Прочитайте онлайн Одиннадцать врагов IT-сыщика | Глава XII. Мужская работа I: Сидя в кустах

Читать книгу Одиннадцать врагов IT-сыщика
2516+1554
  • Автор:

Глава XII. Мужская работа I: Сидя в кустах

– Раньше ты вроде не против был, если Мурка с Кисонькой кому ряху чистили, – вскользь бросил Вадька, когда дверь за девчонками закрылась.

– Ты ищи, чей автомобиль деда украл, – не отвечая, потребовал Севка.

– А чего его искать, вот он. – На экране перед Вадькой красовалась база данных городской автоинспекции. – Адрес есть. Частный дом в пригороде. В таком доме пленника держать милое дело. Никто не увидит, не услышит. Стоит проверить, вдруг дедка в подвале заперли?

Сева поглядел на друга с некоторым разочарованием. Почему-то он надеялся, что поиски владельца машины займут много времени. Девчонки как раз успеют вернуться. С ними спокойнее – как-никак у каждой коричневый пояс по карате!

Но Вадька выстучал несколько команд, ввел в окошко номер машины похитителей, который успела запомнить Кисонька. И вот теперь у них есть адрес и надо ехать! Самим!

– Или Мурку подождем? С Кисонькой? – предложил Вадька.

Этого Севка стерпеть не мог!

– Ты, Вадька, со своей Муркой натуральным подкаблучником стал!

– Мурка каблуков не носит! – обиженно буркнул Вадька.

– Какая разница! Чуть что, за девчонок прячемся, они нас уже и за мужиков не считают! Прекрасно без них обойдемся! Вот как они без нас – это еще вопрос! Ты как хочешь, а я еду деда спасать и никаких Кисонек ждать не стану!

Вадька с сомнением покачал головой, но все-таки поднялся и взял куртку.

– Может, ты и прав… – согласился он. – Попробуем сами, – и вышел за дверь.

Сева некоторое время с досадой глядел ему вслед. Вот как умные вещи говоришь, так до хрипоты спорить готовы, а как фигню какую сморозишь, так пожалуйста, все согласны! И эти люди еще считают себя умными. Презрительно фыркнув, Севка вжикнул «молнией» куртки и отправился следом за другом.

Плотно набитая маршрутка катила между крепкими шлакоблочными домами пригорода. У самой окраины мальчишки выбрались из переполненного салона.

– Фу, духотень какая! – вздохнул Сева и потянул носом вкусный морозный воздух. – А тут классно!

Они пошли по длинной тихой улочке. Из-за высоких заборов лениво побрехивали собаки, да снег тихо поскрипывал под ногами. Нужный дом оказался в самом конце поселка. Он стоял на отшибе, вдалеке от других домов. В набегающих ранних зимних сумерках стены и заснеженная крыша ярко белели. На фоне этой белизны окна казались слепыми темными провалами.

Ребята медленно двинулись по периметру высокого забора. Остановились позади дома.

– Тихо, даже собаки нет, – сказал Сева. – Что делать-то будем?

– Ну-у, – неопределенно протянул Вадька, – девчонки бы через забор перелезли. Одна на другую встали бы – и на ту сторону.

Севка заинтересованно спросил:

– А кто снизу был бы – Мурка или Кисонька?

– Наверное, Мурка, – с некоторым сомнением сказал Вадька.

Сева удовлетворенно кивнул и за рукав потянул друга к стене:

– Тогда становись.

– Почему я? – воспротивился было Вадька, но Севка уже обхватил его руками за плечи и, пыхтя, принялся карабкаться другу на спину.

– Эй-эй, осторожнее, хребет сломаешь. – Вадьке ничего не оставалось, как крепко упереться руками в стену.

Громко сопя и оскальзываясь, Сева наконец встал коленками Вадьке на плечи. И замер в таком положении, крепко обхватив друга за шею и голову. Рукав Севкиной куртки закрыл Вадьке глаза, под тяжестью мальчишку повело в сторону.

– Чего ты качаешься, ты не качайся, – нервно потребовал Севка. – Я ж сейчас грохнусь.

– А ты лезь давай, – сквозь удушающий захват на шее прохрипел Вадька, – я так долго не простою!

Захват ослаб, зато Сева отчаянно вцепился Вадьке в уши!

– Слушай, Кисонька, наверное, по-другому бы лезла! – прохрипел Вадька.

– Мне Кисонька не указ! – дрожащим голосом объявил Севка, но уши отпустил. Придерживаясь руками за стенку, начал медленно выпрямляться. Рифленые подошвы его ботинок елозили Вадьке по плечам…

– Чуть-чуть не достаю, – просипел сверху Сева и… оперся ногой о Вадькину голову. Подошва придавила многострадальное ухо, Вадька вякнул… и тяжесть исчезла. Севка сидел на стене.

