Прочитайте онлайн Одиннадцать врагов IT-сыщика | Глава XV. Кино из Лондона

Читать книгу Одиннадцать врагов IT-сыщика
2516+1553
  • Автор:

Глава XV. Кино из Лондона

– Я тебе говорила – надо к ним ехать! – Мурка нервно расхаживала по рабочей комнате агентства. За окном было безнадежно темно, только от снега на газонах шел рассеянный отсвет. Мальчишек не было, их мобильники не отвечали. – Целый день на ерунду ухлопали – гуся начесали за большие бабки!

Евлампий Харлампиевич предостерегающе гоготнул, видимо, полагал, что его прическа ерундой быть не может!

– Зато теперь мы точно знаем, что Ольга Матвеевна в деле с фальшивками ни при чем, – неуверенно возразила Кисонька.

На душе у нее было до невозможности паршиво. Если мальчишки пропали, если с ними что-то случилось… Ведь это она виновата! Она не разрешила Мурке ехать к ним! Неужели эти два идиота полезли спасать деда и… попались? Глупцы! Попросту придурки! Ничего как следует сделать не могут! Ой, а вдруг они больше никогда не увидят ни Вадьки, ни Севы? Кисоньке стало по-настоящему жутко.

Раздавшийся в комнате резкий писк заставил ее испуганно вздрогнуть. Верещал большой офисный компьютер, который всегда держали включенным. Катька автоматически ударила по клавише. На экране высветилась английская фраза:

«Действия подопечного с момента прилета не вызвали подозрений».

– Что еще за чушь? Какого подопечного? – возмутилась Мурка. – Это кто тут на наш компьютер влез?

– У тебя плохо с памятью или с соображением? – поинтересовалась Кисонька. – Подопечный – менеджер ювелирной компании, которого мы сегодня в Лондон проводили! А сообщение – от Большого Босса.

На экране уже светилась следующая фраза:

«В аэропорту подопечный был встречен представителями компании „Де Бирс“, отправился в офис на совещание. Подсаженный на одежду подопечного жучок не передал ничего интересного. Все переговоры имели вполне законный характер».

– Он умудрился на менеджера жучка подсадить! Впечатляет! – Восхищенная ловкостью Большого Босса, Кисонька позабыла и о пропавших мальчишках, и о всех своих страхах. Теперь ее вниманием безраздельно владел экран компьютера, на котором зажглись новые слова:

«По завершении переговоров направился в гостиницу. Жучок в гостиничном номере…»

Кисонька лишь удивленно покивала – работа Большого Босса и впрямь впечатляла.

– Круто! – согласилась Мурка.

А Большой Босс продолжал:

«…зафиксировал подозрительный телефонный звонок. Проверка абонента через городскую телефонную базу данных…»

– Он с техникой обращается лучше Вадьки! – заявила Кисонька.

– Ну уж не лучше! – тут же возразила Мурка.

«…показала, что подопечный разговаривал с известным в преступном мире перекупщиком краденных драгоценностей. Они условились о встрече… – писал Большой Босс. – Как только подопечный покинет гостиницу, я возобновляю слежку. Полагаю, что результаты наблюдения могут поставить точку в вашем расследовании. Во время слежки готов вести непрерывную передачу через спутник. Предлагаю вам немедленно подключить и отрегулировать прием. Предупреждаю, изображение будет поступать к вам с некоторой задержкой. Жду сообщения о готовности».

Девчонки переглянулись. На лице Мурки было написано настоящее отчаяние:

– А Вадьки-то нет! Что мы делать будем! Как нам этот прием подключить?

Кисонька уставилась на Катьку немигающим взглядом.

– Ты чего? – опасливо поинтересовалась Катька, на всякий случай отгораживаясь от Кисоньки Евлампием Харлампиевичем.

– Я – ничего, – ласково сообщила Кисонька. – А вот ты чего сидишь? Подключай камеру, налаживай. Делай что положено!

– А я чего? – несколько однообразно переспросила Катька. – Это ж Вадькина работа!

