Прочитайте онлайн Очарование | ГЛАВА 22

Читать книгу Очарование
4716+1175
  • Автор:
  • Перевёл: А Жукова
  • Язык: ru

ГЛАВА 22

— Она совсем одна.

Адам проглотил второй стакан виски и снова наполнил его, уставившись на сплошную снежную пелену за окном.

— Она совсем одна в этой чертовой метели, первой в эту зиму.

— Сейчас ты ничего не можешь сделать, — в сотый раз повторила ему Кармел. — Она укроется в фургоне, пока все не успокоится. С ней будет все в порядке.

Этими словами она хотела успокоить его, но Адам уловил некоторую неуверенность, которую она не смогла скрыть.

В доме все еще слышался плач и крики Дейни. Чувствуя себя преданной Кармел и Адамом, она позволяла только Джин утешать себя. И даже потом малышка не успокоилась. Адам был уверен, что отъезд Бренди оставил ее с ужасным чувством невосполнимой потери. Бренди и Дейни были всем друг для друга. Без Дейни Бренди была совершенно одинока в этом мире.

— Почему она уехала? Я понимаю, что она должна была расстроиться, узнав об отце. Но ей не следовало бы быть одной в такое время.

— Она хотела, чтобы Дейни осталась с нами. Решила, что для ребенка будет лучше жить нормальной жизнью.

— Но Дейни — это все, что осталось от ее семьи. Бренди любила ее больше жизни.

— Да. И поэтому она так и поступила.

Сверху донесся еще один крик, и Адам стукнул стаканом о стол. Он больше не мог выносить плач девочки. Сердце его разрывалось. Он попытался уверить Дейни, что с ее сестрой будет все в порядке. Бренди знала, как переживать бури. Но вера Адама в способность Бренди противостоять невзгодам быстро улетучивалась, по мере того как возрастало его беспокойство. Он представлял себе самые ужасные несчастья, которые могли случиться с ней, начиная с того, что она могла заблудиться, и, кончая нападением диких зверей. Адам не мог оторвать взгляд от окна. Черт возьми, он мог почти поклясться, что метель усилилась.

— Я поеду за ней. Она не могла еще добраться до соседнего города. И я не знаю, что она будет делать в такую метель. — Адам встретил понимающий взгляд Кармел и добавил: — Кроме того, она не имела права так обижать ребенка.

Он направился к двери.

— Адам!

Обернувшись, он решительно посмотрел в лицо Кармел:

— Не пытайся останавливать меня. Я уже все решил.

Кармел покачала головой:

— О, я и не думаю останавливать тебя. Я понимаю, что было бы глупо даже пытаться.

Но прежде чем поехать, ты должен быть уверен, по какой причине ты делаешь это. Все твои извинения будут совсем не то, что Бренди надо будет услышать от тебя. Не привози ее назад, если ничего не изменилось. Это только снова обидит ее.

— Я никогда больше не обижу ее, тетя Кармел. Я клянусь, что ничто никогда не обидит ее, если она только согласится вернуться.

«А Бренди просто придется вернуться», — с отчаянием подумал он. В противном случае боль, раздирающая его грудь, никогда не прекратится.

— Ты должен быть уверен, что хочешь именно этого, прежде чем поедешь за ней, — предупредила его Кармел.

— Не волнуйся. Я никогда не хотел ничего больше этого. — Адам поцеловал ее в щеку и бросился в свою комнату.

Он надел еще одну пару носков, фланелевую рубашку и теплый плащ с капюшоном. Сдвинув шляпу на затылок, сбежал вниз по лестнице. Помедлив у двери в гостиную, он широко улыбнулся тетке.

— Скажи ей, чтобы прекратила свой кошачий концерт, — попросил он Кармел, показывая наверх. — Я привезу ее сестру, даже если мне придется перекинуть ее через плечо, как индюшку на День Благодарения.

Кармел ахнула, увидев его радостную улыбку, и прижала к сердцу дрожащую руку. Она так долго ждала, надеясь увидеть его счастливым. Кармел молилась, чтобы ему удалось вернуть Бренди домой. Если этого не произойдет, то улыбка долго еще не появится на его лице.

— Будь осторожен, — крикнула она.

Но Адам был уже за дверью. Кармел выглянула в окно и увидела, как он перепрыгнул через низкую изгородь, торопясь к конюшне.

Бренди задрожала и натянула на ноги тяжелое стеганое одеяло. Боль тонкими иглами пронзила ее пальцы в перчатках, когда она сжала поводья.

Какой дурой она была, когда попыталась уехать в метель. В последние часы снегопад усилился, и теперь она боялась остановиться. Неизвестно, сколько еще продлится эта буря. Если она укроется в фургоне, то окажется в снежной ловушке, пока не растает снег. А у Сол не будет даже укрытия.