– Чего застрял, лезь сюда, – уже бодро скомандовал он, одной рукой крепко цепляясь за стену, а вторую протягивая другу.

Скользя носками ботинок по кирпичной кладке, Вадька кое-как влез наверх и повис, животом навалившись на гребень стены.

– Ну ты и тяжеленный, – хрипло переведя дыхание, прокомментировал Сева.

– А сам-то вообще мне на голову влез и ножки свесил, – огрызнулся Вадька.

Они сидели верхом на стене и разглядывали дворик с гаражом и крепким каменным сараем. Дверь сарая запирал навесной замок.

– Надо прыгать, а то еще увидят, – отдышавшись, предложил Вадька.

– Угу, – согласился Сева. И остался сидеть, с явным сомнением изучая запорошенный снегом бетон под собой.

В одном из окошек вспыхнул свет. Мгновенно, не сговариваясь, друзья ухнули вниз. Правда, ловко приземлиться на ноги, как это делали близняшки, им не удалось. Мальчишки плюхнулись на все четыре конечности, крепко отбив ладони и коленки о бетон. Согнувшись, короткими перебежками двинулись поближе к дому. Перебежки больше походили на пингвинье переваливание. Но к дому они все-таки подобрались. Засели под окнами в густых, плотно сплетенных кустах и принялись всматриваться в разрисованное морозом стекло. В глубине комнаты двигался смутный человеческий силуэт. Вдруг человек подошел ближе к окну… Вадька коротко удивленно хмыкнул.

– Знаю этого дядьку, – шепнул он на ухо Севке. – Он в одном американском фонде работал, а у нас в лицее подрабатывал, биологию преподавал. Уволили его. Из-за меня.

– Из лицея? – уточнил Сева.

Вадька чуть смущенно повел плечом:

– Отовсюду.

– Напряженные у тебя отношения с учителями, – неодобрительно заметил Сева.

Вадька вдруг дернул «молнию» куртки. Вытащил из кармана припадочно вибрирующий мобильник.

– Что делаете? – осведомился голос Мурки.

– В кустах сидим, в засаде, – мрачно буркнул Вадька.

– Да ну? – весело удивилась рыжая. – Мы тоже. И тоже в кустах. Тут в аэропорту такие кустищи по кадкам рассованы – полк солдат спрятать можно. Вот и прячемся.

– От кого?

– Ха, это самое интересное! – хмыкнула Мурка. – От кого мы только не прячемся! Угадай, кто ювелирного менеджера на самолет провожает?

Вадька на мгновение призадумался и выпалил:

– Пилипенко!

– Сообразительный, – похвалила его Мурка. – Тогда еще: кто за ним втихую приглядывает?

Блеснула сумасшедшая догадка:

– Неужели та самая парочка, что за розыском бомбы наблюдала? Что Таратуту уволокла?

– Ну-у, все-то ты знаешь, даже скучно, – разочарованно протянула Мурка. – Они в соседних кустах сидели и прям глаз не сводили! А знаешь, кто к ним потом подошел? Точно не угадаешь! Клуня, вот кто! Тот, что с пистолетом за нами гонялся! Ювелир, приятель нашего заказчика, что про фальшивки ему рассказал.

– Ничего себе! – вскрикнул Вадька в полный голос. Огреб подзатыльник от Севки и снова перешел на шепот: – Это что ж выходит? Ювелир Клуня водится с телефонными террористами? – От полноты чувств Вадька хотел вскочить. Севка, навалившись всей тяжестью, с трудом удержал его на месте. – Как же я сразу не сообразил! Помнишь, он тогда, на презентации у вашего папы, по мобильнику говорил? И назначил какой-то подготовительный заход? Как раз на сегодня назначил! И сегодня опять был звонок про бомбу!

– Вы, между прочим, тоже по мобильнику треплетесь, – пробурчал рядом Севка. – И денежки капают, капают…

– А знаешь, кто еще тут шастает? – продолжала веселиться Мурка. – Так сказать, «до кучи»? Петр Николаевич, заказчик наш! Делает вид, что он тут просто так, погулять вышел. Вроде как привычка: кто-то по утрам бегает, а он по вечерам в аэропорту гуляет. А сам все на ювелирного менеджера позыркивает.

– Вот этого я уже совсем не понимаю, – ошарашенно пробормотал Вадька. – Наверное, он на нас уже не рассчитывает, сам решил разобраться? Сплошные загадки! Вы хоть менеджера-то сфотографировали? – спросил Вадька.