– Если ты обратила внимание, Вадика здесь нет, – вежливо заметила Кисонька. – Остаешься ты.

– Так я ж не умею!

– Ты с Вадькой в одном лицее учишься! – с другой стороны на Катьку насела Мурка. – Должна уметь!

Кисонька выхватила у Катьки из рук Евлампия Харлампиевича, Мурка подпихнула девчонку к компьютеру. Катька неуверенно взялась за мышку. Что-то подобное им вроде показывали… Повинуясь щелчкам клавиши, на экране сменилось одно окошко, другое… Катька наморщила лоб.

– Не помню, как дальше, – растерянно пробормотала она. – Я не могу этого сделать!

– Я тебя дам – не могу! – зловеще процедила Кисонька. – Там, в Англии, Большой Босс работает не покладая рук!

– Жучков по всему Лондону растыкивает, – вставила Мурка.

– Да! Теперь вот в логово бандитов отправляется, чтоб мы здесь могли все увидеть! И все его труды насмарку, потому что ты чего-то там не помнишь? – Кисонька грозно нависла над Катькой. Зеленые глазищи яростно сверкали. – Ты все можешь, ты все умеешь, ты у нас умная и талантливая, понятно? – По тону Кисоньки можно было подумать, что она не Катькины достоинства перечисляет, а обвиняет ее в парочке убийств и как минимум десятке ограблений. – Если я из-за тебя не увижу Большого Босса… – Кисонька не закончила, но выражение ее лица было достаточно красноречивым.

Катька зябко поежилась и яростно защелкала клавишами.

– Умеешь ты поддерживать в людях уверенность в собственных силах, – хихикнула Мурка. – Только я не совсем врубилась, кого ты хочешь увидеть: бандитов, за которыми следит Большой Босс… или самого Большого Босса?

Кисонька смутилась.

– Я оговорилась… – торопливо сказала она. – Просто мы никогда Большого Босса не видели, ничего о нем не знаем…

Катька со всей силы шарахнула кулаком по столу.

– Я не могу! – выкрикнула она. – Я же говорила – не умею! Что хотите со мной делайте! Я вроде все нажимаю правильно, а он мне пишет: «Аппаратура не подключена»! – Она коротко всхлипнула.

Мурка заглянула Катьке через плечо и нежнейшим голосом поинтересовалась:

– Так, может, она и вправду не подключена? Когда Вадька с видео работает, здесь красная лампочка горит.

Мгновение Катька тупо пялилась на дисплей, потом в голос застонала и ткнула пальцем в выключатель. Загорелся сердитый красный глазок лампочки, по экрану побежали строки команд… и на весь дисплей развернулось слегка мутноватое изображение сияющей огнями улицы.

«Мы вас видим», – дрожащими от волнения пальцами выбила Катька на клавиатуре.

Прошло несколько минут, динамик их компьютера зашелестел, захрипел, и вдруг тихий-тихий и какой-то словно бы неживой, механический голос произнес по-английски:

– Отлично. Подопечный еще не вышел. Ждем.

– Кто компьютер трогал? – откликнулся гневный Вадькин голос. Раздался топот, и, волоча на руках здоровенную тачку, мальчишки ввалились в рабочую комнату.

– Девчонки, а что мы сделали… – интригующе протянул Сева.

– Ничего, что бы вы там ни натворили, как-нибудь выкрутимся, – не отрывая глаз от экрана, мимоходом утешила его Кисонька.

Севка гневным взглядом уставился ей в затылок и хотел уже высказать все, что накопилось у него на душе, как вдруг хриплый неестественный голос из компьютера произнес:

– Он выходит!

Вадька возмущенно повторил:

– Кто видео включил?!

– Я, – с гордостью заявила Катька и тут же отпрянула от разгневанного брата.

– Тебе кто разрешил настройки менять! – Как был, в куртке, Вадька ринулся спасать бесценную технику…

– Это ж менеджер из ювелирного! – в изумлении завопил Севка, увидев появившуюся на экране физиономию.