Проклиная свою глупость, Бренди снова заорала на старую кобылу. Но Сол не нравилось, как снег набивается в ее гриву, и она дико махала головой.

Почему она не осталась в Чарминге? Бренди не знала даже, где находится ближайший город. Она могла ехать днями, не обнаружив никаких признаков жизни. Бренди не знала, сколько еще продержится Сол.

Глаза ее наполнились слезами, но ветер смахнул их, прежде чем они смогли пролиться. Бренди скучала по Адаму, Дейни и Кармел. Она никогда не была одна и обнаружила, что вся ее самоуверенность и решительность остались с теми, кого она любила.

— Иди, девочка! — громко крикнула Бренди.

Сол с негодованием заржала, когда ее ноги утонули в сугробе. Лошадь взбрыкнула, освобождая копыта. Фургон остановился, и Бренди осмотрелась. Снег становился все глубже и доходил уже до осей колес.

— Я сделала большую ошибку, Сол, — сказала Бренди, туго натягивая поводья. Она тянула направо до тех пор, пока Сол не повернула. — Но, может быть, еще не слишком поздно все уладить.

Бренди звучно стегнула кобылу. Сол бросилась вперед, волоча фургон обратно по дороге, по которой они приехали.

Снег облепил поля шляпы Адама, пригибая их своим весом почти до самых глаз. Он снял шляпу, отряхнул влажные хлопья и снова надел ее на голову.

Несколько раз Адам сбивался с дороги, поскольку ее изрытая колеей тропа была скрыта под снегом. Следы, оставленные Бренди, были запорошены. Адам понимал, что гонится за призраком. Здравый смысл приказывал ему вернуться в город, но в ушах все еще звучал плач Дейни. Вернуться без Бренди он не мог.

Он любил Бренди. Почему так долго он не понимал этого? Он должен найти ее. И не только ради Дейни. Адам чувствовал себя так, словно его собственная жизнь зависела от ее постоянного в ней присутствия.

Адам продолжал скакать сквозь непрекращающийся водопад холодных снежных хлопьев. Штанины его брюк промокли и замерзли, но он отказывался повернуть в город.

Если бы он был уверен, что Бренди уехала на юг, но это было всего лишь предположением. Если бы только этот проклятый снег не скрыл ее следы. Если бы только он сказал ей, как сильно любит ее.

Теперь все свелось к одному. Он должен найти ее, должен дать ей понять, как много значит она для него. Все остальное не имеет значения.

С наступлением вечера стало темно. Если он скоро не повернет назад, то заблудится в этой метели. Его штаны примерзли к седлу, руки закоченели. Адам чувствовал, как лошадь под ним вздрагивала от холода.

Придется ему вернуться. Не желая даже думать о жизни без Бренди, Адам успокаивал себя, что это только временно. Как только прекратится снег, он поедет снова. Она не могла далеко уехать в своем фургоне. Он отыщет ее. И да поможет ему Бог, но он никогда больше не отпустит ее!

Перед тем как повернуть к городу, Адам решил немного проехать вперед. Конь фыркнул, и вокруг его морды закружился густой туман. Каждый шаг, который делал конь, тяжело отдавался в сердце Адама. Ему не хотелось возвращаться без Бренди. Он не сможет смотреть в лица Дейни и Кармел. Они надеялись на него.

Чувствуя, что не оправдывает ничьих надежд, Адам заметил впереди что-то темное, наполовину занесенное снегом. Сквозь плотно валивший снег он разглядел ярко-оранжевый с зеленым фургон Бренди. Его охватило волнение, громко застучало сердце.

Но когда он поспешил к фургону, сердце резко остановилось и снова в ужасе забилось, фургон оказался брошенным. Кобылы Бренди нигде не было видно.

Адам пришпорил коня, но бедное животное смогло продвинуться только на несколько футов. Снег падал с северной стороны фургона и уже засыпал его почти до самой крыши. Другая сторона была свободна от снега, и Адам, соскочив на землю, направился к двери и рывком открыл ее.

— Бренди! — крикнул он, так торопливо влезая в фургон, что задел головой притолоку. Адам пригнулся и быстро осмотрелся. Все выглядело так же, как в последний раз, когда он был здесь, кроме одного: Бренди явно здесь не было.

Почему она оставила свое убежище? Что-нибудь случилось с Сол? Не бредет ли где-нибудь Бренди, заблудившись в этой метели?

Адам не имел представления, как далеко он отъехал от города, но, по крайней мере, он знал одно: ее фургон был повернут в сторону Чарминга. Что бы ни случилось, Бренди была на пути назад. Теперь у Адама была подсказка, и это придавало ему силу, необходимую для того, чтобы продолжать поиски Бренди.

