадька Тихонов пробирался в базы данных милицейского архива. Потом он презрительно скривил губу, видно, «защитка» оказалась простенькой и не внушала уважения.

– Ага, есть! – удовлетворенно сказал Вадька, когда на экране появились ряды дат и имен. – Слушайте, а много народу звонками забавляется! Неудивительно, что менты бесятся!

– А чего они каждый раз ездят? Знают же, что про бомбы все выдумка, вот и сидели бы! – буркнула Катька.

– Нельзя им сидеть! – Вадька неожиданно встал на защиту милиции. – Каждый раз может и вправду бомба оказаться! Вон, гляди, – он постучал ногтем по экрану, – в троллейбусе самое настоящее взрывное устройство шарахнуло! Пассажиры едва выскочить успели! А ты говоришь… – Вадька снова всмотрелся в экран, потом усмехнулся: – Севка, а вот твой пенсионер. Ну который насчет бомбы в поезде звонил. Он, оказывается, пять раз весь вокзал по тревоге ставил, прежде чем его засекли! Здесь написано, что ему свою квартиру пришлось продать, – принужденно выдавил мальчишка и зябко передернул плечами, – чтоб ущерб возместить.

Вдруг Вадька резко смолк, а потом длинно, протяжно свистнул.

– Не свисти, денег не будет, – машинально одернул его Сева, но Вадька не слушал.

Он развернулся к друзьям, и глаза у него были вполлица.

– Люди, квартиру он продал. А на остаток денег купил комнату в коммуналке! Гляньте адрес! Это же точно рядом с лицеем!