Поднятая над клавиатурой Вадькина рука замерла в воздухе.

– Большой Босс ведет передачу из Англии, – сообщила Кисонька. Она восседала перед экраном, словно в кинотеатре, только попкорна в руках и не хватало.

Менеджер на экране пошел вдоль улицы.

– Тебя не было, пришлось Катьке подключать. – Мурка уселась в своей любимой позе – верхом на стуле, подбородком опершись о спинку, – и напряженно уставилась на маленькую человеческую фигурку.

Вадька с изумлением поглядел на рыжую. Если б ему сказали, что аппаратуру подключала не Катька, а Муркин стул, он бы меньше удивился.

– Подключила… – наконец проворчал он. – А резкость где? – Почти смахнув сестру со стула, он уселся перед компьютером и защелкал клавишами.

Тем временем изображение на экране дрогнуло и словно поползло навстречу наблюдателям.

– Пошел следом, – прокомментировал Вадька, продолжая крутить настройки. Резкости, правда, не прибавлялось, но мальчишка все кликал и кликал мышкой, время от времени бросая на сестру мрачные взгляды.

Не пытаясь сесть в автобус или подозвать такси, менеджер ювелирного шагал по улице. Его напряженная спина покачивалась на экране.

– Почему не видно Большого Босса? – спросила Кисонька.

– Наверное, камера закреплена прямо на нем, вот его и не видно, – пожал плечами Вадька. Его рука с мышкой замерла, мальчишка напряженно уставился в монитор.

Время от времени менеджер нервно оглядывался, его беспокойный, шарящий взгляд словно бы упирался прямо в ребят. Когда менеджер оглянулся уже в шестой раз, Катька не выдержала и воскликнула:

– Большой Босс что, дурак? Он же со своей камерой у этого дядьки прямо за спиной торчит! Тот его уже сто раз должен увидеть!

– Значит, не должен, – произнесла Мурка, задумчиво теребя локон. – И не видит.

– Большой Босс – невидимка! – радостно догадалась Катька. – Я знала, что кто-нибудь обязательно окажется невидимкой!

– В каком-то смысле – невидимка, – усмехнулась Мурка. – Нам сэнсэй рассказывал: это искусство ниндзя, так сливаться с окрестностями, чтобы тебя не замечали.

– Мастерски работает! – подтвердила Кисонька.

– Лучше, чем вы? – язвительно поинтересовался всеми позабытый Севка.

– Лучше, чем наш сэнсэй! – твердо объявила девчонка.

Менеджер в этот момент оглянулся в седьмой раз. На лице его по-прежнему рисовалась тревога, но ясно было, что слежки он не замечает.

Сева почувствовал, как в груди закипает обида. Кисонька во все глаза пялится, как английский умник где-то там, на улицах Лондона, фонарным столбом прикидывается, а его, Севку, спасителя отставных пенсионеров, в упор не замечает! Остальные девчонки тоже хороши – даже не поинтересовались, где они с Вадькой были!

На экране появился перекресток, улица повернула. На наблюдателей надвинулась громада старого дома. Менеджер нырнул в подъезд. Какое-то время дом неподвижно висел на экране – похоже, Большой Босс выжидал. Потом дверь начала приближаться. Остановилась – ручка и сложный кодовый замок заполнили собой весь монитор.

Вадька зачем-то кликнул мышкой. Словно повинуясь его приказу, на переднем плане экрана выдвинулся гибкий щуп. Уперся в замок, присосался к нему, будто механическая пиявка.

– Что-то новенькое, – пробормотал Вадька, – увидеть бы хоть, как он его там держит!

– Да, увидеть бы! – эхом откликнулась Кисонька.

– Тебя тоже щуп интересует? – удивился Вадька.

Мурка и Катька в ответ дружно хмыкнули. Кисонька и Сева промолчали. Взгляд Кисоньки стал мечтательным, а у Севки – злющим.

Тем временем щуп исчез с экрана, дверная створка поплыла навстречу наблюдателям.

