Прочитайте онлайн Очень темное дело | Глава IV. Злоключения Петьки

Читать книгу Очень темное дело
3616+948
  • Автор:

Глава IV. Злоключения Петьки

Петька решил поменять сразу сотню. А чего мелочиться? Крым входит в состав Украины, и валюта там украинская, и жить предстоит около двух недель — все равно менять рубли придется.

Меняла попался ему аккуратный и даже предусмотрительный, он сначала сам тщательно отсчитал положенную сумму в гривнах, а потом передал стопку меньших по размеру, чем российские рубли, бумажек в руки Петьки, чтобы и тот все проверил. Петька тоже пересчитал, убедился, что все точно, как в аптеке, только одна банкнота была мятой и немного надорванной. Петька покрутил ее в руках, но решил не придираться, отдал меняле свою сотню, тот быстро прощупал ее, посмотрел на свет и спрятал в карман. Петька уже было развернулся, чтобы бежать за мороженым.

— Стой, погоди, — вдруг остановил его за плечо меняла. — Там у тебя двадцатка рваная, давай поменяю на новую, а то неудобно перед гостями столицы Украины. Ты ведь из Москвы?

— Ага, — улыбаясь, обернулся Петька.

— Ваше «ага» где хошь узнаешь, — усмехнулся меняла. — Давай поменяю.

Он взял из рук Петьки всю пачку банкнот, которую тот не успел еще спрятать, быстро перелистал их и отыскал ту самую, что вызвала сомнение Петьки.

— Эта? — спросил меняла.

— Ага, — еще раз засветился Петька московским аканьем.

— А такая нравится? — Меняла покрутил у Петьки перед носом уже другую, свеженькую бумажку.

— Ну. — Петька подтвердил согласие кивком.

— На. — Меняла приложил эту бумажку к пачке купюр и вернул деньги Петьке.

— Спасибо, — поблагодарил Петька.

— Та ну шо, — прозвучало в ответ.

Довольный удачно проведенной операцией, Петька махнул ожидавшим его ребятам рукой и побежал к лотку с мороженым, предчувствуя, как предстанет спасителем от теплового удара для всей честной творческой компании.

Однако у лотка с надписью «Морозиво» он замешкался: уж больно разнообразен ассортимент вожделенного лакомства. Здесь страдающим от жары предлагалось около десятка всевозможных сортов, просто глаза разбегались. Что же выбрать? Себе-то Петька сразу наметил толстое эскимо в шоколадной глазури, то самое, что ела девочка на зависть их компании несколько минут назад, а вот что брать Феде и Саше, он не знал. Ну как возьмешь, а потом вместо благодарности еще и нареканий не оберешься? Ему вроде помнилось, что Федька не любит эскимо, а предпочитает вафельные рожки и стаканчики. Или как раз наоброт? А о вкусах Саши он и вовсе понятия не имел. Спросить, что ль, сначала?

«Да ну их, — решил Петька, — в следующий раз не будут выступать, возьму всем одно и то же». Он быстро прикинул в уме, сколько должен заплатить, посмотрел на зажатую в руке пачку денег, отвернул верхнюю купюру в поисках бумажки помельче достоинством, и сердце у него екнуло. Он торопливо зашелестел только что обмененными деньгами и враз похолодел без всякого мороженого. Денег на самом деле почти не было… Настоящей оказалась лишь та новая двадцатка, на которую заменил рваную купюру приветливый меняла. Остальные же являли собой небрежно нарезанные листочки обычной бумаги, правда, с изображением всего того, чему полагается на настоящих банкнотах. «Цветной принтер», — с ужасом догадался Петька и резко обернулся туда, откуда только что прибежал. Но никакого менялы уже не было и в помине. Его очень легко было бы заметить даже в толпе, этого подлого малого, по клетчатой рубашке и синей бейсболке, однако как ни всматривался Петька, ничего подобного так и не увидел. Меняла будто испарился.

«Бли-и-ин», — только и смог протянуть Петька, и то про себя. Но он ведь не мог далеко уйти, этот псевдоуслужливый жулик, что так расположен к гостям столицы Украины… Где же он? Петька лихорадочно завертел головой в поисках синей бейсболки. Не растворился же этот тип в воздухе!

— Вот ведь блин! — произнес Петька, на этот раз вслух, и вдруг нужный ему головной убор мелькнул на другой стороне площади, там, где от нее отходила неширокая улица, поднимавшаяся в горку и ведущая в город, из-за крыш которого выглядывал крепкий и основательный, очень просторный собор. Сорвавшись с места, Петька со всех ног бросился вдогонку за обманщиком.