– Обязательно. Пилипенко в аэропортовском буфете пиво допьет, и мы сможем из кустов вылезти. Поедем в офис, Большому Боссу снимок отправлять.

– Как вы его отправите, если я тут? – изумился Вадька.

– Можно подумать, без вас не обойдемся, – фыркнула Мурка. – Катька все сама сделает.

– С каких это пор она такая умная? – Вадька ощутил глухой укол ревности.

– Она тоже в твоем лицее учится, – возразила Мурка. – О, Пилипенко свалил! Все, мы двинули!

– Постой, а как же телефонные террористы?

– Они давно уехали, – сообщила Мурка, – подождали, пока менеджер таможню прошел, сели в «БМВ» и укатили.

У ворот резко прогудел клаксон. Вадька аккуратно выглянул из-за угла дома. Створки медленно разошлись. Во двор вкатил темный «БМВ». Мгновение Вадька пристально глядел на машину, потом быстро спрятался.

– Мурка, ты внимания не обратила, у «БМВ» террористов левая фара побита?

– Конечно, обратила, – охотно согласилась Мурка.

– Тогда все еще смешнее, чем мы думали, – ошеломленно выдал Вадька. – Я эту машину знаю, она каждый день у лицея торчит. Мало того, что ювелир Клуня и наши террористы в сговоре, они еще и раскатывают на «бээмвухе» лицейского военрука!

Мурка тихонько присвистнула.

– Слушай, а как же вы там, если мы тут? Затихаритесь в своих кустах и ждите, сейчас приедем!

– Можно подумать, без вас не обойдемся. – Вадька почувствовал, что Севка прав: кем себя воображают эти девчонки? – Вы фотографию нормально отправьте, с компьютером работать – это вам не руками-ногами махать!

– Как-нибудь без вас разберемся, – обиделась Мурка.

– А мы без вас!

Тут Севка выдернул у Вадьки телефон и нажал кнопку отбоя.

– Ты вообще соображаешь: сидишь в засаде и по мобильнику треплешься? – пробурчал он. – Наговорили – никакой бюджет не выдержит!

– Тихо, – шикнул Вадька, и мальчишки сжались за кустами, остро жалея, что сейчас не лето с его густой зеленью.

Из-за дома показалась процессия. Впереди решительно вышагивал обитатель дома, бывший Вадькин учитель биологии. Следом парами, будто детсадовцы на прогулке, шли недавние похитители Таратуты, а за ними – учитель информатики и лицейская биологичка. Замыкавший процессию мрачный мужик не мог быть никем иным, кроме как ювелиром Клуней. Вся компания столпилась возле кирпичного сарая, загремел тяжелый амбарный замок, дверь отворилась… Пришедшие постояли на пороге, вглядываясь во что-то в глубине сарая. Потом Клуня спросил:

– В себя не приходил?

Бывший биолог покачал головой:

– На уколах держу.

Клуня кивнул. Вадька в кустах тоже. Теперь он знал, что похищенный дедок жив и находится здесь, в сарае.

Замок снова грохнул, защелкиваясь.

– Надо что-то решать, – хмуро процедил Клуня, и вся процессия двинулась к дому.

Мальчишки рванули к окну, поднырнули под подоконник.

– Жучка бы подсадить, не услышим ничего, – бормотал Вадька.

Над головами у них вдруг распахнулась форточка, и в нее потянулась синеватая струйка сигаретного дыма. Слова стали слышны отчетливо, будто мальчишки находились прямо в комнате.

– Старик может всех вас опознать. Такого свидетеля оставлять нельзя, – приказным тоном объявил Клуня.

– Ну и что? – возразил ему женский голос. – Пусть узнает. Ты же сам сказал: опасность есть только во время самого дела! Потом расследования не будет!

«Вот и у этих тоже дело, и они тоже надеются, что расследования не будет, – мелькнуло в голове у Севы. – Прямо эпидемия дел без расследования».

– Я не боюсь милицейского расследования, – терпеливо пояснил Клуня, – но дед способен сдать нас мафии, а это значительно хуже. – Клуня помолчал и наконец тяжело выдавил: – Придется его убрать.

– То есть как? Убить? – откликнулось сразу несколько испуганных голосов.

– Можете не убивать, – покладисто согласился Клуня. – Сделаете дело, сорвете самый большой куш в вашей жизни, уедете жить на Канары… Море, солнце, пальмы, вы сидите в шезлонге, коктейль на кокосовом молоке пьете… – в комнате явно воцарилась атмосфера мечтательности. Вдруг голос Клуни стал резким: – И тут появляются два бритоголовых качка и по почкам вас, по почкам… А потом ножками в цемент и в океан! А все почему: пожалели дедушку – божьего одуванчика, вот он и насвистел мафии, как вы выглядите!