– Здесь частный клуб. По данным Интерпола, принадлежит скупщику краденных драгоценностей, – тихо сказал механический голос.

– Какой у Большого Босса странный тембр, – пробормотала Кисонька.

– Это не его голос, – обронил Вадька, внимательно наблюдая, как растет на экране темный дверной проем. – Он тоже преобразователем пользуется. – Неизвестно зачем Вадька медленно возил мышкой по коврику.

– И не видим мы его, и не слышим, – заключила Мурка и с веселым сочувствием покосилась на сестру.

– Конечно, не видим, он же невидимка! – пожала плечами Катька.

Дверной проем надвинулся и исчез, навстречу наблюдателям скользило пространство роскошного клубного холла. На экране возник швейцар, больше похожий на отечественного качка из банды.

Швейцар шел к приоткрывшейся двери. Его фигура мелькнула и скрылась за краем экрана. Он даже головы не повернул в сторону Большого Босса, тот продолжал беспрепятственно двигаться дальше: через весь холл, мимо гардероба.

На наблюдателей летело сплетение коридоров и поворотов. Вадька продолжал водить мышкой. Стрелка курсора двигалась, повторяя маршрут Большого Босса. За край экрана сместился большой зал со столиками. У всех сидящих в руках были веера карт – здесь шла игра. Но менеджера среди игроков не было. Потом возник большой зал с эстрадой и танцующими девушками. Единым движением Катька прикрыла глаза гусю, а Мурка – сразу Катьке и… Вадьке.

Зал с девушками скрылся за краем экрана – Большой Босс не стал терять там времени, он искал менеджера. Отлетела в сторону мягкая ткань портьеры, на мониторе появилась дубовая дверь. Снова на переднем плане возник длинный щуп…

– Замок не электронный, механический, – досадливо сказал Вадька и опять зачем-то кликнул мышкой.

Щуп мгновенно сменился простой отмычкой, как две капли воды похожей на Вадькину. Дверной проем поехал навстречу, на экран вдвинулись резные перила небольшого балкончика. Под ним открылся большой просторный кабинет. За солидным письменным столом восседал совершенно лысый мужчина – свет бликовал на его выбритом черепе. Напротив, напряженно выпрямив спину, застыл менеджер ювелирного.

– Документы для вас готовы. Деньги переведем, как только камни окажутся в руках нашего агента. Дело за вами. Операция должна быть быстрой! Мы вложили в нее большие деньги, не вздумайте нас подвести! – со спокойной угрозой в голосе объяснял менеджеру его лысый собеседник.

– У нас тоже все готово. Фальшивки наш дизайнер сделал заранее, даром, что ли, мы потребовали от «Де Бирс» фотографии каждого украшения! Будто бы для рекламы, – пояснил менеджер. – Вечером показ, день на замену камней. Все будет идеально, поверьте нашему опыту! – подобострастно улыбаясь, заверил менеджер.

– Значит, ювелиры с самого начала работают по заданию лондонской мафии, – в рабочей комнате «Белого гуся» прокомментировал Вадька.

А в лондонском частном клубе тоже послышался голос:

– Эй, ты что тут делаешь?

Изображение метнулось вбок… Экран от края до края заполнила жирная физиономия. На физиономии было написано бесконечное удивление.

– Расслабился и вляпался! – вскричала Мурка.

– Действие лекарства кончилось – и он стал видимым! Как в кино! – завопила Катька.

Но самым странным был крик Вадьки. Он орал:

– Огонь, огонь, огонь! – и отчаянно кликал мышкой.

Но огня не было. Экран вдруг разом погас, скрывая от глаз наблюдателей лицо так некстати подвернувшегося охранника.

– Подвис! Надо перезагрузиться! – Вадька рванул к клавиатуре.

– Ты что делаешь? – изумленно спросила Мурка.

Вадька замер. Мышка выскользнула из его мокрой от напряжения ладони, и он смущенно спрятал руки за спину.