Это было не так-то легко — бежать, лавируя между машинами и суетливых людей с вещами и без. Да еще трамвай, прозвенев над ухом, загородил на несколько мгновений Петьке не только путь, но и весь обзор вместе с объектом преследования.

— Ну давай, давай, монстр, — подгонял Петька неповоротливый транспорт из прошлого. Слава Богу, когда трамвай проехал, повернул и загромыхал, позванивая, по середине нужной Пете улочки, синяя бейсболка еще маячила ориентиром в самом ее начале. Проскочив сразу же за хвостом трамвая, Петька бросился через оставшуюся часть площади что есть духу, благо и народу на этой стороне почти не было. Зато было много машин, и сразу легковушки взвизгнули тормозами, пропуская несущегося сломя голову парня.

Петька выскочил на тротуар и помчался вдоль трамвайных путей. Синяя бейсболка заметно приближалась с каждой секундой его бега. Их разделяло уже не больше десяти шагов, а преследуемый, похоже, ничего не подозревал, все так же спокойно шагая по тротуару в череде пешеходов. Петька еще поднажал и уже мысленно пытался представить себе, что он скажет, настигнув своего обманщика, как вдруг из-за спины встречного прохожего вынырнул пацан лет девяти прямо ему под ноги. Как ни старался Петька остановиться, столкновения избежать не удалось. Мальчик шлепнулся от толчка на жесткий шершавый асфальт и через секунду огласил пространство обиженным и испуганным воплем. Петька замер над ним, растерянно моргая.

— Шо? Шо-о?! — услышал он у себя за спиной грубый мужской голос, и тут же чья-то твердая рука капканом вцепилась ему в плечо. — Ты шо, совсем сдурел? Куда летишь, шо, людей не видишь?

— Вконец обнаглели, — остановилась рядом какая-то женщина, — убьют и не заметят, с жиру все бесятся.

— Извините, — испуганно промямлил Петька.

— Шо извините? — оборвал его тот же голос, и неумолимая сила развернула Петьку на месте так, что он оказался лицом к лицу с крепким высоким мужиком грозного обличья. — Шо извините? — распалялся мужик. — Шо ему твое «извините»? Мы сейчас посмотрим, шо ты ему еще сделал?

— По шее ему, по шее, — подскочила, сверкая карими глазами, еще одна женщина, может быть, мамаша паренька, потому что она склонилась над упавшим и громко запричитала, осматривая его ссадины.

— Да я не нарочно, — бездарно оправдывался Петька.

— Шо не нарочно? Слепой, чи шо?

— Куда только родители смотрят? — подхватила та женщина, что остановилась около Петьки первой.

— Та шо им родители? Какие у них родители? — отвлеклась от своего пострадавшего чада вторая. — Какие детки, такие и родители. Милиция куда смотрит?

— А шо милиция? — раздался рядом новый, совсем спокойный и чуть глуховатый голос. — Кто звал милицию? В чем дело?

Петька обернулся и увидел человека в знакомой ему форме, но с украинским позолоченным трезубцем на кокарде фуражки.

— Да вот летит, людей не видит, пацана едва не убил! — Железная рука, встряхнув, выпустила Петькино плечо.

— Куда так торопимся? — деловито поинтересовался украинский милиционер.

«Это даже хорошо, что тут мент», — мелькнуло у Петьки в голове, он постарался успокоиться, глубоко вздохнул и выложил:

— Меня обокрали!

— Шо-о? Кто тебя обокрал? — возмутился все тот же мужик.

— Меняла, — обернулся к нему Петька. — Я хотел разменять сто рублей, чтобы купить мороженого, а он мне вот что подсунул.

Петька протянул милиционеру руку с пригоршней уже смятых фальшивых бумажек.

— Ну и шо? — не унимался мужик. — Поэтому надо людей топтать?

— Да я гнался за ним, — объяснял Петька, для убедительности прижимая к груди раскрытую ладонь. — Он по мосту уходил, на нем бейсболка синяя. А мальчик мне случайно под ноги сунулся, я не успел остановиться, извините.

Вроде бы Петькины объяснения и извинения убедили, потому что он отвернулся и, подойдя к женщине, стал помогать поднимать с асфальта сбитого Петькой паренька.

— Понаехало тут, — только и процедил он сквозь зубы, да и то явно для того, чтобы с достоинством завершить инцидент.

— А почему деньги разменивал не в пункте обмена? — строго спросил милиционер.

— Так у меня паспорта еще нету.

— А родители есть?

— Есть, — промямлил Петька, понимая, что разговор принимает совсем нежелательное для него направление.

— А где родители?

Петька склонил голову и замолчал, как он всегда делал в школе, когда приходилось держать ответ перед завучем или директором за очередную выходку.

— Родители где? — повторил свой вопрос милиционер.