Он вернется в город и организует поиск. Помогут все — они любят Бренди. Теперь, когда он знает, с чего начать, он сумеет найти ее. Альтернатива была слишком страшна, чтобы даже думать о ней.

С новым воодушевлением Адам оглядел облака над головой. Снегопад немного стих, и Адам разглядел половинку луны сквозь бегущие тучи. Почти в полной темноте он направил коня на север.

Сол пронзительно заржала, споткнувшись, и Бренди тяжело упала на бок. Без седла она не смогла удержаться, и ее нога в башмаке скользнула с лошадиного бока. Сол тихо остановилась, и Бренди приземлилась в сугроб. Погрузившись по шею, она ощущала, как жуткий холод проник сквозь ее рваные перчатки и потрепанную куртку.

— Вместо того чтобы выказывать свою гордость, мне надо было взять пальто и перчатки, которые предлагала Кармел, — сказала Бренди сквозь стиснутые зубы.

Сол в ответ заржала, и ореол ледяного воздуха окружил морду кобылы.

С трудом встав на ноги, Бренди отряхнулась от снега. По крайней мере, снег смягчил падение, и она не ушиблась. Но башмаки промокли насквозь, и две пары чулок не могли спасти ее от холодной сырости.

Сол выдохлась почти сразу после того, как они повернули к городу. Оберегая свою покалеченную ногу, лошадь заржала и остановилась, отказываясь идти дальше. Бренди решила выпрячь кобылу из фургона и вернуться в город верхом. Теперь Сол отступила и заржала, дико вращая глазами.

— Ты снова ушибла ногу, да, старушка? Дай мне взглянуть.

Наклонившись, чтобы осмотреть поврежденную ногу, Бренди увидела, что припухлость появилась снова. Снегопад продолжался, хотя немного уменьшился. Оглядевшись, Бренди поняла, что в какой-то момент сбилась с пути. А после своего падения почувствовала, что потеряла ориентиры. Едва заметный свет луны — единственное, что могло помочь ей найти дорогу. Взяв поводья, Бренди успокаивающе прошептала испуганному животному:

— Пошли, девочка, впереди у нас длинный путь.

Держа поводья замерзшими руками, Бренди пошла через глубокие сугробы. Заставляя себя переставлять ноги, она старалась не обращать внимания на острое покалывание в пальцах рук и ног. Лицо ее помрачнело от беспокойства. От долгой ходьбы по сугробам можно было обморозиться или, хуже того, замерзнуть. Бренди видела раньше результаты воздействия холода и понимала, что может никогда не добраться до города.

Через час Адам увидел вдали слабое свечение. Он больше не дрожал от холода. Он высматривал Бренди по дороге, но не видел ни ее, ни Сол. Адам не мог даже подумать, как посмотрит в глаза Дейни и Кармел. Только его решимость найти Бренди целой и невредимой давала ему силы продвигаться вперед.

Адам понимал, что ему надо согреться, прежде чем отправиться на поиски, иначе он рисковал сильно обморозиться. От этого ни ему, ни Бренди хорошо не будет. «Я отдохну всего несколько минут», — уверил он себя. Беспокойство не позволяло ему тратить на это больше времени.

Не останавливаясь у конюшни, чтобы поставить туда лошадь, Адам сразу направился к освещенному окну гостиной Кармел. Он привязал серого за кухней под навесом. Войдя с черного хода, потопал, чтобы стряхнуть снег с ботинок. Никогда он так не замерзал. Даже не мог стянуть перчатки: они примерзли к рукам.

Адам вошел в холл и оглянулся. Никого. Неужели Кармел уже легла спать? На нее это непохоже — уйти спать и оставить горящими лампы.

Придется разбудить ее и рассказать о фургоне Бренди. Горя желанием поскорее начать поиски Бренди, Адам позвал Кармел. В уме он уже составлял план, сколько человек ему надо и с кем легче всего связаться. Дом Кармел будет штабом, и мужчины будут выходить отсюда группами. Так они смогут прочесать большую территорию, и тем самым шансы найти Бренди увеличатся.

— Кармел! — снова позвал Адам.

Когда он появился на пороге гостиной, сердце его остановилось. Долгое мгновение ему казалось, что у него галлюцинация. Потом она медленно обернулась, словно почувствовав его взгляд.

— Бренди?

Счастливые слезы подступили к его глазам. Бренди шевельнулась, словно собираясь броситься в его объятия. Но остановилась, нервно сжимая руки. Она неуверенно улыбнулась ему и кивнула.

Все еще не веря собственным глазам, Адам вошел в теплую комнату. Кармел не было в гостиной, но в камине жарко горел огонь, а на овальном столе в центре комнаты стояли две чашки с горячим какао.

«Уютная сценка, — подумал Адам с внезапным гневом. — Пока я замерзал, разыскивая ее в метели, Бренди попивала перед камином какао с моей тетей».