– Я, это… Ну, короче, запутался. – Он запустил пятерню в волосы и поскреб затылок. – Коридоры все эти навстречу, двери… Вроде как «Half life 2»…

Мурка насмешливо прищурилась:

– Ты решил, что ты в компьютерной игре? Во семейка! Катьке невидимки мерещатся, ты Большим Боссом через мышку командуешь…

– Невидимки не могут мерещиться, они невидимые! – обиженно пробурчала Катька.

– Ребята, у Большого Босса проблемы, – напомнила Кисонька. – Надо что-то делать!

– Что мы можем сделать, если он в Лондоне, а мы здесь? – удивился Севка.

– Похоже, он и сам неплохо справился, – сообщила Мурка, потому что темный экран снова зажегся.

Первое, что они увидели, был чересчур любопытный обладатель жирной физиономии. Медленно и печально он валился через перила балкончика. Прямо на лысую голову своего босса. Рухнувшее сверху тело вышибло босса вон из кресла. Парочка бесчувственных мафиози закатилась под стол. Ювелирный менеджер в страхе вскочил…

Дальнейших событий Большой Босс дожидаться не стал. Изображение на экране стремительно съехало в сторону. Навстречу вновь ринулись залы, коридоры, входная дверь открылась, захлопнулась… Большой Босс удирал. Проскочила картинка улицы… И вдруг все успокоилось. На экране была ясно видна дверь в клуб.

– Беги, беги же! – невольно вскричала Кисонька.

Но Большой Босс не двигался.

Створка распахнулась, шарахнув о стену. Наружу высыпала целая толпа народу: охранники, прихрамывающий жирномордый, лысый скупщик драгоценностей, бережно держащийся за свою лысину…

Они оглядывались по сторонам… И никто даже не взглянул на наблюдателя с камерой.

– Снова оневидимился, – авторитетно заявила Катька. – Вторая доза с собой была.

– Ерунда, невидимок не бывает, – без большой, впрочем, уверенности ответил Вадька.

В рабочей комнате опять зазвучал хриплый механический голос:

– Надеюсь, я помог?

– Более чем, – с мечтательным придыханием сказала по-английски Кисонька.

– Он тебя не слышит, – сказал Вадька, быстро набивая ответ. – У него динамик отключен. Чтоб мы своей трепотней не мешали.

Кисонька разочарованно вздохнула, потом лицо ее озарилось восхищением:

– Большой Босс разрешил нам все дело! Можно спокойно сообщать заказчику, что камни подменили ювелиры!

– Ничего он не разрешил! – скептически хмыкнул Сева. – А доказательства где? Что, так и скажем: у нас тут один знакомый английский невидимка видел, как ювелирный менеджер со скупщиком краденного сговаривался? Обсмеют!

– Не обсмеют, – заверил его Вадька. – Мы запись предъявим. – Вадька потянулся к аппаратуре и вдруг замер. – Катька! Ты что, на запись не поставила? – страшным шепотом спросил он.

– А надо было? – растерянно переспросила сестра.

– А еще туда же, к компьютеру лезет! – взвыл Вадька. – Что мы теперь делать будем?

– Не наезжай на нее! – вступилась справедливая Мурка. – Справилась, как могла! Вы шлялись неизвестно где…

– Неизвестно где? – откликнулся оскорбленный в лучших чувствах Сева. – Да мы! Вот! – Он отшвырнул прочь закрывающие тачку тряпки.

Девчонки изумленно уставились на сухонького старичка, безмятежно спящего на дне.

– Чего у вас тута? – высказала общее недоумение Катька.

– Таратута! – зло выкрикнул Сева. – Похищенный ваш! Нате, вернули в лучшем виде!

– Да, в спящем виде он и вправду лучше, – согласился Вадька.

Дедок немедленно приоткрыл мутный глаз. Уставился Вадьке в лицо, перевел рассеянный взгляд на Севку. Глаза его на мгновение прояснились, в них мелькнуло узнавание.

– А-а, тимуровцы! – позевывая, пробурчал дедок. – Убирать, немедленно убирать. Балкончик еще не убрали, да.