По рядам слушателей прошло волнение. Клуня старательно выдержал паузу и уже другим, успокаивающим тоном доброго доктора добавил:

– Конечно, жаль деда, но что поделаешь, если надо! Да вы не волнуйтесь, не душить же мы его собираемся. Чуть-чуть большая доза лекарства – и все! Старичок ничего и не почувствует. Ну, все согласны?

– Ты же знаешь, мы с тобой всегда согласны, – торопливо сообщил бывший биолог. – Я одеваться пошел, с вами в город поеду. Мне там надо… ну, в общем, надо…

– Да-да, нам тоже придется срочно вернуться, – протрещала биологичка. – Уроки, дети, то-се… Дорогой, ты едешь? – Торопливо простучали каблучки, и училка вылетела во двор. За ней поспешал Луговой.

– Вы остаетесь. – Клуня явно стопорнул готовую смотаться парочку наблюдателей. – Вы старичка привезли, вам и заканчивать. Лекарство в ампуле. – И он тоже вышел на крыльцо. Следом, пришибленно склонив головы, шли похитители деда. Предстоящее дело их явно не радовало.

Клуня остановился возле Лугового:

– Для тебя тоже есть работа. Мальчишка, который тебя на звонке выследил, и его сестрица.

– Всего лишь маленькие дети. Они ничего не поняли! – неуверенно возразил бородач.

– Маленькие дети могут стать причиной больших неприятностей, – наставительно сообщил Клуня. – Следить надо было, чтоб детишки не совались в наши дела.

– Тебя тоже какие-то девчонки подслушали, но ты же их не убиваешь! – защищался Луговой.

– Тогда я сам был виноват, запаниковал, бросился за ними, – самокритично признал Клуня. – На самом-то деле девочки ничего опасного не слышали. И уж, конечно, понятия не имеют, что я звонил тебе. Разве что встретятся с мальчишкой из твоего лицея и сопоставят имеющиеся данные, – Клуня хмыкнул, давая понять, что шутит. – Город у нас немаленький, и такие случайные встречи просто невозможны!

Вадька в кустах тоже тихонько хмыкнул. Случайные невозможны, а вот специальные…

– Но мальчика и его сестру убрать необходимо, – неожиданно заключил Клуня.

– Мы не сможем убить детей, – с нервным смешком сказала биологичка.

– Что ты, нет, конечно. Убивать не будем. Пока, – произнес Клуня. – Привезите их сюда. Пусть посидят до конца дела.

Сева подпихнул Вадьку локтем:

– Опять вас с Катькой выкрасть собираются!

– Ничего, мы привычные, – легкомысленно пожал плечами Вадька.

Клуня с мрачным Луговым и биологичкой уселся в машину, крикнув:

– С дедом не возитесь! Нужно сарай освободить, новые постояльцы вот-вот почтят нас визитом.

– Посидельцы, – тихонько буркнул Вадька. – Только фиг, не рассчитывайте, не почтим.

«БМВ» выкатил со двора. Оставшаяся на крыльце парочка неуверенно переглянулась.

– Тянуть нечего, – сообщила женщина, нервно хрустя пальцами. Она отступила, давая мужчине путь к сараю, где лежал бесчувственный пенсионер. Патетическим тоном, каким в кино говорят женщины, провожающие мужа на фронт, сказала: – Иди!

– Почему я? – возмутился мужчина.

– Ты мужчина! – в голосе женщины проявились визгливо-агрессивные нотки.

– Ну и что? Вон, сколько баб-убийц в истории было! Лукреция Борджиа, например. Кстати, как раз всякими лекарствами людей травила. Так что сама иди!

– А мужики вообще все убийцы! – завопила женщина. – У вас это в крови! Иди, не увиливай!

Пригибаясь, Вадька выбрался из-за дома и двинулся к сараю. Пока на крыльце бушует скандал, они должны вытащить деда. Мельком Вадька подумал, что тетке неплохо бы поучиться у Кисоньки: вон как она на Севу все противные дела перекладывает, тот даже не замечает. Думает, ему комплименты говорят. Недаром Вадьке больше нравится Мурка: та таких штук никогда не проделывает. Тут у Вадьки мелькнуло страшное подозрение: а может, как раз и проделывает? Просто он, Вадька, ничего не замечает? Мысленно пообещав себе додумать неприятную мысль попозже, Вадька запустил отмычку в замок сарая.