— Та отпустите его, — неожиданно вступилась та женщина, которая первой набросилась на Петьку с укорами. — И так парня обманули.

— Всех отпустим, кого надо, — отклонил ее заступничество милиционер. — Вы хотите тоже дать показания?

Женщина вздохнула, покачала головой и пошла прочь, изредка оглядываясь через плечо.

— Ну так шо? Пройдемте? — спросил Петьку милиционер.

— Отпустите меня, — загундел задержанный. — Чего я сделал-то?

— Пройдемте, — уже совсем уверенно сказал милиционер и взял Петьку за локоть.

Он сжал ему руку совсем не так больно, как перед этим мужик. Но Петька сразу почувствовал, что от его хватки освободиться будет еще труднее. Да и бежать было особенно некуда, люди кругом. Петька беспомощно огляделся, но в следующий миг лицо его просветлело до радостной улыбки.

— Погодите, погодите, оставьте мальчика. Что такое стряслось? — Со стороны вокзала, обгоняя идущих по тротуару людей, к ним спешил встревоженный Борис Вениаминович.

— Что случилось, Сережа? — спросил он, останавливаясь рядом, склоняясь к Петькиному лицу и одновременно хитренько подмигивая.

— Да вот задержали, — не очень уверенно отозвался Петька.

— Так, а вы кто будете? — тут же поинтересовался милиционер.

— Я его отец. Вот паспорт. — Борис Вениаминович, не дожидаясь дополнительной просьбы, полез в карман и извлек оттуда документ.

— А вкладыш на него есть? — Страж порядка со всей ответственностью подошел к своим обязанностям.

— Вот, в конце посмотрите. — Борис Вениаминович с готовностью помог ему найти необходимую бумажку.

— Где остановились? — продолжал выяснять подробности дотошный милиционер.

— Мы проездом, только что с поезда, а сейчас в Крым. Нас уже машина ждет на площади.

— А второй ваш сын где?

— В машине, — охотно объяснил Борис Вениаминович, — можем пройти, сами посмотрите.

— Не треба, — успокоился милиционер, отдавая паспорт. — Не отпускайте больше его одного и денег столько не давайте. Его уже на сотню нагрели. Ну, да он сам вам расскажет.

— Как же так, Сережа, только на минуту я отлучился, — как заправский артист, сокрушался Борис Вениаминович. — Куда же ты ушел?

— За преступником гнался, — усмехнулся милиционер. — Ладно, парень, больше не попадайся. А вы, папаша, приглядывайте за сынком.

Едва милиционер повернулся и неспешно пошагал куда-то прочь по своим делам, Борис Вениаминович схватил Петьку за руку, сказал одно лишь слово: «Пойдем», — и потащил его назад, в сторону привокзальной площади.

— Куда мы? — поинтересовался Петька.

— Идем, идем. К машине.

Борис Вениаминович шагал очень быстро, короткие фразы бросал на ходу, что не располагало к обстоятельной беседе, и Петька решил отложить ее до того момента, когда они все соберутся вместе в более подходящих условиях. Например, в салоне автомобиля. По пути в Крым у них будет еще достаточно времени, чтобы наговориться и решить все вопросы.

Вскоре, еле поспевая за археологом, Петька вернулся почти к тому же месту, откуда началось его приключение, Борис Вениаминович подвел его к стоящим у обочины стареньким, потертым на боках «Жигулям» красного цвета и, распахнув дверцу, жестом хозяина пригласил в салон.

— А Федька с Сашей? — остановился у дверцы Петька. В автомобиле сидел, как всегда, что-то жующий Мишаня, еще какой-то незнакомый мужчина за рулем, но Петькиных друзей не было.

— Садись, садись, все в порядке, — подтолкнул Петьку в спину Борис Вениаминович.

Петька глянул ему в лицо — археолог беспокойно озирался, шныряя взглядом во все стороны.

— Где они? — все еще медлил в нерешительности Петька.

— Садись, говорят, все в порядке. Здесь долго стоять нельзя. — Борис Вениаминович еще сильнее подтолкнул Петьку.

— Да где они? — повторил тот, но занес одну ногу внутрь.

— Садись, садись. — Борис Вениаминович попросту запихнул Петьку на заднее сиденье и захлопнул за ним дверь.

— А где…

— Забрали их, забрали, — оборвал последний Петькин вопрос Борис Вениаминович и сам быстро уселся рядом с водителем.

— Куда забрали? — всполошился Петька, хватаясь за ручку двери.

— Сиди, все в порядке. — Развернувшись, археолог удержал Петьку на месте и тут же пальцем вдавил кнопку дверного запора. — Сиди. Поехали, — скомандовал он уже водителю. — По дороге сейчас все объясню.