– По-моему, спасение жизни вместо одной уборки – это нормально, – быстренько предложил Вадька сонному Таратуте.

– Ты чего? – Катька пожала плечами, удивляясь нерасчетливости брата. – За спасение жизни и десяти уборок мало!

Вадька уныло вздохнул.

– Это в обычной квартире. А если у него… – Вадька кивнул на старика, – что убрать, что с целой бандой справиться – так на так выходит. Как, дедушка, сойдемся?

Но дед не стал торговаться. Он завозился на дне тачке, перевернулся на другой бок и снова заснул, будто в люльке.

– Я стены штурмом брал, с похитителями дрался голыми руками! – продолжал Севка, и было не вполне понятно: то ли он девчонок упрекает, то ли сильно сомневается, стоило ли все это делать ради Таратуты.

– Ножкой стула и одеялом, – педантично поправил Вадька. – И между прочим, не ты один!

– А вы даже внимания не обратили! – разорялся Сева. – Я жизнью рисковал, а вы… Вас только английский невидимка интересует! Вы хоть бы подумали, зачем он от нас невидимится? Может, он урод какой? Или вообще старый? Вдруг ему… тридцать лет? Или сто?

– Он не урод, я знаю! – топнув ногой, вскричала Кисонька. – Мы ведь тоже от него прячемся, а никакие не уроды! И не старые!

– Зато мы дети, – вздохнул Вадька. – Наше счастье, что Большой Босс об этом не догадывается, а то бы не стал с нами дело иметь. А вот чего он сам прячется, действительно, загадка.

– Его дело! Личное! – Кисонька твердо встала на защиту интересов Большого Босса. – Главное, он потрясающий! И в технике разбирается, и дерется!

– Севка зато деда спас! – влезла Катька.

Кисонька осеклась.

– Действительно. Катюша, мы же с тобой поспорили! – вспомнила Кисонька и перешла на шепот: – Ты выиграла! Теперь я должна Севу поцеловать.

Судя по Катькиной физиономии, она готова была сама себе надавать по губам: и за то, что заключила с Кисонькой пари, и за то, что напомнила о проигрыше.

Кисонька тяжко вздохнула, вытянула губы трубочкой и двинулась к Севке.

Катька поймала ее за руку:

– Мы ж с тобой друзья! Не хочешь, ну и не целуйся с ним! Что я, заставлять тебя буду?

– Нет, нет, условия надо соблюдать, – запротестовала Кисонька и попыталась высвободиться.

Катька вцепилась в Кисоньку как клещ:

– Не надо мне ваших поцелуев! Лучше мороженого купишь, пять порций!

Кисонька с сомнением поглядела на ледяной пейзаж за окном:

– Если ты действительно хочешь…

– Еще как, – закивала Катька. – Обожаю мороженое. – Потом тоже глянула за окно и уже менее уверенно добавила: – В любую погоду.

– Что вы там шепчетесь? – раздраженно спросил Вадька. Он сидел у компьютера и зло щелкал мышкой. – Лучше скажите, что мы делать будем? Нет, ну додумалась малая, запись не включить! Все дело насмарку!

– У Большого Босса запись наверняка осталась, – уверенно заявила Кисонька, чем вызвала у Севки очередной всплеск раздражения.

– Представим заказчику отчет, расскажем, что его менеджер общался со скупщиком краденого. Господин Шульман, который у Ольги Матвеевны в салоне был, подтвердит, что она хотела продать свое колье. Значит, не знала про фальшивые камни, – продолжала Кисонька.

– Ничего Шульман не подтвердит, – покачала головой Мурка. – Такие, как он, тайн клиента не выдают. Но он нам все равно поможет! Я ж говорила: знаю, как добыть неопровержимые доказательства против ювелиров.

Мурка вытащила из кармана куртки визитку эксперта по драгоценностям и набрала номер.

– Господин Шульман? – спросила она. – Не возьметесь ли вы выполнить небольшую работу?